Бюллетень Европейского Суда по правам человека

Бюллетень Европейского Суда по правам человека
Российское издание
N 11/2009

Редакционная: необходимые пояснения и краткие замечания

Государственная Дума переложила свою "головную боль" на Конституционный Суд

Не успели мы отправить подписчикам очередной номер "Бюллетеня Европейского Суда по правам человека" (N 10/2009), в котором редакционную статью озаглавили "Европейский день против смертной казни и "день тишины" в Российской Федерации", как "тишина" закончилась. Пленум Верховного Суда России обратился с ходатайством в Конституционный Суд, в котором просит разъяснить пункт 5 резолютивной части его (Конституционного Суда) Постановления от 2 февраля 1999 года N 3-П о возможности назначения наказания в виде смертной казни после введения судов с участием присяжных заседателей на всей территории Российской Федерации.

Напомним историю вопроса. 2 февраля 1999 года по запросу Московского городского суда и жалоб трех граждан о соответствии Конституции России некоторых законов Конституционный Суд постановил (п. 5 резолютивной части): "С момента вступления в силу настоящего Постановления и до введения в действие соответствующего федерального закона, обеспечивающего на всей территории Российской Федерации каждому обвиняемому в преступлении, за совершение которого федеральным законом в качестве исключительной меры наказания установлена смертная казнь, право на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей, наказание в виде смертной казни назначаться не может независимо от того, рассматривается ли дело судом с участием присяжных заседателей, коллегией в составе трех профессиональных судей или судом в составе судьи и двух народных заседателей".

Подчеркнем, что это постановление нельзя рассматривать как мораторий на смертную казнь, в этом постановлении не определялось, конституционна ли в принципе смертная казнь, а лишь решался, как уточнил позже Председатель Конституционного Суда Валерий Дмитриевич Зорькин, "процессуальный вопрос". Иначе говоря: у всех ли одинаковые права на суд присяжных?

С 1 января 2010 года суд присяжных начнет действовать в последнем субъекте Российской Федерации - Чеченской Республике. Вот тогда уже все будут равны перед Уголовным кодексом. А этот кодекс предусматривает за некоторые преступления смертную казнь.

Вот и забеспокоились в Верховном Суде: "У судов общей юрисдикции Российской Федерации могут возникнуть сомнения относительно того, возможна ли после введения судов с участием присяжных заседателей на всей территории Российской Федерации реализация пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П, т.е. назначение наказания в виде смертной казни".

Конституционный Суд разделил озабоченность Пленума Верховного Суда и немедленно принял ходатайство к рассмотрению на ближайшем пленарном заседании. Приводим мнение выступивших на заседании сторон в кратком изложении информационных агентств.

Владимир Давыдов, судья Верховного Суда России, представивший позицию Пленума его ведомства, отметил, что Россия должна либо ратифицировать Протокол N 6 европейской Конвенции, запрещающий смертную казнь, либо выйти из него.

Михаил Кротов, полномочный представитель Президента России в Конституционном Суде, заявил: "Отмена смертной казни - одна из целей проводимой в стране судебной реформы. Позиция государства и главы государства - поэтапная отмена смертной казни в России. Глава государства реализует мораторий через замену смертной казни на пожизненное заключение или тюремный срок 25 лет".

Михаил Барщевский, представитель Правительства России в высших судах страны, сказал: "Многие думают, что Конституционный Суд рассматривает сегодня дело о смертной казни. Но мне кажется, что сегодня он рассматривает дело об определении вектора исторического развития России. Смертная казнь в России уже сейчас фактически отсутствует".

Владимир Лукин, Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации, обращаясь к судьям Конституционного Суда, сказал: "Я призываю вас с особой внимательностью рассмотреть этот вопрос и принять историческое решение, которое, возможно, приведет к росту терпимости, повышению ценности человеческой жизни и к резкому снижению преступлений".

Александр Харитонов, постоянный представитель Государственной Думы в Конституционном Суде, он же заместитель председателя Комитета по конституционному законодательству и государственному строительству, заявил: "Политическая позиция руководства Госдумы изложена в публичных выступлениях. На протяжении нескольких лет позиция является таковой, что смертная казнь в России применяться не может. Россия не может применять смертную казнь в силу положений Венской конвенции о праве международных договоров".

На последнем выступлении остановимся подробнее. Для Государственной Думы вопрос о смертной казни - застарелая "головная боль": уже более десяти лет она не знает что делать с законопроектом Президента России о ратификации Протокола N 6 к европейской Конвенции, запрещающий смертную казнь в мирное время. А один из комитетов Госдумы прямо записал в своем решении, что не поддерживает ратификацию Протокола N 6 и предлагает сохранить наказание в виде смертной казни в уголовном законодательстве. На вопрос судьи Конституционного Суда Владимира Стрекозова, возвращалась ли Госдума или другие субъекты законодательной инициативы - от президента до правительства к этому вопросу, официальный представитель Госдумы Александр Харитонов бесхитростно ответил, что "организационные моменты, которые этому мешают, всем известны". "Но есть конституционные обязанности и обязательства, взятые при подписании протокола", - настаивал судья Стрекозов. На что депутат Харитонов обещал "с большим удовольствием передать депутатам мнение Конституционного Суда".

Вот так, с больной головы на здоровую!

По жалобам о нарушениях статьи 1 Конвенции

Вопрос об ответственности государств по защите прав человека

Вопрос о территориальной юрисдикции в отношении содержания под стражей иракских граждан английскими вооруженными силами в Ираке. Жалоба признана приемлемой.

Аль-Саадун и Муфзи против Соединенного Королевства
[Al-Saadoon and Mufdhi v. United Kingdom] (N 61498/08)

Решение от 30 июня 2009 г. [вынесено IV Секцией]

Дело инициировано жалобами двух иракских граждан на то, что английские власти в Ираке передали их в иракскую тюрьму в нарушение предварительной меры, на которую указал Европейский Суд в соответствии с правилом 39 Регламента Суда, подвергнув их реальной угрозе несправедливого судебного разбирательства, а затем казни через повешение.

(a) Предварительная информация. 20 марта 2003 г. коалиция вооруженных сил (многонациональные силы - МНС) начали нападение на Ирак. После завершения основных сухопутных операций была учреждена Временная коалиционная администрация (ВКА) до создания иракского правительства. В июле 2003 г. был создан Управляющий совет Ирака* (*Временный (переходный) управляющий (правящий) совет Ирака, сочетающий законодательные и исполнительные функции, учрежден 13 июля 2003 г. (прим. переводчика).), и ВКА стала исполнять консультативные функции. 27 июня 2004 г. ВКА издала меморандум, в котором указывалось, что заключенные по уголовным делам подлежат передаче иракским властям при первой возможности, и приказ (приказ ВКА N 17 с изменениями) о том, что на период его действия помещения, занимаемые МНС на территории Ирака, остаются неприкосновенными и подконтрольными исключительно МНС. Оккупация завершилась на следующий день, и власть была передана от ВКА временному правительству. В дальнейшем МНС, включая английский контингент, оставались в Ираке по просьбе иракского правительства и с согласия Совета Безопасности ООН. Соединенное Королевство и иракские власти впоследствии заключили предварительный договор, который предусматривал, что временное иракское правительство обладает юрисдикцией по отношению ко всем подозреваемым в совершении преступлений, находящимся под контролем английского контингента. Срок мандата ООН на пребывание МНС в Ираке истек 31 декабря 2008 г.

(b) Дело заявителей. Заявители были задержаны английскими войсками после нападения на Ирак. Они первоначально содержались в английских изоляторах в качестве "секретных заключенных" по подозрению в занятии высоких должностей в партии Баас при прежнем режиме и организации насилия против коалиционных сил. В октябре 2004 г. английская военная полиция, расследовавшая гибель двоих английских солдат, убитых из засады в Южном Ираке 23 марта 2003 г., пришла к выводу о наличии данных о причастности заявителей к этому событию. В декабре 2005 г. английские власти формально передали дело против заявителей в иракские суды по уголовным делам. В мае 2006 г. в их отношении был выдан ордер на арест в соответствии с иракским уголовным кодексом и распоряжение, санкционирующее их длительное содержание под стражей английскими войсками в Басре. Власти Соединенного Королевства изменили статус заявителей с "секретных заключенных" на "заключенных по уголовным делам". Дела были переданы в суд по уголовным делам Басры, который решил, что вменяемые заявителям деяния составляют военные преступления, подсудные Иракскому верховному трибуналу (ИВТ), который мог приговаривать к смертной казни. ИВТ систематически предъявлял требования о передаче заявителей в его изолятор. Заявители потребовали судебной проверки английскими судами законности предполагаемой передачи. 19 декабря 2008 г. суд отделения* (*Вероятно, имеется в виду суд Отделения королевской скамьи, входящего в состав Высокого суда, которое, в частности, рассматривает апелляции на приговоры магистратских судов по уголовным делам. Высокий суд и Апелляционный суд являются учреждениями Верховного суда Англии и Уэльса (прим. переводчика).) признал ее законной, и это решение поддержал Апелляционный суд 30 декабря 2008 г. Признав, что существует реальная угроза казни заявителей, Апелляционный суд установил, что даже до истечения срока действия мандата ООН 31 декабря 2008 г., Соединенное Королевство не осуществляло в отношении заявителей автономной власти как суверенное государство, но действовало в качестве агента иракского правительства. Оно не имело дискреционных полномочий по содержанию, освобождению или возвращению заявителей. В сущности оно содержало их под стражей только по просьбе и по распоряжению ИВТ и было обязано возвратить их в изолятор ИВТ в соответствии с договоренностями Соединенного Королевства и Ирака. Это было тем более верно в связи с истечением срока мандата, поскольку после этой даты английские войска лишались правовых полномочий для содержания под стражей любых иракцев. В любом случае, даже если Соединенное Королевство обладало для этого юрисдикцией, оно имело международно-правовое обязательство по передаче заявителей в изолятор ИВТ, и это обязательство должно было соблюдаться, если вследствие этого заявители не подвергались преступлению против человечности или пытке. Смертная казнь через повешение не относилась ни к той, ни к другой категории. Поэтому Апелляционный суд отклонил жалобу.

В тот же день (30 декабря 2008 г.) Европейский Суд принял в отношении заявителей предварительную меру в соответствии с правилом 39 Регламента Суда, указав английскому государству-ответчику на то, что заявители не должны удаляться или перемещаться за пределы места их содержания под стражей до нового указания. Однако на следующий день государство-ответчик ответило, что, поскольку мандат ООН должен был истечь в полночь, в виде исключения оно не может соблюдать эту меру и уже передало заявителей в иракский изолятор в тот же день. Заявителям впоследствии было отказано в обжаловании решения Апелляционного суда в Палату лордов. Суд над заявителями в ИВТ начался 11 мая 2009 г.

Решение

Жалоба признана приемлемой, что касается статей 2, 3 и 6 Конвенции и статьи 1 Протокола N 13 к Конвенции. При рассмотрении предварительного вопроса о юрисдикции следует учесть, что власти Соединенного Королевства обладали полным и исключительным контролем над изолятором, в котором содержались заявители, во-первых, за счет использования военной силы, во-вторых, в силу закона. В первые месяцы содержания заявителей под стражей Соединенное Королевство являлось оккупирующей державой Ирака. Два управляемых англичанами изолятора, в которых содержались заявители, были созданы на иракской территории за счет использования военной силы. Соединенное Королевство осуществляло контроль и власть над заключенными в них лицами вначале исключительно за счет использования военной силы или угрозы ее использования. Впоследствии его фактический контроль над этими помещениями нашел отражение в законодательстве. В частности, приказ ВКА от 24 июня 2004 г. N 17 (с изменениями) установил, что все помещения, занимаемые МНС, остаются неприкосновенными и подконтрольными исключительно МНС. Это положение оставалось в силе до полуночи 31 декабря 2008 г. С учетом полного и исключительного де-факто, а впоследствии де-юре контроля, осуществлявшегося властями Соединенного Королевства над указанными помещениями, заявители относились к юрисдикции Соединенного Королевства и продолжали к ней относиться до их фактического перевода в изолятор иракских властей 31 декабря 2008 г. Вопросы о том, имело ли Соединенное Королевство правовое обязательство передачи заявителей в иракский изолятор, и если имело, то изменяло или заменяло ли последнее конвенционные обязательства по отношению к заявителям, являются несущественными для предварительного вопроса о юрисдикции и подлежат разрешению при рассмотрении жалобы заявителей по существу.

Вопрос о приемлемости жалобы заявителей с точки зрения статей 13 и 34 Конвенции отложен до рассмотрения жалобы по существу. Жалоба на условия содержания под стражей и риск жестокого обращения или внесудебной казни в иракской тюрьме признана неприемлемой в связи с неисчерпанием внутренних средств правовой защиты в Соединенном Королевстве.

См. также недавно коммуницированные дела: "Аль-Скейни и другие против Соединенного Королевства" [Al Skeini and Others v. United Kingdom], жалоба N 55721/07, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека"* (*"Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 114 соответствует "Бюллетеню Европейского Суда по правам человека" N 4/2009.) [Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights] N 114; "Аль-Джедда против Соединенного Королевства" [Al-Jedda v. United Kingdom], жалоба N 27021/08, "Информационный бюллетень по прецедентной практике Европейского Суда по правам человека" N 116* (*Там же. N 6/2009.).

Вопрос об ответственности государств по защите прав человека

Жалобы на процессуальную несправедливость международного уголовного трибунала, учрежденного в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН. Жалоба признана неприемлемой.

Галич против Нидерландов
[Galiс v. Netherlands] (N 22617/07)

Благоевич против Нидерландов
[Blagojevic v. Netherlands] (N 49032/07)

Решения от 9 июня 2009 г. [вынесены III Секцией]

(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 3 статьи 35 Конвенции.)

Вопрос об ответственности государств по защите прав человека

Спор полностью относится к внутренней правовой системе международной организации, наделенной собственной правосубъектностью, обособленной от ее участников. Жалоба признана неприемлемой.

Бейго против 46 государств - участников Совета Европы
[Beygo v. 46 member States of the Council of Europe] (N 36099/06)

Решение от 16 июня 2009 г. [вынесено V Секцией]

(См. ниже изложение обстоятельств данного дела, жалоба по которому была рассмотрена в контексте пункта 3 статьи 35 Конвенции.)

  1. Бюллетень Европейского Суда по правам человека (2)

    Бюллетень
    Четвертого мая 2010 г. был опубликован и вступил в силу Федеральный закон "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок".
  2. Бюллетень Европейского Суда по правам человека (5)

    Бюллетень
    Опубликован ежегодный доклад Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации Владимира Петровича Лукина за 2009 год под весьма символичным заголовком "Права - не дают, права - берут".
  3. Бюллетень Европейского Суда по правам человека (3)

    Бюллетень
    Такими торжественными словами начинается ст. 1 Всеобщей декларации прав человека, которой 10 декабря, в Международный день прав человека, учрежденный в честь этого знакового документа, исполнилось 60 лет.
  4. Бюллетень Европейского Суда по правам человека (1)

    Бюллетень
    Опубликованы итоги работы Европейского Суда по правам человека за 2008 год. Основные статистические данные и речь Председателя Европейского Суда Жана-Поля Косты, проанализировавшего работу Суда, публикуются в этом номере Бюллетеня.
  5. Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2007. N с. 79, 103 122

    Бюллетень
    По делу "Шамаев и другие против Грузии и Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Вторая секция), заседая Палатой в составе:
  6. Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N с. 57 99

    Бюллетень
    1. Дело было инициировано жалобой (N 6847/02), поданной в Европейский суд по правам человека 29 января 2002 г. против Российской Федерации гражданином Таджикистана Дониером Тошпулатовичем Худоеровым (далее - заявитель) в соответствии
  7. «Бюллетеньь Европейского Суда по правам человека», №2 за 2006 год

    Бюллетень
    Профессор Георг Ресс, бывший судья Европейского Суда по правам человека, Страсбург, профессор публичного права, международного и европейского права, бывший ректор Европейского института, Саарбрюккен.
  8. Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N с. 60 76

    Бюллетень
    1. Дело было инициировано жалобой (N 70276/01), поданной в Европейский суд 9 января 2001 г. против Российской Федерации гражданином России и Израиля Владимиром Александровичем Гусинским (далее - заявитель) в соответствии со статьей
  9. Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2006. N с. 5, 15 23

    Бюллетень
    1. Дело было инициировано жалобой (N 58255/00), поданной в Европейский суд по правам человека против Российской Федерации гражданкой России Маргаритой Семеновной Прокопович (далее - заявитель) в соответствии со статьей 34 Европейской

Другие похожие документы..