Ii игорь владимирович вишев.

Разумеется, имеют определенный резон и некоторые другие доводы, которыми пытаются обосновать запрет на исследования по клонированию человека. В связи с этим ссылаются на то, что еще не решены окончательно,(с. 265–266)а продолжают обсуждаться вопросы биологической безопасности, которой, по их мнению, угрожает клонирование человека. Его нельзя будто бы разрешить еще и потому, что оно встречается с не имеющими до сих пор единого решения многими разного рода юридическими, этическими и религиозными проблемами. Однако, несомненно, что и в данном случае ни одна из таких задач (как действительных, так и мнимых) не может быть решена без их свободного научного исследования.

Действительно, в принципе невозможно выяснить, насколько безопасно биологически или нет клонирование человека, не проводя соответствующих экспериментов. Более того, у нас в стране не разрешается клонировать даже животных, поскольку опасаются, что усовершенствованная методика такого рода, как считается, «станет пригодной для клонирования человека» [11, с. 7]. Между тем во многих странах мира уже клонированы представители самых разных пород животных, причем с восстановлением не только телесной, но и психической идентичности особей. Так что, судя по всему, дело не в боязни нарушить «биологическую безопасность», а в принципиальном нежелании решать данную проблему вследствие разного рода тенденциозных догматических предубеждений. Что касается именно клонирования человека, то, как считает, например доктор биологических наук, заместитель директора по науке Института молекулярной генетики РАН В. Тарантул: «Преград научного характера нет» [11, с. 7]. При этом надо ясно осознать, что речь, в конечном счете, идет о победе над смертью, восстановлении человеческой жизни, реальном воскрешении человека. Тогда станет очевидным смысл и ценность криосохранения на разных его уровнях.

Требуется также ясное понимание того факта, что вся наша культура, в том числе и юридическая, и этическая, и любая другая, базируется на смертнической парадигме, которая была выработана на протяжении многотысячелетней истории смертных людей, на убеждении, что смерть неизбежна и иначе быть не может. Смена же парадигм, знаменующих научную революцию, тем более столь фундаментального характера, происходит крайне трудно, хотя и в относительно короткий срок. Как бы там ни было, сегодня, несомненно, начинается принципиально новая эра в истории человечества — переход от цивилизации смертных к цивилизации бессмертных. Поэтому, совершенно очевидно, что всю нашу культуру надо приводить в соответствие с ее современными нетрадиционными тенденциями вроде разработки законов о наследовании имущества в случае восстановления жизни человека, гарантирующих его право на криосохранение, последовательно обеспечивающих подлинную самоценность жизни человека, его действительное достоинство.(с. 266–267)

В то же время следует со всей определенностью заявить, что религия не имеет никакого прямого отношения к научным исследованиям по клонированию человека. Ее приверженцы, разумеется, имеют полное право дать этим исследованиям свою идеологическую оценку. Однако они не должны влиять на их ход и результат. Свободный научный поиск ученых не может и не должен ограничиваться и направляться ортодоксальными выводами из религиозных догм. Иначе неизбежны последствия самого негативного характера, которые, так наглядно, убедительно и болезненно, дают о себе знать уже сегодня, в нашей повседневной жизни.

Вместе с тем следует особо подчеркнуть сугубо добровольный характер клонирования человека. Никто никого не может и не должен к этому принуждать. Тот, кто не желает применить этот метод для улучшения качества, продления и восстановления своей жизни, имеет на то несомненное и полное право. Но нежелающий клонирования человека не должен препятствовать применить его другими, ибо это стало бы непосредственным антиконституционным ущемлением их прав и свобод, прежде всего права на жизнь.

Наконец, сторонники продления моратория ссылаются на Декларацию Генеральной Ассамблеи ООН, запрещающую клонирование человека, которая была принята 8 марта 2005 года. Ее, действительно, поддержало большинство стран, в частности Южной Америки, где подавляющее влияние имеет католицизм, в ряде других — ислам и т.п. Поддержала декларацию, к сожалению, и Россия, в которой православие оказывает возрастающее влияние на разные стороны общественной жизни, в том числе на властные структуры всех уровней, да и другие конфессии выступают единым фронтом против исследований по клонированию человека. Но сегодня более важное значение в этой связи имеет то знаменательное обстоятельство, что в то же время эту Декларацию не поддержали 34 страны мира. Среди них Англия, Франция, Канада, Австралия, Китай, Япония и др. Может в итоге случиться так, что нам, россиянам, за осуществлением права на укрепление здоровья, сохранение индивидуального существования, продление и восстановление жизни придется обращаться в иные страны. Такое положение вещей, по моему убеждению, недостойно ни России, ни ее граждан.

В связи с упомянутой Декларацией и богословскими оценками научного решения рассматриваемой проблемы вполне закономерный интерес вызывает вопрос о человеческом достоинстве. Дело в том, что, текст этой Декларации можно прочитать в смысле, на который, как правило, внимание не обращается. Из ее текста, строго говоря, в принципе, не вытекает, что клонирование человека однозначно исключается и запрещается, оно не допускается лишь в тех случаях, когда ведет как раз к ущемлению его достоинства. Правда, данное обстоятельство никак специально не оговаривается и потому может создаться неоправданное впечатление, будто клонирование человека именно всегда и неизбежно влечет за собой такого рода ущемление. Но с этим как раз согласиться более чем затруднительно.(с. 267–268)

Между тем теологические оценки, в отличие от Декларации, вполне однозначны и категоричны. Именно они предназначены быть неоспоримыми и непререкаемыми предписаниями для тех, кто находится хотя бы под малейшим влиянием религиозно-церковных верований и идеологических установок. В этой связи Ким Хёп Янг, профессор системного богословия Кангнамского университета (Южная Корея), особо подчеркивает, что «резкая оппозиция исходит со стороны Римско-католической и консервативных протестантских церквей» [12, с. 124]. И далее: «Позиция Ватикана наиболее решительна и четка. Эмбрион обладает всей полнотой человеческой индивидуальности, достоинства и морального статуса с момента оплодотворения. Поэтому недопустимо причинять вред и разрушать бластоцисту (трофэктодерму) с целью получить стволовые клетки из внутренней клеточной массы» [12, с. 124]. Следовательно, с подобной точки зрения, научный путь исследования в данном направлении оказывается принципиально неприемлемым. Так религия и наука снова вступают в неразрешимый конфликт.

В действительности, достоинство человека как существа разумного и деятельностного ущемляется не клонированием, а его несвободой перед лицом старения и смерти, их современной фатальностью и безысходностью. Напротив, исследования по клонированию человека открывают неведомые прежде пути и горизонты решения данного круга проблем, призваны сделать его поистине свободным в выборе между старением и сохранением молодости, между смертью и жизнью, а следовательно, между своим нынешним бессилием противостоять смерти и утверждением истинного достоинства человека как существа разумного, активного и свободного.

Реальная угроза продления моратория на исследования по клонированию человека и непосредственная личная заинтересованность в проведении таких исследований (и я, и моя супруга заключили с фирмой КриоРус договор о криосохранении мозга в случае нашей смерти) побудили меня обратиться с призывами к президенту США Б. Обаме, президенту РФ Д.А. Медведеву, главе правительства РФ В.В. Путину и в Госдуму РФ с призывом поддержать эти исследования и не продлевать мораторий [13]. Однако на высказанные соображения не было обращено должного внимания, и они остались без ответа адресатов. Не были приняты в расчет и выступления депутатов Госдумы РФ против продления моратория на исследования по клонированию человека во время дискуссий по данному вопросу. В итоге 22 января 2010 года предложенный правительством законопроект был принят в первом чтении, 26 февраля – во втором чтении, а 10 марта того же года – в третьем чтении. После утверждения его в Совете Федерации и соответствующего указа президента РФ закон войдет в силу. Это значит, в частности, что не смогут вернуться на родину для продолжения своих(с. 268–269)исследований отечественные ученые, которые были вынуждены уехать на работу за рубеж вследствие принятия первого моратория, не смогут реализовать свой творческий потенциал и ученые, оставшиеся в пределах страны.

Так что говорить сегодня о посткризисной ситуации в решении проблемы смерти и бессмертия человека (впрочем, скорее всего, как и об общем положении дел в России) не приходится. Напротив, кризис только усугубляется. Однако столь актуальная и острая проблема остается, и потому, вопреки кризису, надо с еще большими усилиями искать пути ее решения, ибо введенный запрет на исследования по клонированию человека непосредственно противоречит правам и свободам граждан России, в первую очередь их праву на жизнь, демократическим и гуманистическим принципам, интересам развития отечественной науки.(с. 269)

Список литературы

  1. Вишев И.В. Проблема жизни, смерти и бессмертия человека в истории русской философской мысли. — М.: Академический Проект, 2005; и др.

  2. Федоров Н.Ф. Собрание сочинений: в 4-х тт. — М.: Издательская группа «Прогресс; Традиция», 1995–1999;

  3. Вишев И.В.. Философия Н.Ф. Федорова и XII Чтения его памяти //Вестник Российского философского общества. — 2009. — № 3.

  4. Вишев И.В.. XII Международные Федоровские чтения — новая веха в развитии идей философии общего дела //Челябинский гуманитарий. — 2009. — № 3 (9).

  5. Бессмертие. — 1922. — № 1. — 25 ноября. — 2-е изд. (Вишев И.В., Ханжин Б.М., Ханжина Т.Ф. Экофилософия: Современные проблемы и перспективы решения: Учебное пособие. — Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 1999. — Приложение).

  6. Горький А.М. О знании // Архив А.М. Горького. Т. XII: Художественные произведения. Статьи. Заметки. — М.: Наука, 1969.

  7. Вишев И.В. На пути к практическому бессмертию. — М.: МЗ-Пресс, 2002.

  8. Вишев И.В. Проблема практического бессмертия и реального воскрешения //Философия и будущее цивилизации: Тезисы докладов и выступлений IV Российского философского конгресса (Москва, 24–28 мая 2005 г.): В 5 т. Т.4. — М.: Современные тетради, 2005.

  9. Вишев И.В. Концепция практического бессмертия человека и его реального воскрешения //Челябинский гуманитарий. — 2006. — № 1.

  10. Конституция Российской Федерации, раздел первый, глава 2, статья 20.

  11. Лаговский В. Умершая собака вернулась домой. В пяти экземплярах! //Комсомольская правда, 2008, 4–11 сентября.

  12. Ким Хёп Янг. Святость жизни: дискуссии вокруг эмбриональных стволовых клеток с точки зрения восточноазиатского христианина // Человек. — 2009. — № 5.

  13. /main/person/959

iv-vishev@mail.ru

ОСНОВНЫЕ ТЕОЛОГИЧЕСКИЕ КОНЦЕПЦИИ ТРАНСЦЕНДЕНТНОГО

ЛИЧНОГО БЕССМЕРТИЯ

//Теология и науки о религии: монография

/под общей редакцией М.А. Малышева и В.Е. Хвощева; Россия — Мексика. — Челябинск:

Издательский центр ЮУрГУ; Изд-во Научно-образовательного центра «Комплексные проблемы общественных наук». — 2011. — 559 с. — С.38–59.

Основныетеологическиеконцепциитрансцендентноголичногобессмертия (Вишев И.В.)

Principalesconcepcionesteológicassobrelainmortalidadtrascendenteindividual (Vishev, Igor V.)

Резюме. Рассматриваются основные теологические концепции происхождения души, ее природы и посмертной, постморталистичесой, участи людей главным образом в контексте сравнения христианского и исламского вероучения.

Resumen.En este escrito se analiza las principales concepciones teológicas del origen del alma, su esencia y su destino post mortem.Este estudio se realiza principalmente en un contexto comparativo entre la confesión de la fe cristiana y la islámica.

Theresume. The basic theological concept of the origins of soul, its nature, and post mortal destiny of the people are examined mainly in the context of comparing the Christian dogma to Islamic beliefs.

Обыденное религиозное сознание сводит в массе своей, например христианское вероучение о трансцендентном личном бессмертии, как правило, к представлениям о бессмертии души и посмертном существовании либо вечном райском блаженстве, либо в столь же вечных адских мучениях как воздаянии за добрые и злые земные деяния. Данное обстоятельство у многих создает впечатление относительной простоты и целостности такого вероучения как однозначного проявления божественного откровения и выражения высшей и непреложной божественной истины. Однако действительная история религии, в частности и прежде всего христианской, от самого ее начала и до нашего времени, свидетельствует о существовании самых различных, подчас исключающих друг друга, теологических, или богословских, концепций* решения данного круга проблем. Мне уже приходилось касаться этой темы (Вишев, 2010: 60–70), но ее принципиальная значимость и современная актуальность настоятельно требуют вновь и вновь обращаться к ней, выявляя новые аспекты и расставляя необходимые акценты при рассмотрении различных теологических построений.

Проблема смерти и бессмертия человека по праву принадлежит к числу центральных, ключевых, так называемых «вечных», «сквозных» проблем любого исторического типа мировоззрения, включая, естественно, и религиозное. В этой связи небезынтересно обратиться к тру-(с.38–39)дам Оригена (185–254), одного из известных учителей христианской церкви, теолога и философа влиятельной Александрийской школы, апологета христианства, пытавшегося философски, аллегорически и символически обосновать библейскую мифологию. Рисуя в своем религиозном воображении грядущее решение проблемы смерти и бессмертия в царстве Божием, он писал, будто бы «тогда истребится последний враг, называемый смертью, так что уже не будет никакой печали там, где нет смерти, и не будет ничего враждебного там, где нет врага» (Сочинения Оригена, 1899: 297). Подобная мировоззренческая картина будущего мира, в данном случае характерная для христианства как одной из первых и основных мировых, наднациональных, религий становилась со временем все более притягательной.

Если обратиться конкретно к истории становления и эволюции христианско-теологических концепций трансцендентного личного бессмертия, достижение которого, по существу дела, связывается с посмертным существованием людей, крайне затруднительно обойтись без ее весьма лаконичной, но вместе с тем довольно многоплановой, хотя и далеко не исчерпывающей, характеристики, данной Аврелием Августином Блаженным (354–430), одним из авторитетнейших отцов церкви и основоположников христианской догматики, епископом Гиппонским. «Одни, – особо отмечал он, – говорили, что души бессмертны, другие – смертны; а из тех, кто признавал души бессмертными, одни доказывали, что они переселяются в животных, другие – что это невозможно; среди тех же, кто называл души смертными, одни учили, что они погибают после смерти тела, другие, что они продолжают жить более или менее долго, но не вечно» (Августин, 1910: 41). На такого рода перипетиях истории своего вероучения современные теологи и священнослужители предпочитают не задерживаться, однако эта тема, несомненно, заслуживает пристального внимания и изучения.

Представляют также определенный интерес верования восточных религий, прежде всего буддизма, и ислама по данному кругу вопросов. В этой связи следует заметить, что приведенные слова Августина Блаженного («из тех, кто признавал души бессмертными, одни доказывали, что они переселяются в животных, другие – что это невозможно») ставят под сомнение следующее утверждение известного православного деятеля Андрея Кураева, кандидата философских наук, старшего научного сотрудника кафедры философии религии и религиоведения философского факультета МГУ; диакона храма Архангела Михаила в Тропарево; профессора богословия Московской Духовной Академии и Свято-Тихоновского Православного Богословского университета. «Ни(39–40)в одном из исповеданий веры кафолической Церкви I–VI веков, ни у одного из учителей Церкви, – пишет он, – не было концепции реинкарнации (с единственным возможным, но не доказуемым исключением – ранняя книга Оригена «О началах»)» (Кураев, 1996: 105). И далее продолжает: «Напротив, в святоотеческих текстах древности (включая Климента Александрийского и поздние тексты самого Оригена) встречаются ясные возражения против идеи реинкарнации» (Кураев, 1996: 105). А затем заявляет, будто бы «настаивать на том, что в христианстве когда бы то ни было существовала «эзотерическая»вера в метемпсихоз, «отмененная» Пятым Собором, можно лишь по невежеству» (Кураев, 1996: 107). Но, в самом деле, вряд ли августиновские «одни» предполагали лишь одного, да и то, по Кураеву, «не доказуемого» Оригена. Как бы там ни было, этот аспект темы и сам по себе тоже заслуживает, хотя бы краткого, рассмотрения.

Такой же подход вполне обоснован и оправдан в отношении ислама как авраамической религии, в котором верования о бессмертии души, о рае и аде занимают исключительно важное и специфическое место. Например, в исламе, в отличие от христианства, которое утверждает, что бог смерти не сотворил, как бы снимая тем самым с него ответственность за нее, и объявляя его исключительно источником жизни, Коран утверждает в суре (главе) «Власть», будто именно Аллах «создал смерть и жизнь, чтобы испытать вас, кто из вас лучше по деяниям, – Он велик, прощающ» (К., 67: 2).А в одной анонимной статье (автор обозначен лишь инициалами), говорится: «Только с тех пор, как человек принял авраамизм – идею единобожия, личная смерть становится точкой отсчета всего религиозного учения. Она становится центром мировоззрения, ибо главное определение Бога – аль-Хайй – единственный, который не умирает, и потому грядет воскресение из мертвых, – такова Божественная цель» (Г.Д., 1994: 32). И несколько ниже: «Воскресение из мертвых – главное в авраамической традиции» (Г.Д., 1994: 32). Немало существует и других черт, как общих, так и отличительных, о которых речь впереди.

В любом случае данную тему нужно рассматривать, прежде всего, в трех главных аспектах – происхождения душ, их природа и посмертная участь людей.

  1. Игорь Владимирович Винокуров, Николай Николаевич Непомнящий Кунсткамера аномалий

    Документ
    Легко ли быть оборотнем? Есть ли на Земле люди кровососы? Будет ли продолжен «послужной список» Вампира Кислых Ванн? Жиль де Ре и Эржебет Батори — патология или сознательный вампиризм?
  2. Игоря Федоровича Глухова от всей души поздравляем с Днем Рождения! Удачи во всех делах. Спасибо за помощь, поддержку и внимание. Успехов во всех намеченных дела

    Документ
    Игоря Федоровича Глухова от всей души поздравляем с Днем Рождения! Удачи во всех делах. Спасибо за помощь, поддержку и внимание. Успехов во всех намеченных делах!
  3. │ Christof Gunzi H. Struktur und existenz. Гюнцль Кристофер Структура и Экзистенция doc

    Документ
    doc │ Michael A.De Budyon - Гитлер и Христос.txt │ Michael A.De Budyon. Гитлер и Христос.htm │ Pavla Jonssonov - Gender and Culture.doc │ Tragedy, Satyr-Play, and Telling Silence in Nietzsche s Thought of Eternal Recurrence.
  4. Человек может и должен стать практически бессмертным

    Документ
    Вашему вниманию предлагается необычная книга. В ней обосновывается принципиально новый, нетрадиционный взгляд на реальную возможность осуществления заветной мечты людей о неограниченно долгой и достойной жизни.
  5. Бессмертию

    Документ
    Рассмотрены предмет и содержание таких взаимосвязанных научных дисциплин, как философия жизни и виталогия, философия смерти и танатология, философия бессмертия и иммортология; изложены основные положения современной концепции практического
  6. Игорь Пыхалов (1)

    Документ
    Любой уважающий себя народ обязательно имеет свои святыни. Для народов страны, носившей когда-то гордое имя СССР, а до того называвшейся Российской империей, такой святыней является память о Великой Отечественной войне.
  7. Игорь А. Муромов (1)

    Документ
    Во всемирной истории воздухоплавания наряду с выдающимися достижениями есть и немало печальных страниц. Стремление человека подняться в воздух и даже прорваться в космос всегда было сопряжено с огромным риском.
  8. Игорь А. Муромов (2)

    Документ
    В 1783 году в небо впервые поднимается воздушный шар братьев Монгольфье. При попытке пересечь Ла‑Манш 15 июня 1784 года погибает отважный де Розье — первая жертва воздухоплавания или аэронавтики.
  9. План доклада на съезде рабочих, поселян и горцев черноморского округа 26 июня 1920 года 11 (1920 г.)|outline >

    Доклад
    Фотографии, помещенные в этом издании, предоставлены для воспроизведения Центральным государственным театральным музеем имени А. А. Бахрушина, Музеем МХАТ СССР имени М.

Другие похожие документы..