Бородкин Л. И. (Москва) квантитативная история на пороге ХХI века: фазовый переход?

Бородкин Л.И. (Москва)

КВАНТИТАТИВНАЯ ИСТОРИЯ НА ПОРОГЕ ХХI ВЕКА:
ФАЗОВЫЙ ПЕРЕХОД?

"Но мы не верим, чтобы скачки от "может быть" к "должно быть" и к "большей вероятности", а от нее к "несомненности", чтобы эта игра в слова и предположения могла стать основной прочной, долговечной научной теорией...".

(В.О. Ключевский. Неопубликованные произведения. М., Наука, 1983. С. 176-177).

// Новые информационные ресурсы и технологии в исторических исследованиях и образовании. Сборник тезисов докладов и сообщений Всероссийской конференции / Отв. ред. Л.И. Бородкин, В.Н. Владимиров, И.М. Гарскова, Ю.Ю. Юмашева. М., 2000. [296 с.] URL: /aik/bullet/26/2.html (дата обращения, – 8.03.2010).

Свести к минимуму роль "игры в слова" в историческом исследовании – в этом видится основное предназначение квантификации даже сегодня, в период доминирования "нового нарратива", в условиях "лингвистического поворота", декларирующего отказ от европейской традиции рационализма, связанной во многом с эпохой Просвещения. Однако, имеются ли основания говорить о том, что "историк все еще гораздо более рассказчик (story-teller) чем ученый", а квантификация занимает "периферийное место в профессии историка"?1

В данном докладе делается попытка анализа тенденций развития квантитативной истории у нас и за рубежом в 1990-х годах. Один из итогов этого анализа приводит к отрицательному ответу на поставленный выше вопрос.

В недавно опубликованной в США рецензии (кстати, положительной) на книги из инициированной АИК серии "Десять новых учебников по историческим дисциплинам" содержится любопытный пассаж, касающийся применения в книгах этой серии количественных методов и компьютерных технологий: "Хотя авторы верят, что они находятся на острие "современных" (modern) компьютеризованных методологий, фактически они сели на поезд, который покинул станцию "Запад" пару десятков лет назад и затем затерялся, чтобы возникнуть теперь в русских степях"2.

Впрочем, вопрос о нынешнем местонахождении "квантитативного поезда", пересекающего просторы постмодернизма, является дискуссионным - в недавней обзорной работе Д. Обервиттлера делается вывод о справедливости заключения Э. Джонсона3 о том, что "квантитативная история нашла в конце концов свой дом в Германии"4

На наш взгляд, навязанный нам образ поезда просто неадекватен; вот уже 30 лет существуют по крайней мере 5-6 национальных "квантитативных поездов". Их скорости в одних странах возросли, в других – остались прежними. За эти годы появилось немало новых маршрутов, привлекших внимание части бывших пассажиров "квантитативных поездов".

Контуры квантитативной истории 1990-х годов заметно отличаются от тех, которые были присущи ей в 60-80-е годы. С одной стороны, "микрокомпьютерная революция" 80-х годов резко расширила возможности применения количественных методов, построения математических моделей исторических процессов и явлений; с другой стороны, - надо признать, усиление постмодернистских концепций потеснило позиции квантитативной истории.

Анализ тенденций развития квантификации в исторических исследованиях у нас и за рубежом на пороге XXI века проведен нами на материалах ведущих журналов квантитативной истории – "Historical Methods" (США), "Histoire et Mesure" (Франция), "Historische Sozialforschung" (ФРГ), "History & Computing" (АНС, Великобритания), а также на массиве публикаций ассоциации "История и компьютер" (АИК). Основные выводы библиометриче-ского анализа, основанного на почти 400 зарубежных публикациях и более 100 статьях, изданных в сборниках АИК (мы охватываем период 1993-1999 гг.), сводятся к следующему.

1. Количество публикаций по квантитативной истории в странах СНГ за последнее десятилетие возросло. При этом число статей по применению количественных методов и ЭВМ в исторических исследованиях и историческом образовании, опубликованных в сборниках АИК в течение рассматриваемого периода времени, превышает общее число публикаций, вышедших в рамках этого направления в СССР в 70-80-е годы.

2. В 1990-е годы АИК провела 6 крупных ежегодных конференций, XI Международную конференцию "History & Computing", несколько международных научных семинаров в странах СНГ. Подготовка к этим конференциям и семинарам сопровождалась публикацией более 300 тезисов, содержащих краткие описания исследований, ведущихся историками в странах СНГ с помощью количественных методов и компьютерных технологий. Эти формы научной жизни в рамках нашего направления также развивались более активно - на базе опыта, заложенного в 80-е годы, а также исходя из новых возможностей, возникших в связи с формированием научного сообщества – АИК. Этот процесс привел к заметному росту числа авторов публикаций в жанре квантитативной истории (в основном за счет молодых исследователей из региональных научных центров).

3. За рубежом сложились несколько областей исторического знания, где основные результаты достигаются с помощью количественных методов, применяемых в ходе компьютеризованного исследования. Это прежде всего экономическая история, историко-демографические исследования, ряд направлений социальной истории (развиваемых в рамках т.н. social science history) и политической истории (например, парламентской истории). Об этом можно судить не только по материалам указанных выше "квантитативных" журналов, но и публикациям в специализированных исторических журналов (например, Journal of Economic History, Economic History Review, European Review of Economic History, Social Science History, International Review of Social History, Journal of Interdisciplinary History).

4. Применительно к нашей исторической науке эти тенденции проявились прежде всего в области исторической демографии, где технологии баз данных создали возможности для количественного анализа массовых данных по демографической истории России XIX века. Можно сказать, что наиболее интересные и значимые результаты в этой области исторических исследований получены в 1990-е годы в рамках нашего направления, способ-ствовавшего становлению активно работающих исследовательских групп (в Барнауле, Мин-ске, Петрозаводске, Саранске, С.-Петербурге, Тамбове и других научных центрах).

5. В течение истекшего десятилетия применение количественных методов в отмеченных областях исторической науки стало в значительной мере рутинным делом; редко можно встретить описание используемых стандартных методов и коэффициентов. Наряду с этим можно говорить об усложнении методического инструментария современной квантитативной истории. Ряд зарубежных журналов посвящают специальные выпуски новым или более "продвинутым", тонким методам анализа источников или моделирования исторических процессов. Так, в ряде журналов была дана подробная характеристика новых методов нелинейного анализа временных рядов, теории хаоса, продолжается дискуссия о возможностях их применения в истории.

6. В целом, однако, можно говорить об уменьшении влияния квантитативных подходов на развитие основных направлений мировой историографии в последнем десятилетии ХХ века. При этом имеются основания трактовать эту ситуацию как "фазовый переход", связанный с прогнозируемым возрастанием рационального знания в науке первого десятилетия XXI века.

В докладе приводятся конкретные данные, подтверждающие отмеченные тенденции.

1 Welling, G. The Prize of Neutrality. A Study in computational history. Amsterdam, 1998. Pp. 9, 11.

2 American Historical Review, February 1998. P. 234.

3 Johnson, E.A. Counting "how it was": Quantitative history in West Germany. In: Historical Methods, 1988. Vol. 21.

4 Oberwittler, D. From Coding to Decoding? An Analysis of Historical Social Research in Germany in the 1980s and Early 1990s. In: Historical Methods, Fall 1997, Vol. 30, P. 4.

  1. Абакарова Надежда Магомедгаджиевна Средства выражения побудительной модальности в лакском языке : : диссертация кандидата филологических наук : 10. 02. 02

    Диссертация
    Абакарова Надежда Магомедгаджиевна Средства выражения побудительной модальности в лакском языке : : диссертация кандидата филологических наук : 10.02.

Другие похожие документы..