Ii игорь владимирович вишев.

1. Теологические концепции происхождения душ

Выяснить сколько-нибудь обстоятельно суть того или иного явления без знания его генезиса практически невозможно. Иначе оно по необходимости, в лучшем случае, ограничивается лишь описанием тех или иных внешних его признаков. Данное утверждение справедливо и в(40–41)отношении религиозного вероучения о душе. Действительно, неотъемлемой его стороной является вопрос о происхождении не только отдельной души, но и всех человеческих душ вообще. Главным библейским текстом, на который опираются теологи, обосновывающие бессмертие души, является следующий: «И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою» (Быт. 2: 7). Именно отсюда и делается вывод, что душа человеческая бессмертна, поскольку бессмертно божественное дыхание.

Но в Библии есть и другие тексты, не менее авторитетные, которые толкуются теологами, в частности иеговистскими, принципиально в ином смысле. В ней, например, утверждается: «Ибо душа всякого тела есть кровь его, она душа его; потому Я сказал сынам Израилевым: не ешьте крови ни из какого тела, потому что душа всякого тела есть кровь его; всякий, кто будет есть ее, истребится» (Лев. 17: 14). Конечно, при желании такого рода высказывания можно отнести только на счет животных, но, с другой стороны, речь здесь идет о «всяком» теле, а значит, можно заключить, и о человеческом тоже. И надо сказать, что семитским кочевникам, к которым принадлежали и древнееврейские племена, подобные представления были понятны и убедительны – кровь уходит из убитого животного или человека, а с ней уходит из него и жизнь. Так что сами же библейские тексты дают повод интерпретировать этот важнейший вопрос крайне разноречиво.

Однако приведенные тексты отнюдь далеко не могли ответить на целый ряд других вопросов, которые встали перед теологами. Поэтому, в конечном счете, среди них обозначились сторонники трех основных, и притом принципиально различных, концепций происхождения душ: предшествования, или предсуществования душ, а также традуционистских и креационистских верований по данному вопросу.

Первой из них придерживались, например, уже упоминавшийся Ориген, Климент Александрийский (Тит Флавий, Clemens, ок. 150–ок. 215), один из раннехристианских «отцов церкви» и апологетов новой религии, наставник церковной школы «катехуменов» – оглашенных, которые готовились принять крещение в Александрии (Египет). Последний пытался объединить греческую философию с христианским вероучением, обосновать и оправдать принцип «сознательной веры». Концепции предшествования душ придерживались и другие теологи. Они исходили из того, что Бог будто бы сотворил за шесть дней сразу все необходимое, а затем «почил в день седьмый от всех дел Своих, которые делал» (Быт. 2: 2). Отсюда ими делался вывод, что он загодя(41–42)сотворил и души всех людей, которым когда-либо предстояло еще жить и воспринять соответственно каждому свою.

По существу дела, именно из подобных посылок исходили представители такого философского направления, как деизм. Они считали, что бог, сотворив мир, придав ему соответствующее количество движения и наделив необходимыми законами, устранился, согласно Библии, от всего, что в нем впоследствии происходило, т.е. отрицали божественный промысел и многое другое. Так что философам и ученым оставалось спокойно познавать этот мир, нисколько не будучи озабоченными и не принимая во внимание, где и как продолжается существование творца. Для эпохи Просвещения это была очень удобная позиция. Ее, так или иначе, разделяли такие выдающиеся мыслители и общественные деятели того времени, как Вольтер (1694–1778), Ш. Л. Монтескье (1689–1755), Ж. Ж. Руссо (1712–1778), М.В. Ломоносов (1711–1765) и др.

Теологическая концепция о предшествовании душ оказывала своеобразное влияние и на иные построения представителей религиозной философии. Показательны в этом отношении рассуждения известного русского религиозного философа В.С. Соловьева. Он считал, что «если признать человека лишь за существо, происшедшее во времени, сотворенное в определенный момент, прежде своего физического, то это, в сущности, равносильно сведению человека к его феноменальной видимости, к его обнаруженному бытию, которое действительно начинается лишь с физического рождения. Но оно ведь и кончается с физической смертью» (Соловьёв, 1989: 119 Не желая довольствоваться простой констатацией факта физического существования человека от рождения до смерти, Соловьев далее писал: «То, что только во времени явилось, во времени же и должно исчезнуть; бесконечное существование после смерти никак не вяжется логически с ничтожеством до рождения» (Соловьёв, 1989: 119). Такое «половинчатое» решение никак не могло устроить религиозного философа.

Рассматривая этот вопрос под углом зрения своего учения о Богочеловечестве, Соловьев продолжал: «Как существо природное, как явление, человек существует только между физическим рождением и физической смертью. Допустить, что он существует после физической смерти, можно, лишь признавши, что он не есть только то существо, которое живет в природном мире, – только явление, – признавши, что он есть еще кроме этого вечная, умопостигающая сущность» (Соловьёв, 1989: 119). Стремясь подкрепить мысль о послесмертном существовании человека, религиозный философ заключает: «Но в таком случае логически необходимо признать, что он существует не только после(42–43)смерти, но и до рождения, потому что умопостигаемая сущность по понятию своему не подлежит форме нашего времени, которая есть только форма явлений» (Соловьёв, 1989: 119–120). Подобного рода религиозно-философской логикой можно обосновать практически все, что не пожелаешь, ибо к истине и практике она не имеет никакого отношения, а лишь к принятию желаемого за действительное.

Так что концепция предшествования душ проявлялась в самых различных формах. Но, как обычно, устраняя одни догматические затруднения, теологи и религиозные философы непременно создавали другие. Так, становилось, например, необъяснимым, каким образом души, сотворенные самим богом еще до «грехопадения» библейских прародителей – Адама и Евы, оказывались ответственными за «первородный грех» (за отведанные ими вопреки божественному запрету плоды с дерева познания добра и зла), которые неотвратимо несли на себе его роковую печать. Возникали и некоторые другие подобные затруднения, в частности постоянно увеличивался временной интервал между сотворением душ и вселением одной из них в новое тело. Поэтому целый ряд теологов не принял учение о предшествовании, или предсуществовании, душ.

Теологической альтернативой ему явилось учение традуционизма (лат. traduco –переводить), согласно которому душа, созданная богом при сотворении первого человека – Адама, затем передавалась, «переводилась», от родителей детям при их зачатии. Иными словами, считалось, что от родителей к детям передается одновременно и телесное семя, и семя душевное, на котором, таким образом, уже лежит печать первородного грехопадения, и, следовательно, каждое человеческое существо греховно изначально, от рождения. Так что, с одной стороны, процесс этот представлялся как бы вполне естественным и понятным, но, с другой и в конечном счете, бог оказывался, вроде бы, не у дел, а душа представлялась бесконечно делимой.

Сторонниками традуционизма были Тертуллиан (ок. 160–после 220), христианский апологет, учитель церкви, автор многочисленных трудов по вопросам теологии, философии, церковной организации, этики и праву, особенно известный своим изречением: «Credo, quia absurdum» («Верую, ибо нелепо»); св. Григорий Нисский (ок. 335–ок. 394), церковный писатель, теолог и философ, представитель греческой патристики; Мартин Лютер (1483–1546), один из зачинателей Реформации и протестантизма, основоположник первого его направления – лютеранства, противник папства и католической иерархии; и многие другие теологи. Однако как бы отстраненность, непричастность бога к(43–44)рождению людей, представление о бесконечной делимости души, «искры божьей», для многих теологов тоже оказалось недопустимым и неприемлемым.

Такого рода теологические противоречия, как казалось, устраняются другим теологическим учением – креацианизмом (лат. creatio – сотворение и anima – душа). Согласно этому христианско-теологическому учению о душе, она соединяется богом с телом человека в момент его зарождения, причем каждый раз создавая ее из ничего. Иначе говоря, бог является как бы непосредственным участником при акте зачатия. Креацианистские представления разделял, например, уже упоминавшийся Августин Блаженный и ряд других теологов. Впрочем, и среди них существует определенное расхождение во взглядах по этому вопросу. Так, одни полагают, что творение души происходит уже при образовании первой клетки нового организма, другие – через две недели, третьи – даже через три месяца после зачатия. И это расхождение, как оказывается, имеет сегодня исключительно важное, а в некотором отношении – принципиальное, значение.

Данное обстоятельство обусловлено возникшими в настоящее время крайне актуальными и острыми проблемами клонирования человека, получения посредством этого метода человеческих эмбрионов и стволовых клеток с целью их последующей регенерации. В этой связи Ким Хёп Янг, профессор системного богословия Кангнамского университета (Южная Корея), в частности, напоминает: «Все началось с разгоревшейся в США банальной, но жесткой дискуссии о том, является ли эмбрион человеком» (Ким, 2009: 123). При этом им различается три основных подхода и взгляда на эту проблему. «С одной стороны, – отмечает южнокорейский профессор, – большинство ученых и сторонников исследований ЭСКЧ (эмбриональные стволовые клетки человека. (И.В.) заявляют, что эмбрион нельзя признавать человеком и скорее он является вещью (или клеточной массой), поскольку еще не присоединен к стенке матки и гаструляция еще не произошла (правило четырнадцати дней)» (Ким, 2009: 123–124). Научной точки зрения как раз жестко противостоят религиозно-церковные верования и идеологические установки. «С другой стороны, – продолжает он далее в этой связи, – резкая оппозиция исходит со стороны Римско-католической и консервативных протестантских церквей» (Ким, 2009: 124). И это весьма показательно.

При этом им особенно выделяется отношение к данной проблеме именно со стороны Римско-католической церкви. «Позиция Ватикана, – подчеркивает Ким Хёп Янг, – наиболее решительна и четка.(44–45)Эмбрион обладает всей полнотой человеческой индивидуальности, достоинства и морального статуса с момента оплодотворения. Поэтому недопустимо причинять вред и разрушать бластоцисту (трофэктодерму) с целью получить стволовые клетки из внутренней клеточной массы» (Ким, 2009: 124). В качестве более умеренной приводится и другая точка зрения: «Эмбрион – форма человеческой жизни, но еще не личность (не человеческое существо). Таким образом, он не является вещью, и к нему следует относиться с уважением (хотя и не в такой степени как к человеку)» (Ким, 2009: 124). Так что креацианистская позиция католицизма, объявляя, по существу, уже первую клетку организма одушевленной личностью, исключает какие бы то ни было манипуляции с ней, тем самым практически делает невозможным научные исследования в этой области. Иначе говоря, она оказывается прямо направленной против интересов людей, с обоснованной надеждой ожидающих положительных результатов таких исследований.

Таким образом, в итоге христианская теология и церковь предпочли учение креацианизма, которое, как казалось, устраняло сомнительные моменты концепции предсуществования душ и традуционизма. Однако никаких действительно доказательных оснований для этого, на деле, не было. В этой связи очень показательно звучит сегодня, почти два тысячелетия спустя после возникновения этих теологических концепций о происхождении душ, признание одного из православных богословов уже нашего времени: «Образ происхождения человеческих душ составляет тайну, относительно которой возможны лишь только гадания или предположения. В откровении об этом не находится прямого и ясного учения» (Гаврилов, 1951: 1). Несмотря на такое откровенное признание, тот же автор приводит следующее установление V Вселенского собора (Константинополь, VI в.): «Церковь, наученная божественными писаниями, утверждает, что душа творится вместе с телом, а не так, что одно прежде, а другое после» (Гаврилов, 1951: 19). Следовательно, теологические расхождения по такому принципиально значимому вопросу, как происхождение душ церковь преодолевала исключительно волевыми решениями. Впрочем, и по другим вопросам тоже.

Столь же беспочвенным и неопределенным был взгляд христианских теологов на феномен души вообще. Так, св. Иоанн Златоуст (ок. 350–407), крупный деятель восточно-христианской церкви, ритор и теолог, следующим образом рассматривал этот вопрос. «… что такое душа по существу? – вопрошал он. – Даже и того нельзя сказать, как она находится в нашем теле. Что можно сказать об этом? То ли, что(45–46)она распростирается по составу тела? Но это нелепо; потому что это свойственно телам; а к душе это не относится, как видно из того, что часто и по отсечении рук и ног она остается целою и нисколько не сокращается от искажения тела. Или она не находится во всем теле, а сосредоточена в какой-нибудь его части? В таком случае прочие части необходимо должны быть мертвыми; потому что бездушное совершенно мертво. Но и этого сказать нельзя… Таким образом, то, что душа существует нашем теле, мы знаем, а как она существует, этого не знаем. Познание о ней Бог сокрыл от нас для того, чтобы сильнее заградить нам уста, удержать нас и заставить оставаться внизу, а не любопытствовать и не исследовать того, что выше нас» (Творения, 1895: 528–529). .Но христианские теологи, разумеется, не вняли этому совету и написали горы сочинений на данную тему. А спустя полтора тысячелетия один из них подвел такой неутешительный итог: «Человек способен только представлять себе, что душа не является телом, но каково существо ее, не знает» (Мисюк, 1952: 123) .Подобный бесплодный результат, поистине «бег на месте», естественно, серьезно смущал и смущает очень многих, в том числе и среди самих христианских теологов.

  1. Игорь Владимирович Винокуров, Николай Николаевич Непомнящий Кунсткамера аномалий

    Документ
    Легко ли быть оборотнем? Есть ли на Земле люди кровососы? Будет ли продолжен «послужной список» Вампира Кислых Ванн? Жиль де Ре и Эржебет Батори — патология или сознательный вампиризм?
  2. Игоря Федоровича Глухова от всей души поздравляем с Днем Рождения! Удачи во всех делах. Спасибо за помощь, поддержку и внимание. Успехов во всех намеченных дела

    Документ
    Игоря Федоровича Глухова от всей души поздравляем с Днем Рождения! Удачи во всех делах. Спасибо за помощь, поддержку и внимание. Успехов во всех намеченных делах!
  3. │ Christof Gunzi H. Struktur und existenz. Гюнцль Кристофер Структура и Экзистенция doc

    Документ
    doc │ Michael A.De Budyon - Гитлер и Христос.txt │ Michael A.De Budyon. Гитлер и Христос.htm │ Pavla Jonssonov - Gender and Culture.doc │ Tragedy, Satyr-Play, and Telling Silence in Nietzsche s Thought of Eternal Recurrence.
  4. Человек может и должен стать практически бессмертным

    Документ
    Вашему вниманию предлагается необычная книга. В ней обосновывается принципиально новый, нетрадиционный взгляд на реальную возможность осуществления заветной мечты людей о неограниченно долгой и достойной жизни.
  5. Бессмертию

    Документ
    Рассмотрены предмет и содержание таких взаимосвязанных научных дисциплин, как философия жизни и виталогия, философия смерти и танатология, философия бессмертия и иммортология; изложены основные положения современной концепции практического
  6. Игорь Пыхалов (1)

    Документ
    Любой уважающий себя народ обязательно имеет свои святыни. Для народов страны, носившей когда-то гордое имя СССР, а до того называвшейся Российской империей, такой святыней является память о Великой Отечественной войне.
  7. Игорь А. Муромов (1)

    Документ
    Во всемирной истории воздухоплавания наряду с выдающимися достижениями есть и немало печальных страниц. Стремление человека подняться в воздух и даже прорваться в космос всегда было сопряжено с огромным риском.
  8. Игорь А. Муромов (2)

    Документ
    В 1783 году в небо впервые поднимается воздушный шар братьев Монгольфье. При попытке пересечь Ла‑Манш 15 июня 1784 года погибает отважный де Розье — первая жертва воздухоплавания или аэронавтики.
  9. План доклада на съезде рабочих, поселян и горцев черноморского округа 26 июня 1920 года 11 (1920 г.)|outline >

    Доклад
    Фотографии, помещенные в этом издании, предоставлены для воспроизведения Центральным государственным театральным музеем имени А. А. Бахрушина, Музеем МХАТ СССР имени М.

Другие похожие документы..