Как закалялись яппи лидеры иммунопрофицитного поколения

КАК ЗАКАЛЯЛИСЬ ЯППИ

ЛИДЕРЫ ИММУНОПРОФИЦИТНОГО ПОКОЛЕНИЯ

Оглавление

ВВЕДЕНИЕ. РАЗГОВОР

  • Разговор «покорителей» столицы

  • Гневная проповедь молодого карьериста, в которой Глебу объяснили, кто он такой

ГЛАВА 1. ДИАЛЕКТИКА КОНТЕКСТОВ СОЦИАЛИЗАЦИИ

  • Под портретом Ильича. Дед да баба

  • Первичное распределение

  • Задним умом. ЯППИ ПО-РУССКИ

  • Под портретом Ильича и присмотром Великой Системы

  • Свободы Великой Системы

  • Великая Суета. Основания Теории-Для-Своего-Спокойствия в жизни

  • Под портретом Ильича с папироской

  • Враги. СОИ, китаец и Вий

  • Советско-российская средняя школа

  • Уличная школа. Терра инкогнито

  • Великая Идеология

ГЛАВА 2. ДИФФУЗИЯ ИДЕНТИЧНОСТИ: ТВОРЧЕСТВО ПРИСПОСОБЛЕНИЙ

  • Советско-российская средняя школа

  • Перестройка. Табачку насыпь

  • Перестройка. Система русского народного выживания

  • Москва

  • Советско-российская средняя школа

  • Уличная школа. Экспансия силы

  • Факультет

  • Телевизор. Расщепление мозга

  • Стыдливая Идеология

  • ЯППИ ПО-РУССКИ: кто кому задает контексты?

  • Великая Суета. Теория-для-своего-спокойствия в жизни

  • Факультет. Ботаны, лохи, барыги, бандиты

  • Клубешники

ГЛАВА 3. КУЛЬТУРНЫЕ КОДЫ СУБЪЕКТНОСТИ ПРОТИВ ИММУНОПРОФИЦИТА ПОКОЛЕНИЯ

  • Кризис. Любовь как смысл

  • Факультет. Кризис «Союза»

  • Москва

  • Великая Суета. Теория-Для-Своего-Спокойствия в жизни

  • Идеология современная.

  • Молодёжь умерла

  • Сами. Антон

  • Сами. Мишаня

  • Сами. Глеб

  • Яппи по-русски. Формула мечты

РАЗ - РЕШЕНИЕ

Всё, что здесь покажется похожим на правду,

даже в мелочах, – правда,

записанная во всех концах страны со слов лидеров

иммунопрофицитного поколения.

Моим учителям, ученикам, начальникам,

с которыми мне регулярно везло,

посвящается…

ВВЕДЕНИЕ. РАЗГОВОР

Разговор «покорителей» столицы

Тошу сегодня несло как никогда, природная хитринка столкнулась с остатками взращенной педагогами морали и застряла где-то в районе мозжечка. От этого он говорил громко, стоя, активно жестикулируя:

- Глеб! Родной, чего ты тут в нашей дыре делать будешь? Ты же умрешь от скуки! Будешь разжевывать юношам суть понятий и уворачиваться от узды тех, кому разжевывать бесполезно. Будешь продвигать очередные идеи, а тебя за них будут гнобить. А будут гнобить не потому, что плохие или неэффективные эти идеи, а потому, что жить как обычно проще и не напрягает, только из-за этого. Любая стабильная и самодостаточнаяСистема не хочет напрягаться, но только имитировать «напряг» - это её природная суть, принцип, способ приспособления и маскировки в истории! Даже если «заказчикам» эти «напряги» нужнее, чем тебе и всей нашей конторе! Хотя, то-сё, гражданское общество, «ответы на вызовы», «стратегии» и все такое. А это, например, «профориентационные схемы», помнишь ту работу? Чтобы человек «по душе и способностям профессию выбирал», юные товарищи навыбирали тот институт, а попали в последнюю задницу. Кто ж знал, что специальности перетасуют, факультеты обезглавят, студентов отстроят без всяких наших … Кто знал? Там ты в Москве-е-е! (Ах, какой вид! Какой вид был из окна гостиницы! Э-ге-гей, столица!) Оттуда можно влия-а-ать! Для своих земляков, то есть для нас, здесь, в нашей общественно-коммерческой сфере, ты – образец, источник, крыша! А иначе бессмысленно все. За что боролся «Союз студенческого продвижения»? Не пойму, чего ты хочешь?

- Да сам не пойму… Ты мне ещё лекцию о природе русской социальности прочитай. За что «боро-о-олся». Боролся ли?

Глеб отвечал из приличия. Утомлённый и разочарованный суетой «общества потребления», в последнее время он мысленно оценивал свои волевые возможности слинять «в леса, в народ», потому как, конечно, никогда не верил ни в «бунт манагера среднего звена», ни в таблеточное прозрение «избранного Нео», ни в Маркса, ни в Рэнд-корпорейшн.

- Да за то, чтобы свои идеи продвигать, нашу марку, организацию, и за то, чтобы у нас интереснее и лучше жилось молодежи, чем в той же Москве, понял? Для этого ты нам и нужен в Москве, да и всем ты нужен там, чтоб хоть что-то сделать, пока ты сам такой же как они не стал. Москва лучших всасывает, а выплевывает бесполезных, так ты пользуйся, пока не выплюнули.

- И с чего ты взял, что молодёжь в Москве живёт интереснее? Да и откуда тебе знать, какие «они все»?

- Ты чего тупишь? Да какие чиновники наши и партии, не важно, какого названия, которые живут сами по себе, в своей «круговой поруке», и раз в четыре года на людей тонны макулатуры вываливают.

Глеб немного, внутри начал злиться, может, потому что уж слишком Тоша напоминал ему себя самого, этак, лет трёх - пяти назад:

- Да не туплю я, просто уточняю, Антон. Я к тому, что может так и должно быть, а? Представь, такие как ты вдруг сразу р-раз и возглавят всё, страна же лопнет, не выдержит, да и не победят, да и не какие «вы –тут» и «они-там» не другие, принципиально.

- А ты меня в гламурные революционеры или параноидальные рокеры не записывай. Я этого тоже наелся, и насмотрелся, и не только. Мне сейчас вон, моего Саньки – бомжёнка выше крыши хватает. Ты же сам знаешь!

Я ж говорю о другом, их менять надо, власть, партии обновлять надо, молодежные организации делать нормальными организациями, а не придатками с пристройками. У нас же свои мозги есть, мы же не животные, чтобы нас просто «ввиду имели» и «щелчком вызывали», а здесь уж ничего не попишешь. Хоть деньгами покупай, хоть планами напрягай, у молодежи свой мозг, и при любом раскладе мы можем найти щель, чтобы по-своему сделать, как мы хотим! Только вот, все надо делать грамотно: и уважительно, и в рот не заглядывать. А значит, ты должен и дальше работать в Москве и молча влиять на все, то есть на нас, то есть за нас, хе-хе.

- Сам-то в это веришь?

- Слушай, Глеб, засунь свой скепсис куда подальше и послушай. Между прочим, это то, о чем ты сам когда-то говорил. Если молодой человек активный, интересный, способный быть лидером, начинает чего-то там делать, проявлять инициативу, то у него неизбежно появляются новые возможности. Причем не важно, по каким мотивам он начинает действовать: из-за желания быть богатым, из жажды власти, славы, или из идейно-нравственных соображений. Его действия вызывают реакцию, правильно?

- Ну, и дальше, интерпретатор хренов…

- Во-о-от, реакция бывает разная. Могут по голове надавать. Но если он, этот молодой активист, в любой сфере не за революционные перевороты и анархию, то, как правило, у этого человека появляются новые заботы. На него моментально сливают какую-нибудь работу, мол, давай, самореализовывайся, показывай себя. Дальше, вот эти-то дела, которые на него свалили, и есть новые возможности этого молодого человека, потому как делает он их сам, в соответствии со своими целями и взглядами. Конечно, всякое бывает, контроль там, оценка… но дальше - больше. Сначала он делает «счастливой» свою группу, потом факультет, и у него появляется, например, команда, с которой возможности еще больше. И понеслась… глядишь, а молодой яппи уже большой начальник или бизнесмен, от которого много что зависит. Главное – нафига быть активным, чтобы потом отказываться или уворачиваться от следствий этой активности?

- Допустим, я с тобой соглашусь, ну, и к чему ты это?

- А к тому, что ты, вернее мы, не должны ломать этот порядок, и давай вали обратно в свою Москву, запустим «Молодежную ячейку», а потом ты начнешь нас потихоньку выдергивать, лады? И что значит «допустим, соглашусь»? Не вздумай спорить, братуха, я специально так говорю, как ты же в прошлом году в «Союзе» вещал.

Антон всем самодовольно сияющим лицом выражал поддержку и покровительство заблудшему товарищу, чувствуя, что Глебу, по существу возразить и нечего.

- Антоша, блин! Нашёл вещателя! Я вам говорил, что сомневаться надо даже в несомненном, понял? А не пересказывать в упрощенном виде в удобной для себя ситуации.

- Ла-а-адно, Леба, чего напрягаешься? Давай пообсуждаем, если хочешь. Ты ведь не будешь отрицать, что всего мы добились сами, в том числе заказов от регионов и московских товарищей. Вопреки всему мы в нашей «молодежке» думали и делали столько времени, сколько молодежные организации в наше время не живут, мы и взрослели в ней, лучшие годы ей отдавали, причем, бесплатно. На заказах-то только последние лет пять живем, спасибо Мишаниной практичности.

- Антоша! Ты классный орговик, умеешь бабки считать и не жадина, с детства надежный дружбан и профессионал, так сказать, в наших общественно-молодежных делах. Короче, свой в доску. А главное, что есть у «своих в доску», так уж сложилось за последние десять лет, это всегда видеть лес за деревьями или самим этот лес придумывать, если не видно, понимаешь?

- Или додумывать, анализировать, каким он должен быть, пользоваться этим и иметь за это с тех, у кого мозгов не хватает, понимаю.

- Из этого что следует?

- Цель следует. Во-первых, нормально жить - не только энтузиазмом по утрам заряжаться, а во-вторых, создавать образ сильной и процветающей России, а применительно к нашему фронту – образ живой молодежи, ну, то есть думающей и любящей свою Родину… Ну, или в другой последовательности, как тебе больше нравится, давай уж по-честному.

- Как-то у тебя цели и карьерный «порядок» плохо сочетаются, прямо скажем! Вот, послушай, думающая молодежь – это значит непредсказуемая, мало ли чего они себе надумают. Непредсказуемая – это значит опасная для системы: власти, партии, бизнес-корпорации или Студенческого совета факультета, да хоть для воспитательницы в детском саду! Именно поэтому названные тобой цели чуть ли не все молодежные организации провозглашают, а реализуют их единицы, потому как надежнее не учить думать, а учить «делать правильно» и двигаться в определенном алгоритме, обеспеченном заказчиком финансово и/или политически. То есть так, как ты и говорил сначала.

- Ну, Глеб, это нормально, тем более в России, где в принципе молодежные движения не могут существовать на собственные взносы, и что? Нет здесь противоречий. У меня такое подозрение, что по-твоему выходит, что эти рудименты, ребята из всяких, как они себя называют «внесистемок» - «живые и думающие», а вот что типа от власти или какой-нибудь корпорации – тупые, потому что системе это выгодно и управляемо.

- Да причем тут внесистемщики, у них кисель в мозгах, как и у всех, просто он чаще булькает. И свой алгоритм роста тоже есть, и свои внутренние системные алгоритмы и ограничители. Думаешь, ими никто не управляет? В этом смысле как человеческий материал они отличаются внешне, по форме, стилю, риторике, но не по сути. Тот же кисель, только в другом агрегатном состоянии.

Антон немного поплыл, в голове промелькнула бездна, в которой были системные внесистемщики, детские сады, первобытные табу и миллионы ярко синих, как лучи на дискотеке, канатов, связывающих человека со всем и со всеми. «О, долбанный Глеб! Умеет же вытащить, манипулятор фигов!» - судорожно достал профилактическую для таких случаев мысль Антон:

- Ты же сейчас не про всех говоришь?

- Нет, я вообще сейчас про нас говорю, вернее о нашей бывшей кампании.

Антон, пока разливал коньяк, выкарабкался из бездны ярко синих канатов, мысленно заставил себя закрыть «люк в голове», встал на него и снова уверенно продолжил:

- Глеб! Глее-е-е-быч, услышь меня, мы-то не такие? Мы-то сами, поэтому не развалились, и та наша студенческая «молодежка» всегда была то под кем-то, то под разными, а в итоге сама по себе, свободная. Мы думать учили, видеть эти алгоритмы. А тех, у кого мозгов не хватает - просто жить по совести, но с любимым делом, быть в нем на голову выше. Помнишь, как на 5-летие говорили: у нашего поколения в массе нет денег, нет власти, у большинства нет связей, есть только мозги и воля. Значит, надо научиться пользоваться этим хоть на учебе, хоть на службе, хоть на производстве или в политике.

- А если «мы-то не такие», чего ты мне тогда навязываешь «как у всех»: сначала группа, потом факультет... В Москву хочешь? Только нечего тебе там делать…

- Не-е, все равно не согласен. Есть интересный проект, «наш в доску», есть возможность его расширить и получить поддержку Москвы, а наш Глеб в философию ударился, ты еще в деревню свою поедь, философствуй там на завалинке, тоже мне, приступ русского разочарованья.

Глеб, мы поздно родились, страну распилили тогда, когда у нас пионерские галстуки не успели затеряться, места по управлению кораблем под названием «Россия» прочно заняли на всех палубах. Мы по возрасту и воспитанию не могли повлиять ни на курс этого корабля, ни на его состояние. Мы лишь изредка могли покрикивать: «Ой, течь! Мы против!». Или робко предлагать что-то где-то улучшить под тяжелым взглядом опытных профессионалов. В лучшем случае нам удавалось заинтересовать какого-нибудь «мичмана» на той или иной палубе и получить свой кусочек общего дела. Это время прошло, Глеб! Разве ты не чувствуешь как все приходит в движение, как начинается великая битва титанов - поколений. Исход этой битвы предрешен: при любых потерях победит наше поколение - 80-х гг, или уже следующие, детёныши рекламы и стабильности. Горячей битвы из соображений самосохранения не будет, корабль не выдержит, поэтому победят ЯППИ, способные играть не ломая правил. Это наш шанс в личной судьбе, и новый шанс для России. Мы другие, мы не рванем на Запад или Восток, Глеб, мы вернем должок за нашу юность, мы вернем нашим родителям за 90-е. Африка и Куба заждались «русского экономического чуда», мир заждался «Платинового века русской культуры» и русского учебного пособия «Как можно жить вместе различным национальностям». Мы лет 20 - 30 будем отвечать за страну, или даже за мир, попомни моё слово!

- Чего кричишь? Раздухарился. Кто «МЫ», Антон? Ты говоришь: «яппи», «поколение», это кто? Какие сегодня в России эти «яппи», откуда они вообще тут взялись, как их пощупать и убедиться: «О, да! Нас ожидает именно то, что сказал Антоша». Я согласен, что наше поколение имеет свои особенности, так же как имеют свои особенности те «детёныши рекламы», которые уже не помнят СССР, но из твоих слов вытекает, что эти «яппи», то есть те, которые, по-твоему, уже очень скоро будут рулить страной, ну просто лучшие представители, сливки этого поколения. Но «яппи» не существует, их нету. Какие мы с тобой «яппи»? Такие же, как Ксюша Топчак или Маша Майдар? Или они наоборот, «хиппи»? Вот скажи мне, кто такие «яппи» и «хиппи»?

  1. Гневная проповедь молодого карьериста, в которой Глебу объяснили, кто он такой

    Документ
    Тошу сегодня несло как никогда, природная хитринка столкнулась с остатками взращенной педагогами морали и застряла где-то в районе мозжечка. От этого он говорил громко,

Другие похожие документы..