Законодательство и конфликты 6

В оплате труда наиболее частым было нарушение права на своевременную выдачу заработной платы. Задержкам зарплаты давалась правовая оценка, были приняты постановления о санкциях за задержки (сейчас они внесены в Трудовой Кодекс). Но почти неизвестны случаи привлечения работодателей к ответственности за нарушение весьма существенного права работников. Иногда трудящиеся обращались в суд и добивались таким путем выплаты зарплаты. Но санкции на нарушителей прав при этом не налагались. Кроме бросающихся в глаза задержек заработной платы, существовало много менее заметных ущемлений прав в сфере оплаты труда (неполная оплата простоев, вынужденных отпусков, невыплата компенсаций, несвоевременная индексация заработной платы, произвольное определение размера заработка, пренебрежение нормированием, тарификацией труда, необеспечение для многих прожиточного минимума, не говоря уже о нормальной жизни). Формальная планка минимального размера оплаты труда (МРОТ) была настолько заниженной, что сама представляла собой вопиющее нарушение естественных прав человека.

Принципиально важным фактом истории России является различие протестных движений первой и второй половины 90-х годов XX века.

Если в начале десятилетия имел место единый широкомасштабный протест против ограничения гражданских прав, политических свобод, за обновление общества, то на завершающем этапе десятилетия произошел определенный спад протестных действий и одновременно - их диверсификация. Наряду с теми, кто традиционно выступал за удовлетворение социально-экономических требований, заявляют о себе участники новых социальных движений (экологических, феминистских, жилищных и др.). В то же время на общественную авансцену выходят реакционные силы, которые делают ставку на маргинализованные слои общества, склонные к авантюристским, а порой и противоправным действиям. Нередко настроения социального недовольства стали использоваться местными администрациями в своих целях, главным образом для получения дополнительных кредитов у федеральной власти.

По результатам анализа протестной активности населения России за последние 10-15 лет, более трети всех видов этой активности приходится на забастовки. Остальную часть составляют выступления в форме обращений, заявлений, митингов, шествий, пикетов учреждений, голодовок, перекрытия трасс (улиц), взятия под контроль предприятий, изолирования руководителей и др. Кроме того, в этот период было довольно много конфликтов с противостоянием трудовых коллективов новым собственникам (правда, иногда собственники использовали трудящихся в разборках между собой).

Понятие "забастовка" обычно употребляется для обозначения средства борьбы наемных работников с работодателями за увеличение зарплаты. Интересы наемников в этой борьбе обычно представляют профсоюзы, в капиталистических странах в течение многих лет это было их основной функцией. Но в последнее время функция забастовок в развитых странах радикально изменилась. Они стали средством борьбы за изменение характера трудовых отношений между предпринимателями и наемниками, за их переход с наемничества на партнерство. Оказалось, что партнерские отношения гораздо больше соответствуют природе рынка, что сохранение наемничества не позволяет считать экономику полноценно рыночной. Можно утверждать, что партнерство как тип трудовых отношений уже довольно давно возобладало в странах Северной Америки, Европы, Японии и привело к ускоренным темпам развития экономики в этих странах.

К сожалению, о России сказать нечто подобное нельзя. Забастовка в России по-прежнему остается противостоянием работодателей и наемных работников. Более того, неполноценность рыночной реформы в России в значительной мере определяется сохранением прежних трудовых отношений - наемнических. Отсюда же начинается порочная цепь в экономике: низкий, практически не растущий уровень жизни подавляющего большинства населения определяет низкий платежеспособный спрос, не идущий дальше ограниченного набора потребительских товаров. Низкий спрос влечет за собой практическое отсутствие прямых иностранных инвестиций в отрасли промышленного производства, не связанные с экспортом. Нет инвестиций – нет устойчивого продвижения экономики вперед, к тому же не по современной траектории развития, а по исчерпавшей свой потенциал траектории экстенсивного роста.

С одной стороны, коллективные протестные действия, особенно их радикальные формы (перекрытие автомагистралей, железнодорожных путей, взлетных полос), имеют крайне негативные последствия, дестабилизируя ситуацию в стране; с другой - они являются эффективным средством реальной защиты прав и профессиональных интересов больших групп населения, активно формируют новые социально-трудовые отношения, способствуя тем самым модернизации общества.

Как уже указывалось, официальная статистика не отражает в полной мере конфликтность трудовой и социальной сферы. Она, напротив, показывает неуклонное снижение протестной активности.

Заместитель начальника управления статистики труда, занятости и науки Росстата Лидия Белоконная говорила, что снижение активности забастовочного движения после октябрьских забастовок 2004 г. вызвано тем, что государство стало строже контролировать выполнение обязательств субъектов федерации перед учителями, врачами, работниками социального обеспечения. Дело в том, что большинство забастовок в октябре 2004 года было вызвано именно задержками выплаты заработной платы работникам бюджетной сферы. Л.Белоконная не склонна объяснять снижение числа таких акций протеста “переключением внимания” населения на митинги и демонстрации против последствий 122-го закона. По ее мнению, монетизация в самой меньшей степени затронула работающих россиян, поэтому учитывать это обстоятельство не стоит.

Волна забастовок в последнем квартале 2004 года (то есть в канун реализации пресловутого пакета законов по монетизации льгот), казалось бы, была предвестником больших социальных конфликтов. Об этом свидетельствовали и социологические опросы. Например, исследование "Левада-центра", проведенное в ноябре 2004 г., показало, что 14% опрошенных (против 13% тремя годами ранее) считало, что демонстративное прекращение работы – "единственный способ удовлетворения своих требований", еще 19% называли забастовки "нормальным средством решения назревших проблем", при этом снижалось число тех, кто полагал, что с помощью этого средства ничего нельзя добиться или что забастовки в нашей стране "недопустимы". 26% опрошенных ФОМ (в феврале 2005 года) считали, что забастовки – наиболее эффективный способ влияния на власть (более эффективный, чем голодовки, перекрытие дорог, участие в выборах и т. д. - еще лучшим способом признавались только митинги и пикеты).

Однако от настроений до реальных дел пока - дистанция огромного размера. Несмотря на массовое неприятие или точнее, недоверие к "монетизационным" новшествам, протесты против них явно выражали прежде все те, кто соприкоснулся с этими новшествами в первую очередь, а именно пенсионеры. В основном они ходили на митинги, перекрывали дороги, писали грозные письма протеста во все инстанции и т. д. И то в общей сложности по всей России таких манифестантов оказалось едва два-три десятка тысяч. Они оказались далеки от огромной армии работников бюджетной сферы, которые могли использовать более легальные формы борьбы, чем перекрытие дорог. Обещания власти исправить "монетизационный" пакет, еще больше повысить зарплату или ускорить сроки этого повышения, конечно, сыграли свою роль, но в целом эксперты предпочитают говорить о "факторе усталости". Народ устал от политико-экономических битв 90-х годов, ему хочется просто радоваться наступившей относительной стабилизации, а вот ходить на митинги и устраивать забастовки – разве что "в теории". На практике народ и на выборы (во всяком случае, местные) не ходит, то есть не использует другой важный рычаг влияния на политику власти. Максимум возможного протеста – опускание в урну бюллетеня с галочкой "против всех". Но и этот протест чиновники ЦИК сделали недействительным, отменив соответствующую графу как "пережиток".

***

Забастовки в России в 2008 году прошли лишь в 4 организациях, сообщила Федеральная служба государственной статистики РФ (Росстат) 27 января 2009 года. Таким образом, экономический кризис и существенный рост безработицы (число безработных в РФ с начала лета, когда был зафиксирован минимальный показатель, на конец декабря выросло на 1,7 млн. человек - с 4,097 млн. человек до 5,8 млн. человек) пока не привели к росту забастовочной активности.

Росстат зафиксировал в 2008 году забастовки в 3-х организациях в марте и в одной организации - в июне. При этом во II полугодии 2008 года, когда негативное влияние мирового финансового кризиса стало в полной мере ощущаться в реальном секторе экономики, не было зафиксировано ни одной забастовки.

Показатель забастовочной активности в 2008 году оказался даже ниже благополучных (с точки зрения роста доходов, зарплат и снижения безработицы) 2007 года, когда забастовки прошли в 7 организациях, и 2006 года (в 8-ми организациях). В 2005 году забастовки прошли в 2575 организациях, в 2004 году - в 5933. Резкое снижение числа организаций, в которых проводились забастовки последние три года, объясняется тем фактом, что в 2006, 2007 и 2008 годах не проводили массовую забастовку учителя, в отличие от двух предыдущих лет.

Всего в забастовках в 2008 году года приняло участие 1,9 тыс. человек против 2,9 тыс. человек в 2007 году, 1,2 тыс. человек в 2006 году, 84,6 тыс. человек в 2005 году и 195,5 тыс. человек в 2004 году.

Общие потери неотработанного рабочего времени в результате забастовок в 2008 году составили 29,1 тыс. человеко-дней против 20,5 тыс. человеко-дней в 2007 году, 9,8 тыс. человеко-дней в 2006 году, 85,9 тыс. человеко-дней в 2005 году и 210,8 тыс. человеко-дней в 2004 году.

***

Более трети россиян (38%) считают забастовки вполне нормальными формами экономической борьбы. Такие данные были получены в ходе опроса Всероссийским центром изучения общественного мнения (ВЦИОМ).

При этом 19% опрошенных полагают, что забастовки - единственный способ добиться удовлетворения своих требований трудящимися. Столько же респондентов называют подобные мероприятия нормальным средством решения назревших проблем.

Как отмечают эксперты, с 1989г. доля и тех, и других выросла - с 11% и 15% соответственно.

Первой точки зрения чаще придерживаются 18-24-летние (24%), второй - 25-34-летние (25%). 28% считают забастовку крайней мерой, которой, однако, бывает не избежать в нынешних условиях. Такого мнения, как правило, придерживаются 35-44-летние и высокообразованные респонденты (по 32%).

Вера в эффективность забастовок значительно снизилась за прошедшие 20 лет, говорится в исследовании ВЦИОМ. Так, в три раза больше стало тех, кто полагает, что забастовками ничего нельзя добиться (с 7% до 21%), в основном это 45-59-летние и малообразованные респонденты (27% и 25% соответственно). Недопустимыми считают забастовки только 3% (в 1989г. так считал каждый десятый - 11%).

Каждый третий (32%) допускает, что забастовки в ближайшие годы в нашей стране могут стать массовыми. В основном такие прогнозы дают москвичи и петербуржцы (40%) и приверженцы взглядов ЛДПР (48%). Им оппонируют 44%, по мнению которых приобретение забастовками широкого размаха невозможно (чаще это жители средних городов (55%) и сторонники "Единой России" (50%). Для сравнения, в 1989г. ситуация складывалась иначе: превалировала доля тех, кто считал возможным массовый характер забастовок (36% против 25% соответственно).

Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведен 18-19 июля 2009г. Опрошено 1,6 тыс. человек в 140 населенных пунктах в 42 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%.

***

Спикер Совета Федерации РФ, лидер партии Справедливая Россия Сергей Миронов на фоне неоднократно возникавших в последнее время конфликтов на региональных предприятиях, где работники требовали выплаты зарплаты, предлагает создать единый координационный орган по мониторингу и предупреждению социальных протестов. В него должны войти представители Минрегиона, Минздравсоцразвития, Роструда, Генпрокуратуры и МВД России - уточнил он. По мнению Миронова, такой орган мог бы находить компромиссы между властями собственниками и протестующими работниками предприятий. Всякий раз гасить социальные конфликты с помощью ОМОНа невозможно, - считает он. Спикер СФ отметил, что порой инициаторами пикетов и протестов на деле являются не сами работники, а местные бизнес-кланы. Примером подобного, считает он, может быть ситуация вокруг конфликта ЗАО Магистраль в республике Алтай. Рабочие этого предприятия дважды пытались перекрыть федеральную трассу М-52 под Горно-Алтайском, требуя от властей региона обеспечить их работой. Эта ситуация создает опасный прецедент, когда люди становятся заложниками борьбы местных бизнес-кланов за ужимаемые кризисом ресурсы, - сказал он. По мнению Миронова, пример города Пикалево Ленинградской области оказался заразительным и теперь таких конфликтов может разгореться очень много. Не исключено, считает спикер, что всякий раз заинтересованные лица будут прикрываться обездоленными людьми как живым щитом в надежде, что федеральный центр поддержит их притязания. Государство не может мириться с неэффективностью местных властей, профсоюзов и всевозможных антикризисных штабов, но оно и не вправе потакать попыткам бизнеса решить свои проблемы путем публичного социального шантажа, - сказал спикер СФ.

***

Если верить статистике, увольнения, сокращения зарплат и вынужденные отпуска не привели к росту социальной напряженности в России. По данным Росстата, с января по май 2009 года в стране зафиксирована лишь одна забастовка, в которой участвовали всего 10 человек. Но убаюкивать себя этими сведениями вряд ли разумно. Перспектива забастовок становится все более реальной - их ожидают в этом году почти половина рабочих и инженерно-технических работников, констатирует "Левада-центр". Россияне все чаще рассматривают забастовку как действенный инструмент борьбы за свои права. Две трети опрошенных ВЦИОМ считают забастовку нормальным средством отстаивания своих прав (в 2001 г. таких было 56%), 21% полагают, что забастовкой нельзя ничего добиться (в 2001 г. так думали 33%). Недопустимой забастовку считают всего 3% опрошенных (5% - восемь лет назад). По сравнению с прошлым годом доля тех, кто рассматривает забастовку как единственный способ добиться удовлетворения своих требований, выросла в полтора раза - до 19%. Можно успокаивать себя, что от признания забастовок до личного участия в них очень далеко. Но в последнее время выросло число тех, кто готов участвовать в акциях протеста. По данным "Левада-центра", их доля с сентября 2008-го по март 2009 г. увеличилась с 18% до 26%. Получается, что в забастовках и демонстрациях могут принять участие 15-17 млн. человек. И это средняя температура по больнице. Градус протестных настроений в небольших моногородах и среди безработных значительно выше. По данным фонда "Общественное мнение", в акциях протеста готовы принять участие 32% безработных - а это около 2 млн. человек по всей стране.

В Байкальске (Иркутская область), где в октябре 2008 г. было остановлено градообразующее предприятие (целлюлозно-бумажный комбинат) и уволены 1800 работников из 2300, на улицы, по данным ФОМ, готовы были выйти 60% жителей города и 70% работников ЦБК. Почему же статистика не отражает никаких забастовок, тогда как россияне явно находятся в протестном настроении? Причина в том, что Росстат не регистрирует стихийные стачки и забастовки, которые были признаны судом незаконными. А провести законную забастовку при нынешнем Трудовом кодексе (ТК) крайне сложно. Согласно ст. 410 ТК решение о забастовке должны одобрить не менее половины работников, что делает ее невозможной на предприятиях с непрерывным циклом производства, где люди работают по сменам. На этом основании суды объявляли незаконными стачки рабочих завода "Форд", забастовки портовых рабочих Новороссийска и железнодорожников. А ст. 413 запрещает стачки в больницах, на предприятиях энерго-, тепло- и водоснабжения, авиационного, железнодорожного и водного транспорта, связи, если проведение забастовки "создает угрозу обороне страны и безопасности государства, жизни и здоровью людей", не конкретизируя степени угрозы жизни и безопасности.

  1. Отчет о научно-исследовательской работе «разработка концепции развития корпоративного законодательства и корпоративного управления»

    Содержательный отчет
    2.2. Возможность осуществления смешанной реорганизации, как по формам реорганизации, так и по организационно-правовым формам юридических лиц, участвующих в реорганизации.
  2. Корпоративные конфликты и конфликты интересов

    Документ
    Принципы корпоративного права и управления не нашли должного отражения в законодательстве. Существующая доктрина из числа специальных принципов права выделяет только приоритет интересов кредиторов общества и миноритарных акционеров.
  3. Конфликты в информационной сфере. Правовые проблемы

    Документ
    8 февраля 2008 года в институте государства и права РАН состоялся очередной теоретический семинар Сектора информационного права ИГП РАН. Основной темой семинара на этот раз были избраны проблемы конфликтов в информационной сфере.
  4. Правовое и организационное обеспечение разрешения конфликта интересов в служебной деятельности сотрудников органов внутренних дел

    Диссертация
    Защита состоится « » 2009 г., в 14 часов 30 мин., на заседании диссертационного совета Д 203.002.03 в Академии управления МВД России по адресу: 125171, г.
  5. Законодательство италии о банкротстве

    Закон
    1. СУЩЕСТВУЕТ ЛИ В СТРАНЕ СПЕЦИАЛЬНЫЙ ОРГАН ИСПОЛНИТЕЛЬНОЙ ВЛАСТИ, ЗАНИМАЮЩИЙСЯ ВОПРОСАМИ БАНКРОТСТВА/ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ? (ДА/НЕТ, ЧТО ИЗ СЕБЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ ТАКОЙ ОРГАН, КАКИЕ У НЕГО ОСНОВНЫЕ ФУНКЦИИ?
  6. Законодательство субъектов российской федерации тематический обзор за декабрь 2010 январь 2011 года

    Закон
    Часть 1.Социальное развитие, трудовые отношения, социальная поддержка и социальная адаптация, защита прав детей, культура, образование, здравоохранение
  7. Конфликт на ОАО "Конвейер"

    Документ
    ОАО "Конвейер" – градообразующее предприятие небольшого сибирского города. На момент описанных событий на заводе работало 2069 чел. В течение последних 2-3 лет предприятие работает стабильно и имеет хорошие перспективы для развития.
  8. «Законодательство о центральных банках обзор оптимальной практики»

    Закон
    Настоящий документ составлен из иллюстративных выдержек из национального и международного законодательства нескольких стран по проблемам, обсуждаемым в работе.
  9. Законодательство (14)

    Закон
    Для целей настоящего Федерального закона используются следующие основные понятия: табачные изделия - изделия для курения, жевания или нюханья, упакованные в потребительскую тару,

Другие похожие документы..