Книга профессора Алексея Аргуна, как мне кажется, проникнута особой любовью к адыгам и абхазам. Она заставляет читателя задуматься над судьбой рыцарей Кавказа, которые своими геро

УДК 792.075+929 Хачегогу

ББК 85.33

А 79

Аргун А. Х.

А 79 Адыгский режиссер Касей Хачегогу.— Майкоп: Адыг. респ. кн. изд-во, 2004.— 280 с.

Эта книга абхазского автора Алексея Аргуна посвящена творческой деятельности известного адыгского режиссера, ныне Министра культуры РА Касея Яхьявича Хачегогу. Взволнованный рассказ об интересном человеке и замечательном деятеле культуры, надеемся, заинтересует читателей.

Автор книги выражает глубокую благодарность людям, оказавшим помощь и содействие в подготовке и издании этой книги: Куеку Н. Ю., Сообцоковой А. Ш., Симболетовой М. К., Халаште Р. Ю.

ISBN 5-7608-0440-5

© Адыгейское республиканское книжное издательство, 2004

Вместопредисловия

Скажу откровенно, меня очень радует, когда деятели литературы и искусства пишут друг о друге.

Мне уже 85 лет, и 65 из них я отдал родному абхазскому театру. Играл на сцене, писал пьесы и ставил спектакли, словом, жил духовной жизнью родного народа. И как приятно, когда находишь соратника по духу и жизненному пути. Такого духовного побратима я приобрел в лице адыгского режиссера Касея Хачегогу. Несмотря на свою молодость (против моих лет!), он многое успел сделать за свою творческую жизнь — и это меня радует и поражает одновременно… И если у адыгов появляются в искусстве талантливые люди — стало быть, они принадлежат и нам — абхазам, ведь мы народ одной кровной ветви. Об этом тоже идет речь в этой книге. А написал ее абхазский ученый и писатель Алексей Аргун. Книга его — о духовном родстве и достоянии наших народов. И повествуя о судьбе талантливого режиссера Касея Хачегогу, она не может, конечно, существовать вне истории — души наших предков-адыгов.

Книга профессора Алексея Аргуна, как мне кажется, проникнута особой любовью к адыгам и абхазам. Она заставляет читателя задуматься над судьбой рыцарей Кавказа, которые своими героическими поступками, любовью к родине и мужеством снискали всеобщее уважение.

Алексей Аргун первым из абхазов доброжелательным и проникновенным языком рассказал в своей книге не только о режиссере Касее Хачегогу, но и о народе, создавшем уникальные героические и лирические песни о прошлом. Автор поведал читателям о том, как талантливые адыгские драматурги, а затем и неповторимые в своем мастерстве актеры создавали образы великих адыгов на родной сцене.

Понять и ощутить это как можно острее поможет прочтение этой книги. И я советую всем не лишать себя такого удовольствия.

Алексей Аргун родился в 1937 году в г. Ткуарчал. Окончил Московский всесоюзный театральный институт (ГИТИС). В разное время возглавлял Очамчирский Дворец культуры, Абхазский музей, Абхазский театр и одиннадцать лет работал министром Абхазии. Преподавал на кафедре философии АГУ, ныне он заведует отделом искусства АБИГИ им. Д. И. Гулиа АН Абхазии.

Во многом благодаря министру культуры Алексею Аргуну искусство Абхазии стало известно во всех странах Европы, Америки, Азии и Африки. Он автор учебника по эстетике для АГУ, написал более 35 книг, посвященных разным областям искусства и литературы, среди которых: «История абхазского театра», «Неутомимое сердце», «Говорящие глаза», «Талант и вдохновение», «Сцена и жизнь», «Искусство Абхазии», «Неугасающий огонь», «Фольклор и абхазский театр», «Шарах Пачалия», «Софа Агумаа», «Константин Ковач и абхаз-ская песня», «В мире эстетики», «Шалва Гицба», «Василий Царгуш и Госансамбль песни и танца Абхазии», «Эдуард Бебиа и ансамбль «Шаратын», «Режиссер Дмитрий Кортава», «Народные танцы абхазов».

Алексей Аргун автор сборников пьес и новелл: «Горы смотрятся в море», «Песнь о сердце», «Глоток воды», «Косточка персика», «Дом горел, и песню пели…», «Редед — князь адыгов». Пьесы его ставились на сценах театров народов СССР, в Польше и Чехословакии. Он автор более 200 научных статей об абхазском искусстве, опубликованных в журналах, сборниках и энциклопедиях и вышедших в бывшем СССР и зарубежных странах.

Алексей Аргун написал известную книгу об абхазско-грузинской войне — «Абхазия: Ад в раю».

Отрадно, что он посвятил свой вдохновенный труд и творческому пути достойного сына Адыгеи — талантливому режиссеру Касею Хачегогу.

Безусловно, книга Алексея Аргуна явится тем интеллектуальным мостом, который еще ближе сблизит духовную энергию наших народов — адыгов и абхазов.

ШарахПачалиа,

актер, режиссер, драматург,

народный артист СССР

* * *

Книга известного абхазского ученого и писателя, доктора искусствоведения, заслуженного деятеля искусств, члена Союза писателей и Союза композиторов Абхазии, профессора Алексея Аргуна повествует о созидательной деятельности адыгского режиссера, заслуженного деятеля искусств Российской Федерации Касея Хачегогу.

Показ становления и творческого возмужания Касея Хачегогу — одного из ведущих режиссеров не только на Кавказе, но и в бывшем СССР — основная задача этой работы. Автор данного труда Алексей Аргун интересно рассказывает о спектаклях Адыгейского театра, о сценических достижениях талантливых адыгских актеров, принимавших участие в постановках Касея Хачегогу.

Особое внимание уделяется национальной драматургии, пьесам местных авторов, чьи произведения обретали жизнь на сцене благодаря Касею Хачегогу и его соратникам — актерам, художникам, композиторам.

В книге идет обстоятельный рассказ о том, как адыгский режиссер вовлекал своих друзей-актеров в процесс освоения мировой классической драматургии родным театром. Не обойдена и тема возрождения духовного наследия древних адыгов, их устного народного творчества, ставшего звучащей историей малочисленного, но великого адыгского народа. Рассказывает данное произведение и о духовном и кровном родстве абхазов и адыгов.

Можно сказать, что эта книга отобразила историю Адыгейского театра начиная с 1970 года и до наших дней.

… Я абхазец. Дальние предки мои

Арабов и персов войска

гнали с кавказской земли.

Я абхазец. И маленькой этой землей

По-сыновьему я горжусь.

Адыгейцам, черкесам по языку,

Близким братом я прихожусь.

ДмитрийГулиа,

народный поэт Абхазии

Игривыплясалинаветру

Адыгейские актеры встретили нас радостными объятиями, поцелуями и восторженными воспоминаниями о своих гастролях 1984 года в Абхазии. А Шарах Пачалия припомнил приезд Абхазского театра в Адыгею и как тепло зрители принимали его в роли короля Лира.

Генеральный директор и художественный руководитель Адыгейского театра Касей Хачегогу рассказал о своих связях с Абхазией, взволнованно говорил о выдающемся абхазском режиссере Дмитрии Кортава, рано ушедшем из жизни. Много было сказано проникновенных слов о братстве абхазских и адыгейских воинов, так ярко проявившемся в годы войны в Абхазии…

Так начались гастроли Абхазского государственного театра из города Ткуарчал на земле Адыгеи. Об этих гастролях еще будет сказано в свое время. Объектом же моего рассказа стало творчество одного из крупнейших режиссеров Северного Кавказа, заслуженного деятеля искусств Российской Федерации Касея Хачегогу. Но прежде чем обратиться к поставленным им спектаклям, расскажу немного о театре адыгов, о самом народе.

Народ, способный создать собственный национальный театр, не затеряется на дорогах истории, потому что он умеет языком искусства говорить о своей жизни. Таким народом являются и адыги. В создании национального театра адыгов немаловажную роль сыграла русская театральная культура. Именно русские актеры и режиссеры стали рядом с адыгами, чтобы оказать помощь в создании Адыгейского драматического театра. Свой вклад внесла Советская власть, субсидировавшая творческие коллективы страны и воспитавшая актерские и режиссерские кадры в вузах Москвы и Ленинграда. В частности, Адыгейский театр был создан еще в далеком 1936 году, 25 июня. И с той поры адыгейская речь звучит со сцены его на радость зрителям. А слышать родной язык и видеть близких по духу героев со сцены родного театра — великое событие для каждого народа.

Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии, Московский государственный институт театрального искусства им. А. Луначар-ского, где учился и я, в разные годы выпустили для Адыгейского театра четыре группы актеров с высшим театральным образованием. И это — факт исторической важности, поскольку ни одна нация в мире (кроме бывших республик Советского Союза) не может похвастаться таким составом мастеров сцены, где все артисты — профессионалы. С рождением Адыгейского театра появились и национальные драматурги. Со сцены заговорили герои Т. Керашева, Г. Схаплока, Е. Мамия, П. Кошубаева, Х. Ашинова, Н. Куека и других авторов. Прошлое и настоящее адыгов обрели сценическую жизнь, и зритель увидел себя в историческом измерении. Театр сближает людей, сохраняет языки. А это очень важно для духовного становления общества. К счастью, Адыгейский театр и по сей день служит возрождению своего народа, своей республики. На его сцене играли и играют великолепные актеры, создавшие интересные и глубокие образы.

На сцене Адыгейского театра ставились пьесы не только национальных авторов, но и переводная драматургия. Герои Шекспира, Мольера, Шиллера, Гольдони, Гоголя, Чехова, Островского, Шварца и других классиков покоряли зрителей. В кропотливом театральном творческом процессе особая роль принадлежит режиссерам Адыгейского театра, создавшим спектакли на адыгейском и русском языках. Среди них: М. Ахеджаков, Н. Тхакумашев, А. Тонин, Г. Шеремеев, М. Лотков, М. Шовгенов, А. Курашинов, А. Романовский, В. Ширшов и другие.

Об истории Адыгейского театра уже много написано, я лишь напомнил читателю о прошлом этого замечательного коллектива, с которым продолжает сотрудничать человек, кому посвящена эта книга. А идею написать о творческом пути Касея Хачегогу мне подсказал наш абхазский режиссер Дмитрий Кортава. Когда я сообщил ему, что начинаю писать о нем книгу, Дмитрий, выслушав меня, назвал сразу имя своего друга адыга Касея Хачегогу.

— А потом и обо мне напишешь так же хорошо,— улыбаясь, доверительно сказал Дмитрий Кортава. Это не было кокетством с его стороны — он искренне желал продолжить творческие связи наших народов. Я пообещал ему тогда взять его совет на заметку, но, увы, вскоре он ушел из жизни, талантливый режиссер и человек большой души. Потом началась война в Абхазии…

Набранная в типографии книга о Дмитрии Кортава была сожжена грузинскими вандалами. Впоследствии я все же восстановил текст книги, а друг Дмитрия Кортава Касей Хачегогу издал ее за свой счет. И эта его братская преданность другу Дмитрию взволновала меня. Уже после войны я решил исполнить просьбу Дмитрия Кортава и написать об адыгейском режиссере. Думаю, что этот скромный труд абхазца явится определенным вкладом в адыгейское искусствоведение.

Начну я с детства человека, ради которого ехал в Адыгею той лунной октябрьской ночью. Родился Касей Хачегогу 30 января 1949 года. Фамилия его, кстати, переводится как «гостевая дорога», или же «дорога для гостей». И это мне запомнилось как неслучайная деталь в его биографии...

— Знаешь, Алексей, иногда я ощущаю себя даже прадедом своим Хатугом, только не смейся… Порой на меня наваливается такая тоска по аулу Тахтамукай — никакими словами не описать! Вообще, меня всего заполнили старинные адыгейские песни, которые так любил Хатуг. И хочется одеться, как он, и сплясать с гостями наши танцы в его доме. Поверь, это была такая искренняя и добрая жизнь,— так говорил Касей Хачегогу во время нашей беседы с ним в его театральном кабинете.

— Да, прадед твой наверняка любил родные народные песни! — подхватил я слова собеседника, мысленно сравнивая Хатуга со своим абхазским дедом Сааткереем.

— До фанатизма — это точно! Сам умел плясать и своих друзей доводил в пляске до экстаза,— продолжал Касей. Глаза его при этом поблескивали бесовским огоньком. Да и было от чего — предок-то, по его рассказам, был человек привлекательный, хлебосольный, дружелюбный и одновременно строгий. Да и барашек имел — не сосчитать, и целый табун лошадей. Я представляю себе, как он поглаживает их густые гривы, как гарцует на скакунах.

Как повелевала его фамилия, Хатуг Хачегогу еще в дороге встречал своих гостей, своими руками подносил им напиток бахсым. Приходят соседи, друзья — в доме царит веселье. Потом наступало время для рассказов о великих делах предков, для песен и плясок. В такие вечера к Хатугу захаживали и любители всяких новостей. Хозяин знал много, потому что у него часто бывали гости. Бывало и так, что люди, зная его слабость к народным песням и пляскам, уже у входа в дом начинали петь, и Хатуг, раскрыв объятия, шел им навстречу.

— Наш род особенно любил петь величальные, в которых много радостных, солнечно теплых слов. Встретив поющих гостей, Хатуг и сам присоединялся к ним, а потом говорил: «О-о, братья! Каждая ваша песня достойна нескольких барашек, но сегодня и одной хватит!». И резал для пиршественного стола одного из самых крупных животных. Потом пели, плясали и рассказывали о прошлом адыгов, непремен­но вспоминая и тех, кто отдал жизнь во имя народа своего,— продол­жал свой рассказ Касей Хачегогу.

— А ты, потомок доброго и гостеприимного Хатуга, любишь песни?

— Что за вопрос, Алексей! Возможно ли заниматься режиссурой, не зная песен предков? От них мы впитываем в себя силу народную. Не познав песен и танцев, созданных предками, останешься...

— Глух и нем, не так ли, Касей?

— Именно так. Вот я, к примеру, прямо-таки деревенею порой от усталости и городской суеты. И тут же уезжаю в свой родной аул Тахтамукай, где впервые услышал наши песни и увидел танцы. Словно зано­во рождаюсь...

— Так сказать, высвобождаешься из суеты и телом и душой.

— Да, Алексей, душа очищается от бытовой шелухи, а главное — от неискренних многословий.

— Вполне согласен с тобой, Касей. И душа тоже изнашивается от лицемерной болтовни.

— А народные песни — это целебное средство для омоложения души.

— Стало быть, твой аул несравним ни с какими курортами, так?

— Всякие там острова и пляжи, Алексей, лечат лишь бренное тело, но не душу...

— Я тебя хорошо понимаю, друг Касей. Да, родные места, воспоминания детства и песни, спетые неповторимыми голосами предков,— все это незабываемо.

— А еще — образы добрых людей, родственников, соседей хранит наша память. Натруженные руки их поглаживали наши лохматые головы, пригова­ривая при этом: «Неужели не устал? Хватит бегать, отдохни!» Угоща­ли фруктами. Откусив их с хрустом, тут же принимались снова «гарцевать» верхом на палке-скакалке…

— Все мы, Касей, из одного детства. Адыг, как и абхаз, прежде чем оседлать скакуна, «объезжал», свою палку-лошадку. Жизнь наша начиналась с палок деревянных, тарелок и ложек из дерева. А еще с древних песен и танцев. Можешь мне спеть адыгскую народную песню, Касей?

  1. Эхо теракта: вопросы с ответами и без… (1)

    Реферат
    Как известно, в России всегда существовали извечные русские вопросы: кто виноват? что делать? и кому на Руси жить хорошо? Последнее десятилетие сформулировало такие же извечные русские ответы с некоторой поправкой на время:
  2. Эхо теракта: вопросы с ответами и без… (2)

    Реферат
    – Кому на Руси жить хорошо? – список все тот же, что и в первом вопросе, подкрепленный последними предвыборными лозунгами: «Как трудно быть в России русским!», «Мы за бедных, мы за русских!».
  3. История России с древнейших времен до конца XX века в 3-х книгах Книга I

    Книга
    Каждая эпоха нуждается в своем осмыслении истории Отечества в тесной связи с мировой историей. И происходит это вовсе не потому, как это кажется некоторым, что на смену одной идеологической конъюнктуре приходит другая, хотя и это нельзя
  4. История России с древнейших времен до конца XX века в 3-х книгах (1)

    Книга
    Каждая эпоха нуждается в своем осмыслении истории Отечества в тесной связи с мировой историей. И происходит это вовсе не потому, как это кажется некоторым, что на смену одной идеологической конъюнктуре приходит другая, хотя и это нельзя

Другие похожие документы..