Учебное пособие Издательство тпу томск 2006

4. СПЕЦИФИКА ЭТНИЧЕСКИХ КОНФЛИКТОВ

4.1. Основные черты современных межэтнических конфликтов

  1. Способность к чрезвычайно быстрому («взрывному») зарождению и развитию.

  2. Конфликты отличаются очень решительной эскалацией, неограниченным применением наличных сил и средств сторон, крайней ожесточенностью вооруженной борьбы, с использованием запрещенных в международной практике приемов и способов, включая насилие против мирного населения, вплоть до геноцида (создание концлагерей, проведение «этнических чисток», применение тактики «выжженной земли», захват заложников, массовое мародерство, негуманное отношение к пленным и т.д.). В ходе конфликта широко применяются методы психологической воины и, как правило, создается этнократическое государство, укрепляется его репрессивно карательный аппарат.

  3. Опыт столкновений последних десятилетий на межэтнической и межконфессионной почве свидетельствует о том, что достижение противоборствующими сторонами поставленных целей и окончательное разрешение конфликта только силовыми, военными средствами принципиально невозможно.

  4. Участники кризисной ситуации активно стараются привлечь на свою сторону этнически родственную диаспору из других стран, и таким образом происходит интернационализация конфликта. Это еще больше затрудняет достижение политически взвешенного разрешения последнего.

  5. Наконец, практически общим для всех происходящих конфликтов являются их разрушительные последствия и остающееся историческое недоверие и неприязнь между народами (исторический пример Чечни).

Таковы наиболее характерные черты современных межэтнических конфликтов, которые достаточно ярко проявляются во всех известных нам столкновениях.

Не только национальные, но и религиозные разногласия сегодня выступают мощным фактором накопления потенциала конфликтности в мире, и прогнозы показывают, что роль этого фактора в будущем будет возрастать. Об этом свидетельствует значительный рост религиозности населения во всех без исключения регионах. Учеными подсчитано, что в 1900 году приверженцы только мировых религий составляли 814 млн человек, в 1988 году их уже насчитывалось более 2.645 млн, а к 2000 году по прогнозам будет свыше 4-х млрд человек. И несмотря на то, что практически все наиболее распространенные, в том числе и мировые религии, призывают к веротерпимости по отношению к представителям других религиозных взглядов, в течение многих веков мы наблюдаем периоды резкого обострения межконфессиональных противоречий, вплоть до крупномасштабных и длительных вооруженных столкновений.

Исторический опыт развития наиболее известных религий свидетельствует о том, что между некоторыми из них сложилось своеобразное «поле напряженности» или повышенной конфликтности. Это относится к взаимоотношениям христиан и мусульман с иудеями, мусульман с христианами, индуистов с мусульманами, мусульман с буддистами. Зарубежные аналитики отмечают также и известную враждебность между различными течениями одного и того же вероучения. Таковы, например, острые взаимные противоречия между православными, католиками и протестантами в христианстве, шиитами и суннитами в исламе. Анализ показывает, что разделение мира по религиозному признаку в ближайшие десятилетия не только сохранится, но и значительно усилится, что равносильно усилению угрозы возникновения новых широкомасштабных конфликтов на религиозной почве.

Если оценить неурегулированность пограничных споров России с соседями, то станет ясным наличие еще одной мощном потенциальной угрозы зарождения острых противоречий и конфликтов, к которым должна быть готова страна и ее Вооруженные силы. Мы имеем международное юридическое закрепление границ только с 5-ю государствами, но это 10 % от общей протяженности границ России. На сегодня территориальные претензии к Российской Федерации предъявляют или могут предъявить Япония, Китай, Казахстан, Украина, Молдавия, Эстония, Польша, Финляндия и некоторые другие государства. А если к этому прибавить абсолютную неурегулированность границ внутри страны между субъектами федерации, то картина становится вовсе удручающей.

А разве можно сбрасывать со счетов нарастающую в мире, в том числе в пограничных с Россией странах, демографическую напряженность? Демографы утверждают, что оптимальная «емкость» Земли, как среды обитания для человека, составляет 0,5–1 млрд человек. Такая численность была достигнута человечеством к 1800 году. Сегодня на Земле проживает 5,7 млрд. жителей, а к 2050 году прогнозируется рост населения до 20 млрд Это, так сказать, глобальная проблема всего человечества. Но ряд конкретных государств уже сегодня реально столкнулись с проблемой перенаселения, например наш ближайший сосед – Китай, насчитывающий сегодня более 1,2 млрд жителей. При средней плотности населения на земле 37,5 чел./км этот показатель в Китае, исключая район Тибета, составляет более 250 чел./кв. км, а в некоторых провинциях, например в Шанхае, достигает 2000 чел./кв. км (в России 8,6 чел./кв. км).

Скорее всего, в ближайшие годы Китаю не удастся с помощью государственной программы мер по регулированию рождаемости добиться коренного перелома в динамике обострения демографической ситуации. В этом случае для китайцев крайне остро станет проблема поиска нового жизненного пространства, и их взоры неизбежно обратятся на пространства российских Сибири и Дальнего Востока, Казахстана и других пограничных государств. А это – неизбежные конфликты.

Таким образом, для России уже сегодня ясно вырисовываются контуры существующих и потенциальных военных угроз, которые будут действовать сегодня, завтра и в ближайшей перспективе. Поэтому успокаивать российский народ и армию, что у нас нет противников, а все друзья, мягко говоря, необоснованно, недальновидно и негосударственно.

А если заглянуть в более отдаленное будущее? Такие попытки нынче предпринимаются наиболее дальновидными учеными и политиками, и это очень важно для определения приоритетов международной политики, военной политики, военного строительства любого государства и в первую очередь для России, оказавшейся на сложном историческом перекрестке. Почему же, как считают некоторые исследователи, неизбежно столкновение цивилизаций?

Во-первых, различия между цивилизациями не просто реальны. Они – наиболее существенны. Эти различия складывались тысяче-летиями, и они не исчезнут в обозримом будущем, они более фундаментальны, чем противоречия между политическими идеологиями и политическими режимами. В мировой истории именно цивилизационные различия порождали наиболее затяжные и кровопролитные конфликты.

Во-вторых, мир становится все более тесным. Взаимодействие между народами разных цивилизаций все более усиливается. Это ведет к росту цивилизационного сознания и углублению понимания различий и противоречий между цивилизациями и общности внутри них. Рост же цивилизационного самосознания приводит к обострению уходящих вглубь истории разногласий и враждебности.

В-третьих, наблюдается настоящий ренессанс религии, часто в ее фундаменталистском виде. А религия выступает одним из главных цивилизационных признаков и любые столкновения между конфессиями так или иначе обостряют отношения между цивилизациями.

В-четвертых, мы наблюдаем заметное снижение ценностей западного образа жизни в ряде государств незападной цивилизации и возврат этих стран к собственным культурным корням.

Наконец, в-пятых, существует весьма жесткая привязанность людей именно к своей цивилизации. В классовых и идеологических конфликтах основным был вопрос «На чьей ты стороне?». И человек мог выбирать, с кем он и против кого. Мы отчетливо видим, что коммунист может стать демократом, социалист – фашистом, бедный – богатым. Но русские при всем желании не смогут стать американцами, арабами или японцы – африканцами. И главным вопросом сегодня становится не «На чьей ты стороне?», а «Кто ты такой?». И мы знаем из опыта Боснии, Кавказа, Судана, что, дав неподходящий ответ на этот вопрос, можно немедленно получить пулю в лоб.

На основе религиозно-культурной общности в последнее время активно идет процесс регионализации. Европейское сообщество покоится на общих основаниях европейской культуры и западного христианства. Успех «североамериканской зоны свободной торговли» зависит от продолжающегося сближения культур Мексики, США и Канады. Общность культуры способствует стремительному росту экономических связей между Китаем, с одной стороны, и Гонконгом, Тайванем, Сингапуром и заморскими китайскими общинами в других странах Азии – с другой. Региональные организации, созданные по цивилизационному признаку, существуют в арабском мире, Центральной и Латинской Америке, африканском континенте.

Сегодня вполне реальной выглядит возможность возникновения крупных конфликтов между консолидирующимися цивилизациями, чьи интересы могут столкнутся по разным причинам: религиозным, этническим, демографическим, геополитическим и другим. Более того, свидетельства этих конфликтов уже давно существуют в мире. Уже 15 веков тянется конфликт вдоль линии разлома между западной и исламской цивилизациями. Его проявления мы находим и в войне в Персидском заливе, и в конфликте на территории бывшей Югославии, и в потрясающих мир своей жестокостью акциях международного терроризма.

На северных рубежах исламского региона конфликт разворачивается главным образом между православным и мусульманским населением. Здесь следует упомянуть резню в Боснии и Сараево, незатухающую борьбу между сербами и албанцами, между основным населением и турецким меньшинством в Болгарии, кровопролитные столкновения между осетинами и ингушами, Арменией и Азербайджаном, конфликты между русскими и мусульманами в Средней Азии. Все это не что иное, как проявления нарастающего конфликта между мировыми цивилизациями.

Мировое сообщество  а Россию в еще большей степени  ожидает нелегкое будущее. На фоне продолжающегося традиционного геополитического противостояния Востока и Запада, которое по мере укрепления России может обостриться, следует быть готовыми к защите национальных интересов в многочисленных локальных и региональных конфликтах, об источниках которых было оказано ранее. Вместе с тем в международных отношениях возможно возникновение совершенно новых противоречий и, соответственно, новой системы военных угроз, в том числе и религиозных, противодействие которым необходимо просчитывать и планировать уже сейчас. У государства не может быть ни вечных противников, ни вечных союзников. Только вечны его национальные интересы, в зависимости от которых меняются и союзники и противники (не следует забывать предостережения Макиавелли).

Исходя из этого Россия и должна определить ключевые позиции своего военного строительства и магистральные направления развития российской военной науки. Какими быть Вооруженным Силам – вот сегодня основной вопрос военной теории и практики. Исходя из изложенного, их состав, организация, вооружение и характер действий должны обеспечивать паритет силового противостояния с крупнейшими в военном отношении державами, быть способными в кратчайшие сроки локализовать и решить в свою пользу локальный или региональный конфликт любой природы, если в нем возникает угроза национальным интересам России, а также осуществлять военно-силовое обеспечение всей российской внешней политики.

    1. Конструирование этнических конфликтов

Социальный, в том числе этнический, конфликт, как составная часть социальной реальности, может и должен рассматриваться как процесс и продукт социального конструирования. Проявления, определяемые как «конфликт», неотделимы от категорий, в которых их воспринимают и описывают; социальное конструирование реальности может быть определено как взаимосвязанные процессы, с одной стороны, институционализации субъективных значений и их включения в социальные структуры, с другой – включения социальных структур в систему субъективных значений. Окружающая действительность упорядочивается в головах людей на основе представлений о конфликте и соответствующих понятий; связанные с «конфликтом» представления и понятия, в свою очередь, организуют и легитимизируют действия людей. Нет «чистого» конфликта, который был бы чем-то внешним и объективно данным для людей, которые в нем участвуют или которые его наблюдают. Сами по себе «реальные» и «объективные» в физическом смысле проявления  действия или акты речи  существуют не как таковые, а в смыслах и интерпретациях, которые приписывают им совершающие их или окружающее общество; в свою очередь субъективные смыслы и интерпретации организуют «реальную» деятельность людей.

В конструировании конфликта участвуют разные социальные агенты, и не только те, которые могут быть определены как непосредственные участники противодействия. В данном случае важно отметить, что в нашей стране, как будет показано ниже, официальные структуры, академические эксперты и средства массовой информации пользуются одним языком и следуют примерно одинаковым представлениям о «межэтнических отношениях» и «этническом конфликте».

Нельзя отрицать эвристической ценности понятия «конфликт» и концепций конфликта. Можно выделить и обозначить категорию социальных конфликтов, характеризующихся тем, что их участники приписывают конфликтному взаимодействию этнический смысл, то есть организуют и легитимируют его как интеракцию этнических коллективов или по поводу групповых интересов, конструируемых и определяемых как этнические. Речь идет не о достоинствах и недостатках отдельных теоретических конструктов, а о том, какую роль они играют, превращаясь в социальные конструкты, каковы последствия перерастания представлений о конфликте в идеологию и что означает использование понятия конфликта в качестве универсального объяснения. Необходимо учитывать, что одна объяснительная модель используется неограниченно широко, безальтернативно и приобретает черты идеологии.

Концептуализация этнического конфликта и его субъектов. Конфликт – понятие, широко используемое разными дисциплинами. Не имеет определенной дисциплинарной принадлежности и термин «этнический конфликт». «Различное понимание обществоведами феномена этничности, с одной стороны, и их дисциплинарная специфика – с другой, обуславливает весьма широкий спектр интерпретации этнических конфликтов. При всем безусловном разнообразии подходов к описанию и объяснению феноменов, определяемых как этнические конфликты, нужно акцентировать внимание на своеобразном массовом редукционизме. Упрощенно говоря, люди следуют, в сущности, бытовым представлениям о конфликте как о столкновении двух определенных и четко структурированных субъектов или, выражаясь метафорически, коллективных личностей. Едва ли кто-либо из основных авторов, пишущих о конфликтах, станет спорить с тем, что конфликт должен рассматриваться как сложная система диспозиций, а не просто противостояние двух монолитных «сторон», и что определение «этнический» является предикативным, а не атрибутивным, означает смысл, который приписывают определенной интеракции ее участники, а не сущность этой интеракции.

Однако, на деле эти авторы ведут себя не всегда последовательно. «Под этническим конфликтом понимается любая форма гражданского противостояния на внутригосударственном и интрагосударственном уровнях, при котором по крайней мере одна из сторон организуется по этническому принципу или действует от имени этнической группы». Вполне корректное в силу своей широты определение, которое, однако, может быть прочитано и интерпретировано по-разному. Сам же автор сразу же за определением ставит в текст фразы, которые резко сужают свободу истолкования и явно подводят читателя к прочтению в духе соперничества «коллективных индивидов». Продолжение цитаты: «Обычно это конфликты между меньшинством и доминирующей этнической группой, контролирующей власть и ресурсы в государстве. И поэтому столь же обычно меньшинство ставит под вопрос сложившуюся государственность и существующие политические структуры». Небезобидны и распространенные рассуждения о «некоторых» этнических конфликтах как о «закамуфлированных», «ложных», «замещенных» или превращенных формах «обычных» социальных или политических противостояний. При этом по умолчанию подразумевается (а порой и прямо утверждается) существование «настоящих» этнических конфликтов, отражающих «собственно» межэтнические противоречия.

  1. Учебное пособие Издательство тпу томск 2006 (1)

    Учебное пособие
    В пособии рассматривается организационная структура советского востоковедения, раскрывается процесс утверждения партийного идеологического диктата и насаждения формационного методологического монизма в этой области обществоведения,
  2. Учебное пособие Издательство тпу томск 2006 (3)

    Учебное пособие
    В учебном пособии рассматриваются современные модели представления знаний в информационных системах и принципы построения экспертных систем; обсуждаются проблемы применения нечеткой логики, генетических алгоритмов и нейронных сетей
  3. Учебное пособие Издательство тпу томск 2006 (2)

    Учебное пособие
    В учебном пособии в краткой форме изложены основные подходы к проблеме сохранения здоровья, молодости и красоты. Валеологическое образование актуально не только для студентов специальности «Социально-культурный сервис и туризм», хотя
  4. Учебное пособие Издательство тпу томск 2006 (4)

    Учебное пособие
    В учебном пособии в краткой форме изложены основы отраслевой экономики предприятий электроэнергетики. Показаны место и роль отрасли в национальной экономике, её состав, структура, особенности функционирования и реформирования.
  5. Учебное пособие Издательство тпу томск 2006 (5)

    Учебное пособие
    Учебное пособие представляет собой систематическое изложение основ политической регионалистики. Сформулированы методология и главные утверждения политической регионалистики.
  6. Учебное пособие Издательство тпу томск 2007 (5)

    Учебное пособие
    В пособии в краткой форме изложены теоретические и практические вопросы законодательства в сфере международного и отечественного социально–культурного сервиса и туризма, выделены важнейшие положения современной нормотворческой практики
  7. Учебное пособие Издательство тпу томск 2007 (2)

    Учебное пособие
    Психолого–акмеологическое знание в системе высшего профессионального образования. Учебное пособие для слушателей дополнительной профессиональной образовательной программы получения дополнительной квалификации «Преподаватель высшей
  8. Элективный курс по философии Учебное пособие

    Элективный курс
    Учебное пособие содержит материал, дающий представление о сущности предмета философии и её истории, предметном самоопределении философии в процессе развития; знакомит с историей становления и развития философских воззрений, основными
  9. Учебное пособие Издательство Томского политехнического университета 2009

    Учебное пособие
    Х 55 История русской живописи: учебное пособие / Автор- составитель: Л.А.Хлабутина. – Томск: Изд-во Томского политехнического университета, 2009. – 166 с.

Другие похожие документы..