Лекция №3 П. Г. Щедровицкого в ниту мисис: «Введение схемы Акта деятельности»

22



Лекция № 3 П.Г.Щедровицкого в НИТУ МИСИС:

«Введение схемы Акта деятельности»

23.11.2010

Я сказал в прошлый раз, что для того чтобы задать единицу, простейшую единицу деятельности, то что мы дальше будем с вами называть актом деятельности, необходимо как минимум задать ее цели, объект и средства.

Мы с вами обсудили это на второй лекции, что важнейшей категориальной схемой, которой мы будем пользоваться, развертывая эту простую схему в более ее сложные версии, эта категориальная схема места-наполнения.

Итак, то, что нарисовано на доске, это совокупность функциональных мест. Быть целью в деятельности или быть объектом в деятельности – это функция. Что является объектом в деятельности, а что выполняет функцию цели, это другой круг вопросов. Итак, есть функциональная структура деятельности, и есть структура, в которой каждая из функций, из функциональных узлов, заполнена определенным видом материалов. Каким? Разным. Материал может меняться, и деятельность естественно тоже будет определенным образом меняться, в зависимости от того, какой материал выполняет тот или иной набор функций.

Посмотрим, как может быть, протрактован объект нашей деятельности. Он может быть, в частности, протрактован как процесс преобразования. Итак, объектом нашей деятельности, является преобразование чего-либо, (что в данном случае изображено полу-кружочком и называется «исходный материал») в некий продукт

При этом мы с вами еще в прошлый раз обсуждали, что цели в данном контексте, в самом простом своем виде, есть указание на возможный продукт акта деятельности.

Продукт получится в самом процессе преобразования, когда он завершится. Цели содержат в себе образ этого продукта до всякой деятельности. И в этом одна из важнейших характеристик вообще человека, человеческого общества и человеческой деятельности, что в системах деятельности то что мы хотим получить в конце, существует до всякой деятельности и до получения этого продукта, в идеальной форме, в форме целей. Это тоже чрезвычайно важный аспект.

Средства могут существовать до начала акта деятельности и обеспечивать достижение этой цели.

В этом случае мы говорим о том, что цель, или достижение цели является техническим делом. И для того, чтобы конкретизовать такой тип целей, то есть те цели, под которые уже есть заготовленные средства, мы называем их задачами. Если же у нас есть цель, а средств под нее нет, то мы попадаем в ситуацию трудностей, разрыва между желанием добиться этого результата и возможностью, отсутствием соответствующих средств. Ну и дальше мы этого коснемся. Если это отсутствие характеризует только мой индивидуальный акт деятельности, то это просто моя трудность, а если он характеризует культуру деятельности на данный момент, т.е. этих средств нет не только у меня, а их нет вообще, их еще не создало человечество, это обычно называется проблемой.

Соответственно мы обсудили, что средства должны соответствовать качеству цели. Все то, что я говорил выше, носит заведомо неполный характер, потому что мы, говоря о деятельности, примысливаем к ней исполнителя, актора, или активного агента, и собственно его я изображаю на следующей перерисовке, знаком «человечка»

В рамках акта деятельности данное изображение интерпретируется, как знак «позиция»

Надо изобразить такой квадратик, который будет называться табло сознания

Интенциональности на этой схеме изображены в качестве стрелок, торчащих в разные стороны, в том смысле, что они отображают разное. Они в принципе могут быть уперты в совершенно разные объекты окружающего мира.

Средства, которыми мы пользуемся, могут быть разделены на объективированные и субъективированные. В составе объективированных средств необходимо различать орудия деятельности, которые не изменяются в процессе акта деятельности, и это одна из важнейших характеристик человека как представителя человечества.

Также в составе могут быть выделены субъективированные средства.

Эти средства складываются в процессе жизни человека, и закрепляются в виде его индивидуальных способностей.

Способности складываются не только в процессе исполнения деятельности, но и в процессе обучения. При этом обучение далеко не всегда построено по ремесленному принципу, когда обучение - это просто сокращенное и специально организованное повторение действия учителя. Есть и другие, более сложные способы учиться и даже, как говорят, более эффективные, чем просто повторять то, что делает учитель, закреплять тем самым через повторение это в способностях, и с этим багажом переходить к реальному практическому использованию этих способностей и субъективированных средств в реальной практике. Чтобы метафору отличия субъективированных средств от объективированных вам передать, я всегда использую один пример, который я сам наблюдал во время тренировок велосипедным спортом. В молодости, в спортивном лагере, наблюдал, как старый спортсмен (более пожилой), объяснял молодому, как надо взбираться на подъем, который в профессиональном сленге называется «бегунок». Ситуация такая: они едут, молодой явно сильнее, мощнее, а как «бегунок», так этот пожилой его всегда обгоняет. И вот молодой подходит (прям таки в сердцах): «Слушай, как ты это делаешь?» А он говорит: «Ты икрой играй». Вот ни какого объективированного знания средства здесь не существует. Это невозможно передать и транслировать. Оно не прошло стадию объективации. Да, конечно, можно что-то снимать на пленку, смотреть как он это делает, но, я вас уверяю, пока молодой спортсмен не почувствует все это на себе, он не освоит этот прием. Это точный пример субъективированных средств. Такой известный экономист и психолог Поляни, книжки его опубликованы и на русском языке, написал книгу, которая называется «Личные знания», где он специально подчеркивает, что львиная доля человеческих техник, способностей и знаний носит исторически индивидуализированный характер. Человек их выращивает на своем собственном телесном, ну, или ментальном материале, в течение длительного процесса жизни, оттачивая отдельные элементы навыков и способностей. Почему у одного получается, а у другого не получается? Можно ли это вообще описать в объективированном языке или нельзя принципиально? Это отдельная сложная группа вопросов, но различия здесь, безусловно, существуют.

Внутри интенциональных отношений, о которых мы говорили на слайде 7, я бы различил установки, т.е. интенциональные отношения направленные на объективированную часть акта деятельности.

И мотивы, т.е. интенциональные отношения, направленные на субъективную часть акта деятельности.

Ну, собственно, мы в своем обыденном языке понимаем это различие, мы понимаем, что человеком могут двигать какие-то внутренние причины, а эти причины лежат в структуре субъективированной части деятельности, в том, что он, и только он освоил и присвоил в процессе своей жизни. В том числе и то, к чему он стремится. А существуют некие объективные элементы, Знатный их назвал по образцу немецкой психологической школы в начале 20 века «установками». Есть вот такие интенциональные отношения, которые обусловлены, той структурой деятельности, которая находится в объективированном состоянии, и даже в состоянии коллективного пользования. Поэтому установки, например, у двух участников кооперации, которые решают одну и ту же задачу, могут быть общими, а мотивы разными, и это надо хорошо понимать. Установки общие, а мотивы могут быть принципиально разными. Я уже ввел в грубой форме различение задачи и проблемы. Напомню, мы говорим о задаче деятельности, если понятно какой нужно получить продукт, каковы материалы, средства, метод деятельности, и еще раз акцентирую ваше внимание, что существуют соответствующие культурно зафиксированные, кем-то уже опробованные, приведшие к соответствующему результату средства. Тогда, например, в системах управления, вы можете поставить кому-то задачу, т.е. вы можете сформулировать перед ним такую цель, у которой есть средства достижения. Если средств достижения цели нет –задача не возникает. Причин может быть две. Первая - этих средств нет НЕ ВООБЩЕ, а нет у этого конкретного данного человека, и он не может достичь данную цель, потому что не знает, с помощью какого средства это сделать. Вторая: может быть ситуация, при которой человечество еще не выдумала этих средств, т.е. их нет не только у этого конкретного индивида, а их нет вообще в целом, в культуре, они не найдены, они не построены, не показали свою результативность. Из нужно строить. И это специальная отдельная работа. В первом случае мы будем говорить о трудностях. Во втором о проблемах и, собственно, проблемы являются самостоятельной и очень сложной единицей деятельности, потому что, например, можно говорить, что есть те деятельности, которые всегда ориентированы на выстраивание совокупности задач, а есть деятельности, которые ориентированы на постановку проблем. И проблема является не менее важным продуктом деятельности, чем решенная задача, т.е. достигнутая цель. Когда мы говорим о производственной деятельности - надо собрать автомобиль, то было бы странно говорить о проблемах: надо собрать – значит надо, и надо, чтоб этот автомобиль ездил, если по каким-то причинам кто-то этого делать не умеет, то не удается собрать. А если мы говорим о научно-исследовательской деятельности, то очень часто исследовательская деятельность направлена на то, чтобы очень правильно сформулировать проблему, т.е. правильно понять чего у нас в нашей мыслительной, интеллектуальной, ну или прикладной культуре нет в целом, у человечества, что еще требует своей специальной работы по построению этих средств, и если исследовательская работа закончилась проблемой и проблематизацией, то мы считаем ее успешной и удачной.

Правильно сформулированная проблема, как говорит известная мудрость, это 90% дела: Если мы попали в проблемную ситуацию, где средств решения нет, а пытаемся ее свести к задачной, т.е. к той, которая, якобы, имеет решение, то в 90 % случаев мы попадем в совершенно нелепую ситуацию.

Мы будем негодными средствами достигать цели, которая ими достигнута быть не может, поэтому в лучшем случае это скажется на нас самих, а в худшем, как это часто бывает в системах управления, это скажется на всей системе. А отдельным любопытным примером подобной ситуации является процесс обучения, потому что если вы ребенку в процессе обучения даете некоторую задачу, то она для него, безусловно, проблемная: он не имеет еще для нее средств решения, хотя они уже есть в культуре. Дальше есть 2 стратегии обучения: 1 – напихивать ему в голову эти средства, пока она не распухнет, без относительно к тем ситуациям с которыми он сталкивается. При этом понятно, что в этой стратегии средства перестают быть средствами, потому что они не замещают того функционального места в деятельности, которое называется «быть средством», они становятся чистыми знаниями о средствах. Это то, что вот сейчас критикуется как «вербализм» в обучении. Ребенку долго рассказывают, что такое скромный мальчик: он не хвастается о том, какую ему купили вещь… и т.д. после этого входит провокатор в класс и спрашивает: «Кто самый скромный?», - после этого что происходит? Все поднимают руки. Это значит, что мы не передали ребенку структуру самоопределения и структуру деятельности. Мы ограничились тем, что мы произнесли в определенной последовательности правильные слова, он их заучил и повторил. Ребенок решает прямую задачу, но не решает косвенную. Он решает: на дереве сидели три птички, прилетело 5, сколько стало? Он отвечает: «8». Потом ему говорят, что было 8 и пять улетело, сколько осталось? Он язык высунет, слюни текут... почему? потому что средства у него не сформировались. Он просто научился быстро вычитать и складывать в границах числового ряда, как только модель вычисления поменялась, выяснилось, что средств решения у него нет. И вот здесь действительно есть определенная дилемма в стратегии обучения, как только мы хотим, чтобы у ребенка сформировались средства, нам нужно поставить его в проблемную ситуацию, в которой он попытается ее решить. У него не получится, и только потом ему можно передавать какие-то средства в подлинном виде, не в форме рассказа о том, как что-то где-то можно было бы сделать. Но, к сожалению, современный учебный процесс построен таким образом, что выполнить этот процесс не возможно! Вот говорят, у вас в институте будут сделаны усилия в этом направлении…

Следующий слайд.

При этом из того, что я говорил, не следует, что знания – это плохо, а средства - хорошо. Просто знания – это особая организованность деятельности, в которой фиксируются или отражаются другие составляющие акта деятельности.

К сожалению, наша современная культура устроена таким образом, что мы чаще всего под словом «знания» понимаем знания о неких объектах, Почему? Потому что эта культура, в подавляющей своей части, сегодня сформирована научным аппаратом, который развернуло человечество за последние 200-250 лет. В науках знания прежде всего и в основном существуют как знания о неких объектах, они сгруппированы вокруг объектов в реальные теории или псевдо-теории и, собственно, передаются в нашей образовательной и общей культуре определенными сгустками или определенными коллекциями знаний, привязанными к соответствующему объекту. Но, помимо знаний об объекте, есть еще много других знаний. Например: знания о средствах. Могут быть знания о целях – такое меню «ресторана желаний», т.е. что можно хотеть, но описано в форме знаний. Могут быть знания о действиях (об операциях, процедурах), могут быть знания о сознании и т.д. и т.п. Поэтому когда я говорю слово «знания» я говорю не только о привычных, традиционных для нашей культуры знаниях.

Следующий слайд.

Если мы находимся не во внутренней позиции актора или агента деятельности, а выходим во внешнюю исследовательскую позицию, то вообще-то, можно добавить к процессу преобразования исходного материала в продукт еще и процесс естественного превращения, который происходит в том же материале.

Еще раз: помимо представления о том, как преобразовать тот или иной исходный материал в продукт технический, который должен быть у деятеля, иначе он ничего не получит, могут быть еще определенные представления или знания о том, какие процессы происходят в объекте как таковом. Ну, например, позволяет ли этот объект, в силу его внутреннего устройства, данный процесс преобразования. Взяли один вид дерева – выяснилось, что из него можно сделать стол. Взяли другой вид дерева – выяснилось, что из него стол сделать трудно или вообще невозможно – дерево либо слишком твердое, либо слишком мягкое, но знание о том, какое дерево вы взяли, принадлежит не самому деятелю, а внешнему участнику кооперации, который исследовал эти виды деревьев и сказал тому, кто собирается делать, что лучше всего брать вот эту породу дерева. Если хочешь сделать баню – лучше такие, а если у тебя повоз, который все время находится под водой – то лучше взять лиственницу, а из вяза можно делать лекарства. Есть другой позиционер, который формирует представление об объекте как таковом, передает ее деятелю, он использует это представление в качестве знания. В том числе знания ограничивающего, ну, или маршрутизирующего как-то его собственные дальнейшие действия. Набор этих знаний зависит от сложности объектов: если вы вместо стола из моего примера представите себе атомную станцию, то вы можете, чисто интуитивно, догадаться, что количество знаний, которых должен иметь деятель, добивающийся определенного результата, огромно и разнообразно. Поэтому совершенно понятно, что история человечества во многом строилась как совокупность проб и ошибок по достижению определенного результата при работе с исходным материалом. Эти ситуации описывались либо самим деятелем, либо внешним наблюдателем как удачные или неудачные и, соответственно, разворачивалась сложная система знаний, поддерживающих будущую деятельность на опыте предшествующих. Вот здесь мы подошли с вами к самой главной теме, которую я уже неоднократно обсуждал. Для того, чтобы проводить подобные исследования, получать соответствующие знания, систематизировать эти знания, упаковывать эти знания в непротиворечивые комплексы, для того, чтоб организовать нормально практическую деятельность этого нашего актора или агента, человечество придумало такую специальную, очень специфическую форму знаний, как онтология или картины мира.

  1. Лекция №6 П. Г. Щедровицкого в ниту мисис

    Лекция
    Мы с вами достаточно динамично движемся к завершению курса. Продумывая предыдущую дискуссию, я понял, что неправильно прочитал прошлую лекцию. Поэтому вы можете её стереть в своём сознании.
  2. «Нестор»

    Документ
    научно-методический совет (Московский государственный гуманитарный университет им. М.А. Шолохова, Стерлитамакский филиал); кафедра истории Отечества и методики преподавания истории (Стерлитамакская государственная педагогическая академия им.
  3. Вузовская наука программы методики Графика дизайн фото мультимедиа игры Диссертации авторефераты

    Автореферат диссертации
    мы создаем новый проект в который войдут более 500 тыс. публикаций, аналогично представленным в этом каталоге. Вы всегда можете пожертвовать на развитие некоммерческого проекта Реквизиты: Яндекс-деньги 41001185 3 89 Библиотечное дело\
  4. В. А. Лисичкин, Л. А. Шелепин

    Документ
    В книге, основанной на фактическом материале, представлена целостная картина событий в России последнего десятилетия, которое часто называют черным. Анализируются происходящие в стране процессы: становление царства плутократии и отречение
  5. Юрий Игнатьевич Мухин Три еврея, или Как хорошо быть инженером

    Документ
    В отличие от «Трех мушкетеров», книга повествует о реальных событиях и людях, но показаны и объяснены все события и интриги так, как и А. Дюма не сумел бы изобразить.

Другие похожие документы..