Сказка в двух действиях

Анна Богачёва

ЗАЧАРОВАННОЕ ЦАРСТВО.

Сказка в двух действиях.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

СОЛДАТ АНДРЕЙ

ПЛОТНИК ГРИГОРИЙ, НА ВСЕ РУКИ МАСТЕР

ЦАРЬ

ЦАРЕВНА СОФЬЯ

МАТЬ СОЛДАТА

ВОЕВОДА

СТРАЖА

КИКИМОРА

БАБА ЯГА

КОТ БАЮН

Сцена 1.

Идет по дороге Солдат Андрей. Бодро шагает, и не беда, что на левую ногу прихрамывает. За спиной мешок дорожный. Позади годы службы тяжелой, походы и атаки. Эх! Да и молодость уже позади… А впереди… впереди родная деревня показалась.

ПЕСНЯ СОЛДАТА.

Шел солдат домой, песню напевал,

Целых двадцать лет дома не бывал!

Денег не скопил, славы не добыл,

Целых двадцать лет родине служил!

Ать-два! Ать-два! Сторонушка родная!

Ать-два! Ать-два! Маманя дома ждет!

Ать-два! Ать-два! А что нога хромая –

Так то пустяк, до свадьбы заживет!

Воду и огонь на войне прошел,

А теперь домой, жив – и хорошо!

Видимо не зря говорит народ:

Смелого бойца пуля не берет!

СОЛДАТ. Эх! Хорошо в пути, если с песней идти! В нашей роте песня в почете. Ну, здравствуй, село родимое! Где птица ни летает, а свое гнездо знает. Милый двор, знакомое крылечко. Сколько раз ты мне во сне снилось. Вот и свиделись.

Солдат Андрей гладит рукой ставни, кланяется крыльцу, по-хозяйски осматривает двор.

СОЛДАТ. Шутка ли – двадцать лет меня по свету носило. Изгородь скособочилась, ставенка на одной петле болтается.

Он заходит в избу.

СОЛДАТ. Вот оказия! Среди бела дня заснула старушка.

Он заглядывает в лицо спящей.

СОЛДАТ. Да ведь это маманя моя! Знай себе спит, прихрапывает и в ус не дует. А ну-ка, обрадую ее нежданным сюрпризом!

Солдат, вытянувшись в струнку и приложив руку к козырьку, громко приветствует Мать.

СОЛДАТ. Здравия желаю!

МАТЬ (садится на кровати, испуганно). А?! Кого надо?

СОЛДАТ. Али не признала?

МАТЬ (протирает глаза). Неужто Андрей?! Андрюнечка, сынок! Вернулся сыночек мой! Воротился сокол ясный! Дай обниму тебя!

СОЛДАТ. Говори громче, маманя! Пушки на войне грохотали, оглоушили сына твоего. Я теперича на ухо туговат.

МАТЬ (громко). Это не беда, сыночек! Главное – живой! Дай обниму тебя, Андрюня!

СОЛДАТ. Маманя!

Солдат обнимает сидящую на кровати Мать. Сам смахивает накатившую слезу.

МАТЬ. Вот радость мне! Вот утешение! Дождалась, дожила. Теперь и помирать можно!

Неожиданно Мать легла, закрыла глаза и заснула.

СОЛДАТ. Маманя? Эй? Ты чего это выдумала? Не время еще помирать! Мы с тобой вдвоем знаешь, как заживем! Двое – не один, маху не дадим! А коли повезет, обженюсь, как положено, заведу детишек. Будешь еще с внучками нянькаться.

Мать блаженно улыбается во сне. Солдат поправляет ей одеяло.

МАТЬ (сквозь сон). Такой мне сон счастливый привиделся! Сынок с войны вернулся! Век бы не просыпалась…

СОЛДАТ. Эй! Маманя! Я тебе не во сне снюсь, а наяву, как есть, живой воротился.

МАТЬ (во сне). Сыночек!.. Андрюня…

СОЛДАТ. Ну, дела! От радости в сон сморило маманю. Ну, поспи, отдохни, родная.

Солдат снимает с плеча дорожный мешок. Сам садится на лавку, у лавки отваливается ножка. Солдат с грохотом падает.

От грохота Мать просыпается, садится на кровати.

СОЛДАТ (поднимается). Прости, маманя, что разбудил. Лавка из-под меня рухнула!

МАТЬ. Без хозяйской заботы весь дом кувырком.

СОЛДАТ. Всё исправим, маманя, не горюй насчет мебели! Сколочу тебе лавку новую, крепкую, дубовую!

МАТЬ. Да ты ж мой золотой! Мне бы тебя попотчевать, угостить с дальней дороги, а я видишь – встать не могу.

СОЛДАТ. Чего? Говори громче, маманя!

МАТЬ. Встать не могу!

СОЛДАТ. Неужто хворь приключилась? Может, лекарство какое надобно? Ты только скажи, я раздобуду!

МАТЬ. Ну, что ты, милый! От здоровья не лечатся!

СОЛДАТ. А ежели ты здорова, почему среди бела дня с постели не встаешь?

МАТЬ. Жизнь такая пошла, сынок. Никто с постели не встает, все спят потихоньку. Тетка Агафья пошла воды набрать, стала ведро поднимать да и заснула, ведро-то ее перетянуло, она и утопла. Сосед Степан стал поленницу перекладывать, да и заснул, а верхнее-то полешечко хлоп его по голове и…

Мать заснула на полуслове. Солдат Андрей смотрит на нее, пытается ее разбудить, трясет за плечо.

СОЛДАТ. Маманя! Маманя? Что, говоришь, со Степаном сталось?

МАТЬ. С каким Степаном?

СОЛДАТ. С соседом нашим.

МАТЬ. А! Жив он. Только шишку на макушке набил вот такенную!

Солдат выглядывает в окно.

СОЛДАТ. А где же он?

МАТЬ. Известно где – дома лежит. Все село вповалку спит, не встает. У всех, как на подбор, глаза слипаются, все носами клюют.

СОЛДАТ. Носами клюют? Как это?

МАТЬ. Да вот эдак.

Мать показывает, как «клюют носом», когда клонит в сон, и тут же опять засыпает.

Солдат Андрей снова тормошит ее.

СОЛДАТ. Да как такое возможно? Вы же люди, не медведи, отчего же вы в спячку впали?

МАТЬ. Больше спишь – меньше грешишь. Навалилась дрёма – не ходи из дома. А коли пойдешь, да нечаянно заснешь, то и сгинешь зазря.

СОЛДАТ. Вы что? Теперь все время спать будете?

МАТЬ. Пришел сон из семи сёл, навалилась лень из семи деревень. Вот как народ говорит!

СОЛДАТ. А трудиться кто будет? Летний день год кормит!

МАТЬ. И рад бы народ поработать, да только спячка окаянная всех с ног свалила.

СОЛДАТ. Вы так весь урожай продрыхнете. А зимой как жить? Пироги на кустах не растут!

МАТЬ. Всё ты верно говоришь, сыночек. (Зевает. Смотрит на сына.) Ой, Андрюня! А тебя неужто в сон не клонит?

СОЛДАТ. Никак нет! Я солдат, и этим всё сказано!

МАТЬ. Ходят слухи, что напустили дрёму на нас, а кто напустил и за что нам такое наказание – про то неведомо. Все крестьяне спят, и коровы спят, и собаки, и те, не лают, и петухи не поют. Один ты у меня бодрый, как огурец на грядке.

СОЛДАТ. Солдатская закалка любую дрёму осилит. Знаешь, как в армии нас учили? Держи голову в холоде, брюхо в голоде, не знай докторов – так и будешь здоров!

Солдат смотрит на Мать, та опять заснула. Он вздыхает, чешет затылок. Подумав, берет дорожный мешок, целует Мать и выходит из дома.

СОЛДАТ. Давно я на свете живу, а такой напасти не видывал. Ниву убирать некому, колосья к земле клонятся. Огороды бурьяном да сорняком заросли. Земля заботу любит. Кто ж о ней позаботится, если все спать будут? Доложу я про эту беду царю-батюшке. Уж он размыслит, как дрёму прогнать, он научит, как сон пересилить.

Сцена 2.

Царские покои. На все руки мастер Григорий устанавливает для Царя и Царевны новый трон. Стучит молоточком, проверяет качество своей работы и напевает.

ПЕСНЯ МАСТЕРА.

Была бы смекалка, была бы охота,

Терпение, ловкость и точный расчет –

На славу удастся любая работа.

И дело твое, как по маслу пойдет.

Припев:

Если трудишься с душой,

То и выйдет хорошо!

Если действуешь с умом,

Всё работает само!

Чуть-чуть покумекать, умом пораскинуть,

Дознаться, дотумкать, понять, в чем секрет.

И станет под силу скалу передвинуть,

И можно сварганить любой драндулет!

Григорий кладет на сидения подушки, сверху расправляет бархатные покрывала.

ГРИГОРИЙ (кричит в двери царской опочивальни). Пожалуйте, готово!

Полусонные мамки-няньки выводят полусонную Царевну.

ЦАРЕВНА (рассказывает мамкам-нянькам) …налетели тогда из-за моря тучи черные, заслонили собой красно солнышко. Вышел из лесу медведь, зарычал, заревел, вырвал с корнем сосну могучую, стал сосной по небу размахивать…

МАМКА (объясняет сон). Медведь во сне снится – стало быть, жених придет!

НЯНЬКА. Жених придёт к тебе свататься!

ЦАРЕВНА (вздыхает). Ох!... Вы дослушайте, а потом толкуйте. Разметал медведь все тучи по небу. Не осталось на небе ни облачка. Засияло вновь солнце ясное…

Полусонный Воевода выводит под руки полусонного Царя.

МАМКА. Солнце снится – любовь случится!

НЯНЬКА. Сон в руку! Вещий сон не обманет!

ЦАРЕВНА. Вы опять меня не дослушали! Обратился медведь ясным соколом… (вздыхает)

МАМКА. Ну?

НЯНЬКА. И? Дальше что?

ЦАРЕВНА (капризно). И на этом… мой сон… закончился!

Мамки-няньки качают головами.

ЦАРЕВНА. Чует сердце, непростой это сон был. А со значением!

ЦАРЬ (махнув рукой). Девичьи сны да бабьи сказки! Ты мне эти глупости брось.

ВОЕВОДА. Морочила морока, пророчила сорока. Хвали сон, когда сбудется.

ЦАРЬ (замечает новый трон) Ишь, ты! Смастерил уже?

ГРИГОРИЙ. Принимай работу, царь батюшка! Новый трон «два в одном»!

ЦАРЬ. Посторонись-ка, Воевода. Дай обнову испытать (усаживается).

ЦАРЕВНА. Спасибо тебе, Григорий, на все руки мастер! (Садится рядом сЦарем.) Один ты работник у нас остался.

ГРИГОРИЙ. Рад стараться для вашего величия. Под правой рукой, царь батюшка, изволь рычажок нащупать.

ЦАРЬ. Рычажок, говоришь? Ну-ка, ну-ка…

Царь переключает рычажок, спинка трона опускается в положение «полулёжа».

ГРИГОРИЙ. Вот, царь батюшка, как навалится на тебя дрёма, ты рычажок – вжик! - дёргай и почивай сладко. А появится надобность решение принять на государственном уровне – ты рычажок – вжик! – обратно, и в сидячем положении царствуй. И у второго трона такое же устройство.

ЦАРЕВНА. Хорошо-то как! Вжик! (устраивается поудобнее)

МАМКА (напоминает шепотом). На новом месте!...

НЯНЬКА. На новом месте!

ЦАРЕВНА. Ох! Чуть не забыла! (кладет под голову расческу). На новом месте приснись жених невесте!

Царевна откидывает спинку своего трона и тут же засыпает.

ЦАРЬ. Спасибо, Григорий! Со старого трона я давеча уснул и – вжик! - свалился, левый бок зашиб. Никакого удобства не было. За работу твою верную, Григорий на все руки мастер, награждаю тебя целым мешком зо…

Царь откидывается назад и засыпает. А воевода и мамки-няньки уж давно спят, головы к трону приклонив. Григорий глядит на них, вздыхает.

ГРИГОРИЙ. «Мешком зо» - вот спасибо, царь батюшка! Всякий раз ты мне мешки обещаешь, да после «зо» такой сон наваливается, что договорить невозможно.

Григорий собирается уходить. В дверях он сталкивается с Солдатом Андреем.

СОЛДАТ (ворчит). Стража спит, караульные дрыхнут без задних ног! Безобразие!

ГРИГОРИЙ. Беда с ними, что делать не знаю…

СОЛДАТ. Говори громче, мил человек. Я отставной солдат Андрей, пушкой оглоушенный, на ухо туговат!

ГРИГОРИЙ (громче). Беда, говорю, с караульными. Уж я им щепочки для глаз настругал, чтоб глаза не закрывались. Так приспособились, окаянные, с открытыми глазами спать. Всех дрёма проклятая одолела.

СОЛДАТ. А ты кто таков? Почему один не спишь?

ГРИГОРИЙ. Я Григорий на все руки мастер, не сплю, потому, как привычки такой с детства не имею.

СОЛДАТ. Это еще как понимать?

ГРИГОРИЙ. Сызмальства у меня голова беспокойная. Мысли, как вошки, кусают. Крутятся, вертятся, каждую обмозговать надо, а они друг дружку перегоняют – мне уснуть не дают. Всё я думаю, как бы чего приспособить, сколотить, примастрячить. Мудрю, кумекаю, а уж как придумаю, тут и подавно не до сна мне. Скорей инструмент в руки – и за работу.

СОЛДАТ. Это чего ж ты такое мастеришь, что и сон тебя не берет?

ГРИГОРИЙ. Да много разных штуковин. Про самоходный драндулет слыхал? Сама телега без лошади, куда захошь, едет.

СОЛДАТ (хохочет). Телега без лошади – во загнул! Ты, брат Григорий, небылицы выдумывать большой мастер.

ГРИГОРИЙ. Ты не веришь мне, что ли?

СОЛДАТ. Невозможно, чтоб телега без лошади, куда захошь, ездила!

ГРИГОРИЙ. На что спорим?

СОЛДАТ. Некогда мне, мил человек. Дело у меня серьезное. С царем потолковать надобно.

ГРИГОРИЙ. Спорим на щелбан! Ездит телега без лошади!

СОЛДАТ (смеется). Потешный ты парень, Григорий! Видать давно щелбанов не получал.

ГРИГОРИЙ. По рукам?

СОЛДАТ. Твоя взяла! По рукам!

Солдат и Григорий ударяют по рукам.

ГРИГОРИЙ. Зря смеешься, солдатик. Царь батюшка вон на троне почивает. Разбуди, потолкуйте, а я покамест свой драндулет сюда подгоню. Прокачу тебя с ветерком на телеге без лошади!

Григорий уходит.

СОЛДАТ. А, что с тебя взять! Веселый он парень - этот Григорий, да голова у него беспокойная. И с большим приветом.

Солдат подходит к трону, рассматривает спящих.

СОЛДАТ. Сон да дрёма чинов не разбирают. Одолели и грозного воеводу, и царя с царевной. До чего ж царевна пригожа! Брови дугой, уста алые, как маков цвет. Скинуть бы мне годков двадцать, я бы эх! Ох-ох-ох... (вздыхает) Однако другие теперь у меня заботы. Как же мне царя разбудить?

Солдат покашливает. Царь не просыпается.

СОЛДАТ (осторожно похлопывает царя по щеке). Ваше величество?!

Царь мычит во сне.

СОЛДАТ. Эх, была - не была!

Солдат щипает царя, царь вскрикивает и просыпается.

ЦАРЬ. Ой! Ой-ой-ой! Стража! Караул!

ВОЕВОДА (спросонок орет). Караул! Стража!

Мамки-няньки визжат, царевна напугана. Протирая глаза, вбегают стражники, хватают солдата.

СОЛДАТ. Царь батюшка! Не вели казнить, вели слово молвить!

ЦАРЬ. Как посмел ты, разбойник, самого царя за кожу щипать? А ежели у меня синяк вскочит?

ВОЕВОДА. Ежели вскочит – отрубить голову паршивцу!

ЦАРЬ. Суров ты, воевода!

ВОЕВОДА. Я нашего государя никому в обиду не дам!

ЦАРЕВНА. Не горячись, батюшка. Выслушай солдата. (Ласково смотрит на Андрея.)

СОЛДАТ. Прости, государь. Я тебя нарочно ущипнул, чтобы дрёму прогнать!

ЦАРЬ (в ярости). Кто ж так дрёму прогоняет?!

СОЛДАТ. Известно кто – солдаты. Бывало, стоишь на посту, и как дрёма подступит, знай, щипли себя, что есть силы – вмиг пробудишься.

ЦАРЕВНА (щиплет себя за ушко). Ой! А ведь верно солдат говорит! А не ты ли, царь батюшка, обещал тому, кто средство от дрёмы отыщет, меня замуж отдать и полцарства в придачу?

ЦАРЬ (нехотя соглашается). Обещал, было дело…

ВОЕВОДА (перебивает). Негодное это средство от дрёмы, оно для здоровья вредное! Это пущай солдаты себе почем зря кожу щиплют, им не привыкать. А у царской особы тело нежное, эдак на тебе, царь батюшка, живого места не останется!

ЦАРЬ. Прав Воевода. Не пристало царю такие мученья испытывать. За такое средство не отдам солдату в жены родную дочь!

СОЛДАТ. Прости, царь батюшка, я на ухо туговат. Никак в толк не возьму, причем тут твоя дочь?

ЦАРЬ (громче). Разве не знаешь? Тому, кто наше царство от сонной дрёмы избавит, отдам я царевну в жены и в придачу полца…

Царь откидывается на троне и засыпает. Засыпает и Воевода. А стража и мамки-няньки давно уж спят.

СОЛДАТ (чешет затылок). Полца? Какого такого полца?

Царевна борется со сном, засыпает, щипает себя за ушко, ойкает.

ЦАРЕВНА. Ой! (просыпается) Слыхал, солдатик?

СОЛДАТ. Громче говори, тогда услышу!

ЦАРЕВНА (громче). Прогонишь дрёму – свадьбу сыграем! Как зовут тебя?

СОЛДАТ. Андрей. А тебя?

ЦАРЕВНА. Софья. Можно Соней звать, ежели ласково.

СОЛДАТ. Да какой из меня жених, Соня? Сама погляди: ус седой, ухо контуженное и нога хромая. Разве такой тебе жених нужен?

ЦАРЕВНА. Не бывает храбрец без ран! Значит, сердце у тебя храброе!

СОЛДАТ. А у тебя сердце доброе и лицо пригожее. Неужто пойдешь за меня?

ЦАРЕВНА. Пойду, Андрей!

СОЛДАТ. Да я об такой жене даже мечтать не надеялся! Я для тебя, Соня, жизни не пожалею, и дрёму прогоню, и сон одолею!

Солдат собирается уходить. Царевна вновь щипает себя, ойкает.

ЦАРЕВНА. Ой! Постой, Андрюня! Вот, возьми на удачу! Да береги себя!

Царевна отдает Андрею платок. Засыпает.

СОЛДАТ. Не тревожься, Соня. Почивай сладко. Русский солдат в воде не тонет и в огне не горит! Прогоню сон да дрёму и вернусь за тобой, милая!

Андрей прячет платок за пазуху, выходит из дворца.

СЦЕНА 3.

Григорий на все руки мастер на самоходном драндулете подъезжает к воротам дворца, сигналит в клаксон.

СОЛДАТ. Тьфу ты – ну ты! Лапти гнуты! Это что за драндулет?!

ГРИГОРИЙ. Самоходный, как есть, драндулет, к твоим, солдат, услугам! Куда ехать изволите?

СОЛДАТ. Я думал, ты сказки сочиняешь…

ГРИГОРИЙ. Мне не поверил – так глазам своим поверь!

СОЛДАТ (садится рядом с Григорием). А ну-ка, ну-ка… Давай испытаем телегу твою диковинную.

Григорий с Солдатом делают круг на самоходном драндулете.

СОЛДАТ. Ишь, ты! Мать честная! Резво колеса крутятся! Весело самоходный драндулет катит!

ГРИГОРИЙ (кричит). А вот тебе от меня подарок для громкости разговора!

Григорий вручает Солдату что-то вроде рупора.

СОЛДАТ. Для чего мне эта штуковина?

  1. Сказка в двух действиях (6)

    Сказка
    Сказка в двух действияхДействующие лица:Морозко СнегуркаСтарикМашенька – дочь старика.СтарухаФёкла – дочь старухиБаба ЯгаСоловушкаКременьКарманчикПЕРВОЕ ДЕЙСТВИЕ
  2. Сказка в двух действиях (1)

    Сказка
    В Гнилой Топи, напоминающей обыкновенное болотце, который год живут своей размеренной жизнью Старая Осока, жаба Ква-Ква и чем-то похожие на людей, а чем-то на них совсем непохожие братья: Мудрый, Гибкий, Толстый и Зеленый.
  3. Сказка в двух действиях (3)

    Сказка
    В Гнилой Топи, напоминающей обыкновенное болотце, живут размеренной жизнью Старая Осока, жаба Ква-Ква и чем-то похожие на людей, а чем-то на них совсем непохожие братья: Мудрый, Гибкий, Толстый и Зеленый.
  4. Сказка в двух действиях (2)

    Сказка
    ЛЕВ: Всем, наверное, известно, о происшествии, когда Заяц испугался собственной тени и поднял на уши весь лес? Неприятное событие, правда, серенький? А от чего это происходит – ведь не первый раз так панику рассеивают, не зная сути?! 
  5. Сказка в двух действиях (5)

    Сказка
    Слева королевский замок, на верхней пло­щадке которого стоят Король и его Ге-нерал и рассматривают в подзорные трубы замок завоеванного ими короля Ни-тонисена, откуда король Нитонисен и его Генеральша тоже наблюдают за замком Короля.
  6. Сказка в двух действиях для детей, уже считающих себя взрослыми, и для взрослых, еще способных ощутить себя детьми

    Сказка
    Автор заранее приносит свои извинения будущим постановщикам пьесы за многочисленные ремарки и их многословие. Он никоим образом не настаивает на их безусловном исполнении, прекрасно понимая, что такое фантазия Художника, просто ему
  7. Сказка в двух действиях (для детей с 5 лет)

    Сказка
    00, 15.00 (благотворительный) 18, ср, 1 .00 19, чт, 1 .00 0, пт, 1 .00 1, сб, 1 .00 4, вт, 1 .
  8. Сказка в двух действиях по мотивам Шарля Перро

    Сказка
    МИНИСТР.(Входит.) Внимание, господа, внимание! Его величество король Людвиг Осьмнадцатый намерен сделать политическое заявление! Минуточку терпения, господа! Король совершает утренний туалет, а после туалета, как только вымоет руки, сразу выйдет к нам.
  9. Сказка в двух действиях, девяти картинах

    Сказка
    (Останавливается, всхлипывает). Я ее люблю, а она говорит: заре­жу, именины у меня. Хрену, говорит, натру, противень вычищу, тебя заре­жу, зажарю, гостей позову.

Другие похожие документы..