Доклад академика Т. Д. Лысенко «О положении в биологической науке»

ЗА ПРОЦВЕТАНИЕ ПЕРЕДОВОЙ БИОЛОГИЧЕСКОЙ НАУКИ

Последние события в жизни советской науки — доклад академика
Т. Д. Лысенко «О положении в биологической науке», одобренный ЦК ВКП(б), и обсуждение этого доклада на специальной сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина — войдут важ­нейшей вехой в историю нашей науки.

Многолетняя, непомерно затянувшаяся дискуссия между представи­телями передовой, базирующейся на философии диалектического мате­риализма и практике социалистического строительства советской ми­чуринской науки, с одной стороны, и оруженосцами реакционной, идеали­стической, оторванной от жизни, вейсманистской (моргановско-менделевской) лженауки — с другой, закончилась сокрушительным разгромом фор­мально-генетических позиций и полным торжеством истинно научного, прогрессивного направления.

Доклад академика Т. Д. Лысенко и многочисленные выступления на сессии наглядно показали, какая глубокая пропасть отделяет науку сво­бодную, социалистическую, направленную на удовлетворение нужд на­рода и смело провидящую будущее, от науки буржуазной, прислужни­ческой, антинародной, пропагандирующей неизменность жизненных форм и бессилие человека в его стремлении к полному подчинению сил природы.

Было время (оно давно миновало), когда умы еще молодого, восходя­щего класса, буржуазии, пытались проникнуть в суть явлений природы и общества, боролись со средневековой схоластикой и мистицизмом, с догматизмом феодальных воззрений. В обнаруживаемых ими законах эволюции живых организмов и их сообществ они видели обоснование за­кономерности смены отжившей общественной формации — феодальной си­стемы — новыми, нарождающимися — буржуазными — отношениями. В те годы устами Ламарка новая, молодая наука провозгласила принцип наследуемости организмом признаков, приобретаемых в индивидуальной жизни под воздействием внешней среды,— принцип, шедший вразрез со всем мировоззрением феодального общества, построенного на строгом различии сословий, на пиетете к «голубой крови» избранных семейств.

Короткими оказались дни весны буржуазной науки. Уже материали­стические основы эволюционного учения Дарвина обеспокоили апологе­тов утвердившей свое господство буржуазии. Имя Ламарка стало мишенью для насмешек и поводом для плоских острот. Зато пышным цветом распу­стилось архиреакционнейшее, поповское, по существу, учение католиче­ского монаха Менделя, немецкого обскуранта Вейсмана и новоявленного заокеанского мессии от биологии Моргана.

Истинная причина этого успеха лежит в классовой природе нау­ки, в готовности жрецов буржуазной науки не за страх, а за совесть слу­жить своим действительным хозяевам. Только выполнением социального 8аказа близящейся к своему историческому закату буржуазии можно объ-

4

Передовая

яснить проповедуемое вейсманистами всех оттенков противопоставление выдуманного ими мифического бессмертного, непрерывно продолжающе­гося, божественного «вещества наследственности» смертному телу и отри­цание возможности направленного воздействия человека на изменение растительных и животных организмов, т. е. по существу отрицание эво­люционного начала в природе и утверждение ее непознаваемости.

Эти реакционные теоретические положения покоятся на таких дог­мах этого направления, как отрицание наследственности приобретаемых организмом под воздействием условий его жизни индивидуальных отли­чий и свойств, утверждение независимости безраздельно управляющего живым телом мистического «наследственного вещества» от жизни тела, условий его существования, исключение возможности не только направлен­но воздействовать на качественные изменения наследственности, но и предвидеть эти изменения.

В своем докладе на сессии Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина академик Т. Д. Лысенко дал исчерпывающую характеристику вейсмановской (моргановско-менделевской) лженауки, пытающейся с помощью фраз о «чистой» науке тщательно замаскировать стремление разоружить науку в ее благородной борьбе за овладение силами природы, за умение управлять этими силами — стремление дезориенти­ровать человечество в его борьбе за лучшее будущее. Маскировка эта не удалась. Реакционнейшая, поповская сущность «модного» на Западе уче­ния была блестяще разоблачена, предстала во всей своей отталкивающей наготе в неподкупном свете неопровержимых фактов, выводов, обобще­ний, добытых советской передовой мичуринской наукой, основывающейся на философии диалектического материализма.

Вместе с истинными родоначальниками вейсманизма-менделизма-мор­ганизма были разоблачены и их последователи в нашей стране, пытав­шиеся с энергией, достойной лучшего применения, задержать, затормо­зить победный ход великого мичуринского учения.

В докладе академика Т. Д. Лысенко, в многочисленных выступлениях ученых и практиков социалистического сельского хозяйства была убеди­тельно доказана рабская идейная зависимость представителей так назы­ваемой формально-генетической школы в биологии от реакционных теорий и положений зарубежного вейсманизма (менделизма-морганизма). Анализ работ академика
И. И. Шмальгаузена, члена-корр. АН СССР Н. П. Ду­бинина, А. Р. Жебрака и других показал, что проповедники формаль­ной генетики плетутся в хвосте буржуазной псевдонауки, повторяя зады ее реакционных концепций, отравляя умы рвущейся к действительному знанию вузовской молодежи, дезориентируя практических работников сельского хозяйства и тем самым нанося огромный ущерб и советской нау­ке и народному хозяйству нашей Родины.

Представители современной формально-генетической школы как истые морганисты-менделисты считают, что условия жизни не способны изме­нять наследственность, что приобретаемые организмом в определенных условиях его жизни индивидуальные свойства, отличия не наследуются. Согласно исповедуемой ими хромосомной теории, наследственность орга­низмов неизменна. Если же она и изменяется, то лишь под действием не­познанных сил, скрытых в хромосомах, в заключающемся в них «наслед­ственном веществе». Таким образом душой хромосомной теории является так называемая концепция автогенеза, утверждающая автономность, независимость организма в его развитии от условий жизни, влияния внеш­ней среды,— концепция чисто идеалистическая.

В соответствии с этими положениями формальные генетики утверждают в своих работах, что при развитии любого организма, любой особи роль

За процветание передовой биологической науки5

факторов внешней среды сводится лишь к роли агентов, обеспечивающих течение предопределенных «генами» формообразовательных процессов. Тайные пружины, или, как они говорят, «внутренние регуляторные меха­низмы», этих процессов скрыты в клеточном ядре. Роль внешних процес­сов ограничивается, таким образом, лишь реализацией автономного от них процесса.

Эта формалистическая, насквозь идеалистическая концепция, настой­чиво развиваемая членом-корр. АН СССР Н. П. Дубининым, находит де­тальное «обоснование» и в получившей печальную известность книге И. И. Шмальгаузена «Факторы эволюции». «Внешний фактор,—пи­шет Шмальгаузен в этой книге, — дает при достижении порога реак­тивности животного организма лишь первый толчок, приводящий в действие внутренний механизм определенного комплекса формообразо­вательных процессов, он не детерминирует ни качества, ни масштаба реак­ции. В лучшем случае (и то не всегда) внешний фактор определяет лишь время и иногда место ее реализации». И. И. Шмальгаузен отрицает историческое прошлое изменчивости, отрицает, что возникающему ка­чественному изменению предшествует процесс мелких количественных изменений. Мутации (изменения наследственности), по его утверждению, имеют необусловленный, неопределенный, случайный характер. Он пи­шет: «Возникновение отдельных мутаций имеет все признаки случайных явлений. Мы не можем ни предсказать, ни вызвать произвольно ту или иную мутацию. Какой-либо закономерной связи между качеством мутации и определением изменений в факторах внешней среды пока установить не удалось» (там же). Как правильно указал академик Т. Д. Лысенко в своем докладе, это — «своеобразная концепция непознаваемости, имя ей — идеализм в биологии. Утверждение о «неопределенности» изменчи­вости закрывает дорогу для научного предвидения и тем самым разо­ружает сельскохозяйственную практику».

Особое внимание на сессии было уделено разоблачению так называе­мой «теории стабилизирующего отбора» И. И. Шмальгаузена, связанной с концепцией затухающей кривой в породо- и сортообразовании и культивирующей тем самым предельческие настроения, сеющей среди работников сельского хозяйства неверие в дальнейший прогресс организ­мов животного и растительного мира.

Все эти вредные измышления представителей формально-генетической лженауки, основанные на метафизических представлениях и заведомо порочных экспериментах, либо оставались практически бесплодными для социалистического сельского хозяйства, л: бо наносили ему прямой, не­посредственный ущерб. Заместитель министра совхозов СССР Е. М. Чекменов и академики Л. К. Гребень, Д. А. Долгушин, Е. И. Ушакова прямо говорили на сессии о количестве загубленных ценных животных, о том, какой вред был нанесен овцеводству, как тормозилось лесонасаждение в угоду реакционным теориям метафизиков и схоластов от науки.

Выступившим на сессии И. И. Шмальгаузену, Б. М. Завадовскому,
И. А. Раппопорту и другим сторонникам формально-генетического направ­ления не удалось опровергнуть ни одного из выдвинутых против них обви­нений. В своем историческом решении сессия правильно квалифицировала вейсманистское (менделевско-моргановское) направление как реакционно-идеалистическое, оторванное от жизни и в своих исследованиях практи­чески бесплодное, противопоставив ему прогрессивное мичуринское на­правление, вооружающее практиков научнообоснованными методами планомерного изменения природы растений и животных, улучшения существующих и выведения новых сортов сельскохозяйственных культур и пород животных.

6 Передовая

Передовое мичуринское направление в биологии основывается на де­визе: «Мы не можем ждать милостей от природы; взять их у нее — наша за­дача». Оно решительно противостоит утверждению менделизма-морганиз­ма о непознаваемости причин изменчивости природы организмов и его отрицанию возможности направленного изменения природы растений и животных. «При вмешательстве человека,— писал И. В. Мичурин,— является возможным вынудить каждую форму животного или растения более быстро изменяться и при том в сторону, желательную человеку. Для человека открывается обширное поле самой полезной для него деятельности» 1.

Академик Т. Д. Лысенко дает в своем докладе следующее определение основных положений мичуринского учения.

«Мичуринское учение начисто отвергает основное положение менде­лизма-морганизма — положение о полной независимости свойств наслед­ственности от условий жизни растений и животных. Мичуринское учение не признает существования в организме особого от тела организма наслед­ственного вещества. Изменение наследственности организма или наслед­ственности отдельного участка его тела всегда является результатом изме­нения самого живого тела. Изменение же живого тела происходит благодаря отклонению от нормы типа ассимиляции и диссимиляции, благодаря из­менению, отклонению от нормы типа обмена веществ. Изменение организ­мов или их отдельных органов и свойств, хотя не всегда или не в полной степени передается потомству, но измененные зачатки новых зарождаю­щихся организмов всегда получаются только в результате изменения тела родительского организма, в результате прямого или косвенного воздей­ствия условий жизни на развитие организма или отдельных его частей, в том числе половых и вегетативных зачатков. Изменение наследствен­ности, приобретение новых свойств и их усиление и накопление в ряде последовательных поколений всегда обусловливается условиями жизни организма. Наследственность изменяется и усложняется путем накопления приобретаемых организмами в ряде поколений новых признаков и свойств.

Организм и необходимые для его жизни условия представляют единство. Разные живые тела для своего развития требуют разных условий внешней среды. Исследуя особенности этих требований, мы и узнаем качественные особенности природы организмов, качественные особенности наследствен­ности. Наследственность есть свойство живого тела требовать определен­ных условий для своей жизни, своего развития и определенно реагировать на те или иные условия.

Знание природных требований и отношения организма к условиям внешней среды дает возможность управлять жизнью и развитием этого организма. Управление условиями жизни и развития растений и живот­ных позволяет все глубже и глубже постигать их природу и тем самым устанавливать способы изменения ее в нужную человеку сторону. На основе знания способов управления развитием можно направленно из­менять наследственность организмов»2.

Величайшее значение мичуринского учения для современной биоло­гической науки состоит именно в том, что оно указывает практический путь направленного совершенствования форм культурных растений и живот­ных. Тем самым учение это кладет начало новому этапу развития материа­листической биологии, непосредственно связанному с переживаемой нами

1 И. В. Мичурин, Соч., т. IV, стр. 72.

2 Академик Т. Д. Лысенко, О положении в биологической науке, доклад на сессии ВАСХНИЛ 31 июля 1948 года, Сельхозгиз, 1948, стр. 28—29.

За процеетание передовой биологической науки 7

эпохой освобождения производительных сил всего мира от пут частно­собственнических, капиталистических отношений.

Не будет преувеличением сказать, что Мичурин заложил основы но­вой науки — науки об управлении природой растения. В результате раз­вития мичуринского направления в биологии дарвинизм из науки, «пре­имущественно объясняющей прошлую историю органического мира, становится творческим, действенным средством по планомерному овладе­нию, под углом зрения практики, живой природой. Наш советский ми­чуринский дарвинизм — это творческий дарвинизм, по-новому, в свете учения Мичурина, ставящий и решающий проблемы теории эволюции»3.

Замечательной особенностью мичуринского учения является тесная связь с сельскохозяйственной практикой, также отличающая его от умо­зрительных построений менделистов-морганистов. Развившееся как обоб­щение многолетней, блестящей экспериментаторской и практической дея­тельности великого обновителя природы, оно нашло дальнейшее развитие в трудах академика
Т. Д. Лысенко и его сотрудников, в работах много­численных мичуринцев-практиков, утвердивших правоту этого учения на колхозно-совхозных полях великого Советского Союза.

Победное шествие мичуринской науки улучшения природы растений и животных было со всей очевидностью продемонстрировано на сессии. Многочисленные выступления по докладу академика Т. Д. Лысенко пока­зали, что, вопреки утверждениям менделистов-морганистов, учение Ми­чурина давно вышло из границ экспериментов, перешагнуло ограды пло­довых садов и стало обобщающим учением огромной силы, охватывающим все отрасли растениеводства. Академики и научные сотрудники Все­союзной академии сельскохозяйственных наук, работники сельскохозяй­ственных станций, приехавшие со всех концов страны, поделились с участ­никами сессии своими успехами, достигнутыми в результате применения на практике мичуринского учения. Новые сорта пшеницы, картофеля, ячменя, льна, томатов, плодовых и пр. и пр.— вот с чем пришли мичу­ринцы на сессию. О проникновении мичуринских принципов в животно­водство убедительно рассказали академики В. М. Юдин,
В. А. Шаумян и другие.

  1. С. Бондаренко, В. Курильский Неизвестные Стругацкие. Письма. Рабочие дневники. 1942-1962 г г

    Документ
    Эта книга продолжает серию «Неизвестные Стругацкие», но являемся первой из нового цикла «Письма. Рабочие дневники». Предыдущий цикл, «Черновики. Рукописи.
  2. Миф о репрессиях в советской науке

    Реферат
    Вы взяли в руки почти что детектив. Правда, этот детектив необычного свойства. В обычном детективе есть герои, расследующие преступления, есть преступники, есть лирические отсупления, описание места событий и много, много воды Мне
  3. «мичуринской генетики и советского творческого дарвинизма»

    Монография
    Август – 48. Уроки прошлого. (научное киллерство, к истории советской генетики, к феномену распада СССР)М.: РГАУ−МСХА им. К.А. Тимирязева, 2009. 441 с.
  4. П. М. Жуковский прошел большой путь, посвятив более 60 лет жизни биологической науке и оставив неизгладимый след во многих ее областях. Он известен во всем мире как выдающийся ученый-ботаник, морфолог, систематик, ге

    Статья
    Статья написана в связи со 120-летием со дня рождения академика Петра Михайловича Жуковского, известного во всем мире выдающегося ученого, крупнейшего авторитета в области теоретической и прикладной ботаники, генетики, эволюции культурных
  5. Общее дело, государство, республика (2)

    Документ
    В целом на основе предлагаемого подхода можно существенно повысить прозрачность, предсказуемость, устойчивость и эффективность российской государственной политики, придать России большую привлекательность на международной арене.
  6. Список литературы по естественным наукам

    Документ
    Уважаемые коллеги! Предлагаем Вашему вниманию ретроспек-тивный список изданий по естественным наукам, которые имеются в фонде внутриреспубликанского документообмена и перераспределения отдела комп-лектования фондов Национальной библиотеки Беларуси.
  7. Наука всегда являлась одним из стержней российской государственности. Чтобы уничтожить государство необходимо разрушить те основы, на которых оно стоит. Несомне (1)

    Документ
    Наука всегда являлась одним из стержней российской государственности. Чтобы уничтожить государство необходимо разрушить те основы, на которых оно стоит.
  8. Наука всегда являлась одним из стержней российской государственности. Чтобы уничтожить государство необходимо разрушить те основы, на которых оно стоит. Несомне (2)

    Документ
    Россия стремительно превращается в страну дебилов, способных только открывать задвижки на многочисленных трубопроводах, поскольку в результате реформ Россия из великой индустриальной державы превращена в сырьевой придаток Запада.
  9. Наука прошла большой и сложный путь развития от египетских и вавилонских памятников до атомных электростанций, лазеров и космических полетов. Человечество про (1)

    Документ
    Бора и т.д. В общем, такое утверждение верно. По существу каждый исследователь должен быть осведомлен о том, что сделано до него в изучаемом им вопросе, критически оценить результаты, полученные его предшественниками.

Другие похожие документы..