Гендерная асимметрия политики: неинституциональные и институциональные аспекты

На правах рукописи

Овчарова Ольга Геннадиевна

ГЕНДЕРНАЯ АСИММЕТРИЯ ПОЛИТИКИ:

НЕИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ И ИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ

Специальность 23.00.02. – Политические институты,

этнополитическая конфликтология, национальные и

политические процессы и технологии

(по политическим наукам)

А В Т О Р Е Ф Е Р А Т

диссертации на соискание ученой степени

доктора политических наук

Саратов 2008

Работа выполнена на кафедре политических наук юридического

факультета ГОУ ВПО «Саратовский государственный университет

имени Н.Г. Чернышевского»

Научный консультант: доктор философских наук, профессор

Демидов Александр Иванович

Официальные оппоненты: доктор политических наук, профессор

Андронова Ирина Владимировна

доктор политических наук, профессор

Старостин Александр Михайлович

доктор социологических наук, профессор

Ярская-Смирнова Елена Ростиславовна

Ведущая организация: Саратовский государственный

социально-экономический университет

Защита состоится «24» октября 2008 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.243.04 по политическим наукам при Саратовском государственном университете им. Н.Г. Чернышевского, по адресу: 410012, Саратов, ул. Астраханская, 83, корп. 12, ауд. 522.

С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале №3 Научной библиотеки Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.

Автореферат разослан « » 2008 г.

Ученый секретарь

диссертационного совета

доктор политических наук, профессор Т.Н. Митрохина

Общая характеристика исследования

Актуальность проблемы диссертационного исследования.Одна из ключевых характеристик демократического развития XX века – обретение женщинами в большинстве стран мира права на участие в политической жизни. Получение женщинами гражданских прав подразумевает гендерную разницу политической деятельности, оказывающую влияние на итог взаимодействия субъектов политики. Очевидно, что при этом появляется необходимость приспособления политических практик к новым стандартам политического участия, значение которых обязана интерпретировать сфера интеллектуального осмысления политики. Тем не менее, любая попытка оценить степень влияния женского участия на динамику современных политических процессов заставляет исследователя обращать внимание на специфику предмета изучения – гендерную асимметрию1, свидетельствующую о том, что основной критерий гендерного измерения и изучения политики в начале третьего тысячелетия –противоречие между декларативным и фактическим равноправием.

Означенная ситуация и в западной, и в отечественной политологии определяется терминами неравенства. А. Лейпхарт дает женщинам характеристику «меньшинства в политическом, а не в количественном смысле»2, а Р. Чилкот – «дискриминируемых меньшинств»3. Фактором «исключения женщин из политической жизни», по Р. Далю, становится «лишь то, что – это женщины»4. Е.Б. Шестопал называет женщину в политике «неординарным случаем»5. Гендерное неравенство, считает А.И. Демидов, приходит «во все большее противоречие с демократическими лозунгами»6.

Таким образом, учитывая, что гендерный диспаритет наблюдается на фоне демократических ресурсов равенства прав мужчин и женщин, возможно предположить, что формальные законодательные нормы оказывают слабое воздействие на структурирование гендерного баланса в политике. Следовательно, истоки неблагоприятных условий для участия женщин в политике следует искать не только и не столько в действии принципов равноправия, введенных институционально. На фоне перемен в гендерных ролях, лозунгов демократии, эгалитарных требований международных организаций, примеров высокого профессионализма отдельных женщин-политиков, истоком гендерной асимметрии и в политиях «старых» демократий и в странах консолидирующих демократические институты, становятся неинституциональные проявления политики: политическая культура и этика, психология и традиция (по А. Панарину). Хотя их влияние менее всего осознается субъектами, именно они определяют институциональное оформление тех или иных политических процессов, и в конечном итоге – специфику их развития, критерии оценки, поддержку или отвержение. В таком контексте, причина нереализованности женщинами своих политических интересов видится во взаимосвязи социокультурных и институциональных аспектов политики. На уровне последних и «материализуются» гендерные отношения, как препятствуя, так и способствуя гендерному равенству.

Представляется очевидной востребованность темы в условиях гендерной асимметрии в России, реформистская практика которой убеждает – формальные подходы к решению социально-политических проблем, в том числе и гендерных, малоэффективны. Гендерная асимметрия российской политики свидетельствует, прежде всего, об отторжении женщин от возможности определять вектор политического и социально-экономического развития общества. Между тем, реализация интересов женщин влияет на общее социальное благополучие и означает контроль над проблемами социальной сферы, с которыми сталкивается практически каждый россиянин, а решение которых относится к приоритетным направлениям государственной политики.

На актуальность обращения к данной проблематике указывает и сам факт становления в отечественной политической науке нового направления – гендерной политологии. Эта область научного исследования реконструирует определенную интеллектуальную традицию понимания природы феномена гендерной асимметрии как формального несоответствия между юридическим и фактическим равноправием женщин, вне обращения к анализу ценностной системы. Нормы последней предполагают иные формы взаимодействия граждан, государства и общества, нежели правовые или институциональные порядки. Гендерная политология, методология которой сконцентрирована на выявлении социокультурных истоков асимметрии, определяет конкретные социально-групповые аспекты политических отношений и формулирует принципы оптимизации влияния социального опыта обоих полов на политику.

Гендерная политология развивается в России последние 10–15 лет и ее динамика обусловливается непосредственно «вызовами» социально-политических практик, а именно, необходимостью последовательного и взвешенного реформирования. Невозможно понять отечественные трансформационные процессы без интерпретации системы социальных ориентаций общества и предложений по корректировке традиционализма, в том числе и гендерного, по отношению к демократии. Необходимость гендерных исследований, на наш взгляд, определяется и состоянием «поиска» российской политической наукой новых подходов, совершенствующих политическую практику, которая уже «обратила внимание» на потенциал гендерного анализа. Появление гендерной экспертизы законодательства и гендерной статистики свидетельствует о необъективности оперирования «абстрактными» (без вычленения пола) показателями при анализе общественных процессов.

Итак, гендерный подход открывает новые перспективы для научного анализа, позволяющего осмыслить истоки, предположить последствия, которые влечет за собой гендерная асимметрия политического процесса и выявить факторы, способствующие эффективной реализации механизмов равенства. Обращаясь при этом к опыту развитых демократических стран и осмысливая отечественную специфику гендерных отношений, гендерная политология вносит свой вклад в исследование ограничений и потенциала политической реформаторской деятельности в современной России, разрабатывая стратегии решения практических задач и обогащая научные знания.

Степень научной разработанности проблемы. Гендерными политологическими исследованиями, возникшими на Западе (первоначально, преимущественно, в США) в 70–80-х годах XX в., к настоящему моменту накоплен огромный научный потенциал. Так, в библиографическом труде Э. Фокс ссылки на американскую литературу составляют более 10 тысяч источников7. Гендерные исследования включены в структуры национальных и международной ассоциаций политических наук; выпускаются специализированные академические журналы, например: «Женщина и политика» («Women and Politics»), «Sings».

Истоки возникновения, этапы становления и воздействие феминистской/гендерной теории на традиционное политическое знание в США изложены в глобальном обзоре С. Дж. Кэрролл и Л.М. Зерилли8. Ученые рассмотрели «векторы» развития феминистской политической мысли и проанализировали практическое влияние новой науки. Обобщению опыта женских и гендерных исследований в сфере политической теории посвящена работа А.М. Янг9. Несмотря на то, что именно США стали центром институционализации гендерных исследований, нельзя не отметить факта европейского влияния на их развитие10.

Изучение развития научных взглядов на феномен гендерной асимметрии потребовало обращения к источнику гендерного знания – классической политической теории феминизма и ее основным течениям. Несмотря на тождество основных постулатов – ликвидацию неравенства, феминисты не смогли избежать расхождения во взглядах на предмет исследования – определение истоков неравенства и методологию – определение способов его преодоления. Некоторый формализм, проявляющийся в объяснении феминистами природы гендерной асимметрии, становился оборотной стороной популистской позиции к гендерному равенству в практической политике. С другой стороны, такая формализация отражала общую тенденцию к согласованию научных мнений с подходами к решению общественных проблем с позиций идеологии либерализма или социализма. «Корректировка» теорий, которая впоследствии привела к изменениям в практической политике, началась в пределах радикального феминизма. В работах С. Файерстон, Г. Рубин, К. Миллетт, Дж. Б. Эльштайн, К. Маккинон, К. Фергюсон предлагаются практически первые интерпретации гендерной асимметрии как закрепления за деятельностью женщин более низкого статуса на основании традиций о малой значимости их социального опыта, полученного в пределах частной жизни.

Принципы непосредственно гендерного подхода, а также критика теории разделенных сфер жизнедеятельности изложена в разработках Дж. Батлер, Д. Кул, С.М. Окин, К. Пейтман, Дж. Б. Эльштайн, Дж. Эванс. Теория и философия феминизма, методология гендерной политологии – предмет внимания российских ученых, таких как С.Г. Айвазова, Г.А. Брандт, О.А. Воронина, Н.С. Григорьева, Н.В. Досина, Н.А. Завершинская, Е.А. Здравомыслова, Е.В. Кочкина, М.М. Кириченко, Е.В. Кудряшова, Н.Н. Кукаренко, М.М. Малышева, Р.Ф. Матвеев, Т.Б. Рябова, Н.М. Степанова, А.А. Темкина, Н.А. Шведова, С.А. Ушакин, В. В. Фесенко, И.Р. Чикалова. Концепции, предложенные в трудах означенных авторов, замыкаются на необходимости анализа властной компоненты в гендерных отношениях, которые социально конструируемы и способны трансформироваться.

Особенности и границы применимости гендерного метода в политологии и сопряженных с ней науках, оригинальные междисциплинарные подходы, а также аспекты практической реализации механизмов устранения гендерной асимметрии равенства не раз обсуждались на страницах научных сборников11.

Отметим феминистскую ревизию науки о международной политике. Рассматривая гендерные отношения в контексте теории мировой политики, Дж. Э. Тикнер заключает, что причины гендерной иерархичности акторов международной политики связаны с традициями исключения «незначительных» женских практик из «высокой» политики. В монографиях С. Раддик и Дж. Б. Эльштайн предложены модели «матернализма как понимания ″другого″»12.

Замысел исследования заставил обратиться к историческим аспектам гендерных отношений в политике. Исторические исследования расширяют методологическую базу изучения гендерной асимметрии: сквозь призму истории «высвечивается» неправомерность представлений об «аполитичной» природе женщин, обозначается логика воспроизводства современной гендерной асимметрии посредством традиций. Исторический контекст проблемы представлен трудами крупнейших ученых прошлого – В.О. Ключевского, А.Н. Плещеевой, А. Ламартина, а также работами современных историков Запада: М.А. Батлер, Р. Зидера, Н.З. Дэвис, М. Фергюсон, С. Мендельсон и России: Я.А. Гуревича, И.Н. Ионова, Н.С. Креленко, С.А. Лосева, Л.П. Репиной, О.В. Рябова, Т.Б. Рябовой, Н.Л. Пушкаревой, С.Б. Семенова, В.И. Успенской, И.Я. Эльфонд, А.Л. Ястребицкой. Эти и другие исторические труды демонстрируют «видоизмененную» концепцию социально-политического развития, поскольку она включает в себя динамику гендерных отношений.

Целенаправленное и планомерное осмысление политического участия женщин западным академическим сообществом начинается в 1970-х годах и продолжается по настоящее время. Причины гендерной асимметрии и способы ее деформации изучаются с помощью социокультурного13 и институционального подходов14, интерпретаций политического поведения15.

С конца 1980-х годов тематика «женщины и политика» обретает дискурсивную свободу и в России. В настоящий момент наблюдается уверенное развитие гендерной политологии, о чем свидетельствуют, по крайней мере, два обстоятельства. Первое – образование гендерной секции в структуре РАПН демонстрирует академическую институционализацию данного направления. Междисциплинарные ракурсы исследований отечественных гендерных политологов способствуют всестороннему изучению природы и способов ликвидации гендерной асимметрии. Этот феномен рассматривается в качестве предмета внимания последователей неоинституционализма; источника мотивации выбираемых женщинами поведенческих стратегий; составляющей глобальных политических процессов; фактор восприятия женщин-политиков избирателями16. Второе обстоятельство – количество защищенных диссертаций на соискание ученых степеней кандидатов и докторов политических наук по гендерной проблематике17 говорит о научной востребованности гендерных тем. Анализ означенных диссертаций позволяет констатировать устойчивое внимание к изучению опыта женского движения (как отечественного, так и западного), необходимого для реализации принципов гендерного равноправия и, одновременно, фактора изменения гендерного сознания граждан. Предметом исследований становятся государственные практики равенства; нормативные препятствия реализации гендерного равенства.

Вопросы политического участия и поведения женщин не раз становились предметом анализа специалистов других наук, что указывает на субдисциплинарность исследований по тематике «женщины и политика»18 и предполагает необходимость ее дальнейших комплексных разработок.

  1. Гендерные стереотипы в политической сфере современного российского общества: социологический анализ

    Диссертация
    Защита состоится 10 декабря в 15 часов на заседании диссертационного совета Д 212.166.14 при Государственном образовательном учреждении высшего профессионального образования «Нижегородский государственный университет имени Н.
  2. Становление и эволюция гендерной политики Республики Казахстан в условиях демократического развития 23. 00. 02 Политические институты, этнополитическая конфликтология, национальные и политические процессы и технологии

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 09 сентября 2010 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д 14.21.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора философских наук и доктора политических наук в Казахском национальном педагогическом
  3. Бретёр (устаревшее) (франц bretteur, от brette шпага), заядлый дуэлянт; человек, ищущий повода для вызова на дуэль; задира, скандалист. 336 (1)

    Документ
    Культурология (от лат cultura и греческого logos) является важнейшей составной частью современного гуманитарного знания, интегральным элементом полноценного высшего образования.
  4. Бретёр (устаревшее) (франц bretteur, от brette шпага), заядлый дуэлянт; человек, ищущий повода для вызова на дуэль; задира, скандалист. 336 (2)

    Документ
    Современная культурология – это фундаментальная наука, базовая гуманитарная дисциплина, изучающая общие закономерности развития культуры как системы. Культурология – система знаний о сущности, принципах, закономерностях существования
  5. Программа итогового государственного междисциплинарного экзамена «Социология и методика ее преподавания» по направлению «050400-Социально-экономическое образование»

    Программа
    Программа итогового государственного междисциплинарного экзамена «Социология и методика ее преподавания» по направлению «050400-Социально-экономическое образование», направление магистерской подготовки: «050402М-Социологическое образование» / Урал.
  6. Программа государственного междисциплинарного комплексного экзамена по общепрофессиональным и специальным дисциплинам «Социология и методика ее преподавания»

    Программа
    Программа государственного междисциплинарного комплексного экзамена по общепрофессиональным и специальным дисциплинам (ГОС ВПО 2005) для студентов, обучающихся по направлению 540400 «Социально-экономическое образование», степень (квалификация)
  7. Н. В. Панченко, Ю. В. Трубникова, Н. Ю. Чернышева, Т. В. Чернышова

    Документ
    Университетская филология – образованию: регулятивная природа коммуникации: Материалы Второй международной научно-практической конференции «Коммуникативистика в современном мире: регулятивная природа коммуникации» (Барнаул, 14-18 апреля 2009 г.
  8. Издательство «Институт психологии ран» Москва 2009 Ответственные редакторы: А. Л. Журавлев, М. И. Воловикова, Т. А. Ребеко

    Документ
    П 86 Психология человека в современном мире. Том 6. Ду­ховно-нравственное становление человека в современном российском обществе. Проблема индивидуальности в тру­дах отечественных психологов (Материалы Всероссийской юбилейной научной
  9. Программы билингвального обучения в США в 90-е годы ХХ века (на материале английского и испанского языков) 7 Саунина Д. В

    Документ
    Лингвометодические проблемы преподавания иностранных языков в высшей школе: Межвуз. сб. науч. тр. / Под ред. Л.И. Со-киркиной. – Саратов: Изд-во Сарат.

Другие похожие документы..