Гендерные аспекты сексуального насилия

ГЕНДЕРНЫЕ АСПЕКТЫ СЕКСУАЛЬНОГО НАСИЛИЯ

Центр Сестры работает в Москве с 1994 года. В 1992 году несколько человек, занимающихся психологической реабилитацией детей в Институте детства, столкнулись с тем, что абсолютно нет никакой методики или плана как помогать тем, кто пережил сексуальное насилие. Сексуальное насилие проблема сложная, вызывающая множество побочных эффектов. И кажется необходимость реабилитации бесспорна, тем не менее, сопротивление встречается на любом уровне: на уровне медицинской помощи, когда врачи не замечают, что это было сексуальное насилие, когда врачи унижают или отказываются помогать; когда милиция серьезно травмирует пострадавших; когда живущие рядом (родные, близкие, друзья и соседи) начинают обвинять, показывать негативное отношение, еще раз травмируя пострадавших. Бывают случаи, когда женщины, пережившие сексуальное насилие не смогли адекватно отреагировать на эту ситуацию, не получили никакой помощи, прожили с этим чувством вины всю жизнь. Первые годы работы Центра «Сестры» мы получали обращения в основном от людей, которые пережили это 20 - 25 или 30 лет назад. Они первый раз в жизни получили возможность рассказать, что с ними случилось.

На этапе регистрации Центра долгое время нам возвращали документы, говоря что такой проблемы в России нет и такой организации быть не может. Нам пришлось обратиться к юристам и в 1994 году Центр был зарегистрирован. 14 апреля мы открыли телефон доверия, он работает все это время без перерывов. Телефон доверия – это наша основная работа, мы оказываем экстренную помощь. Понятно, что никакой терапии по телефону мы провести не можем. Мы помогаем осознать ситуацию, и понять в каких направлениях человек может идти. Мы в первую очередь даем информацию. Пережитое сексуальное насилие порождает три глобальные проблемы: юридическую, медицинскую и психологическую. Во всех направлениях есть четкий путь – что делать. Часто человек настолько растерян, что он просто не знает, как ему поступать, что первично: материя или сознание. Как дальше себя вести, чтобы потом не жалеть об этом. Мы обсуждаем это: что можно сделать с точки зрения защиты его прав, что человек может сделать для защиты своего здоровья; что можно сделать, чтобы обрести хотя бы какое-то спокойствие. Если есть необходимость, с нами сотрудничают юристы, которые помогают в том, чтобы обращаться в правоохранительные органы.

Раньше в нашем Центре было направление Социальная адвокатура, когда представитель Центра помогал защищаться в суде и имел возможность выступать от имени общественной организации (общественный обвинитель). Сейчас такого выхода в судебный процесс мы не имеем, так как уголовно-процессуальный кодекс изменился, и институт общественной защиты из законодательства убрали. Есть возможность выступать как представитель потерпевшего, но, к сожалению, у нас нет профессиональных адвокатов в Центре, поэтому мы не можем взять на себя эту ответственность. Но мы приходим на такие судебные процессы, и чаще всего адвокаты привлекают нас как косвенных свидетелей.

У нас работают психологи, к которым можно прийти на индивидуальную консультацию. Кроме этого у нас есть база данных по медицинским учреждениям. Мы всегда выясняем, сколько это стоит. Ситуация с медицинскими организациями достаточно сложная: либо они привязаны жестко территориально, то есть обслуживают жителей одного района, либо их услуги являются платными. Бывают ситуации, когда человек не хочет идти в поликлинику по месту жительства, чаще всего это происходит вне рамок обязательного медицинского страхования, коммерческими медицинскими организациями, которые предоставляют свои услуги на анонимной и платной основе.

Помимо этого, в центре работает образовательное направление, в рамках которого анализируется та информация, которую мы получаем с телефона доверия. Разрабатываются тренинги. Мы начали с тренинга для молодежи «Техника ненасильственного поведения», которой помогает осознать, что есть насилие в межличностных отношениях. Гендерные стереотипы особенно у молодежи очень сильно влияют на поведение. Считается, что юноши и мальчики должны быть брутальны, настойчивы, они должны доказывать, что они уже мужчины не потому, что они сами сомневаются в этом, а потому что в их среде нужно доказать, что он «крутой мачо». Для них важно начало отношений с девушкой и доведение этих отношений до начала сексуальной жизни. Они это обсуждают в своей среде. И сомневающийся молодой человек воспринимается своими друзьями, как недостаточно еще мужчина. Это вызывает насмешки и т.п. Поэтому они считают, что их настойчивость есть доказательство их мужественности. Именно ради этого, мы проводили тренинги, чтобы понять – нужна ли настойчивость или важнее умение говорить.

Первый тренинг был разработан центром в 1996 году. Мы пошли с ним в школы. В принципе мы говорили, что хотим работать с 9-11 классом. Но чаще всего нас приглашали для 11 класса. Эти тренинги показали, что это уже поздно и очень поздно. Мы имели до 40% от количества присутствующих на тренинге людей, заявивших о том, что первый сексуальный контакт был насильственный. После этого мы создали программу для детей от 4 класса «Мои права – права человека». О сексуальном насилии там нет ни слова. Мы говорили детям о том, что их никто не имеет право трогать или заставлять их что-то делать. Мы им давали информацию, которую не любят давать родители и учителя. Это информация о том, кто защищает право ребенка. Дети не знают, к кому обращаться, если их бьют дома. Они не знают, что есть инспектор по делам опекунства и детства. Сложился устойчивый миф о том, что инспектора по делам несовершеннолетним занимаются исключительно несовершеннолетними преступниками. Дети не знают, к кому обращаться, если что-то не так, если нарушается их право. Нет никого, кто бы им помог, чтобы осознать, что вообще происходит. Рассчитывалось на то, что этот тренинг будут проводить не сотрудники центра «Сестры», а учителя в рамках учебного процесса в том предмете, в котором они сочтут нужным. Это компьютерная программа для маленьких детей в виде мультика (сказка «Буратино») и сюжета. Для более старших школьников были разработаны психологические и юридические тесты.

Помимо работы с подрастающим поколением, нужно работать и со взрослым населением. Мы стали готовить программы для профессионалов, работающих с людьми, пострадавшими от сексуального насилия. Мы сделали образовательную программу для врачей клинических служб, как оказывать помощь пережившим сексуальное насилие без потери доказательной базы. Потому что это одна из страшных проблем. Если в результате сексуального насилия происходят телесные повреждения, то человек стоит перед выбором – что ему важнее, защита его прав или медицинская помощь. Чтобы сохранить доказательную базу, нужно не так много. Мы разработали форму карты осмотра потерпевшего, которая могла бы помочь в ходе расследования. 60 % женщин – гинекологов в процессе тренингов заявили, что они в своей жизни пережили сексуальное насилие и не считают нужным помогать своим клиенткам, потому что когда с ними это случилось им никто не помог. То есть, там, где мы как женщины могли бы быть уверенными, что приходя к врачу- гинекологу, тебя поймут, оказывается, что та же самая беда мешает врачам оказать качественную помощь.

Мы также работаем с юристами и адвокатами, чтобы им было понятно, как вести эти дела. По делам о сексуальном насилии часто возникает «вилка», с заявлением человек приходит в отделение милиции и первая беседа состоится с представителем милиции. Затем через несколько дней дело передается в прокуратуру. Человека вызывают еще раз и проводят ту же самую беседу. Смена дознавателя очень сильно травмирует пострадавшего. Следователи очень не любят эти уголовные статьи. Прокуратура всячески старается эти дела не брать. Хотя по закону закрыть дело до суда нельзя, тем не менее у них есть вариант, когда они приостанавливают дело, так как они не могут найти преступника – дело сдается в архив и никакого движения дальше.

Мы привлекаем к образовательной деятельности педагогов, чтобы люди имели возможность идентифицировать и выявить жертву сексуального насилия. В нашем мире существует устойчивый миф о том, что детей не насилуют. Поэтому когда ребенок с явными для профессионала проявлениями насилия, находится в детском саду, то вся администрация детского сада и даже врач это идентифицируют как половую распущенность ребенка и даже не задаются вопросом почему это происходит. Безусловно, в таком контексте необходимо повышать их профессионализм. Люди, работающие с детьми, обязательно должны знать об этой проблеме и уметь идентифицировать эту ситуацию.

По информации психологов и психоаналитиков, каждая вторая женщина, которая приходит на прием рассказывает хотя бы об одном факте пережитого сексуального насилия, чаще всего их несколько. Может быть, эти факты не идентифицированы как сексуальное насилие, но это могли быть насильственные действия сексуального характера. Это могли быть травмирующие ситуации, например приставания в общественном транспорте, когда кто-то нарушает ваше личностное пространство, совершая какие-то сексуальные действия. В принципе, если вы ничего подобного не вспомните – вы счастливые люди.

В год Центр получает около 3,5 – 4 тысяч звонков. Это не та цифра, которая характеризует масштабы сексуального насилия в Москве. Думаю, что цифра реальная гораздо больше. Для примера, по статистике отдела исполнения наказаний МВД у них за год 6,5 тыс. обвинительных приговоров по всей России по этим статьям. Эти цифры дают понять, насколько это скрытое преступление, насколько оно умалчиваемое всеми теми кто пострадал, и теми кто это делает. На данный момент уже стыдно было бы кому-то громко рассказывать о том, как он кого-то изнасиловал. Еще лет 10 назад это было не стыдно. Сейчас общество немного изменили свое отношение к этому.

Пострадавший человек нуждается в долгосрочной помощи. Ему нужна помощь не только в защите его прав в судебном процессе, ему нужна помощь, чтобы восстановить свою картину мира. Мы живем и у нас у всех есть понимание, как устроен этот мир, что есть правда и что есть ложь. Мир не настолько страшный и агрессивный, есть вещи, которые принадлежат только мне. В том числе только мне принадлежит моя сексуальность, никто из нас не задумывается о том, что кто-то может присвоить себе право распоряжаться моей сексуальностью. Это все равно, что распоряжаться моими руками, ногами, головой. Сексуальное насилие - это настолько массивная атака на человеческое сознание, что рушится картина мира. Чтобы вернуться в исходное состояние, чтобы найти своем место в мире - нужно много времени.

Необходимо время для физического восстановления. Это был нежелательный контакт. Это встреча с чуждой микрофлорой, которая может вызывать различные заболевания, передающиеся половым путем. В момент изнасилования редко кто думает о безопасности в отношении таких заболеваний. Редко кто думает о СПИДе. В момент изнасилования человек борется за свою жизнь. Если человек пережил такое нападение, то самая большая его заслуга в том, что он выжил. СПИД выявляется в течение полугода, и все это время человек живет в страхе и ужасе. Он не восстанавливается в этот период. Человек постоянно задается вопросом, не представляет ли он опасность для своих детей, мужа, родных и близких. Это очень травмирующая ситуация.

Раньше у нас в стране были медицинские программы по экстренной профилактике заболеваний, предающихся половым путем. Давно в одном из курортных городов висело объявление – если у вас произошел нежелательный сексуальный контакт, то кабинет врача находится по адресу….Считалось, что все это происходит, потому, что люди на отдыхе, у них такое настроение романтическое. Сейчас такого нет. Врачи-гинекологи ничего кроме достаточно плохих гормональных таблеток не предложат. Хотя в принципе среди врачей есть программы профилактики ЗППП, их можно было бы внедрять, но этого нет.

Следователи из прокуратуры нам сказали, что объяснение по делу может быть написано дома. Для этого не обязательно идти к следователю для первичного допроса. Первичное изучение обстоятельств по делу занимает 6-8 часов. Ситуация когда человек утром пошел на роботу, вечером встретился с друзьями, поздно пошел домой – на него напали и изнасиловали – и ему нужно провести еще 6-8 часов в отделении (ни сна ни отдыха) – очень травмирующая.

Когда мы слышим, что кого-то изнасиловали - первый вопрос, а что она сделала, для того, чтобы ее изнасиловали? Это один из основных гендерных стереотипов. Для того, чтобы тебя изнасиловали, ты должна что-то сделать. Хотя если подумать: нападение совершает преступник, время нападения выбирает преступник, форму нападения выбирает преступник, и вообще от поведения пострадавшего ничего не зависит. Такие вещи как алкогольно-наркотическое опьянение в рамках законодательства является фактором отягощающим преступление. Это называется беспомощное состояние. Если человек в таком состоянии не мог адекватно отреагировать на ситуацию – это не разрешение преступления. Если украли кошелек, то можно конечно обсуждать, что ты сделала для этого – зачем ты кошелек с собой брала, зачем ты доставала его в магазине и т.п. Это не настолько принципиально – преступление о краже кошелька однозначно является преступлением и с ним идут в милицию. Если имело место сексуальное насилие, то все кардинально меняется. Показательный пример, когда было дело Иванниковой. Там вообще не было сексуального контекста. Было обвинение в превышении пределов допустимой самообороны. Адвокат сказал, что у него было много таких дел по применению огнестрельного оружия и т.п. он их выигрывал. Но когда оказалось, что это было сексуальное нападение, адвокат понял, что вся судебная система встала на дыбы. Как только к самообороне был примешан сексуальный контекст, стал работать гендерный стереотип: она сама хотела, она сама села, она носила с собой нож….Несмотря на всю абсурдность, в течение трех месяцев это очень серьезно обсуждалось. Гендерного подхода в сексуальных преступлениях нет.

Вопрос не только в сексуальном насилии. Вопрос в том, что любой законопослушный человек, живя в этом мире, не планирует, что он станет жертвой преступления. Поэтому имеет полное право не знать законов, кто этим занимается, куда ему обращаться. Слишком много разных служб, которые осуществляют следственные действия. Люди не обязаны этого знать. Это большая область права.

С точки зрения отношения к сексуальному насилию, есть один из способов визуализации проблемы – это доведение ситуации до абсурда. У нас есть такой опыт.

Как избежать изнасилования. Несколько популярных советов, которые дают друзья и соседи:

  1. Не выходи из дома обнаженной – некоторых мужчин это провоцирует.

  2. Не выходи из дома одетой – некоторых мужчин провоцирует любая одежда.

  3. Не выходи из дома вечером – это провоцирует.

  4. Не выходи из дома никогда – некоторых провоцирует любая ситуация.

  5. Не выходи из дома с подругой – некоторых провоцирует то, что вас двое.

  6. Не выходи из дома с другом – некоторые друзья могут изнасиловать.

  7. Не оставайся дома – тебя может изнасиловать и свой и чужой.

  8. Избегай детства, потому что некоторые насильники возбуждаются от маленьких детей.

  9. Избегай старости, некоторые насильники предпочитают пожилых женщин.

  10. Не имей ни отца, ни деда, ни дяди, ни брата – именно эти родственники чаще всего насилуют.

  11. Обходись без соседей, потому что они тоже чаще всего насилуют.

  12. Не выходи замуж, в браке изнасилование становится законным.

  13. Чтобы наверняка избежать изнасилования – не родись вообще.

У вас есть что возразить?

Проституция. К легализации проституции я отношусь плохо. Есть некая популистская точка зрения: если проституция будет легальной, то проститутки будут платить налоги, будут регулярно проходить медицинское обслуживание, и все будет хорошо. Добровольных проституток – женщин, которые добровольно избрали эту профессию, которые считают, что они никогда и никаким образом не заработают себе на жизнь, и ничего больше не хотят делать – в принципе около 5% от всего количества проституток. Истинная проституция не за страх, а за совесть, это очень малая процентная группа. Все остальное в принципе относится к принудительной проституции, к эксплуатации. Как только мы легализуем это, эксплуатация станет еще больше. Помимо того, что он будут зарабатывать хозяину, они еще будут зарабатывать себе на медицинское обслуживание, на уплату налогов и т.д.

В Швеции ввели уголовную ответственность за покупку сексуальных услуг. На самом деле вообще наличие рынка услуг такого рода – это фактор дискриминации женщин. Страна, в которой женщина не может реализоваться иначе как через проституцию, дискриминирует женщину. Это очень важный момент. Поэтому человек, который платит, чтобы получить эту услугу, платит за то, что он имеет право унизить и дискриминировать женщину в ее праве свободно распоряжаться своей сексуальностью. Я против того, чтобы поднимать этот вопрос – о легализации или введении штрафов за использование.

Чтобы бороться с проституцией, нужно работать с законопослушными гражданами. Наиболее уязвимыми женщинами в этой ситуации являются благополучные женщины, у которых есть дом, дети и семья и т.д. Именно они становятся уязвимыми в результате распространения проституции. Россия занимает первое место среди всех стран мира по первичной диагностике СПИДа среди женщин от 30 до 35 лет. Хорошо зарабатывающие мужья, имеющие тылы, идут к проститутке ради того, чтобы получать новые ощущения, чтобы сбросить свою агрессивность, они платят проституткам, а в результате домой приносят СПИД. Говорить нужно с этими женщинами и мужчинами. Стереотип среди замужних женщин – с проституткой не страшно. Страшнее будет, если заведет любовницу – тогда это будет развал семьи, развод и это страшно. Главное, что к проститутке он не уйдет. В результате мы получаем смертельную болезнь, сложные внутрисемейные отношения в дальнейшем. Работать нужно с обществом. Пока есть спрос – будет предложение.

До 60 тыс. детей находятся на улицах, и у них нет иного способа заработать кроме как проституция. До 14 лет ребенок, находящийся на улице может воровать, попрошайничать, и заниматься проституцией. Три варианта, которые есть у этих детей. Все люди, которые покупают услуги у этих детей, способствуют распространению криминала и несут угрозу национальной безопасности страны. Об этом надо говорить.

Какая категория людей находится в зоне риска. Сексуальное насилие – это категория, которая касается всех возрастов. В нашем арсенале есть изнасилования ребенка, которому полгода, и бабушки, которой было 86 лет. Группа самая критичная – 13-15 лет, потом до 25 лет, дальше идут расходящиеся кривые. Особенно ситуация сложна там, где есть инцестные отношения, когда сексуальное насилие происходит в доме ребенка, кем-то из значимых взрослых. Такие ситуации вообще становятся известны очень редко. У нас есть люди, которые обратились к нам уже во взрослом возрасте, осознав, что с ними было. Они жили в этой ситуации, потом их психика вычеркнула эту ситуацию, они стали взрослыми, стали создавать свои семьи и потом оказалось, что есть большие проблемы.

Бывают ситуации очень сложные. На моей памяти есть пример, когда отчим насиловал дочь, в результате она вышла замуж, ушла из родительского дома, сейчас у нее дочь такого же возраста и мама не может на лето отвезти внучку к своим родителям, потому, что она прекрасно знает, что было с ней. Или другой вариант, когда дочка пережила это, а мама не слышит ее. Потому что у женщин, которые узнают о ситуациях инцеста с их детьми, бывает парадоксальная реакция, когда они не верят своим детям, когда они принимают сторону насильника и во всем обвиняют ребенка. Это конечно очень страшно, но это не исключение. Чаще всего об инцестных отношениях говорят не родители – это может быть бабушка, сестра, и т.п. Очень сложно потом получить возможность поработать. Мы работаем с родителем и с самими ребенком.

Часто ли насилуют мужчин. С мужчинами все гораздо хуже. Мужчины подвергаются сексуальному насилию, их можно изнасиловать. По глубине переживания – это очень жесткая проблема. В вариантах мужчин, кроме вариантов неуставных отношений в армии, я не знаю реальных случаев, когда мужчины вообще обращаются в правоохранительные органы. Этот вопрос настолько не обсуждается, это настолько нереально. К какому врачу идти мужчине и какие анализы сдавать? Вообще нет распространенной практики в этих ситуациях.

Года 3 назад была волна криминальных разборок. Человек занимает деньги под бизнес – что-то происходит и деньги пропадают. Человек терпит убытки. Кредиты банки не давали. Это были разборки на уровне возврата долга. Лет десять назад угроза изнасиловать дочь или жену была страшная. Года 3-4 назад было осознано, что сексуальное насилие – это колоссальное проявление власти над человеком. Изнасиловать мужчину – это проявление власти над ним. Важно понять, что сексуальное насилие – это не сексуальные отношения, там нет секса. Там есть отношения власти и контроля, присвоения контроля над жизнью человека. Когда здорового, умного, образованного мужчину унижают и подчиняют до степени изнасилования – это вопрос власти, это равносильно убийству. Возрастные группы мужчин, кого насилуют: 10-15 лет мальчики; и бизнесмены от 30 лет.

Сексуальное насилие в детских учреждениях. Педофилию никто не отменил. Это люди, которые живут в нашем обществе и должны быть незаметными. Известно, что педофилы чаще всего выбирают себе местом работы такое место, где они бесконтрольно имеют выбор детей: детские дома, иногда школы и лагеря отдыха для детей. Он может быть не педагогом – сторожем. В детских домах у нас совершенно другая шкала координат. Там никто не растит гармоничных личностей. Для детских домов невыгодно появление Центра, который будет рассказывать детям об их правах. Что бы они ни говорили – им это не выгодно. Мы одно время очень активно пробивались в Центр изоляции несовершеннолетних. Даже там мы не смогли получить постоянную базу для работы, хотя понятно, что туда поступают дети с улицы, которые в той или иной степени пережили сексуальное насилие. В отношении детей сексуальное насилие в большей степени связано с обманом. Уголовных дел по этим детям нет. По нашему законодательству любой взрослый, которому стало известно о преступлении, совершенном в отношении ребенка, может прийти в отделение милиции и написать заявление.

Ребенок от которого отказываются в роддоме попадает в дом малютки. При этом до трех лет у мамы есть право его забрать. Там эти дети не получают должного развития и внимания. К трем годам ребенок в семье развивается на порядок выше, нежели в доме малютки. В этот момент их переводят в детский дом и им ставят задержку в развитии. Это нормальные дети. Если такой ребенок попадет в семью – он может догнать и перегнать в развитии своих сверстников. Но им уже поставили клеймо.

Международное общество психиатров проводило исследование. Оказалось, что в психиатрических больницах сексуальное насилие над пациентами совершается очень часто. Это к тому, что насилуют молодых, здоровых, сексуальных и т.п. Как выглядят женщины и мужчины в психиатрических больницах даже представить себе сложно, и даже эти люди подергаются насилию. Очень часто в закрытых психиатрических клиниках почему-то лежат беременные женщины. Куда-то деваются эти дети.

Сексуальное насилие – это вопрос власти и контроля. Если я самодостаточный, умный и добрый – я испытываю радость от того, что имею партнерские равные отношения с людьми, которые меня окружают. Если человек по некоторым вопросам не уверен в себе, он идет к категориям которые заведомо ниже по каким-то параметрам. Если это физическая сила – это женщины, дети, пожилые люди; если возрастное – то это дети; если это человек в принципе не уверен – он пойдет насиловать тех, кто неадекватен. Насилие – это страх насильника. Он выше этой планки подняться в принципе не может.

Профилактика насилия – это большая образовательная работа по уважению и жизненным ценностям. Твои права заканчиваются там, где начинаюсь я и мои права. Осознание этого у каждого, уважение собственной жены и ее права на свободную жизнь, на ее право на самореализацию, к ребенку, друзьям и т.п. С ребенком нужно обращаться как со взрослым. Это работу по уважению нужно проводить на всех уровнях, вплоть до уровня государства и бизнеса. Понятно, что для детей в детском доме понятие уважение в очень извращенной форме. Такой ребенок не усваивает основы правил жизни общества.

Работа с людьми, совершающими насилие. Мужчины, которые регулярно совершают сексуальное насилие называются у нас маньяками. Это чаще всего маньяки, у которых уже проблемы с психиатрией. Но таких людей всего 2 % от общего количества насильников. Остальные 98% - это люди, которые в силу своего эгоцентризма, в силу своего эгоизма, в силу воспитания решили, что их право на секс выше права другого человека на жизнь в нормальных партнерских отношениях. Человек может это осознать, но он должен это сделать сам. За взрослого человека уже ничего не решишь. Чаще всего это работа с «домашними тиранами». Домашнее насилие часто сопряжено с сексуальным насилием после физического насилия. Мужчиной это воспринимается как примирение, а женщиной – как изнасилование. Это секс после того, как ее избили.

В Америке после первого прецедента насилия в семье вызывается полиция, насильника арестовывают и они тут же предстают перед судом. Там не ведется следствие. Судья выносит решение, по которому это может рассматриваться судом, с тем что муж отселяется из дома; либо он добровольно идет к психологу и работает по программе снятия агрессивности – эти психологи оплачиваются государством. В Москве нет ни одного убежища. Если вы не бомж, не малолетний преступник, не ребенок до 14 лет – деваться некуда. Если мы начнем делать программы, чтобы хотя бы людей изымать из опасной ситуации, после этого уже можно подумать, как человека возвращать и тут могут встать вопросы по работе в насильниками. Есть люди, которые из тюрем не выходят. Тюрьма не спасает, не перевоспитывает, она изолирует общество от опасности.

Уголовных статей в Уголовном Кодексе пять. Две из них главные – 131 и 132. 131 – изнасилование, 132 – насильственные действия сексуального характера. Имеется в виду, что в первой статье жертва – всегда женщина, насильник – мужчина, и это традиционный половой акт. Все, что не вписывается в эти традиционные рамки, относится к статье 132. Насильственные действия – это значит, что были применены какие-либо меры воздействия на человека. Жертва не имела возможности отказаться от действий сексуального характера.

Далее идут действия сексуального характера в отношении несовершеннолетних, и тут мы говорим о насилии как таковом, ребенок имеет право воспитываться нормально, и за какие-то действия взрослых, последствия которых он не может оценить, ответственность несет взрослый. Детям нельзя показывать фотографии, книги, видеофильмы. Можно показывать им что-то в рамках их детского понимания. Но показывать ребенку порнографию - с тем, чтобы вызвать у ребенка физическое возбуждение, потому что дети – это обычные люди. Это уже запрещено – это уже преступление. Девочка и мальчик. Он ей говорит: если ты сегодня не будешь со мною спать, я тебя брошу. Угроза для девочки в 13 лет вполне реальная и очень страшная. Если не осознать, что это насилие, мальчики чаще всего это не осознают и девочки это осознают только через какое-то время. Мы говорим о сознательном принятии решения о начале сексуальной жизни. И желательно, что бы это не произошло в 13 лет. Потому что это слишком рано.

Сейчас достаточно часто некоторые девочки говорят, что если бы он не был так настойчив, если бы я не боялась его потерять, если бы моя подруга не проявляла к нему повышенного интереса, я бы еще года три прожила бы с ним в таких отношениях, она бы этого никогда не сделала. Дети очень ранимы, и говорить об этом нужно не только с девочками, но и с мальчиками. Потому, что мальчики не осознают этого. Человек может хотеть и желать быть рядом, держаться за руку, звонить друг другу, говорить, делиться всем, целоваться, обниматься – все что угодно, но не хочет постели – и человек имеет на это право. Он имеет право отказаться. Этот стереотип у мужчин – и есть насилие.

Отношения власти и контроля свойственны и мальчикам и девочкам, методы домашнего насилия могут применять и мужчины и женщины – только эти механизмы и методы разные. Девочки в большей степени занимаются манипуляциями. Мальчик все же часто пользуется физическими воздействиями.

Самый замечательный миф на свете – приличных женщин не насилуют. При этом запрет на аборты – это дополнительные методы контроля. Первый раз муж – «домашний тиран», избивает свою жену во время ее беременности. Если он «домашний тиран», у него есть стремление контролировать своих близких людей. Что бы реализовать это желание ему нужно чье-то зависимое положение. О каком зависимом положении может идти речь, когда они жили с родителями или отдельно, каждый был самостоятелен. Они изначально в равном положении. Беременность за собой несет: временную нетрудоспособность, выход из учебного или трудового коллектива и отсутствие возможности отреагировать на ситуацию адекватно; состоянием здоровья можно объяснить почему она не выходит из дома, не хочет ехать к родным и близким, чтобы поделиться с ними новостью об избиениях со стороны мужа. Все это делает женщину уязвимой. Когда беременность 6-8- месяцев она уже не сможет отказаться от беременности, потому что есть гнет общественности и для насильников это очень хороший момент.

Поведение в смешанных коллективах на работе в России и в любой европейской стране, если не брать южных стран Европы, это «небо и земля». В Америке существует некий «дресс-код»: в чем можно и в чем нельзя приходить офис. Существуют специальные нормы. Это некая униформа и ей следуют неукоснительно в Америке. С другой стороны существуют некие моменты поведения – анекдоты, шутки – они приняты, в нашем обществе, они не водятся в состав преступления. В России нет статьи по поводу сексуального домогательства, есть статья по принуждению к действиям сексуального характера. Нужно чтобы вы в ответ совершили некое сексуальное действие, к которому вас принудили. В этой части привлечь к ответственности практически невозможно. Возможно использование зависимого положения потерпевшего – начальник по отношению к подчиненному, требуя ответных действий, совершает преступление, потому что от реакции подчиненного зависит его положение. Ту же самую статью можно использовать в отношении детей в школе или институте, когда педагоги за зачеты или экзамены. В уголовное дело это попадает, когда было изнасилование.

Относительно так называемых супружеских обязанностей. Было проведено исследование Союза женщин МГУ, они исследовали насилие в семьях военнослужащих. Это в равной степени соотносится с насилием в любой другой семье. Они задавали вопросы женам, как часто они вступали в сексуальные отношения с мужем, когда им этого не хотелось, когда они себя плохо чувствовали, когда были объективные причины, чтобы отказать, но понимая что он настаивает, они соглашались. Статистика по количеству раз и осознание, что это происходит не по свободной воле – тем выше, чем больше длится брак. Для женщины очень важен окружающий социум, который предписывает, что мужчины очень сексуальны от 20 лет до 45, а у женщины с 45 лет. Несовпадение этих биологических ритмов важно для мужчины и предписывает женщине, что если она не будет удовлетворять своего мужа, он уйдет и будет прав. Поэтому чем дольше женщина находится в браке, чем больше их два мира соединяются в единую среду, тем больше женщина борется за свой брак и приносит свое тело в жертву миру в семье. Ее уже социум напугал, а не сам муж. Возможность открытого разговора, о балансе этих отношений в семье – эти разговоры не приняты. Эти разговоры нужно провоцировать. За то, что женщины борются за свою семью – им нужно ставить памятник.

Мохова Мария Львовна,

Директор Независимого благотворительного центра

помощи пережившим сексуальное насилие «Сёстры»

  1. Новости женской (гендерной) фракции родп "яблоко"

    Документ
    В работе круглого стола приняли участие члены Совета созданной в 2005 году Межпартийной Ассоциации «Женщины в политике», в т.ч. – ее председатель, лидер Гендерной фракции РОДП «ЯБЛОКО» Галина Михалева, председатель Московского отделения
  2. Программа дисциплины «Пол, гендер и сексуальность» для направления/ специальности 040200. 68 Социология подготовки магистра для магистерской программы «Демография» Автор программы: Кон Игорь Семенович, д ф. н (1)

    Программа дисциплины
    дисциплина читается студентам магистерской программы «Демография» по направлению «Социология» ГУ-ВШЭ. Дисциплина факультативная и читается в осенние и зимние месяцы второго учебного года (первый и второй модули).
  3. Программа дисциплины «Пол, гендер и сексуальность» для направления/ специальности 040200. 68 Социология подготовки магистра для магистерской программы «Демография» Автор программы: Кон Игорь Семенович, д ф. н (2)

    Программа дисциплины
    Изучение курса предполагает предварительное знакомство студентов с такими учебными дисциплинами, как «Общая социология» и «Социология брачно-семейных отношений»
  4. Гендерные аспекты асоциального поведения личности 22. 00. 04 социальная структура, социальные институты и процессы (2)

    Автореферат диссертации
    С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Евразийского Национального университета им. Л.Н.Гумилева по адресу: 010010, г. Астана, ул. Мунайтпасова, 5.
  5. Гендерные аспекты асоциального поведения личности 22. 00. 04 социальная структура, социальные институты и процессы (1)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «15» декабря 2010 г. в 11.00 часов на заседании диссертационного совета Д 14.20.03 при Евразийском Национальном университете имени Л.
  6. Дети и сексуальное насилие

    Документ
    Мир сексуальной эксплуатации вовлекает в свою орбиту не только взрослых, но и детей. Детская проституция ― исторически столь же древнее явление, как и взрослая, но в последнюю четверть ХХ века, благодаря процессам глобализации она стремительно возросла.
  7. Ббк 88. 373 (1)

    Документ
    Приложение 1. Опросник, предлагаемый для оценки образов: «Идеальная женщина», «Женщина в отличие от мужчины», «Предназначение женщины», а также для оценки женщинами самих себя 239
  8. Ббк 88. 373 (2)

    Документ
    Приложение 2. Опросник, предлагаемый для оценки образов «Идеальный мужчина», «Мужчина в отличие от женщины», «Предназначение мужчины», а также для оценки мужчинами самих себя 241
  9. Проект юнифем «Развитие потенциала для решения гендерных аспектов эпидемии вич/спид в Кыргызской Республике» Гендерные аспекты вич/спида

    Документ
    Данный документ является отчетом социологического исследования, проведенного сотрудниками НПО «Центр помощи женщинам» по заказу Совместной расширенной программы учреждений ООН по ВИЧ/СПИДу в Кыргызской Республике.

Другие похожие документы..