Абакумов С. А. Авторская серия «На пути к гражданскому обществу» Гражданское общество и государство: противники или партнеры? Москва

Но и понятие «общественность», появившись в конце XVIII века, затем забывается до 40-х годов следующего столетия, чтобы вновь возродиться в словаре литературных критиков и публицистов 40-х годов прошлого века. Это понятие встречается в работах Белинского, Герцена, Огарева и других, где отражает идею социальной солидарности, специфического качества, формирующегося у людей, которые живут в обществе. При этом идеи социальности (общественности) и государственной службы противопоставлялись друг другу.

Тогда же постепенно утвердилось и второе значение понятия – как определенного слоя или группы людей, объединенных общей деятельностью, позицией или мнением. Это объясняется профессионализацией литературно-критической деятельности, формированием институтов общественного мнения и, соответственно, появлением новой публики, стремившейся утвердиться в качестве источника и образца новых ценностей и вкусов, – процессом, который позднее иногда называли появлением разночинской демократической интеллигенции. Новая пишущая и читающая публика часто противопоставляла общественность обществу, желая отделить себя от светского (аристократического) салонного общества. Общественностью называли «прогрессивную» часть общества, состоявшую из людей, ценивших идеи и дела (гражданские поступки), в то время как «обществом» пренебрежительно называли высший свет, ориентированный исключительно на эстетизированное поведение и изысканные манеры («хорошее» общество).

Такое употребление понятия «общественность» сделало его в определенном смысле уникальным. Термин, прежде обозначавший абстрактное качество («социальность»), теперь стали применять для самоидентификации группы людей, коллективного субъекта или социального агента, причем с явным акцентом на позитивные качества прогрессивности, гражданственности и интеллектуализма. Действительно, едва ли какое другое абстрактное существительное русского языка, кроме, возможно, слова «личность», имеет такую историю перехода от обозначения качества к обозначению субъекта. Если значение слова «общество» менялось от конкретного социального собрания к абстрактному набору правил и институтов, объединявших все население, то смысл термина «общественность» эволюционировал в обратном направлении – от абстрактного качества «социальности» к конкретному воплощению этого качества в определенной группе людей и их способе жизни.

Понятие «общественность» становилось все популярнее в связи с двумя новыми процессами, сопровождавшими александровские реформы 60-х годов. Первый – развитие независимой коммерческой прессы, особенно ежедневных газет с массовым тиражом. Распространение практики их чтения сформировало сферу публичной информации и дискуссии, объединившую образованные слои общества и поддерживавшую принадлежность к некоторому воображаемому сообществу, читающей и дискутирующей публике, «поверх» многочисленных сословных разграничений. «Общественность» стали прочно ассоциировать с общественным мнением, с критически настроенной пишущей и читающей публикой. В свою очередь, сферу общественного мнения воспринимали как самостоятельную силу и часто открыто противопоставляли государственной (официальной) точке зрения. Герценовский «Колокол» постоянно апеллировал к общественному мнению и одновременно воспроизводил его как новый политический институт. Либеральный историк рубежа веков Василий Маклаков озаглавил свои мемуары, описывавшие эту пору, «Власть и общественность на закате старой России». Этим названием он давал представление о двух конкурировавших источниках власти – государственной власти и авторитете гражданского общества. Таким образом, в российском контексте первым реальным элементом гражданского общества стала общественность как сфера открытых публичных дебатов и общественного мнения.

Второй компонент рассматриваемого нами процесса был связан с практикой местного самоуправления. Земская реформа 1864 года положила начало формированию земств, сфера деятельности которых охватывала вопросы местного хозяйства и финансов, торговлю и промышленность, образование, строительство, судебное производство, поддержание общественного порядка и медицинскую помощь населению. Земцев тоже называли общественностью. Институт, созданный, чтобы сбалансировать последствия крестьянской реформы 1861 года, которая освободила крестьян от крепостной зависимости, а помещиков – от ответственности за их жизнь и благополучие, был в значительной степени независим от центрального правительства и способствовал развитию навыков территориального управления и участия в общественной жизни. К тому же земства были неполитическим институтом; им было запрещено участвовать в государственной политике, хотя именно они вырастили много думских политических деятелей. Благодаря деятельности земств общественность начали ассоциировать с самоуправлением. Земства накопили опыт независимой организации социальной жизни – второго ключевого элемента и практики гражданского общества. Это движение постоянно развивалось в течение более 30 лет и в 1903-1904 годах выросло в политическую силу, вступившую в борьбу за конституционные реформы.

Итак, к началу XX века «общественность», бывшая для Карамзина лингвистической возможностью помыслить некое качественное состояние социума, получила практическое содержание. Ее стали связывать с носителями критического общественного мнения и группами людей, выполнявших общественные обязанности или работавших на общие интересы (res publica, по-русски «дело общественное») за пределами или помимо сферы государственных служебных обязанностей. Так же, как бюрократию можно рассматривать как персонификацию государства, «общественность» воплощала в себе идею общества.

Обратимся теперь к сфере экономического обмена, то есть к рынку, объединяющему владельцев собственности в единое, взаимосвязанное сообщество – до и помимо государства. Это еще один важнейший источник гражданского общества. Возможно ли связать общественность со сферой независимой экономической активности? Что такая сфера существовала в России и развилась к началу XX века, несомненно. Проблематично другое – как она соотносится с идеей и практикой общественности. Важнее, что складывавшаяся социальная группа экономической буржуазии не связывала себя с общественностью, а, напротив, тяготела к союзам с государственной бюрократией и правыми партиями.

В рыночной экономике обычно видят исторически раннее, неполитическое основание гражданского общества. Самоуправление и сфера общественного мнения – плод более позднего развития; они находятся как бы на полпути к политической сфере. В странах Западной Европы становление сферы общественного мнения (или публичной сферы) завершило формирование устойчивого гражданского общества, обеспечив его дополнительным средством интеграции и выражения политических интересов. В России же эта сфера оказалась первым и основным фактором формирования гражданского общества. Возможно, что именно такой обратный порядок формирования гражданского общества, а также отсутствие важной связи между гражданской традицией общественности и сферой экономики могут дать ключ к пониманию слабости и нестабильности российского гражданского общества.

Советская общественность

Попытка возродить идею и практику общественности, оставшуюся по ту сторону 1917 года, имела место в конце 20-х годов, когда было заявлено о переходе от государства диктатуры пролетариата к так называемой социалистической демократии. Смысл и содержание понятия при этом, естественно, изменились. Потребность организовать и расширить социальную базу нового политического режима вынудила использовать общественность как средство добиться добровольного участия рядовых граждан в работе местных исполнительных и представительных органов. В то время механизм советской общественности рассматривался как новая форма управления, призванная постепенно сменить пролетарскую диктатуру (диктатуру класса). Таких взглядов придерживалась Надежда Крупская, высказывавшая радикальную по тем временам мысль: организованная общественность должна постепенно заместить государство. Таким образом, в дискурсе 20-х годов общественность ассоциировали преимущественно с двумя функциями – формированием демократической базы местного управления и повседневным надзором, контролем за общественным порядком, средством борьбы с отклоняющимся поведением. К идее общественности возвращались там и тогда, где и когда государственная власть оказывалась малоэффективной.

При жизни Сталина идеи общественности не получили дальнейшего воплощения (единственное, пожалуй, исключение – движение общественниц в 1936-1940 годах). Однако в конце 50-х годов, после начала десталинизации, концепция возродилась, ее стали ассоциировать с переходом от государственного управления к общественному самоуправлению и от государственной охраны общественного порядка к общественной – в стиле, напоминающем дебаты конца 20-х годов (тут нельзя исключить и прямое доктринальное заимствование).

Движение самоорганизации общественности, начавшееся в 1959 году и отличавшееся особой активностью на Урале и в Ленинграде, сочетало в себе ряд моральных и политических установок. С одной стороны, общественность становилась логической опорой стремления ослабить административный контроль за жизнью общества; в связи с провозглашенной десталинизацией и борьбой с последствиями культа личности это означало и ослабление власти карательных органов. Идея создания системы, при которой само общество, а не государство поддерживало бы порядок и отправляло многие воспитательные, надзирательные и судебные функции, отвечала политическим интересам руководящих слоев советской системы. С другой стороны, такая политика предполагала новое понимание общества как автономной моральной силы, способной к самоорганизации и более эффективному социальному контролю.

Специальное постановление от 2 марта 1959 года «Об участии трудящихся в охране общественного порядка» создало юридическое основание разнообразных общественных форм самоорганизации для поддержания общественного порядка. Для этого потребовалось изменить уголовное законодательство, установив более взвешенное соотношение между моральным воздействием общества и карательными мерами со стороны государства. Одна классификация подразделяла общественность на производственную (постоянно действующие совещания, общества изобретателей и рационализаторов, общественные отделы кадров) и действующую в сфере культуры и повседневной жизни (внештатные органы управления при местных советах, домовые комитеты, добровольные народные дружины и пожарные дружины). Общественность в основном играла роль инстанции самоуправления, а также источника общественного порядка и моральной организации совместной жизни граждан. В докладе XXII съезду КПСС (1961 год) Никита Хрущев говорил о превращении пролетарской демократии во всенародную социалистическую – посредством передачи многих государственных функций общественным организациям. Впоследствии эту идею даже включили в новую программу КПСС.

Можно спорить, насколько феномен общественности 60-х годов соответствовал идеалам гражданского общества. Советская общественность была, мягко говоря, амбивалентной. И все же помимо предписанных ей сверху функций социального контроля, надзора и нормализации повседневной жизни она формировала и какие-то навыки гражданской самоорганизации. Важно, что предметом этих реформ была попытка разграничить функции государства и общества, а также создать общественные организации, которые взяли бы на себя ряд функций, которые прежде выполняло государство. Реформы основывались на популярной тогда доктрине, в соответствии с которой роль государства по мере приближения советской системы к коммунизму будет уменьшаться, а сфера общественного самоуправления – соответственно расширяться и развиваться.

* * *

Гражданское общество – это не набор институтов, находящихся за пределами государства, а форма их связи в единый способ гражданской жизни, и прежде всего связи между общественностью и практиками хозяйствования. И потому сам по себе переход к рынку возрождения гражданского общества не гарантирует. Развитию гражданской культуры способствует, напротив, развитие республиканской идеологии, то есть духа общественности, способного объединить самоуправление, общественное мнение и частную предпринимательскую деятельность. Противоположность между «буржуа» и «гражданином» в постсоветских условиях настолько очевидна, что развитие у нового класса гражданского сознания кажется несбыточной мечтой. И все же устойчивость гражданскому обществу могут придать только возрождение общественности и ее интеграция с экономическим предпринимательством – на местном уровне и в рамках республиканской доктрины, которую еще предстоит создать.

СОДЕРЖАНИЕ.

ПРЕДИСЛОВИЕ

ГЛАВА I. Гражданское общество, политические партии и государство – поиск путей взаимодействия и развития в современных условиях.

ГЛАВА II. Гражданское общество и новая избирательная система в России (гражданское общество может заставить партии представлять его интересы на выборах по пропорциональной системе).

ГЛАВА III. Программные документы общероссийских общественных организаций и предпринимательских объединений, материалы, связанные с принятием Федерального закона «Об Общественной палате РФ», а также выступления государственных, общественных и политических деятелей, ученых и социологов по проблемам развития гражданского общества (1999-2004 гг.):

Резолюция Европейского форума неправительственных организаций в Калининграде «Калининград: перспективы сотрудничества Россия – ЕС в балтийском регионе»

Резолюция III Российского научно-общественного Форума «Гражданское общество и реформа местного самоуправления в России» (г. Санкт Петербург).

Социальная хартия российского бизнеса.

Основные задачи и направления деятельности, а также целевые программы Независимой организации «Гражданское общество» и Национального фонда «Общественное признание» на 2005-2006 гг.

Основные цели, задачи и направления деятельности Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами.

Тезисы резолюции и рекомендации Межрегиональной общественной конференции «Вызовы и угрозы российскому государству и обществу в период второго президентского срока В.В. Путина» руководству всех ветвей власти, лидерам политических партий и представителям реально действующих общественных, некоммерческих организаций и гражданских объединений.

Заявление участников совместного заседания Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, Независимой организации «Гражданское общество», Национального фонда «Общественное признание» с представителями руководства правоохранительных органов.

Обращение участников совместного годового собрания – членов Национального Гражданского Комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, Независимой организации «Гражданское общество» и Национального Фонда «Общественное признание» к депутатам Государственной Думы РФ.

Федеральный закон «Об Общественной палате Российской Федерации».

Г.О. Павловский – президент Фонда эффективной политики

«Общественная палата может стать вершиной властной пирамиды».

С.А. Попов – председатель Комитета Государственной Думы РФ по делам общественных объединений и религиозных организаций

«Гражданское общество – новое измерение».

И.М. Бунин – Генеральный директор фонда «Центр политических технологий».

Выступление на Всероссийской общественной конференции «Навстречу Гражданскому Форуму».

Л.К. Слиска – Первый заместитель председателя Государственной Думы РФ.

Выступление на Научно-практической конференции «Регионы Сибири на пути к гражданскому обществу».

Э.А.Памфилова – Председатель Комиссии по правам человека при Президенте РФ.

Обращение Комиссии по правам человека при Президенте Российской Федерации о проведении Российского Форума

Е.Н. Клячин – президент Федеральной нотариальной палаты

«Российский нотариат – необходимый институт гражданского общества».

Е.С. Строев – Губернатор Орловской области.

Выступление на Общественном Форуме, организованном Независимой Ассоциацией (ныне Организацией) и Национальным фондом «Общественное признание».

М.А. Слободская – президент Института проблем гражданского общества.

«Добровольческая деятельность как ресурс общественного развития».

В. А. Толоконский – Глава администрации Новосибирской области.

Выступление на открытии Научно-практической конференции «Регионы Сибири на пути к гражданскому обществу».

В.Т. Третьяков – главный редактор журнала политической мысли России «Политический класс», автор и ведущий телепрограммы «Что делать?»

Что такое гражданское общество. И почему у нас его так мало

А.А. Чеснаков – Директор Центра политической конъюнктуры, Заместитель начальника Главного Управления внутренней политики Президента РФ.

Выступление на Общественном симпозиуме «Гражданское общество в России: проблемы развития накануне выборов».

М.Е. Швыдкой – Председатель Всероссийской государственной телерадиовещательной компании.

Выступление на Общественном Форуме, организованном Независимой Ассоциацией (ныне Организацией) и Национальным фондом «Общественное признание».

С. В. Калашников – Руководитель департамента социального развития Правительства РФ.

О.С. Кузин – Главный редактор газеты «Трибуна RU».

Выступление на Межрегиональной общественной конференции «Гражданское общество и власть: пути углубления диалога и сотрудничества».

М.М. Прусак – глава администрации Новгородской области, член Президиума Независимой организации «Гражданское общество».

«Местное самоуправление в структуре гражданского общества».

Н.П. Шмелев – Директор Института Европы РАН, член Президиума Независимой Ассоциации «Гражданское общество».

Выступление на Всероссийской общественной конференции «Навстречу Гражданскому Форуму».

И.А. Яковенко – член Оргкомитета Гражданского форума, генеральный секретарь Союза журналистов России.

Волков В.В. Общественность: забытая практика гражданского общества

Сергей Александрович Абакумов

Гражданское общество и власть:

противники или партнеры

Авторская серия

«На пути к гражданскому обществу»

Книга V

Ответственный за выпуск:

???

Редакторы:

???

Макет, верстка:

А.В. Гарбузарь

Корректор:

Сдано в набор 00.00.2004. Подписано в печать 00.00.2004.

Формат 60х90/16. Бумага офсетная. Гарнитура «Minion». Печать офсетная. Усл. печ. л. 10. Тираж 00000 экз. Заказ № 00000

Отпечатано с диапозитивов изготовленных

в издательстве «», Москва.

  1. Абакумов С. А. Авторская серия «На пути к гражданскому обществу» Гражданского общество в России. (от древней Руси до наших дней) Москва (1)

    Книга
    В своей новой книге из серии «На пути к гражданскому обществу» автор обращается к анализу истоков и исторических предпосылок возникновения различных форм и прообразов гражданского общества в нашей стране начиная с древней Руси.
  2. Абакумов С. А. Авторская серия «На пути к гражданскому обществу» Гражданского общество в России. (от древней Руси до наших дней) Москва (2)

    Книга
    В заключительной части книги публикуются статьи, фрагменты выступлений автора и его интервью как председателя Национального гражданского комитета по взаимодействию с правоохранительными, законодательными и судебными органами, Национального
  3. Законодательными и судебными органами

    Закон
    В предлагаемой заинтересованному читателю книге из авторской серии «На пути к гражданскому обществу» делается попытка проанализировать процессы зарождающегося диалога и взоимодействия пока еще не до конца сформировавшихся институтов
  4. Программа курса опубликована: система взаимодействия власти и общества

    Программа курса
    Курс «Система взаимодействия власти и общества» относится к циклу специальных дисциплин (СДМ.01 - Дисциплины специализации) и адресован магистрантам II курса дневного отделения факультета архивного дела Историко-архивного института
  5. Программа курса «Система взаимодействия власти и общества»

    Программа курса
    Курс «Система взаимодействия власти и общества» относится к циклу специальных дисциплин (СДМ.01 - Дисциплины специализации) и адресован магистрантам II курса дневного отделения факультета архивного дела Историко-архивного института
  6. Малахов антон александрович

    Автореферат диссертации
  7. Маяк, новости, 16. 09. 2005, Максимова, 13: 00 14

    Документ
    "НАШ КОМИТЕТ ПОДДЕРЖИТ ПРЕДЛОЖЕНИЕ МИНОБОРОНЫ РФ О СОКРАЩЕНИИ ОТСРОЧЕК НА ВОЕННУЮ СЛУЖБУ"., ВИКТОР ЗАВАРЗИН, ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОМИТЕТА ГОСДУМЫ ПО ОБОРОНЕ 79
  8. Курс на «коренизацию» кадров 53 Евреи и большевистский режим

    Решение
    Антисемитизм — это не еврейская проблема. Это—наша проблема. Поскольку мы еще не стали его жертвами — да, мы тоже — мы, должно быть, поистине слепы, если не видим, что это наше дело, как никакое другое.

Другие похожие документы..