Информационный бюллетень 3 июля 2008 года

У государства как у такового на эту тему позиции быть не должно. И до тех пор, пока я руковожу страной, являюсь Президентом Российской Федерации, я буду исходить из этого. Мы должны обособить судебную власть от всех способов влияния на неё как со стороны частных лиц, бизнес-корпораций, так и со стороны других государственных органов. Таков мой ответ.

В.Гуревич: За последние несколько лет Россия получила в своё распоряжение очень крупные финансовые ресурсы. И после того, как мы стали обладателями фондов, возникла идея, что, в общем, иностранные инвестиции в условиях притока больших нефтяных доходов, а также возможности лёгкого заимствования на рынках не очень-то нужны. Это не всеобщая позиция, но она стала достаточно популярной. И мы параллельно этому ещё очень долго, в течение нескольких лет, пытались что-то сделать с собственным законодательством, чтобы понять, кого мы хотим допускать в какие отрасли, кого нет. Можно говорить, что сейчас наконец мы сформулировали более-менее окончательную и ясную позицию, которая ясна и нам самим, и нашим партнёрам на мировом рынке: кого мы хотим допустить, куда, в каких пределах.

Д.А.Медведев: Иностранные инвестиции нужны Российской Федерации. Это абсолютно безусловный вывод. Вопрос в том, какие и куда. Сегодня мы действительно находимся в неплохой экономической ситуации, несмотря на те макроэкономические проблемы, о которых я говорил, и глобальный экономический кризис. Тем не менее мы не остановились, мы развиваемся, у нас происходят инвестиции в наиболее важные для нас отрасли нашей экономики, в инфраструктуру, наконец-то начались инвестиции в социальную сферу, в образование. И мы этим будем заниматься. Но иностранные инвестиции абсолютно необходимая вещь.

Во-первых, ряд задач можно решить только вместе с иностранными инвесторами, которые обладают или опытом, или позволяют консолидировать очень значительные финансовые средства.

Во-вторых, приход иностранных инвестиций, как правило, показывает самочувствие экономики, является ли она здоровой, или же она стагнирует, закрывается. В этом смысле иностранные инвестиции – индикатор развития рынка, индикатор, если хотите, экономических свобод. То государство, которое отгораживается от иностранных инвестиций, свободным считаться не может, это очевидно. Вопрос именно в том, куда и кого пускать. И по этому вопросу, по этой теме сегодня идут основные дебаты. В России мы для себя эти вопросы решили и открыто о них сказали. Ещё пять лет назад иностранные инвесторы меня упрашивали: примите закон, где покажете специальные сферы, где наше присутствие или нежелательно, или возможно только в пуле с российскими структурами. Мы такой закон приняли. Но эта проблема глобальная. И могу вам сказать, что сейчас даже при подготовке документов к «восьмёрке» рассматривается вопрос о стратегических отраслях и о допуске иностранных инвестиций. И наши партнёры вместе с нами сходятся на том, что единственным основанием для отклонения иностранных инвестиций, как правило, являются соображения безопасности. А соображения безопасности, конечно, каждое государство трактует по-своему.

Могу вам сказать, что наша трактовка далеко не самая жёсткая. Я не буду называть другие страны, но их законы – я просто специально их читал – гораздо более жёсткие, а с другой стороны, гораздо более основаны на решении административных органов, чем наши. У нас всё перечислено: какие инвестиции, кто принимает решение. А в ряде других стран в законах написано, что это решение по собственному усмотрению примет или комиссия какая-то, или какое-то министерство. Поэтому мы пошли по весьма умеренному пути. И я считаю, что сегодня у нас ситуация достаточно простая. У нас есть те сферы, где иностранные инвестиции welcome, и те сферы, где иностранные инвестиции подлежат согласованию с государственными структурами, но где в целом они тоже могут приветствоваться.

Хаями Ичикава: Глобальная безопасность – это также один из важнейших вопросов, обсуждаемых «восьмёркой». Ядерные программы Северной Кореи по-прежнему являются предметом озабоченности. Какие программы Россия, Япония, другие региональные программы могут реализовывать для обеспечения повышенной безопасности? Какие меры Россия намерена предпринять для того, чтобы нейтрализовать ядерную программу Северной Кореи? Японский народ смотрит с надеждой на Россию в этом плане. Мы хотели бы знать, какое сотрудничество мы можем ожидать от Вас, от нового Президента?

Д.А.Медведев: Вы спрашивали и про Иран или только про Северную Корею?

Хаями Ичикава: Можно расширить вопрос и по Ирану.

Д.А.Медведев: И ситуация вокруг ядерной программы Ирана, и вокруг ядерной программы Северной Кореи (я сейчас скажу вместе, а потом какие-то нюансы по двум этим государствам отмечу), естественно, беспокоит сегодня Объединённые Нации, беспокоит нас в том числе. И эту позицию мы неоднократно отмечали. И, собственно говоря, все форматы работы вокруг соответствующих ядерных программ с нашим участием основаны именно на этом. Мы не можем безучастно смотреть на развитие непрозрачных ядерных программ, точно так же, как и другие государства. Но мы стараемся всегда работать, что называется, от позитивных моментов. Поэтому я считал и считаю (и здесь наша позиция не меняется), что в отношении так называемых проблемных программ в соответствующих государствах необходима система так называемых позитивных стимулов. А не просто: мы принимаем резолюцию, и, хоть тресните, должны её выполнить, а если не выполните, то тогда мы будем думать о жёстких международных санкциях, а впоследствии и о военных операциях. Эта штука крайне опасная, а система, основанная на стимулах, гораздо понятнее, и, самое главное, её проще объяснить, её проще предложить нашим непростым переговорщикам.

Что касается ситуации вокруг Ирана, она в чём-то имеет движение вперёд, в чём-то стоит на месте. К сожалению, пока усилия, которые предпринимали государства – участники соответствующих форматов, а также МАГАТЭ, не увенчались какими-то прорывными решениями, но этот процесс должен быть продолжен. Мы должны мотивировать иранское руководство продемонстрировать прозрачность ядерной программы, в том числе в этом случае возможен и разговор о её будущем, должны предпринять ряд шагов и решений, которые уже были согласованы по линии МАГАТЭ, в этом случае напряжение вокруг этой программы ослабнет, но мы должны продолжать продвижение позитивных стимулов. И в любом случае мы должны понимать, как движутся эти процессы. Мы не должны совершать решения, которые находятся в противоречии с этим общим курсом.

Если мы с Ираном проводим переговоры в различных форматах, то мы не должны предпринимать действий, которые возбуждают иранское руководство и направлены на введение дополнительных санкций. Для меня совершенно непонятно, зачем такого рода решения были недавно приняты Европейским союзом, я об этом говорил во время моей недавней встречи в Ханты-Мансийске, когда общался с господином Баррозу, с господином Соланой. Уж либо мы с ними разговариваем, либо мы пытаемся по всяким мелким поводам щипать наших партнёров по переговорам.

Что касается Северной Кореи. Тоже ситуация непростая, но, на мой взгляд, всё-таки применительно к Северной Корее есть движение вперёд. Те решения, которые удалось за последнее время принять, а также шаги, которые были предприняты северокорейским руководством, в том числе по демонтажу соответствующих ядерных установок, на мой взгляд, это шаги в правильном направлении.

Мы всячески поддерживаем эти инициативы, мы работаем вместе с другими государствами. Не так давно был соответствующий доклад китайской стороны. Более того, мы соучаствуем и в программах помощи Северной Корее, для того чтобы добиться в конечном счёте общей нормализации положения дел на Корейском полуострове. Мы полностью исполняем те обязанности по снабжению энергоносителями, которые по нашему общему решению были возложены на Российскую Федерацию. Поставили туда уже мазута, как мне сегодня доложили, практически на сумму более 100 миллионов долларов. Это значительные объёмы. Поэтому применительно к ситуации вокруг северокорейской ядерной программы движение вперёд есть. Международное сообщество, естественно, не должно менять свои позиции. Нужно создавать для наших северокорейских партнёров именно систему позитивной мотивации, помогать им. И в этом случае есть возможность выйти на полноценное урегулирование этой программы, а впоследствии и общей ситуации.

Л.Майзано: Господин Президент, в последнее время Вы высказывались в том смысле, что Вы не хотите, чтобы столько много государственных служащих участвовало в руководстве государственными корпорациями. Несколько дней назад «Газпром» и «Роснефть» назначили новых руководителей. И они все являются политическими фигурами. Нет ли противоречия между тем, что было заявлено, и тем, что происходит?

Если Вы видите противоречие в отношении тех комментариев, которые были сделаны раньше, где говорилось, что государственные служащие не должны быть в советах управляющих государственных предприятий; в прошлом в прессе сообщалось, что Вы говорили, высказывались в том плане, что Вам не нравится, что столько много государственных служащих являются членами совета директоров государственных компаний. «Газпром» и «Роснефть» назначили государственных сотрудников.

Ф.Ноде-Ланглуа: Господин Шувалов также решительно высказался по этому вопросу в Санкт-Петербурге.

Д.А.Медведев: Я поделил бы на два момента. Во-первых, идея по уменьшению количества госпредставителей в советах директоров была сформулирована мною четыре месяца назад, во время, по сути, избирательного цикла. Но не потому, что это популистская какая-то идея, а потому, что я считаю, что это правильно. И поэтому, собственно говоря, тогда она и появилась.

Мои коллеги, часть из них Вы назвали, эту идею поддержали. Но для того, чтобы исполнить её, мы должны иметь нормальный набор независимых членов совета директоров – это первое.

Во-вторых, мы должны соблюдать корпоративные процедуры, потому что, скажем, когда речь идёт о «Роснефти» или «Газпроме», представители были выдвинуты туда в соответствии с законом до 31 января текущего года. Сама идея возникла чуть позже, точнее, была озвучена, скажем так.

И, наконец, третье. Конечно, мы должны уделять внимание тому, о каком акционерном обществе идёт речь. Мне хорошо знакома ситуация в «Газпроме». Я считаю, что в принципе общее количество государственных представителей, лиц, которые являются действующими государственными служащими, и в «Газпроме», и в других компаниях можно уменьшить. У нас и сейчас там есть независимые директора. На госпакет, а он контрольный в «Газпроме», могут избираться в совет директоров не только государственные служащие, но и независимые директора. Но для этого мы должны составить их список и мы должны прийти к выводу, что они всё-таки подготовлены для того, чтобы принимать такие решения. При этом, как вы понимаете, они должны будут представлять интересы государства, а не собственные интересы. Даже при понимании неких корпоративных правил о том, что член совета директоров должен сам определяться. Но есть вопросы, по которым государство даёт директивы, и оно будет их давать в тех случаях, когда этот вопрос считается важным, как акционер, точно так же, как другие акционеры дают директивы своим членам совета директоров. Но приход профессионалов в органы управления совета директоров я рассматриваю как позитивный момент. Эту идею никто с повестки дня не снимал, в том числе и в отношении крупных компаний, но делать это нужно в соответствии с нашим акционерным законодательством, в те сроки, когда это возможно, и с пониманием ответственности, которая связана с работой той или иной крупной компании.

Если говорить о такой компании, как «Газпром», да и «Роснефть», наверное, тоже, то я считаю, что даже при наличии значительной части независимых директоров в совете всё-таки с учётом важности этой компании возглавить совет директоров всё равно мог бы и, наверное, должен представитель государства. Я, кстати, об этом с самого начала говорил. Речь идёт не о том, чтобы обязательно во главе совета директоров встал независимый директор, а о том, чтобы решение совета директоров принималось бы более квалифицированно, с использованием опыта независимых директоров. Но это применительно к крупнейшим компаниям.

Если говорить о компаниях второго-третьего эшелона, то я абсолютно допускаю и возможность избрания председателем совета представителя независимых директоров или человека, который, скажем так, не находится на государственной службе. Так что никакого противоречия здесь нет.

М.Людвиг: Господин Президент, мы на днях прочитали о таком опросе: молодая элита среднего класса, которую Вы хотели бы развивать до 60 процентов вообще населения, большая часть этой элиты, думает о том, чтобы эмигрировать из России. Это ваше будущее, это профессионалы, это люди, которым повезло. И, несмотря на это, они думают о том, чтобы эмигрировать, большинство этих людей. Что Вы сможете сделать, чтобы не терять такое ценное поколение?

Д.А.Медведев: Я, честно говоря, не знаю, о каком опросе Вы говорите.

М.Людвиг: «Левада-центр».

Д.А.Медведев: «Левада-центр»?

М.Людвиг: Да.

Д.А.Медведев: И сколько процентов там, по их данным?

М.Людвиг: Более-менее 57. И один из поводов, главный повод, они считают, что не могут защититься от произвола администрации, не верят в стабильность вообще ситуации в России.

Д.А.Медведев: Знаете, я посмотрю этот опрос. «Левада-центр» – вполне уважаемый центр. По моим ощущениям, количество людей, которое хочет покинуть страну окончательно, что называется, для того, чтобы переселиться в какие-то другие страны, за последние годы существенно уменьшилось. И я здесь сужу не по каким-то даже опросам, а, скажу откровенно, по настроениям своих товарищей, которые не работают ни на государственной службе, ни в каких-то других важных местах. Это обычные люди: или небольшие бизнесмены, или просто граждане, которые занимаются какими-то социальными вопросами. Поэтому с этой статистикой, безусловно, нужно ещё разобраться, что имеется в виду. Но, если люди недовольны, конечно, у них могут появляться самые разные настроения. Хотя, ещё раз повторяю, по-моему, за последние десятилетия наши граждане убедились, что в других странах мёдом тоже ничего не намазано и вкалывать нужно везде: и в России, и в других странах – для того чтобы добиться успеха.

Что касается условий для ведения бизнеса, для ведения нормального своего дела, для жизни, то эта задача действительно государственная. И здесь мы обязаны создавать для наших граждан комфортные условия. Когда этих комфортных условий нет, возникает желание куда-то уехать. Собственно говоря, что и происходило в начале 90-х годов.

В настоящий момент экономические условия для работы в России, особенно для молодёжи, для тех, кто пытается открыть своё дело или заняться каким-то технологическим проектом, на мой взгляд, вполне приличные, они не идеальные, конечно. И поэтому мы занимаемся малым бизнесом, вопросами борьбы с коррупцией. Но в целом они, конечно, всё равно отличаются от того, что было многие десятилетия назад, и даже 10–15 лет назад. Поэтому я считаю, что в целом всё равно доля людей, которые хотели бы связать своё будущее с заграницей, последовательно уменьшается.

  1. Информационный бюллетень 7 июля 2008 года

    Информационный бюллетень
    Президент России Д.А.Медведев и Президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов приняли участие в открытии учебно-сервисного центра «КамАЗ», 5 июля 2008 года
  2. Информационный бюллетень 24 июля 2008 года

    Информационный бюллетень
    Председатель Правительства России В.В.Путин подписал распоряжение (N 1052-р от 21 июля 2008 г.) о присоединении Российской Федерации к Договору Всемирной организации интеллектуальной собственности по авторскому праву, принятому Дипломатической
  3. Информационный бюллетень №6 июль 2008 года

    Информационный бюллетень
    В соответствии с повесткой дня акционерами утверждены годовой отчет, годовая бухгалтерская отчетность, в том числе отчет о прибылях и убытках (счета прибылей и убытков) Общества, а также распределение прибыли (в том числе выплата дивидендов)
  4. Информационный бюллетень №6 июль 2007 года

    Информационный бюллетень
    В рамках реализации Программы «Организация общественного наблюдения (контроля) за выборами депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации и Президента Российской Федерации» (2006 – 2008 годы) Российский фонд
  5. Информационный бюллетень 9 июля 2009 года

    Информационный бюллетень
  6. Информационный бюллетень 28 июля 2009 года

    Информационный бюллетень
    Статья Министра иностранных дел России С.В.Лаврова "Феномен Громыко", опубликованная в журнале "Политический класс" № 7 (55), июль 2009 года
  7. Информационный бюллетень 27 июля 2009 года

    Информационный бюллетень
    Стенограмма выступления и ответов на вопросы СМИ Министра иностранных дел России С.В.Лаврова по итогам переговоров с заместителем Премьер-министра Правительства,
  8. Информационный бюллетень №6 май 2008 года

    Информационный бюллетень
    1 Мая – этот день мы всегда связываем с приходом весны, обновлением и надеждами на будущее, день - объединяющий всех работающих независимо от профессии и должности.
  9. Информационный бюллетень 23 июля 2012 года

    Информационный бюллетень
    Председатель Правительства России Д.А.Медведев направил Премьер-министру Израиля Б.Нетаньяху телеграмму соболезнования в связи с гибелью израильских граждан в результате террористического акта в болгарском городе Бургас

Другие похожие документы..