Информационный бюллетень osint №20 июль август 2011 г

Правовые основы противодействия терроризму
в Российской Федерации

И.Г Мачульская, кандидат юридических наук

И.С. Ребров, главный специалист-эксперт ситуационного отдела Аналитического управления Аппарата Совета Федерации

На сегодняшний день в России создана достаточно полная нормативная правовая база противодействия терроризму по главным направлениям – предупреждению, выявлению, пресечению, раскрытию и расследованию террористического акта, минимизации и (или) ликвидации его последствий; установлению полномочий специальных подразделений, военнослужащих Вооруженных Сил России, федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления.

Российская нормативная правовая база

противодействия терроризму

I. Конституция Российской Федерации

II. Федеральные законы:

Федеральный закон от 28 декабря 2010 года № 390-ФЗ «О безопасности»;

Федеральный закон от 6 марта 2006 года № 35-ФЗ «О противодействии терроризму»;

Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»;

Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 года № 63-ФЗ;

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ;

Федеральный закон от 3 апреля 1995 года № 40-ФЗ «О Федеральной службе безопасности»;

Федеральный закон от 6 февраля 1997 года № 27-ФЗ «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации»;

Федеральный закон от 12 августа 1995 года № 145-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» и др.

III. Указы Президента России:

Указ Президента Российской Федерации от 15 февраля 2006 года № 116 «О мерах по противодействию терроризму» (вместе с Положением о Национальном антитеррористическом комитете»);

Указ Президента Российской Федерации от 17 июня 2003 года № 680 «О центральных компетентных органах Российской Федерации, ответственных за выполнение Шанхайской конвенции о борьбе с терроризмом, сепаратизмом, и экстремизмом» и др.

IV. Постановления Правительства Российской Федерации:

постановление Правительства Российской Федерации от 6 июня 2007 г. № 352 «О мерах по реализации Федерального закона «О противодействии терроризму» (вместе с Положением о применении оружия и боевой техники Вооруженными Силами Российской Федерации для устранения угрозы террористического акта в воздушной среде или пресечения такого террористического акта; Положением о применении оружия и боевой техники Вооруженными Силами Российской Федерации для устранения угрозы террористического акта во внутренних водах, в территориальном море, на континентальном шельфе Российской Федерации и при обеспечении безопасности национального морского судоходства, в том числе в подводной среде, или для пресечения такого террористического акта; Положением о применении Вооруженными Силами Российской Федерации оружия, боевой техники и специальных средств при участии в проведении контртеррористической операции);

постановление Правительства Российской Федерации от 12 января 2007 года № 6 «Об утверждении Правил осуществления социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате террористического акта, а также лиц, участвующих в борьбе с терроризмом»;

постановление Правительства Российской Федерации от 13 октября 2008 года № 750 «О Порядке выделения бюджетных ассигнований из Резервного фонда Правительства Российской Федерации по предупреждению и ликвидации чрезвычайных ситуаций и последствий стихийных бедствий»;

постановление Правительства Российской Федерации от 22 января 1997 года № 58 «О мерах социальной защиты лиц, привлекаемых к выполнению специальных задач, связанных с проведением мероприятий по борьбе с терроризмом»;

постановление Правительства Российской Федерации от 21 февраля 2008 года № 105 «О возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью лиц в связи с их участием в борьбе с терроризмом»;

постановление Правительства Российской Федерации от 9 февраля 2004 года № 65 «О дополнительных гарантиях и компенсациях военнослужащим и сотрудникам федеральных органов исполнительной власти, участвующим в контртеррористических операциях и обеспечивающим правопорядок и общественную безопасность на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации»;

постановление Правительства Российской Федерации от 4 мая 2008 года № 333 «О компетенции федеральных органов исполнительной власти, руководство деятельностью которых осуществляет Правительство Российской Федерации, в области противодействия терроризму»;

постановление Правительства Российской Федерации от 16 апреля 2008 года № 278 «О возмещении расходов, связанных с использованием при проведении контртеррористической операции транспортных средств, принадлежащих организациям или физическим лицам»;

постановление Правительства Российской Федерации от 13 марта 2008 года № 167 «О возмещении лицу, принимавшему участие в осуществлении мероприятия по борьбе с терроризмом, стоимости утраченного или поврежденного имущества»;

постановление Правительства Российской Федерации от 11 ноября 2006 года № 662 «Об источниках финансирования выплат денежного вознаграждения за содействие борьбе с терроризмом».

Следует отметить, что Федеральный закон «О противодействии терроризму» - один из немногих законодательных актов, в котором Правительством России практически полностью выполнены предписания законодателей о конкретных правовых механизмах реализации закона.

V. Ратифицированные Российской Федерацией антитеррористические международные правовые акты:

Конвенция Совета Европы о предупреждении терроризма; Международная конвенция о борьбе с актами ядерного терроризма; Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма; Международная конвенция о борьбе с бомбовым терроризмом; Европейская конвенция о пресечении терроризма (вместе с Протоколом по внесению изменений в Конвенцию), Международная конвенция о борьбе с захватом заложников; Конвенция о маркировке пластических взрывчатых веществ в целях их обнаружения (вместе с «Техническим приложением»), Конвенция Совета Европы о передаче судопроизводства по уголовным делам и др.

По мере того как Россией ратифицируются международные правовые акты, осуществляется унификация национального законодательства и его гармонизация.

В настоящее время в нашей стране идет процесс обеспечения выполнения внутригосударственных процедур, необходимых для ратификации: Европейской конвенции о контроле за приобретением и хранением огнестрельного оружия частными лицами 1978 года, (подписана Россией 10 декабря 1999 г.) и Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии, конфискации доходов от преступной деятельности и финансировании терроризма 2005 года (подписана Россией 26 января 2009 г.).

Продолжается работа по присоединению России и к другим международным правовым актам, в том числе к Конвенции Совета Европы о противодействии торговле людьми 2005 года.

В то же время Россия пока воздерживается от присоединения к Конвенции Совета Европы о киберпреступности от 23 ноября 2001 года.

В отношении этой Конвенции у нашей страны имеется ряд возражений:

а) к этому акту присоединились 43 государства Европейского союза и 15 других стран, включая США, а ратифицировали только 12. Технологии распространения идей терроризма и экстремизма используются не только по прямому назначению их создателями, но и являются средством манипуляции со стороны правительств общественным мнением своих государств и третьих стран;

б) вызывает сомнение содержание пункта «b» статьи 32 Конвенции, согласно которому одна сторона может без согласия другой «получать через компьютерную систему на своей территории доступ к хранящимся на территории другой стороны компьютерным данным»5;

в) Конвенция регламентирует только часть компьютерных преступлений террористического характера («противозаконный доступ», «неправомерный перехват», «воздействие на данные» и т.д.), а к кибертерроризму относятся и использование киберпространства для связи, пропаганды, привлечения новых членов террористических организаций, инструктажа, сбора средств для своей деятельности и т.д.), что не нашло отражения в Конвенции.

Не устанавливается и правовой механизм закрытия подобных сайтов, ответственности их создателей и провайдеров.

Сегодня большинство специалистов отмечают необходимость принятия глобальной конвенции – на уровне ООН – по противодействию киберпреступности и кибертерроризму.

Анализ террористической деятельности позволяет сделать вывод, что террористы постоянно ищут новые средства для достижения своих целей, в связи с чем сохраняется угроза применения биологического оружия. Речь идет не только о нервно-паралитических газах, но и спорах возбудителей наиболее пандемичных инфекций - сибирской язвы, оспы и чумы6.

Не менее опасны эпизоотии (эпидемии среди животных). Как считают ученые, последние вспышки «птичьего», «свиного» гриппа вызваны занесением искусственно выращенных вирусов (по другим версиям – опытам с вирусами), так как при любой эпизоотии люди, ухаживающие за животными, подвержены риску заболевания и часто заболевают сами.

Однако до настоящего времени такое явление, как биотерроризм, не нашло закрепления ни в международном, ни в региональном, ни в национальном законодательстве.

По мнению экспертов, в значительной степени облегчить действия мирового сообщества по противодействию международным террористическим организациямможет принятие Всеобъемлющей конвенции ООН о международном терроризме, в которой будет дано универсальное понятие международного терроризма.

Актуальным представляется и разработка проекта Конвенции о защите участников уголовного судопроизводства, в которой был бы детально регламентирован механизм взаимодействия европейских государств в данной сфере.

На пространстве СНГ противодействие терроризму осуществляется как специально уполномоченными органами государств Содружества, так и целой системой межгосударственных институтов. В выработке нормативных актов и принятии мер по противодействию терроризму на территории СНГ в пределах своей компетенции принимают участие: Совет глав государств, Совет глав правительств, Межпарламентская ассамблея (МПА СНГ), Координационный совет генеральных прокуроров, Совет министров внутренних дел, Совет руководителей органов безопасности и спецслужб, Совет командующих пограничными войсками, Совет министров обороны, межгосударственный Антитеррористический центр, образованный решением Совета глав государств СНГ 21 июня 2000 года.

Регламентами этих органов, а также заключенными межгосударственными и межведомственными соглашениями создана правовая основа для выработки и реализации единой политики противодействия угрозам терроризма и политического экстремизма на территориях стран Содружества. В рамках СНГ приняты следующие международные правовые акты: Договор о сотрудничестве государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом (4 июня 1999 года), Договор государств - участников Содружества Независимых Государств о противодействии легализации (отмыванию) преступных доходов и финансированию терроризма (5 октября 2007 года), Соглашение о сотрудничестве министерств внутренних дел в борьбе с терроризмом (8 сентября 2000 года) и др.

В частности, положениями Договора о сотрудничестве государств - участников Содружества Независимых Государств в борьбе с терроризмом определены конкретные направления взаимодействия: обмен информацией, разработка и принятие согласованных антитеррористических мер, направление по согласованию с заинтересованными государствами специальных антитеррористических формирований, подготовка специалистов, поставка специальных средств, техники и другие.

Межпарламентской ассамблеей СНГ (Объединенной комиссией по гармонизации законодательства в сфере борьбы с терроризмом, преступностью и наркобизнесом в СНГ, Постоянной комиссией по вопросам обороны и безопасности) за 17 лет ее существования принято более 40модельных кодексов и законов, практических рекомендаций в сфере безопасности и противодействия терроризму. Среди них: «О противодействии легализации («отмыванию») доходов, полученных незаконным путем»; «О противодействии организациям и лицам, деятельность которых имеет целью осуществление актов терроризма на территории других государств»; «Изменения и дополнения в модельные Уголовный кодекс и Уголовно-процессуальный кодекс для государств – участников СНГ по вопросам, касающимся борьбы с терроризмом»; «О противодействии финансированию терроризма», «О противодействии наемничеству» и др.

Международно-правовое антитеррористическое взаимодействие успешно развивается не только на пространстве СНГ. В рамках Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) приняты такие основополагающие международные акты, как: Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом от 15 июня 2001 года; Соглашение о Региональной антитеррористической структуре от 7 июня 2002 года7; Соглашение о сотрудничестве в области выявления и перекрытия каналов проникновения на территории государств – членов ШОС лиц, причастных к террористической, сепаратистской и экстремистской деятельности от 15 июня 2006 года; Соглашение о порядке организации и проведения совместных антитеррористических мероприятий на территориях государств – членов ШОС от 15 июня 2006 года; Соглашение по подготовке кадров для антитеррористических формирований ШОС от 17 июня 2009 года.

В частности, Шанхайская конвенция о борьбе с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом впервые на международном уровне закрепила определение сепаратизма и экстремизма как насильственных, преследуемых в уголовном порядке деяний.

VI. Стратегии, концепции, доктрины противодействия терроризму

Особое место в системе актов по противодействию терроризму занимают так называемые «концептуально-стратегические», «программные документы» - стратегии, концепции, доктрины, представляющие собой систему официально принятых в государстве взглядов, носящих декларативный характер:

Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года (утверждена Указом Президента Российской Федерации от 12 мая 2009 года № 537);

Концепция противодействия терроризму в Российской Федерации (утверждена Президентом Российской Федерации 5 октября 2009 года);

Военная доктрина Российской Федерации8 (утверждена Указом Президента Российской Федерации от 5 февраля 2010 года № 146).

VII. Проблемы национальной правовой базы противодействия терроризму

Несмотря на то, что национальная правовая база противодействия терроризму сформирована достаточно полно и постоянно развивается с учетом международной практики и существующих угроз, она все еще имеет ряд недоработок.

Так, понятийный аппарат действующего в России Федерального закона «О противодействии терроризму» менее полный, чем модельного закона «О противодействии терроризму», принятого МПА СНГ. Кроме этого в модельном законе введены главы III - «Информационно-пропагандистское противодействие терроризму» и IV - «Защита объектов потенциальных террористических посягательств», которые в российском антитеррористическом законе отсутствуют, хотя эти направления являются важной составляющей в борьбе с терроризмом.

Неурегулированность названных правоотношений в антитеррористическом законодательстве России вызывает много вопросов у правоприменителей: рекомендательный характер решений, выносимых антитеррористическими комиссиями субъектов Российской Федерации и муниципальных образований, не способствует выполнению их предписаний по защите и охране объектов повышенной опасности (при отсутствии их исчерпывающего перечня), мест массового пребывания людей, безопасности на общественном транспорте. В модельном же законе МПА СНГ четко прописывается, что руководители объектов повышенной опасности независимо от форм собственности обязаны принимать меры по антитеррористической защите вверенных им объектов и предусматривать на них необходимое финансирование. Невыполнение этих требований влечет за собой административную или уголовную ответственность.

Это свидетельствует не только о пробелах российского антитеррористического законодательства, которое явно требует соответствующих дополнений и изменений, но и о том, что наработки МПА СНГ не всегда используются законодателями стран Содружества.

Статья 1 Федерального закона «О противодействии терроризму» гласит: «Правовую основу противодействия терроризму составляют Конституция Российской Федерации, общепризнанные принципы и нормы международного права, международные договоры Российской Федерации, настоящий Федеральный закон и другие федеральные законы, нормативные правовые акты Президента Российской Федерации, нормативные правовые акты Правительства Российской Федерации, а также принимаемые в соответствии с ними нормативные правовые акты других федеральных органов государственной власти».

Таким образом, из механизма правового регулирования противодействия терроризму исключаются органы государственной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления.

Однако органы государственной власти субъектов Российской Федерации и местного самоуправления не могут быть вне системы противодействия терроризму.

По мнению многих экспертов, согласно п. «б» ст. 72 Конституции России к предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации относится: защита прав и свобод человека и гражданина, обеспечение законности, правопорядка, общественной безопасности. Из этого следует, что субъекты Российской Федерации имеют право принимать законы и нормативные правовые акты в области противодействия терроризму в соответствии с федеральными законами.

Комплексный подход к проблеме обеспечения безопасности образовательных учреждений9

О.Б. Аникеева, заместитель начальника ситуационного отдела Аналитического управления Аппарата Совета Федерации

  1. Информационный бюллетень osint №26 июль август 2012 г

    Информационный бюллетень
    Прямая ссылка: /upload/tfi/134/%D0%9F%D1%80%D0%BE%D0%B1%D0%BB%D0%B5%D0%BC%D1%8B%20%D0%BD%D0%B0%D1%86%D0%B8%D0%BE%D0%BD%D0%B0%D0%BB%D1%8C%D0%BD%D0%BE%D0%B9%20%D1%81%D1%82%D1%80%D0%B0%D1%82%D0%B5%D0%B3%D0%B8%D0%B8%201%286%29%202011.
  2. Информационный бюллетень osint №22 ноябрь декабрь 2011 г

    Информационный бюллетень
    1. Журнал -The 9/11 Essays - Homeland Security Affairs ( 2011 ) is the peer-reviewed online journal of the Naval Postgraduate School Center for Homeland Defense and Security (CHDS) (англ)
  3. Информационный бюллетень №17 февраль 2011 г

    Информационный бюллетень
    Mark Osborne Humphries and John Maker, eds. Germany’s Western Front, 1915: Translations from the German Official History of the Great War, Waterloo, ON: Wilfrid Laurier University Press,
  4. Информационный бюллетень №15 декабрь 2010 г

    Информационный бюллетень
    Разведка с использованием открытых источников информации (Open Source Intelligence - OSINT) далеко не новый вид деятельности для американской разведки.
  5. Информационный бюллетень №18 март апрель 2011 г

    Информационный бюллетень
    Глобализация. Что это? Может быть, лишь один из очередных модных терминов, изобретение которых становится характерной чертой современной псевдонауки и пропаганды.
  6. Информационный бюллетень №12 сентябрь 2010 г

    Информационный бюллетень
    В статьях вестника рассматривается влияние современных информационных технологий на социально-экономическое и общественно-политическое развитие нашей страны.
  7. Информационный бюллетень №14 ноябрь 2010 г

    Информационный бюллетень
    Основной задачей любой информационно-аналитической службы вне зависимости от ее ведомственной принадлежности является систематизация неструктурированной информации и получение на основе этой информации новых знаний с использованием
  8. Информационный бюллетень №8 май 2010 г

    Информационный бюллетень
    1. Влияние глобальной экономического и финансового кризиса на продовольственную безопасность и сельское хозяйство в Восточной Европе, Средней Азии и Турции
  9. Список профилей подготовки бакалавра по направлению 034700 (2)

    Документ
    способностью и готовностью понимать движущие силы и закономерности исторического процесса, место личности в историческом процессе, политической организации общества (ОК-3);

Другие похожие документы..