Законодательство и конфликты 6

По оценке Института коллективных действий, в России за шесть месяцев 2009 г. произошло около 40 стихийных и организованных акций протеста на рабочих местах, в которых участвовали 30 000 человек. Это значительно меньше, чем на Западе или в Латинской Америке, но масштабы протеста могут вырасти по мере остановки производства. Проблемы, подобные пикалевским, могут проявиться, по оценкам Минпромторга, на 42 предприятиях России, между занятостью и безработицей находятся свыше 1,6 млн. человек. Премьер вряд ли сможет лично решить все проблемы в ручном режиме. А вот силовое подавление возможно, как показывает опыт, так же как и преследования и увольнения активистов независимых профсоюзов. Но подобные меры не устранят причины недовольства, они лишь загонят его вглубь. В нынешних условиях это может привести к ужесточению методов борьбы - перекрытию транспортных магистралей, захвату и порче оборудования предприятий, что нанесет экономике более значительный вред, чем открытые акции протеста.

***

Каждый четвертый россиянин по-прежнему считает массовые протесты в своем населенном пункте вполне возможными (25%), следует из опроса Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ). Хотя большинство россиян, как и в предыдущие месяцы, уверено в маловероятности возникновения подобных акций, по сравнению с июнем доля таких респондентов снизилась (с 71% до 67%). Вероятность протестов кажется наиболее реальной жителям Северо-Западного округа (38%), москвичам и петербуржцам (39%), а также малообеспеченным респондентам (32%).

Протестная активность наших сограждан за месяц возросла: так, доля тех, кто готов поддержать подобные выступления, по сравнению с июнем увеличилась с 21% до 25% (это наиболее высокий показатель в текущем году, подобное значение было зафиксировано в марте). Одновременно, меньше стало тех, кто не планирует участвовать в протестных акциях (66% в июле против 74% в июне).

Готовность поддержать акции протеста наиболее высока в Северо-Западном округе (37%), в селах (28%) и среди малообеспеченных сограждан (33%). Не намерены участвовать в подобных акциях, как правило, жители Центрального округа (72%), а также южане и жители Поволжья (по 70%), москвичи и петербуржцы (70%) и респонденты со средней и более высокой самооценкой материального положения (70-71%).

Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведён 11-12 июля 2009 г. Опрошено 1600 человек в 140 населенных пунктах в 42 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

***

ВЦИОМ фиксирует рост протестных настроений

Протестная активность в России после весенне-летнего затишья вновь начала расти: за июль доля граждан, готовых поддержать подобные акции, выросла до 25%. Об этом свидетельствуют данные опроса ВЦИОМ. Одновременно снизилась доля тех, кто не планирует участвовать в протестах. Ситуация в материальном положении россиян за месяц не стала хуже, однако кредит веры в эффективность градообразующих предприятий и антикризисных мер правительства исчерпан: протестные настроения подкрепляются отсутствием изменений к лучшему.

До кризиса протестные настроения в России на протяжении нескольких лет устойчиво снижались. Перелом тренда ВЦИОМ зафиксировал осенью 2008 года. В апреле—июне ситуация не менялась. Новый опрос показал растущий негатив среди россиян. Доля тех, кто готов поддержать протестные выступления, в июле по сравнению с июнем увеличилась с 21 до 25%. Это наиболее высокий показатель в текущем году, предыдущий пик был зафиксирован ранее в марте 2009 года. При этом тех, кто не планирует участвовать в протестных акциях, стало меньше: 66% в июле против 74% в июне. Большинство опрошенных по-прежнему уверены в маловероятности возникновения массовых протестов. Тем не менее их доля снизилась с 71 до 67%.

В моногородах, социальных взрывов в которых более всего опасаются власти, ситуация неоднородна и зависит от конъюнктуры на изготавливаемую предприятием продукцию. Например, в городах металлургов ситуация улучшилась из-за роста цен на сырье, рассказывает глава ВЦИОМ Валерий Фадеев. Кроме того, по его словам, есть моногорода, в которых до кризиса водились большие деньги и люди сумели накопить финансовую подушку. Протестные настроения более характерны для тех населенных пунктов, где такой подушки нет и где за год кризиса предприятия, как, например, АвтоВАЗ, так и не выработали стратегии выживания. Несмотря на острую ситуацию, в моногородах проживает лишь около 5% экономически активных граждан, и сильно на общероссийскую ситуацию их настроения не влияют.

Ухудшение настроений в целом по России, зафиксированное в июле, горячей осени не обещает. "То, что ситуация не улучшается, ведет к увеличению пессимизма, росту неопределенности, и это выливается в небольшой рост протестных настроений, — комментирует Денис Волков из Левады-Центра. — Но ждать массовых выступлений не стоит. Население будет адаптироваться к кризису, а не выходить на улицу". Наступает естественная усталость от кризиса, соглашается Игорь Николаев из ФБК, которая на фоне относительной стабильности рубля себя не сильно проявляет: "В случае ослабления рубля протестных настроений будет заметно больше". Отметим, что пик негативных настроений россиян был зафиксирован в период плавной девальвации рубля конца 2008-го — начала 2009 года.

Профсоюзное движение

Несколько лет назад российское профсоюзное движение отметило свой 100-летний юбилей. Столь солидный возраст мог бы стать поводом для гордости. Однако проблема заключается в том, что в новейшей российской истории изначальная роль профсоюзов - защитницы трудового класса и влиятельной политической силы - если не исчезла совсем, то фактически сведена на нет. В споре с работодателем рабочий все в меньшей степени может опереться на "профсоюзный локоть", а уж о том, чтобы существенно повлиять на общественно-политические процессы, и говорить не приходится. Хотя внешне все выглядит вполне благопристойно, как в любом демократическом обществе: профсоюзных лидеров принимают на самом высоком уровне, их представители заседают в законодательных органах власти, причем в проправительственной партии. Вот только власть, принимая те или иные законы, в том числе и КЗОТ, мнение тех, кто, собственно говоря, и удваивает ВВП, предпочитает не слышать.

Первые профсоюзы в России появились в самом начале XX века, когда в стране начала быстро развиваться промышленность, а рабочим надо было как-то защищать права перед лицом желающей сэкономить на них администрации фабрик и заводов. В целом деятельность первых профсоюзов была достаточно успешной. В борьбе против "эксплуататоров" лидерам независимых рабочих организаций удавалось выводить на улицы сотни и тысячи людей, добиваясь выполнения своих требований. Более того, профсоюзы активно участвовали и в политической жизни, особенно после Февральской революции 1917 года. Однако после победы большевиков профсоюзное движение в России начало быстро затухать. Рабочие организации начали сливаться с руководством национализированных фабрик, а уже в годы правления Иосифа Сталина утратили свое первоначальное значение.

До распада СССР профсоюзы хоть и имели свою иерархическую структуру, но на деле практически полностью подчинялись местному отделению КПСС. Ни о каких забастовках речи даже и не шло. В основном профсоюзы занимались организацией культурно-массовых мероприятий: получить путевку на юг, детишек в летний лагерь пристроить, причем за умеренно-символическую плату. Профсоюзные лозунги были просто незаменимы для организации субботников. С крахом советской системы и возрождением частных предприятий возникла необходимость в новых профсоюзах, которые должны были бы стать посредниками в отношениях между персоналом предприятий и их администрацией. Впрочем, система отнюдь не спешила модернизироваться. С одной стороны, директора старых предприятий стремились сохранить статус-кво, фактически контролируя профсоюзы. Что же касается новых компаний, то их менеджмент делал все для того, чтобы права рядовых сотрудников никто не защищал. Нередкой была ситуация (такое положение существует до сих пор), когда попытка создания профсоюза завершалась репрессиями по отношению к "зачинщикам" (угрозы, штрафы и т. д.). Другой вариант борьбы с профсоюзами - стремление предпринимателей свести решение проблем на индивидуальный уровень, когда значительно проще пойти на небольшие уступки, отказавшись удовлетворить большинство требований недовольных.

Означает ли это, что профсоюзов в России нет? Отнюдь. В нашей стране существует сразу несколько крупных профобъединений, претендующих на лидерство в этой сфере. Самый главный профсоюз страны Главной наследницей советских профсоюзов считается Федерация независимых профсоюзов России (ФНПР) под руководством опытного деятеля времен СССР Михаила Шмакова. Именно эта организация еще в 1990-е годы получила карт-бланш на проведение массовых демонстраций 1 мая под собственными синими знаменами, за что получила от недовольных такой конкуренцией коммунистов прозвище "голубые профсоюзы". Считается, что именно ФНПР защищает интересы тружеников на государственном уровне. Важным преимуществом ФНПР является ее массовость. На бумаге эта организация объединяет около 29 миллионов человек. Правда, здесь возникает вполне логичная проблема - находящиеся у подножия пирамиды структуры ФНПР граждане зачастую оказываются простыми винтиками, зависящими от мелких профсоюзных боссов. А опыт любой громоздкой организации подсказывает, что такие мелкие руководители ведут свою собственную политику, выгодную им самим. Основным соперником ФНПР является организация "Соцпроф", также ведущая свою историю с советских времен. У нее нет ни государственной поддержки, ни сложной структуры. Однако руководство "Соцпрофа" при этом утверждает, что действительно борется за права трудящихся по образцу своих западных коллег. То есть предпочитает не социальное партнерство (сближаясь с менеджментом предприятий), а забастовки и выдвижение требований. Существуют и совершенно независимые рабочие организации, которые создаются на отдельных предприятиях и фактически не контактируют с крупными объединениями. Так, на мощной забастовочной волне (летом 1989 года) возникло 25 официально зарегистрированных и столько же незарегистрированных альтернативных независимых профсоюзов, построенных по цеховому принципу и объединяющих 300-350 тыс. человек из числа наиболее квалифицированных и активных наемных работников.

Право трудящихся на объединение (в профсоюзы) соблюдается формально ввиду формальности традиционных профсоюзов. Но когда профсоюзы становятся действующими, альтернативными, особенно профсоюзы рабочих, право на объединение тут же нарушается. Случаи гонений на альтернативные профсоюзы, как известно, многочисленны. Можно сказать, что все существование альтернативных профсоюзов представляет собой сплошную цепь гонений, притом как на уровне предприятий, так и в масштабе городов, регионов, страны. Так, Петербургская конфедерация труда, объединяющая альтернативные профсоюзы города, фактически лишена положенных ей по закону помещения, средств связи, транспорта. При этом одним из главных недоброжелателей альтернативных профсоюзов являются их ближайшие коллеги - традиционные профсоюзы.

Пока действия профсоюзов отличаются непоследовательностью, недостаточной настойчивостью в отстаивании выдвинутых требований. Здесь негативно сказывается не изжитая до конца бюрократизация профсоюзного аппарата, его оторванность от основной массы рядовых членов профсоюзов. Отрицательное воздействие оказывает также разобщенность традиционных и альтернативных профсоюзов, часто действующих несогласованно и даже вопреки друг другу.

Слабость, даже никчемность российских профсоюзов, отягощенных тяжелым прошлым "школы коммунизма", не позволяет надеяться на скорое изменение положения. Одно из немногих исключений - профсоюзы горняков Норильска и шахтеров Кузбасса.

Тем не менее, несмотря на ряд противодействующих факторов, именно трудящиеся являются основной силой большинства трудовых и социальных конфликтов в современной России. Это обусловлено как их превосходящей по сравнению с другими социальными группами численностью, так и особенностями социально-бытовых условий и менталитета.

***

В правительстве считают, что профсоюзы должны стать главным посредником между работниками и работодателями в условиях кризиса. Причем ставка делается главным образом на лояльную Федерацию независимых профсоюзов РФ (ФНПР), которой предстоит сыграть роль подушки безопасности, смягчающей социальные последствия сокращений зарплат и рабочих мест. Однако профсоюзы сами давно переживают кризис. Судя по данным ВЦИОМ, это кризис доверия: лишь 8% работающих россиян считают, что их права и интересы на предприятии защищает профсоюзная организация. Почти каждый третий работник (34%) предпочитает, чтобы отношения работника и работодателя полностью определялись государством. При этом среди членов профсоюзов таких 41%. Члены профсоюзов предпочли бы лейбористскую модель, когда государство обеспечивает работникам минимальные гарантии, а остальное решается совместно работодателем и профсоюзом и распространяется на всех работников. 61% членов профсоюзов полагают, что обеспечением нормальных условий работников труда должен заниматься работодатель. Подобный патернализм свидетельствует, что профсоюзы воспринимаются работниками как придаток к государству, а не как самостоятельный общественный институт.

Между тем, по мнению "РБК daily", в 2009 г. кризис вынудит профсоюзы соответствовать требованиям времени. В ФНПР рассчитывают на трудовой арбитраж, позволяющий урегулировать конфликты в досудебном порядке. Но в случае банкротства предприятия арбитраж не поможет. При этом давление на профсоюзы будут оказывать не только работники. В правительстве от лояльных профсоюзов ждут, что они направят недовольство работников в нужное русло и не допустят перерастания экономических требований в политические.

***

Одними из первых жертв экономического кризиса и военной реформы в стране, похоже, становятся рабочие и служащие заводов, предприятий и учреждений Минобороны. Как сообщили в Федерации профсоюзов рабочих и служащих ВС РФ (ФПРиС), подавляющему большинству из 800-тысячного отряда гражданского персонала армии и флота задерживаются выплаты по зарплате.

В ФПРиС входят пять общероссийских профсоюзов, объединенных по видам и родам ВС, и один региональный, включающий гражданский персонал центрального аппарата военного ведомства. При этом наибольшие задержки с выплатами за проделанную работу (от трех до семи месяцев) испытывают работники предприятий, от которых напрямую зависит обороноспособность страны. То есть те, кто трудится в интересах стратегических ядерных сил, ВВС и ПВО, а также ВМФ. Многие из этих предприятий готовятся к акциям протеста. Забастовки и другие стачечные действия оборонные профсоюзы начинают с Северного флота (СФ), самого большого в ВМФ. По заявлению председателя профсоюзной организации СФ Валерия Кудрявцева, работники предприятий СФ 10 апреля начинают бессрочную акцию протеста. 15 апреля к этой акции присоединятся профсоюзы Тихоокеанского флота во Владивостоке, а затем и Балтийский флот. Кудрявцев данные действия объясняет тем, что на федеральных государственных унитарных предприятиях (ФГУП) Минобороны на сегодняшний день сложились многомиллиардные задолженности.

***

Россияне не верят в силу профсоюзов

Подавляющее большинство россиян уверены, что их трудовые права не защищены, но помощи от профсоюзов они при этом не ждут, поскольку не признают за ними влиятельности. Такой настрой среди наемных работников выявили в ходе недавнего опроса социологи ВЦИОМа. Руководители профсоюзов уверены, что кризис заставит россиян изменить свое мнение. В незыблемости своих трудовых прав сейчас уверены лишь 9% россиян, и это мало чем отличается от настроений лихих 90-х. В 1994 году, по данным того же ВЦИОМа, уверенность испытывали 6% россиян (статистическая погрешность опросов 3,4%). Зато доля тех, кто убежден в незащищенности трудовых прав, за 15 минувших лет не изменилась - 81%. Острее других (85-86%) это ощущают специалисты с высшим образованием, работающие как на производстве, так и в бюджетной сфере (образование, здравоохранение). С явно большим оптимизмом ходят на работу госслужащие, среди которых, порядка 33% считают свои трудовые права достаточно защищенными. На этом фоне в стране регулярно сокращается численность профсоюзов. Если в 2005 году членские билеты имели 34% опрошенных, то теперь таких лишь 23%. Меньше становится и предприятий, на которых действуют профсоюзы. Без них сейчас обходятся 53% опрошенных (в 2005 году было 42%). Еще 32% россиян (четыре год назад было 40%) заявили, что профсоюз на их предприятии есть, но он мало влияет на положение работников . Реальную защиту экономических прав со стороны профбоссов ощущают лишь 8% респондентов. Ну а за конкретной помощью в разрешении трудового конфликта к профсоюзным деятелям обращался в последние два-три года лишь каждый десятый работник (10%). Еще 20% россиян обращались в профсоюзы, чтобы получить путевку для себя или детей в санаторий или на курорт. Для 30% граждан профсоюзы стали источником материальной поддержки из кассы взаимопомощи. Точнее сказать, не стали, остались, - пояснил гендиректор ВЦИОМа Валерий Федоров, по словам которого, в массовом восприятии профсоюзы сохранились рудиментом советской системы: источником небольших материальных благ, но не игроком на рынке труда. Россияне, по его мнению, не видят профсоюзы в системе социального партнерства, в которое во всем мире вовлечены три стороны: профсоюзы, работодатели и власть.

  1. Отчет о научно-исследовательской работе «разработка концепции развития корпоративного законодательства и корпоративного управления»

    Содержательный отчет
    2.2. Возможность осуществления смешанной реорганизации, как по формам реорганизации, так и по организационно-правовым формам юридических лиц, участвующих в реорганизации.
  2. Корпоративные конфликты и конфликты интересов

    Документ
    Принципы корпоративного права и управления не нашли должного отражения в законодательстве. Существующая доктрина из числа специальных принципов права выделяет только приоритет интересов кредиторов общества и миноритарных акционеров.
  3. Конфликты в информационной сфере. Правовые проблемы

    Документ
    8 февраля 2008 года в институте государства и права РАН состоялся очередной теоретический семинар Сектора информационного права ИГП РАН. Основной темой семинара на этот раз были избраны проблемы конфликтов в информационной сфере.
  4. Правовое и организационное обеспечение разрешения конфликта интересов в служебной деятельности сотрудников органов внутренних дел

    Диссертация
    Защита состоится « » 2009 г., в 14 часов 30 мин., на заседании диссертационного совета Д 203.002.03 в Академии управления МВД России по адресу: 125171, г.
  5. Законодательство италии о банкротстве

    Закон
    1. СУЩЕСТВУЕТ ЛИ В СТРАНЕ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ОРГАН ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ, ЗАНИМАЮЩИЙСЯ ВОПРОСАМИ БАНКРОТСТВА/ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ? (ДА/НЕТ, ЧТО ИЗ СЕБЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ТАКОЙ ОРГАН, КАКИЕ У НЕГО ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ?
  6. Законодательство субъектов российской федерации тематический обзор за декабрь 2010 январь 2011 года

    Закон
    Часть 1.Социальное развитие, трудовые отношения, социальная поддержка и социальная адаптация, защита прав детей, культура, образование, здравоохранение
  7. Конфликт на ОАО "Конвейер"

    Документ
    ОАО "Конвейер" – градообразующее предприятие небольшого сибирского города. На момент описанных событий на заводе работало 2069 чел. В течение последних 2-3 лет предприятие работает стабильно и имеет хорошие перспективы для развития.
  8. «Законодательство о центральных банках обзор оптимальной практики»

    Закон
    Настоящий документ составлен из иллюстративных выдержек из национального и международного законодательства нескольких стран по проблемам, обсуждаемым в работе.
  9. Законодательство (14)

    Закон
    Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия: табачные изделия - изделия для курения, жевания или нюханья, упакованные в потребительскую тару,

Другие похожие документы..