Конфликт на ОАО "Конвейер"

КОНФЛИКТ НА ОАО "Конвейер"

ОАО "Конвейер" – градообразующее предприятие небольшого сибирского города. На момент описанных событий на заводе работало 2069 чел. В течение последних 2-3 лет предприятие работает стабильно и имеет хорошие перспективы для развития. Однако, начиная с лета 1999 г. на заводе разгорелся достаточно интересный конфликт, участником которого оказалась профсоюзная организация.

Хронология конфликта

В начале июля весь коллектив завода ушел в отпуск (на 24 рабочих дня). По словам директора, это решение ещё в октябре 1998 г. было согласовано с профкомом. Все работники предприятия перед началом отпуска получили отпускные. Причем, те из них, кто имеет право на более продолжительный отпуск (например, работающие во вредных или тяжелых условиях), тоже отдыхали как и все в течение 24 рабочих дней, однако отпускные им были выплачены исходя из нормативной (по закону) продолжительности отпуска. «Недогулянные» дни они могли использовать осенью или зимой. Как заметил директор, «мне так удобно – все ушли в один день и все вместе вышли. Ведь надо запускать производство». Судя по отзывам и представителей администрации, и работников, такая ситуация устраивала всех. Во всяком случае, никто из опрошенных не мог привести примеры, чтобы кто-либо выражал открытое недовольство, в т.ч. и те, у кого отпуск оказался разорванным. Здесь необходимо учесть не только очевидный факт, что летом отдыхать лучше, чем в другое время года, но и то, что особенно тяжело работать летом именно тем заводчанам, кто работает во вредных условиях, поскольку на данном предприятии такая работа связана с повышенной температурой (формовщики, кузнецы).

Однако, когда все уже фактически были отпущены в отпуск, председатель профкома стала возражать против такого решения. Она утверждала, что те, кто имеет право на более длительный отпуск, должны использовать его полностью, либо они должны дать письменное согласие на прерывание отпуска. По словам директора, «наша Н.Д. [председатель профкома] словно проснулась: сначала без возражений подписала приказ, а потом начала во всех инстанциях утверждать, что он незаконный». Директор свое решение пересматривать не стал.

На завод зачастили различные комиссии, которые стали проверять перечисление средств в фонд социального страхования, соблюдение трудового законодательства и пр. Руководство завода абсолютно уверено, что их появление было инициировано письмами и жалобами в соответствующие инстанции, которые писала председатель профкома.

Последней каплей, переполнившей «чашу терпения» директора, стал отказ председателя профкома участвовать в финансировании празднования Дня машиностроителя. (Директор предлагал зачесть таким образом часть долга по перечислению профвзносов на счет профсоюзной организации.) Председатель профкома вообще отказалась каким-либо образом участвовать в организации этого праздника. Так, на заседании профкома не рассматривался вопрос о кандидатах на получение премии завода к профессиональному празднику. Н.Д. вообще не пришла на заводской праздник, который, заметим к слову, был хорошо организован.

В итоге директор поставил вопрос ребром «либо я, либо она», о чем в открытую заявил на страницах заводской многотиражки. В цехах и отделах стали проводиться отчетно-выборные профсоюзные собрания, на которых отчитывались председатели цехкомов, выбирались новые цеховые комитеты, а также делегаты на заводскую (внеочередную) отчетно-выборную профсоюзную конференцию. Следует отметить, что срок полномочий данного профкома и его председателя истекает только в конце 2000 г. На цеховых собраниях выдвигались и кандидатуры в состав заводского профкома, а также предлагалась кандидатура его председателя. Директор выдвинул свою кандидатуру председателя профкома – Б., который в тот момент являлся председателем Совета директоров. Кроме Б. на цеховых собраниях было выдвинуто ещё две кандидатуры.

Заводская конференция состоялась 12 ноября. Прежде чем вкратце описать её наиболее интересные моменты, подчеркнем, что конференция не была подготовлена в формально-процедурных вопросах. Например, делегатам конференции не выдавалось никаких мандатов или удостоверений, члены счетной комиссии узнали о том, что им предстоит войти в её состав непосредственно на конференции и поэтому долго не начинали свою работу, поскольку не знали, что им необходимо делать. Представляется, что это произошло отнюдь не от незнания председателем профкома процедурных тонкостей (она работает уже второй срок). Можно предположить, что это был тактический маневр теркома, поскольку в такой ситуации конференцию, правомочность которой итак весьма сомнительна, легко признать проведенной с нарушениями, т.е. неправомочной и отменить принятые на ней решения.

Обратимся к ходу конференции.

Когда председательствующий зачитал повестку, то открытое возмущение у присутствующих вызвало то, что в ней значился не вопрос о выборах нового состава профкома и его председателя, а вопрос о довыборах. Директор это объяснил тем, что накануне (т.е.11 ноября) было получено из К-кого теркома решение о неправомочности собрания, если на нем будет решаться вопрос о выборах нового состава профкома до истечения срока полномочий старого. Однако, не смотря на предупреждение директора (мягкое и не очень настойчивое), что есть вероятность, что собрание может быть признано не правомочным, по результатам голосования в повестку все же были внесены вопросы о выборах нового состава профкома и его председателя.

Особое возмущение у собравшихся вызвало отсутствие на собрании представителя К-кого теркома, а также прозвучавший уже в ходе собрания рассказ одного из членов делегации завода об их поездке в терком и о мягко говоря непорядочном поведении его председателя. Когда же собравшиеся узнали, что в терком перечисляются 30 % профвзносов, К-кий терком стал восприниматься многими как враг номер один.

Доклад председателя профкома был достаточно формальным. В нем почти половина времени была посвящена работе заводской библиотеки. Несомненно, что библиотека – это очень важно, но всё же есть ещё и другие вопросы профсоюзной жизни. Однако ни о колдоговоре, ни об охране труда, ни о зарплате, ни об организации отдыха – ни о чем об этом в докладе даже не упоминалось. На заданные собравшимися вопросы председатель профкома отвечала обиженно-назидательным тоном.

В этих условиях итоги конференции были вполне естественны. Работа профкома была признана неудовлетворительной. Был выбран новый состав профкома, в который его бывший председатель не вошла. Был избран новый председатель профкома (подавляющим большинством голосов), тот которого и предлагал директор - Б.

Позиция директора

Сначала несколько слов о директоре. 40 лет. На заводе работает с момента окончания института. Был начальником конструкторского отдела, коммерческим директором, главным менеджером. Директором завода работает около года. Грамотный, творческий инженер, хороший менеджер. Сумел создать высококвалифицированную управленческую команду. Пользуется поддержкой мэра города (бывшего директора этого завода) и губернатора области. Сумел установить хорошие рабочие контакты с основными потребителями продукции предприятия. В 1999 г. стал лауреатом областной премии. Завод по итогам года не имеет долгов не только в городской и областной бюджеты, но и даже в федеральный («формально сумел заплатить, хотя и обманул государство»).

В отношениях с работниками занимает во многом патерналистическую позицию. «Я хочу, чтобы заводчане жили лучше всех в городе. Хочу с уверенностью идти по территории завода, по цехам». Вообще в условиях города, в котором не работают или практически не работают большинство предприятий, решить поставленную задачу относительно несложно. Однако, администрацией завода, действительно, сделано и делается не мало. В начале 1999 г. была погашена задолженность по зарплате за прошлый год (почти 4-месячная). В марте 1999 г. зарплата была повышена на 20 %, затем в октябре ещё на 20 %. Уже более года нет задержек в выплате зарплаты. Средний её уровень около 1500-1600 руб. Кроме того, с лета начато выделение беспроцентных ссуд в размере 3-5 тыс руб (их уже получило около 600 чел.).

Кроме того, в сентябре все работники завода были по инициативе администрации застрахованы в рамках добровольного медицинского страхования. Согласно заключенному договору, вся медицинская помощь, в т.ч. и в условиях стационарного лечения, им должна оказываться бесплатно. Работники завода бесплатно пользуются услугами городского спорткомплекса, в т.ч. и бассейном. В период летнего отпуска путевки на заводскую турбазу заводчанам выделялись бесплатно. Летом работал детский оздоровительный лагерь. По словам директора, все это было сделано по инициативе администрации. «Тогда зачем мне профсоюз?»

Вообще взгляд на профсоюз у директора прагматично-экономический. Особенно отчетливо это проявилось в его отношении к членству профорганизации завода в Росуглепрофсоюзе. С одной стороны, в интервью он высказывал недоумение по этому поводу. «Понятно, что мы состоим в Росуглепрофсоюзе по историческим причинам. Ещё с тех времен, когда было Министерство угольной промышленности, а в нем главк, в который входили предприятия угольного машиностроения. Потом угольщики нас кинули, а в профсоюзе мы так и остались. Хотя это довольно странная ситуация, что мы состоим в одной профсоюзе с основными потребителями нашей продукции». Однако, с другой стороны, директор категорически возражает против выхода профорганизации завода из состава К-кого теркома, как и против открытой конфронтации с ним. «Этот терком поддерживается администрацией Угольного Объединения. А это один из покупателей нашей продукции». Эту свою позицию он в открытую высказал и на заводской конференции.

Исходя из такого понимания места и роли профсоюза, директор сделал то, что и должен был сделать – создал «производственный» профком, новый председатель которого в конце заводской конференции сказал, что «основной задачей работы профкома он считает обеспечение стабильной работы предприятия. Поэтому возможно некоторое нарушение законодательства, поскольку эти законы принимались давно и не соответствуют требованиям экономики».

Позиция профкома

Конфликт на "Конвейере" невозможно понять без экскурса в историю профорганизации. Профком "Конвейера" действовал в традиционном для сильного предприятия стиле, т.е. жил в мире с директором. Традиционные виды деятельности - путевки, праздники, больничные - осуществлялись по наработанным схемам. Новые формы деятельности, например, руководство комиссией по трудовым спорам, тоже осуществлялись без особых проблем, так как "Конвейер" никогда не был конфликтным предприятием. Об основной направленности деятельности профкома красноречиво говорит следующий факт. В отчетном докладе председателя профкома, прозвучавшем на отчетно-выборной конференции, не было сказано ни слова о проблеме заключения колдоговора и о его содержании, зато подробно докладывалось о работе библиотеки, праздниках и мероприятиях, проведенных там.

Позицию профкома характеризует также и участие его членов в рельсовой войне 1998 г. В это время председатель профкома сломала ногу и с апреля по декабрь находилась на больничном. Работники "Конвейера" принимал участие в этой акции. Даже спустя год на конференции рабочие с упреком высказывали председателю профкома, что если уж она не могла прийти на забастовку, то по телефону могла бы попытаться решить вопросы доставки питания для рабочих, участвующих в акции, как-то поддержать бастующих. Все эти вопросы решала бывший председатель профкома завода, работавшая в то время заместителем директора по кадрам и быту, которая, кроме того, вошла в состав городского стачечного комитета. Кстати, за время рельсовой войны в коллективе сложился неформальный актив, т.е. активные рабочие, "смутьяны", которые не вошли в состав профкома, но достаточно активно высказывают свое мнение на всех собраниях и конференциях завода.

Таким образом, до середины 1999 г. профком и его председатель жили спокойной и размеренной жизнью. Размер зарплаты (80 % от зарплаты гендиректора) позволял председателю профкома не испытывать особых проблем, а сильная патерналистская политика директора поддерживала "классовый мир" на предприятии.

Как уже говорилось, первым шагом к конфликту стал демарш председателя профкома, опротестовавшего приказ директора об едином отпуске всего завода. Импульсом к этому послужило указание К-кого теркома, который увидел в этом приказе формальное нарушение, связанное с выплатой компенсаций работникам, чей отпуск составляет более 24 дней. Терком пошел на этот шаг в связи с тем, что сложившаяся ситуация потребовала от него активности. Ранее это был терком концерна, который объединял угольные предприятия севера области. Закрытие всех шахт в одном из городов, сокращение числа угольных предприятий в других поставило под вопрос сам факт существования теркома. Но с весны 1999 г. началась трансформация, а точнее слияние, трех угольных компаний в единый Угольный Концерн. Б-кий и Л-кий теркомы заняли второстепенное положение, а К-кий терком из-за близости к руководству концерна, как территориальной, так и организационной, получил преимущество. Правда, "подчиненные" теркомы опираются на мощные первички действующих шахт, а в К-ком теркоме первичек почти не осталось. Кроме того, председатель К-кого теркома всегда славился соглашательской позицией. Усиление активности всего Росуглепрофа заставило его активизироваться тоже, тем более, что ему было необходимо доказывать свое право на лидерство. Случай на "Конвейере" был для него одним из актов, с помощью которых он попытался набирать очки.

В этой ситуации председатель профкома завода стала орудием в руках председателя теркома и опротестовала приказ, который ранее был с ней согласован. Глупость ситуации была еще и в том, что к моменту протеста весь коллектив уже ушел в отпуск, и для удовлетворения претензий надо было вызвать из отпуска почти две тысячи человек. Именно в этот момент конфликт директора с председателем профкома принял черты личностного и непримиримого. По словам директора, у него были претензии к профкому и до этого, но они были терпимыми. Этот случай переполнил чашу терпения, и директор объявил войну профкому, точнее говоря его председателю.

Последовавшие события носили характер постоянных инцидентов. Создается впечатление, что проком стал действовать, как терком - находить нарушения и фиксировать их, невзирая на контекст. Но, если теркому, находящемуся вдали от первичек и вблизи от всевозможного областного начальства, такое поведение приносит успех, то для профкома это оказалось губительным. Претензии умело опровергались администрацией и оборачивались против председателя профкома.

Так, на сентябрьском заседании профкома и администрации председатель высказала резкие замечания по поводу летнего отдыха работников. Суть их состояла в том, что на турбазе заводе отдыхало только начальство. Ей тут же были даны возражения, подтвержденные цифрами о числе (несколько десятков) семей рабочих, отдохнувших на этой турбазе. Главным препятствием для отдыха на турбазе было отсутствие заводского транспорта. Там отдохнули те, кто мог туда доехать на своем транспорте. За этим последовало обвинение председателя профкома в некомпетентности и незнании ситуации.

Дальнейшие события только усиливали напряженность. Отказ от участия в организации Дня машиностроителя выглядел так. На требование профкома увеличить зарплату администрация предложила выплатить разовую премию всему коллективу ко Дню машиностроителя в размере 200 руб. Причем, две трети готова была выплатить администрация, а треть предлагалось выплатить профкому, который получил задолженность за несколько месяцев и располагал необходимой суммой. Но, следуя принятой в Росуглепрофе негативной установке на выплату матпомощи из взносов, профком отказался от участия в выплате премии. В результате, премию выплатила администрация, а об отказе профкома были информированы работники всех цехов. И опять, следуя указаниям сверху, профком поступил непоследовательно. Матпомощь была самой большой статьей расходов профкома и отказываться от нее в такой ситуации, тем более при наличии средств, было ошибочно.

Война профкома с администрацией не осталась незамеченной. Прежде председатель пользовалась поддержкой профкома. Но раскол, конечно же, произошел. Часть профкома, лояльная директору, собиралась у него в кабинете и с ним, и это давало директору право говорить, что он действует заодно с профкомом, а другая часть работала вместе с председателем профкома, давая ей возможность говорить о коллективных решениях. Кроме того, и в коллективе председатель профкома пользовалась определенной поддержкой. Длительная работа сроднила ее с теми, кто долго работает на предприятии. Исследователи стали свидетелями того, как после одного из отчетно-выборных профсоюзных собраний в цехе, рабочие, побоявшись выступить против директора и его предложений о необходимости переизбрания председателя профкома, выходили в коридор и там говорили председателю о своей поддержке и сочувствии.

К-кий терком непосредственно не вмешивался в события на заводе, но им был использован канал давления через новый Угольный Концерн. Директор завода на разных уровнях повторял, что несмотря на безобразное поведение теркома, с ним нельзя ссориться, так как он имеет влияние в концерне, а это основной заказчик "Конвейера". Кроме того, в откровенной беседе он прямо сказал о близости председателя теркома к директору концерна и о том, что ему дали понять о недопустимости давления на профсоюз.

В отличие от теркома, областная федерация профсоюза действовала более открыто. Председатель федерации во время своего визита в Город специально встречался с директором и "…беседовал с ним. А то он там молодой и больно горячий. Пришлось его немного остудить, а то он там профсоюз свой совсем задавил и колдоговор подписывать отказался" (из интервью с председателем ФПОК).

Наконец, перед самой конференцией была задействована самая мощная областная структура - областная администрация. Перед конференцией директору по поручению губернатора звонил мэр города, давно знающий ситуацию и негласно поддерживающий директора. Он настойчиво порекомендовал не доводить дело до скандала. Средством уйти от скандала стало предложение председателю профкома уйти на неплохо оплачиваемую должность, что безусловно снижало степень накала борьбы и сопротивления. Но в данном случае важно то, что оказалась задействована такая цепочка: председатель теркома (к которому накануне конференции ездила председатель профкома) - председатель ФПОК - губернатор (аппарат губернатора) - мэр - директор завода. Разумеется, что это всего лишь догадка, но в ее основе лежат следующие соображения: у председателя теркома нет прямого выхода на губернатора. Он есть у председателя федерации. А мэр не стал бы увещевать директора без давления сверху. Включение такой мощной вертикали ради индивидуальной защиты не очень удачливого председателя профкома маловероятно. Здесь речь идет о защите организации. Теркому понадобилось защищать своего председателя любой ценой.

Итогом столкновения стала замена председателя профкома на человека, который возглавлял (и продолжает возглавлять) Совет директоров "Конвейера". Это означает, что профком теперь стал полностью директорским. Конференция прошла с большим количеством нарушений, которые вполне можно опротестовать и отменить все принятые решения. Правда это уже будет война теркома с администрацией предприятия. Вряд ли терком решится на это, поскольку в этом случае велика угроза выхода завода из состава Росуглепрофа. А для теркома это будет ощутимым ударом не только по престижу, но и по бюджету - "Конвейер" самый стабильный и значительный плательщик взносов.

Выводы

Сутью описанного конфликта на предприятии является столкновение двух механизмов регулирования трудовых отношений. С одной стороны очень эффективный и действенный патернализм, а с другой нарождающийся, неуклюжий и бюрократизированный тред-юнионизм. Итог этого конфликта, если считать, что он завершился и не последует дальнейшая война с теркомом, в победе патерналистской линии директора. Хотя победа эта пиррова и только теперь администрация понимает, какой груз она взвалила на себя. Борьба профсоюза носила характер не решения проблемы, а, скорее, борьбы за честь мундира. Если бы профком и его председатель заняли более гибкую позицию, то результат мог бы быть лучше. А так они пали жертвой амбиций теркома и его председателя.

В то же время, трудно назвать деятельность председателя профкома полностью ошибочной. Другого способа бороться с произволом администрации, кроме как опротестовывать ее незаконные решения и навязывать свои варианты не существует. А то, что решения дирекции "Конвейера" далеко не всегда направлены на интересы всего коллектива - это тоже очевидно. Другое дело, что к таким конфликтам нужно готовиться и не допускать ошибок.

Еще одним следствием этого конфликта может стать перспектива раскола коллектива. Три фактора могут способствовать возникновению раскола. Во-первых, это грядущие экономические трудности, связанные с ростом цен на сырье и прогнозируемым усилением неплатежей. В такой ситуации, и это прогнозируют специалисты завода, очень вероятны новые задержки зарплаты и, следовательно, рост социальной напряженности в коллективе. Во-вторых, факт неприязни к "директорскому профсоюзу". Уже в ходе конференции раздавалось немало реплик от делегатов о том, что теперь и профком будет директорским. Обиженная или обойденная вниманием дирекции и профкома часть рабочих вполне может использовать этот аргумент для борьбы с администрацией. Наконец, в-третьих, в городе активно действует лево-радикальный городской рабочий комитет (ГРК), который наверняка окажет поддержку (материальную, организационную, юридическую и т.д.) рабочим, пытающимся действовать вне рамок профсоюзов. Все это может привести к созданию какой-то альтернативной профсоюзной группы, деятельность которой серьезно осложнит ситуацию на предприятии.

  1. На десять девчонок почти десять ребят

    Документ
    Обращаем ваше внимание на то, что в обзор входят все материалы, опубликованные в центральной печати по данной тематике вне зависимости от того, совпадает их содержание с точкой зрения руководства Фонда социального страхования Российской
  2. На сколько вырастут пособия на детей

    Документ
    Обращаем ваше внимание на то, что в обзор входят все материалы, опубликованные в центральной печати по данной тематике вне зависимости от того, совпадает их содержание с точкой зрения руководства Фонда социального страхования Российской
  3. На предприятиях 15 Вопросы к главе 1 25

    Реферат
    Вхождение промышленных предприятий Украины в систему мировой конкуренции выдвигает на повестку дня решение вопросов стратегического управления как наиболее важных в деле совершенствования механизма управления предприятием.
  4. На пути к работе кого они хотят и почему они вас возьмут

    Документ
    Парадокс профессии PR заключается в том, что множество людей слышали эту аббревиатуру, но гораздо меньше таких, кто знает, что за ней скрывается. Неясность ситуации, тем не менее, притягивает в профессию большое число молодых людей.
  5. Законодательство и конфликты 6

    Закон
    Трудовые и социальные конфликты в современной России играют для властей различных уровней важную роль механизма обратной связи в осуществляемом ими управлении процессом проведения экономических, политических и других, менее масштабных реформ.
  6. К 1921 г. Советская власть утвердилась на всей территории России. Однако разруха после войны заставила задуматься руководство государства о проведении Новой эко

    Руководство
    К 1921 г. Советская власть утвердилась на всей территории России. Однако разруха после войны заставила задуматься руководство государства о проведении Новой экономической политики.
  7. Полный перечень анонсов литературы профсоюзной тематики Централизованной библиотечной системы ОАО «газ»

    Документ
    «Профсоюзный Авангард» - ежегодная профессиональная профсоюзная премия, учрежденная газетой «Солидарность» для поощрения тех представителей российских профсоюзов, деятельность которых внесла наибольший вклад в развитие профдвижения
  8. Анонсы событий на пятницу 3 апреля 2009 Г. 3 Лента новостей. 5

    Документ
    Ведомости (Москва), N059, 3.4.2009 Аракчеева Юлия,Коваль Людмила, Квартал с сюрпризом - Несмотря на кризис, I квартал неожиданно оказался для инвесторов самым прибыльным за последние пару лет.
  9. Борис Прокопьевич Синюков Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории Борис Синюков Загадочная русская душа на фоне мировой еврейской истории

    Документ
    Критика новохронов со ссылкой в приложение 2. Евреи, цыгане, таблица. Нет критериев надежности. Гильдебранд и Юлиан. Гильдебранд и Генрих IV. Отношение к Карамзину.

Другие похожие документы..