Религиозный фактор современного политического процесса

«Исламский мир», будучи многообразным, не теряет глубинного единства, которое проявляется в троякой реакции на вызовы времени (В.Я. Белокреницкий): стремление воспользоваться техническими и организационными достижениями мировой технической цивилизации, сохранив обычаи и веру предков, и характерные черты этнорасовой культуры; отрицание этих достижений, воинственное противопоставление им верности неизменным ценностям ислама и существующим в исламском обществе традициям; убеждение в очистительной и спасительной силе единственно верной религии, возможности и необходимости найти ответы на современные проблемы в ее истоках, в подлинной ее незамутненной сущности и вернуться на этой основе к «исламскому государству» как особой форме общественного устройства со своей экономикой, политикой, этикой и моралью.

Широкое распространение среди исламских идеологов получила идея исламской демократии, которая не сводится к парламентской системе и предполагает наличие сильной власти в лице президента.

Одним из важных моментов в учении ислама, который активно используется в современных условиях, является толкование нации и гражданства. Согласно Корану «исламская нация» - это умма (народ) – единая нация, сложившаяся в границах всех мусульманских государств. Так, Муаммар Каддафи писал, что «ислам – это фактор сохранения исламской нации, идейная основа арабского национализма», а Али Аскер Хекмет уточнял, что «у мусульман один национализм и этот национализм – ислам, ибо для мусульман национализм – символ веры». В исламе единственной определяющей нормой, в соответствии с которой может быть организована политическая жизнь сообщества, является выдвигаемая на первый план общность уз веры. Эти узы образуют основу политической интеграции, социальной солидарности, экономической помощи и духовного братства. Аллах является суверенным правителем всех государств. Аятолла Хомейни признает, что исламский мир неоднороден и, более того, ряд правителей, используя Коран, «склоняют несведущие народы на сторону сверхдержав», «используют Ислам и священный Коран для уничтожения того же Ислама и Корана». Для «исламского национализма» Хомейни характерен принцип отрицания и игнорирования «чужого мира», утверждение «своего» собственного «исламского мира» с опорой только на национальные традиции, исламское духовное наследие и исламский экономический уклад.

Ислам с самого начала был социальным движением и служил идеологическим обоснованием создания мусульманского государства. Основатель и лидер партии «Джамаат-и Ислам» в Пакистане Абдул Ала Маудуди считает: верховная власть в исламском государстве принадлежит Богу, правительство выполняет функцию заместителя (хилафа) Бога на Земле; шариат есть основной закон страны; действующее законодательство не должно противоречить шариату; государство не должно преступать «границы», установленные исламом.

Турецкие политологи считают, что исламское государство не обещает богатства и процветания мусульманской общине, а ориентирует людей на жизнь в мире с самим собой, с другими людьми, с природой и, в конечном счете, с богом. Когда ценностями станут не деньги и вещи, а добродетель и стремление жить в гармонии с природой и Вселенной, тогда могут быть решены все глобальные проблемы человечества. А это возможно только в ситуации господства исламской цивилизации. Ибо Запад одержим идеей безудержного экономического роста, беспощадно эксплуатирует природную среду, загрязняя и разрушая ее.

На протяжении последних десятилетий наблюдается неуклонное усиление политической роли ислама как во внутреннем, так и внешнем развитии целого ряда стран. К причинам этого можно отнести: «извечность бунта» (М. Родинсон); «двойной крах либерального капитализма и огосударствленного социализма» (Ж.-Ф. Канн, Ж. Жвийяр); «экспроприация» религиозности широких мусульманских масс в пользу правящих группировок, использование идеи Ислама для политической мобилизации в ущерб подлинному духовному обновлению (Х. Буларес); реакция на имитацию западных партийно-государственных структур, системы образования, моделей экономического развития; чувство духовного и идеологического вакуума (А. Марун). Г. Джемаль связывает революционализацию ислама с тем, что «этропийные механизмы, действующие в человеческой субстанции, исказили единство воли к смерти и воли к власти. Р. Декмеджян считает, что причинами конкретного исламского возрождения может быть: затянувшийся кризис мусульманских обществ, вызванный дезориентирующим политическим, экономическим и социальным воздействием западного и советского империализма; императивы экономического развития; борьбы народов за независимость; арабо-израильский конфликт; потеря арабами Палестина и Иерусалима; возникновение западного и марксистского секуляристских движений; продолжающиеся политические конфликты в арабских странах и в мусульманском мире вообще.

Политический ислам есть совокупность движений мусульманского мира, которые руководствуются шариатом, - от умеренных исламских партий до экстремистских групп». Основная причина силы и действенности политического ислама заключается в том многообразии функций (политических, социальных, психологических и экономических), которые он играет в жизни исламского мира. Термином «исламизм» предлагается обозначать радикальные политические движения, цель которых установить исламское государство в противовес государству западного типа. Ислам для них – политическая идеология. Отличительной чертой исламизма является его направленность на активное политическое действие.

Доказывается, что движение за возвращение к первоначальному исламу представляется реакцией на неспособность элиты в исламских странах установить легитимный общественный порядок в рамках жизнеспособной политической структуры. Политический ислам резко активизировался в определенном социально-политическом контексте, отмеченном социальным крахом развития, который вовсе не обязательно связан с экономическим крахом. Определенность этого социально-политического контекста проявляется двояко: 1) в резком усилении неравенства, росте угнетения со стороны властвующих элит в подавляющем большинстве мусульманских стран; 2) в отчуждении и утрате жизненных ориентиров, возникающих в результате подражательной, имитирующей модернизации.

В третьей главе «Религиозный фактор в структуре западных политий: институциональный и неинституциональный аспекты анализа» исследуется специфика развертывания религиозного фактора в политическом процессе ряда стран Западной Европы.

В первом параграфе третьей главы «Религиозный ренессанс» в контексте западных политических практик» анализируя соотношение религии и политики, рассматривается роль религии в укреплении демократических режимов, условия этого процесса.

Доказывается, что в том числе христианское учение о духовном равенстве легло в основу европейского гражданского общества, явилось одним из источников современной демократии в Европе. Христианство с его универсализмом способствовало формированию европейских норм в категориях прав и обязанностей индивидов. Феномен христианской демократии стал одним из столпов политического развития этого региона. Стоящие у власти в Германии и Франции христианские демократы, отстаивали политику европейской интеграции, поэтапно реализовали в реальную политическую практику идеи государства всеобщего благоденствия.

Феномен христианско-демократических партий имеет локальный характер и присущ только континентальной Европе (С. Калывас). Это стало возможным вследствие религиозной мобилизации, политического религиозного процесса, в котором религия использовалась в качестве центрального инструмента.

Гражданское церковное право в Европе (право в отношении церкви и государства) основано на христианстве. В Проекте Лиссабонского договора был проработан вопрос о религии. Договор имплицитно ссылается на важную функцию религиозных общин в становлении и функционировании европейской цивилизации. По приблизительным данным конфессиональный портрет европейского сообщества выглядит следующим образом: католики – 55,4 %; протестанты – 13,4 %; англикане – 6,7 %; православные – 3,1 %; мусульмане – 2,9 %; иудеи – 0,3 %; другие деноминации и лица, не принадлежащие к деноминациям – 18,25 % (Государства и религии в Европейском Союзе (опыт государственно-конфессиональных отношений) / Сост. Г. Робберс. – М., 2009. – С. 702).

Экуменические организации (Всемирный совет церквей (ВСЦ) и Конференция европейских церквей (КЕЦ)) принимают активное участие как во внутриполитическом, так и мировом политических процессах. Так, они настаивают на том, чтобы НАТО пересмотрела доктрину устрашения, и механизмы сотрудничества в области безопасности в Европе. ВСЦ и КЕЦ считают, что эти изменения в ядерной политике НАТО уже «давно назрели». Они считают, что сокращение количества стран в мире, имеющих на своей территории ядерное оружие, с 14 до 9 позволит НАТО усилить доверие к своей политике в области контроля над вооружениями и нераспространения ядерного оружия. Призыв этих двух организаций был поддержан Национальным советом церквей Христа в США, а также Канадским советом церквей, которые также поставили свои подписи под письмом.

На современном этапе политического развития Европы наблюдается тенденция вовлечения во властные отношения представителей различных религиозных конфессий и использования религиозной идеологии в борьбе за достижение, сохранение и поддерживания власти.

В современной Европе в отличие от Европы начала – середины ХХ века наблюдается резкое увеличение числа конфессий, зачастую не традиционных для данной территории, вокруг которых происходит объединение выходцев-мигрантов из иных государств, регионов и начинает выстраиваться новая идентичность – не столько национальная, этническая, сколько конфессиональная (религиозная) в рамках одного государства, религиозные партии начинают приобретать всю большую популярность, и влиять на политический процесс, способствовать трансформации политический системы.

Мигранты, в основном выходцы с мусульманского Востока, столкнувшись с геополитическим пространством «плоского мира» (Т. Фридман) населенным «одномерными людьми» (Г. Маркузе), стали воспринимать его как духовную пустыню, подлежащую освоению.

Формулируются и анализируются следующие формы влияния исламской уммы на политическую жизнь и политические трансформации в Германии, Франции и Великобритании: непосредственное участие в работе государственных институтов европейских стран и Европейского Союза представителей мусульманской общины; формирование новых политических идентичностей; формирование и деятельность радикальных движений с «идеей революции «бедного Юга» против «богатого Севера»» (О. Рой); формирование политических предпосылок для обретения мусульманскими анклавами независимости.

Высокий уровень религиозных свобод и правовой защищенности, принцип невмешательства государства в дела религий влияет на распространение ислама в Соединенных Штатах. В настоящее время в США в противовес распространению радикального ислама реализуется проект «Создание умеренных исламских сетевых организаций» и продвижения «либеральной», «умеренной» версии ислама, под которой понимаются секуляризация, отказ мусульман от опоры на шариатские правовые положения и от концепций исламской государственности, пересмотр Корана и Сунны.

Представители политического истеблишмента США считают, что вовлеченность мусульман в общественно-политические вопросы является принципиальной для благополучия все американской нации. По итогам недавних выборов первым конгрессменом-мусульманином в истории США стал темнокожий адвокат из Миннесоты Кит Эллисон.

Исторические факты подтверждают, что обращение к религии есть широко распространенная практика при проведении внутренней политики самых разных субъектов, имеющих конкретные политические интересы. На современном этапе исторического развития наблюдается тенденция вовлечения во властные отношения представителей различных религиозных конфессий и использования религиозной идеологии в борьбе за достижение, сохранение власти.

Во втором параграфе третьей главы «Западноевропейский ислам: региональные измерения исламского фактора в политической жизни Европейского Союза» доказывается, что в европейских странах постепенно вызревает новая разновидность ислама – европейский ислам (евроислам). Это не европеизированный ислам, а радикальный, но использующий возможности и достижения западной цивилизации в своих целях. Он призывает мусульман не замыкаться в своих гетто, а получать европейское образование, активно участвовать в общественно-политической жизни Европы, тем самым, содействуя распространению ислама и нейтрализуя его врагов.

Принятие ислама коренными европейцами давно перестало быть единичными эпизодами. Так во Франции число «местных» адептов ислама исчисляется уже сотнями тысяч, и ежегодно к ним прибавляется еще порядка 50 тыс. человек. В Германии мусульманами стали уже более 100 тыс. коренных граждан, в Италии – около 50 тыс., в Великобритании – 10 тысяч. В Нидерландах живет почти один миллион мусульман, т.е. 5,8 % населения; в Швеции насчитывается до 150 000 мусульман; в Дании – от 175 000 до 200 000 или около 3,7 % от всего населения, в Швейцарии – от 152 217 до 310 806 человек, в Испании – около 1 млн. человек, в Бельгии – от 800 000 до 1 млн. человек. Все это прямая угроза самой европейской идентичности.

Если с 1950 по 2000 год доля мусульман в населении Западной Европы выросла в три раза, то в Соединенных Штатах она увеличилась в 14 раз. По данным американских исламских организаций, ежегодно в США более 100 тыс. человек принимают ислам. Можно предположить, что через семь-восемь лет ислам может стать второй по популярности религией в США.

В настоящее время мусульманская диаспора Германии не просто чрезвычайно велика, она еще и разнородна, как этнически, так и религиозно, и, кроме того, не обладает едиными религиозными структурами, но зато чрезвычайно активна – как в Германии, так и в общеевропейском политическом пространстве. Руководство «Милли Герюш» в лице ее лидера Мехмета Сабри Эрбакана преследует цель мирным путем трансформировать политический строй в Германии. Организация официально призывает своих сторонников принимать германское гражданство, стремясь, тем самым, увеличить удельный вес мусульман в германском обществе с последующим созданием своей партии исламистского толка. Другой радикальной исламистской организацией, ставящей перед собой цель изменить конституционный строй в Германии, является запрещенная группировка «Братья мусульмане», насчитывающая около 1300 активных членов.

В политической жизни Франции ислам – достаточно новое явление. Только после Второй мировой войны возник мощный миграционный поток, направленный из французской колонии Африки во Францию, с ним и прибыли мусульмане-иммигранты, принесшие ислам на территорию Европы.

Точное число мусульман во Франции неизвестно, поскольку здесь действует закон о защите личности, запрещающий интересоваться этническими корнями и религиозной принадлежностью человека. В разных источниках эта цифра колеблется от 3 до 7 миллионов человек, то есть 6-9,5 % от общего населения, при том, что 2 миллиона из них имеют французское гражданство. Свое политическое участие в стране происхождения мигранты-мусульмане Франции, как и Германии, осуществляют через посредство ассоциаций, существующих на средства правительств своих родных стран. Натурализованные французские граждане арабского происхождения довольно активны и в политических партиях. В муниципальных выборах 2007 года 7,6% кандидатов имели «иностранное происхождение», 4,6% из которых – выходцы из арабских стран. Во Франции в настоящее время существует около 1500 самостоятельных мусульманских организаций. На сегодняшний день во Франции действует более 850 арабских движений, 350 турецких, 250 азиатских политических ассоциаций.

  1. Терроризм как фактор современных политических процессов: детерминация, проявления, стратегия противодействия

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «12» октября 2009 года в 13 часов 00 мин. на заседании совета Д 212.101.11 по защите докторских и кандидатских диссертаций при Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г.
  2. Политизация ислама как фактор современного политического процесса (на материалах северного кавказа)

    Документ
    Защита диссертации состоится «14» мая 2010 года в 1500 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д.212.101.11 при Кубанском государственном университете по адресу: 350040, г.
  3. Традиционные ценности как фактор современного политического процесса (на примере Северного Кавказа)

    Автореферат диссертации
    доктор политических наук, доктор юридических наук, профессор, кафедра прикладной и теоретической политологии ФГАОУ ВПО «Южный федеральный университет»
  4. Исламский фактор в политическом процессе России и Таджикистана (сравнительный анализ)

    Диссертация
    Диссертация выполнена на кафедре политологии и политического управления Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации.
  5. «политические отношения и политический процесс в современной россии»

    Планы семинарских занятий
    3. Коваленко В.И., Федякин А.В. Политические отношения и политический процесс в современной России: новая программа учебного курса Вестник Московского университета.
  6. Трансформация политической субъектности русской православной церкви в условиях современного политического процесса

    Диссертация
    Защита состоится 01 июля 2009 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д.212.243.04 при Саратовском государственном университете имени Н.
  7. Место религии в социально-политическом процессе: цивилизационные основания и современные тенденции 23. 00. 02 Политические институты, процессы и технологии

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 29 июня 2011 г. в 14.00 на заседании диссертационного совета Д 002.011.03 при Учреждении Российской академии наук Институте социологии РАН, 117218, Москва, ул.
  8. Исламский фактор в политическом процессе современной России (на примере республик Северного Кавказа)

    Диссертация
    Защита состоится «25» ноября 2009 г. в 15 ч. 00 м. на заседании Диссертационного совета по политическим наукам Д 501.001.47 при Московском государственном университете имени М.
  9. Геополитические факторы российских политических процессов на Кавказе

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «28» апреля 2011 г. в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 502.008.02 по политическим наукам при Северо-Кавказской академии государственной службы по адресу: 344002, г.

Другие похожие документы..