В. С. Боже Епископы Челябинские, викарии Оренбургской епархии

Серия «Челябинская библиотечка»

В. С. Боже

Епископы Челябинские,

викарии Оренбургской епархии

(1908 – 1918)

Челябинск

2003

Научное издание

Издание подготовлено по решению методического совета Центра историко-культурного наследия г. Челябинска.

Научный рецензент – А. И. Конюченко, кандидат исторических наук, доцент кафедры истории дореволюционной России ЧелГУ.

Репросъёмка – В. А. Кожевников.

Корректоры – Н. Н. Медведева, Е. В. Устьянцева, Л. П. Яковлева.

Ответственные за выпуск – Э. Б. Дружинина, Т. В. Крупская.

В подготовке книги к изданию принимали участие Н. М. Боже, Б. В. Боже, А. И. Казанцев.

* * *

Часть тиража книги отпечатана за счет благотворительных пожертвований православных приходов «Нечаянная Радость» и св. Сергия Радонежского (Челябинск).

Боже Владимир Стейгонович (род. в 1956 г.) – историк, директор Центра историко-культурного наследия г. Челябинска. Автор более 500 статей, очерков, книг по истории Челябинска и Южного Урала. Автор и составитель энциклопедии «Челябинск». Лауреат уральской краеведческой премии им. В. П. Бирюкова (1997). Почётный член-академик Академии российских энциклопедий (2000). В 2002 г. награжден медалью Российского союза исторических городов и регионов «За вклад в наследие народов России».

Боже В. С.

Епископы Челябинские, викарии Оренбургской епархии. Челябинск: Центр ист.-культ, наследия г. Челябинска. 2003. 248 с: ил.

©В.С. Боже, 2003

©Л. А. Дружинин, оформление, 2003

©Центр ист.-культ. наследия

ISBM 5-900838-19-6

г. Челябинска, 2003

От автора

Вопрос об учреждении и истории викарной кафедры епископов Челябинских не входит в число хорошо изученных историками. Если не считать нашего «Очерка церковно-религиозной жизни Челябинска начала двадцатого века» (1996)1, в котором был поднят вопрос о причинах учреждения Челябинской викарной кафедры и перемещении её в Челябинск, и двух небольших публикаций А. И. Конюченко2, можно назвать лишь несколько общих трудов по истории православной церкви, в которых отражен жизненный путь архиереев, бывших в разные годы викарными епископами Челябинскими, да статьи о них же в энциклопедии «Челябинск»3. Одной из причин этого является отсутствие значительных архивных комплексов, опираясь на которые можно полнокровно раскрыть историю челябинского викариатства. Достаточно указать на то, что от всего делопроизводства викариев Челябинских до наших дней дошло всего два дела4.

Между тем изучение истории челябинского викариатства представляет значительный интерес, так как позволяет понять общие тенденции в развитии православия на Урале, прояснить обстоятельства учреждения самостоятельной Челябинской епархии РПЦ. С возникновением и деятельностью челябинского викариатства связаны имена таких видных деятелей РПЦ, как Дионисий (Сосновский), Сильвестр (Ольшевский), Серафим (Александров), Гавриил (Воеводин), Иоаким (Левицкий), Феодосий (Олтаржевский), Мефодий (Герасимов)3 и др.

Учитывая это, мы постарались собрать максимальное количество сведений о челябинской викарной кафедре в доступных нам архивных и библиотечных хранилищах и представить на суд читателей труд, в котором, не претендуя на исчерпывающую полноту, делается попытка раскрыть её целостную историю. Хронологически книга охватывает весь период существования челябинского викариатства (1908 – 1918 гг.) и структурно делится на две части. Первая из них – очерк истории викариатства, вторая – сборник документов и материалов, посвященных епископам Челябинским и учреждению самостоятельной Челябинской епархии. При этом биографическая статья, предваряющая публикацию документов и материалов, отражает весь жизненный путь архиерея, находившегося на Челябинской кафедре, а материалы, публикуемые вслед за статьей, – в основном, лишь период его нахождения на Челябинской кафедре. Исключение сделано для Серафима (Александрова), находившегося и активно действовавшего в Оренбургской епархии и до назначения на Челябинскую кафедру, первоначально в качестве епархиального миссионера (1910 – 1914 гг.), а затем второго викария Оренбургской епархии – епископа Кустанайского (1914 – 1916 гг.).

Книга имеет справочный аппарат, снабжена примечаниями и приложениями.

Пропуски в воспроизводимых текстах оговорены отточием. Раскрываемые сокращения даются в скобках.

Выражая надежду на то, что книга будет полезна всем интересующимся историей Южного Урала, нам хотелось бы поблагодарить за помощь в работе над нею библиографов отдела краеведения Челябинской областной научной библиотеки (заведующая отделом И. Н. Пережогина), сотрудников Государственного архива Оренбургской области (директор И.Ф. Рева) и Объединенного государственного архива Челябинской области (директор И. И. Вишев), а также А. А. Бовкало (г. Санкт-Петербург), Р. Р. Хайруллина (Казань), Е. А. Калинкину, А. И. Конюченко, Е. П. Турову, И. Н. Морозову, И. С. Янгирову, св. о. Михаила (Горбунова) и протоиерея о. Валерия (Лавринова).

Примечания

1 Боже В.С. Очерк церковно-религиозной жизни Челябинска начала двадцатого века // Челябинск неизвестный: Краеведческий сборник. Челябинск. 1996. Вып. 1. С. 46 – 50; Он же. Епископы Челябинские, викарии Оренбургской епархии (К вопросу о причинах переноса епископской кафедры в Челябинск) // Тезисы докладов краеведческой конференции, посвященной юбилею города (Челябинску 260 лет). Челябинск. 1997. С. 59 – 62; Он же. Челябинское викариатство (90 лет со времени открытия) // Календарь знаменательных и памятных дат. 1998. Челябинская область. Челябинск. 1998. С. 105 – 106.

2 Конюченко А.И. Викариатство Челябинское // Челябинск: Энциклопедия. Изд. испр. и доп. Челябинск. 2001. С. 145; Он же. Архиереи Русской православной церкви на Челябинской кафедре (1908 – 1926) // Исторические чтения: Материалы региональной научной конференции Центра историко-культурного наследия г. Челябинска «Имена уходящего века» (1999). Вып. 6 / Сост. Э. Б. Дружинина. Челябинск. 2003. С. 18 – 25.

3 См.: Протопресвитер М. Польский. Новые мученики российские. Часть 1, 2. М.: «Красное». 1994 (репринт с изд. 1949 и 1957 гг.); Акты Святейшего Патриарха Тихона и позднейшие документы о преемстве высшей церковной власти. 1917 – 1943. Сборник в двух частях / Сост. М. Е. Губонин. М. 1994; Регельсон Л. Трагедия русской церкви. 1917 – 1945; М. 1996; История русской православной церкви: От восстановления Патриаршества до наших дней. Т. 1: 1917 – 1970 / Под общ. ред. Данилушкина М. Б. СПб. 1997; Игумен Дамаскин (Орловский). Мученики, исповедники и подвижники благочестия Русской Православной Церкви XX столетия. Жизнеописания и материалы к ним. Книга 4. Тверь, «Булат», 2000; Эйнгорн И. Д. Очерки истории религии и атеизма в Сибири. 1917 – 1937. Томск. 1982; Боже В. С, Конюченко А. И. Дионисий, в миру Сосновский... // Челябинск: Энциклопедия. Изд. испр. и доп. Челябинск. 2001. С. 347; Они же. Серафим, в миру Александров... // Там же. С. 764; Конюченко А. И. Гавриил, в миру Воеводин... // Там же. С. 177; Он же. Павел, в миру Борисовский... // Там же. С. 620; Он же. Сильвестр, в миру Ольшевский... // Там же. С. 770.

4ОГАЧО. Ф. И-69.

5 Сведения обо всех перечисленных архиереях содержатся либо в основной части книги, либо в справочном аппарате.

Викарная кафедра епископов Челябинских

Краткий историческимй очерк

(1908 – 1918 гг.)

Челябинск с первых лет своего существования формировался как православный центр территории. В XVIII столетии здесь разместился, по свидетельству академика И. Г. Гмелина, главный священник Челябинского заказа1, в нем действовало Челябинское духовное правление2. Затем был сформирован духовно-училищный округ3, в сферу деятельности которого входили Челябинский, Троицкий и Верхнеуральский уезды Оренбургской губернии. В 1779 г. в Челябинске возникло одно из первых учебных заведений в крае для сыновей православного духовенства – русская словесная школа4, а в 1830 г. – мужское духовное училище5, в котором начинала свой путь к духовной стезе большая часть духовенства названных выше 3 уездов. В Челябинске действовали один из старейших в крае монастырей6 и женское епархиальное училище7. Все это делало Челябинск серьезным претендентом на размещение в нем церковно-административных институтов. Не случайно ещё в марте 1858 г., когда епископ Оренбургский и Уфимский Антоний вышел в Св. Синод с предложением об открытии викариатства в Оренбургско-Уфимской епархии, он предложил в качестве места его расположения, наряду с Оренбургом, и Челябинск8.

Тогда, заслушав подробный доклад, Св. Синод не поддержал предложение о создании викариатства, а образовал на базе Оренбургско-Уфимской епархии две новые самостоятельные епархии – Оренбургско-Уральскую с кафедрой в Оренбурге и Уфимскую с кафедрой в Уфе (1859). Столь радикальное решение на некоторое время сделало вопрос об образовании викариатства в Оренбургской епархии неактуальным, и он был поднят вновь лишь спустя полвека. Связано это было с тем, что постройка Самаро-Златоустовской и Транссибирской железных магистралей в конце XIX века привлекла в край значительное количество переселенцев. Соответственно выросла численность православных храмов. Огромная территория епархии в сочетании с активизацией церковной жизни заставила оренбургского архиерея вновь просить Св. Синод об учреждении в Оренбургской епархии должности викарного епископа. В своём письме Преосвященный Иоаким (Левицкий) отмечал, что территория епархии охватывает Оренбургскую губернию, Уральскую и Тургайскую области, и в своих размерах достигает около 885 тыс. кв. верст. Когда в 1872 г. она была сформирована в этих границах, здесь проживало всего около 300 тыс. человек православного населения и действовало не более 225 храмов. К 1 января 1908 г. численность православного населения (вместе с единоверцами) возросла до 1 млн. 300 тыс. человек. В это же время на территории епархии уже действовало более 800 храмов и молитвенных домов. Значительно увеличилось и количество бумаг, подлежащих рассмотрению оренбургского архиерея. Только в 1907 г. входящих бумаг было 16 728, исходящих – 17 966, журнальных статей (журнальных постановлений съездов духовенства) – 1558, протоколов – 500, справок и докладов – 9499. Осуществлению должного контроля над церковной жизнью края препятствовало и отсутствие в епархии удобных путей сообщения. Святейший Синод пошел навстречу епископу Иоакиму, и своим указом от 10 сентября 1908 г. образовал на местные средства кафедру епископов Челябинских в составе Оренбургской епархии. Первым на ней оказался выпускник Московской духовной академии, настоятель Николаевской Теребенской пустыни10 архимандрит Дионисий (Сосновский). Его хиротонию во епископа Челябинского 14 сентября 1908 г. в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры совершила группа архиереев во главе с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Антонием (Вадковским), при участии епископа Финляндского, будущего патриарха Сергия (Страгородского).

По прибытии на Южный Урал Преосвященный Дионисий, в соответствии с указом Св. Синода, был размещен в Макарьевском Успенском мужском монастыре, став при этом его настоятелем. Монастырь находился в 14 – 15 верстах от Оренбурга, близ села Подгорней Покровки, и был основан в 1895 г. 11 Средства на устройство и первоначальное образование монастыря, около 300 тысяч рублей, были даны оренбургским купцом А. Г. Мещеряковым, из-за чего за ним закрепилось и другое название –«мещеряковский монастырь»12. В 1900 г. он был возведен во 2-й класс, благодаря присоединению к нему «ввиду крайней недостаточности средств» настоятеля и братии Иоанно-Крестительского Богодуховского монастыря, также находившегося вблизи Оренбурга (указ Святейшего Синода от 2 июня 1900 г.)13. При всем этом монастырь оставался небогатым. В нём имелась одна Успенская монастырская церковь. Для размещения епископа Челябинского в 1908 г. был построен архиерейский дом14.

Решением XII общеепархиального съезда от 16 июня 1908 года было постановлено: «Определить жалованье викарному епископу по 1800 рублей в год и выдавать его ежемесячно из сумм свечного завода со дня назначения его в епархию». Указ Св. Синода закрепил это решение съезда, оговорив, что 1800 рублей Преосвященный получает сверх того, что следует ему как настоятелю монастыря.

Прибыв в Оренбург, епископ Дионисий активно включился в церковную жизнь епархии. Первая инструкция, определившая функции викарного епископа Челябинского, датируется 18 октября 1908 г. В соответствии с ней, ему поручался комплекс вопросов, касающихся псаломщиков (определение на должность и увольнение, посвящение в стихарь, перемещение на другое место), некоторые финансово-хозяйственные вопросы (разрешение приобретения церковной утвари, расходов церковных денег, выдача сборных книжек), а также разрешение браков, перечисление прихожан в иные приходы, утверждение церковных старост, вопросы, касающиеся кладбищ и церковных библиотек. Епископ Феодосий (Олтаржевский), занявший Оренбургскую кафедру после назначения епископа Иоакима в Нижний Новгород, в июне 1912 г. расширил круг обязанностей челябинского викария. На его рассмотрение были переданы вопросы о выдаче лицам духовного происхождения документов о звании по рождению, об исходатайствовании пенсий и пособий духовенству, вдовам и сиротам, об утверждении членов церковно-приходских попечительств и строительных комитетов (кроме церквей г. Оренбурга), о назначении законоучителей низших учебных заведений, о предании светских лиц церковному покаянию, о выдаче чиновникам Консистории ссуды из консисторской кассы, о наблюдении за правильной иконописью в храмах епархии. Кроме того, в инструкции викарному епископу появился новый раздел, оговаривающий его участие в предварительном просмотре и даче заключений относительно ряда дел, которые окончательно решали епархиальный архиерей и консистория. К их числу были отнесены решения Духовной-консистории по делам о преступлениях и проступках духовных лиц и дела о расторжении браков. Единственная сохранившаяся «Книга для записи входящих дел и решений по ним» епископа Челябинского за 1913 – 1914 гг.15 позволяет говорить о том, что день викария складывался довольно напряженно, ежедневно он рассматривал от 30 до 50 обращений, отнесенных к его компетенции, давая по каждому из них своё заключение, регулярно вёл архиерейские службы в храмах Оренбурга. Совершал Преосвященный Дионисий и поездки по епархии. Так, 10 июня 1910 г. он осмотрел Николаевский скит близ села Покровки в Оренбургском уезде (открыт 12 января 1910 г.), посетил пещеры, вырытые насельниками на глубине 2 – 3 сажен в земле (1 сажень = 2,13 м), отслужил молебен и окропил святой водой постройки16. В июле – августе того же года он преодолел более 3000 верст (1 верста = 1,07 км), знакомясь с приходской жизнью Челябинского, Троицкого, Верхнеуральского и Кустанайского уездов. В декабре 1911 г. Преосвященный Дионисий выезжал в Челябинск для освящения Александро-Невского храма. Если взять во внимание другую работу, которую он вел, исполняя функции председателя Оренбургского епархиального совета, Оренбургского училищного совета, епархиального комитета по оказанию помощи голодающим (1911), товарища председателя епархиального комитета Православного миссионерского общества, и общественную деятельность в качестве члена различных организаций, то становится очевидным, что польза от его пребывания в епархии была значительной. В то же время к 1-й мировой войне в Оренбургской епархии в полной мере проявились кризисные явления, вызванные несовершенством существовавшей системы её управления. Чрезмерная концентрация властных функций и финансовых средств в Оренбурге, при огромной площади епархии, приводила к тому, что решение самого пустякового вопроса затягивалось длительной перепиской и оборачивалось значительными тратами средств. Это вызывало все большее неудовольствие духовенства Челябинского духовно-училищного округа, и оно всё громче заявляло об этом. Так, на XIV общеепархиальном съезде духовенства (1911) произошёл настоящий скандал, когда при решении вопроса о выделении средств на строительство Челябинского епархиального училища было принято решение «оставить епархиальное женское училище в г. Челябинске 4-классным, как это и высказывалось при открытии этого училища на XII епархиальном съезде»17. При этом голоса разделились поровну (22 – за и 22 – против), и только позиция председателя съезда, настоятеля Оренбургского кафедрального собора протоиерея П. Сысуева, имевшего по регламенту в таких случаях 2 голоса, позволила провести это решение. Делегаты от Челябинского округа были настолько возмущены им, что настояли на том, чтобы в протоколы съезда было внесено их особое мнение, в котором они обвинили своих оренбургских коллег в том, что они, пользуясь своим количественным перевесом, решают вопросы в свою пользу. «Челябинское женское училище есть 2-е епархиальное женское училище в Оренбургской епархии», – восклицали они, указывая, что Св. Синод утвердил открытие шестиклассного, а не четырехклассного учебного заведения, и требовали помощи в финансировании строительства здания. При этом они обращали внимание делегатов съезда на то, что средства на содержание духовных учебных заведений собираются с территории всей епархии, расходуются же преимущественно на нужды Оренбургского округа. В качестве подтверждения этого обвинения они приводили следующие статистические данные. Из сумм, полученных епархиальным свечным заводом, со времени присоединения к нему завода челябинского было выделено на содержание Оренбургского духовного училища 19 972 руб. 45 коп., Оренбургского епархиального училища – 316 406 руб. 45 коп. и Челябинского епархиального училища – 4501 руб. 50 коп.18 Столь разительная разновеликость сумм побудила челябинских священнослужителей обратиться в конце своего «особого мнения» к епархиальному архиерею с призывом вмешаться в спор и доказать, что для него священнослужители всех округов «не пасынки, а такие же родные дети епархии, как и духовенство оренбургского округа»19. Св. Синод, очевидно, обладал информацией о ситуации в Оренбургской епархии, в связи с чем в феврале 1912 г. поставил вопрос о желательности перемещения кафедры епископа Челябинского в один из уездных городов Оренбургской губернии, например в Челябинск. При этом подчеркивалось, что этот город является «ныне одним из главных пунктов в деле устроения переселенческого движения». Епархиальному архиерею предписывалось выяснить, «может ли быть в Челябинске приобретено надлежащее помещение и имеются ли другие условия», требуемые для размещения кафедры. Узнав о предполагаемом перемещении викарной кафедры из Оренбурга, жители г. Троицка 22 января 1913 г. предложили разместить её в их городе. В 1926 г. Н. М. Чернавский в «Сжатом очерке развития г. Челябинска» писал в этой связи: «В 1908 г. было учреждено Челябинское викариатство. Сначала викарный епископ жил в Оренбурге. Позднее Синод распорядился о переводе викария в Челябинск, но город Троицк выступил было конкурентом, усиленно ходатайствовал о переводе викария в Троицк и готов был последнему отстроить дом за 15 тыс. рублей. Но челябинская городская дума оказалась более щедрой и отпустила на приобретение архиерейского дома 20 тыс. рублей и, таким образом, за 5 тыс. рублей городской думой был куплен епископ Челябинский»20. Как видно из приведенного текста, Н. М. Чернавский считал размещение епископской кафедры в Челябинске делом случайным, чисто финансовым. Так ли это? На наш взгляд, нет. Как явствует из имеющихся документов, и Челябинск, и Троицк были согласны выделить средства для постройки архиерейского дома, а епископ Оренбургский и Тургайский Феодосий склонялся к оставлению кафедры в Оренбурге. Решение взял на себя Св. Синод, который своим указом от 9 октября 1913 г. определил, что «состоящий в Оренбургской епархии г. Челябинск, как находящийся на окраине епархии, служащий одним из передаточных пунктов переселенческого движения и имеющий два духовно-учебных заведения, требует вместе с принадлежащем к нему уездом особого архипастырского надзора»21, в связи с чем выбор и пал на него. Дальнейшая работа по размещению викарного епископа в г. Челябинске осуществлялась сразу в нескольких направлениях. С учётом пожелания Св. Синода, пересматривался круг его обязанностей. Решались вопросы материального обеспечения викарной кафедры и денежного обеспечения епископа Челябинского на новом месте. Новая инструкция значительно отличалась от двух ранее принятых как порядком утверждения, так и содержанием. Утверждена она была не епархиальным архиереем, как предыдущие, а Св. Синодом, который предварительно получил положительный отзыв о проекте инструкции от присутствовавшего в Св. Синоде епископа Черниговского и Нежинского Василия (Богоявленского)22. Значительными были и изменения в обязанностях викария Челябинского. Если в первых двух инструкциях его деятельность распространялась на те или иные вопросы, касающиеся епархии в целом, то в новой инструкции ему вверялось управление церквями, монастырями и духовенством Челябинского и Троицкого уездов, а также находящимися в городе Челябинске духовным и епархиальным училищами. Учитывая, что Челябинск был одним из крупнейших в стране центров переселенческого движения, на викария возлагалась миссионерская и воспитательная работа среди переселенцев. Ему предлагалось по возможности чаще совершать в церкви при переселенческом пункте торжественные чтения акафистов и проводить религиозно-нравственные беседы для народа. В границах Челябинского и Троицкого уездов викарный епископ окончательно решал вопросы о ремонте и благоустройстве существующих церквей, проявлял инициативу по открытию церковноприходских школ и школ грамоты и принимал меры к их благоустройству. Надзирая за духовенством вверенных ему уездов, мог совершать поездки по названным двум уездам, представлял к наградам заслуживающих их лиц, отпускал местное духовенство в случае возникновения необходимости в отпуск сроком до одного месяца, давал предварительное заключение на журналы окружных съездов духовенства. 17 ноября 1914 г. в Оренбургской епархии было учреждено второе викариатство – Кустанайское, что потребовало осуществить очередное уточнение инструкции епископа Челябинского. Новый документ, принятый на епархиальном уровне в июле 1915 г., назывался «Инструкция викариям Оренбургской епархии Преосвященным Челябинскому и Кустанайскому». В сравнении с предыдущей инструкцией, функциональные обязанности первого викария изменились мало, зато расширилась территория, на которую распространялась его деятельность. К Челябинскому и Троицкому уезду прибавился Верхнеуральский уезд. Таким образом, в сферу деятельности епископа Челябинского были включены все три уезда, образовывавшие Челябинский духовно-училищный округ.

  1. Новомученики, исповедники и подвижники благочестия российской православной церкви

    Документ
  2. Управление внутренней политики

    Документ
    Нурмагамбетов Р.Г., зам.председателя ОО «Молодежный центр развития гражданского общества», зав.научно-исследовательской лабораторией кафедры права КФ ГОУ ВПО «ЧелГУ», к.
  3. Епископа Сильвестра (Ольшевского) на Челябинской кафедре сменил епископ Гавриил, в миру Григорий Дмитриевич Воеводин. Он родился в 1869 г в уездном городе Луге

    Документ
    Епископа Сильвестра (Ольшевского) на Челябинской кафедре сменил епископ Гавриил, в миру Григорий Дмитриевич Воеводин. Он родился в 1869 г. в уездном городе Луге Санкт-Петербургской губернии, в семье мещанина.
  4. Епархиальные архиереи, находившиеся на оренбургской кафедре в 1908—1918 гг

    Документ
    ИОАКИМ, в миру Левицкий Иоанн Иоакимо-вич (30.03.1853, с. Драбовка Черкасского уезда Киевской губ. – 1921). Сын дьячка. 19 июля 1879 г. окончил Киевскую духовную академию со степенью кандидата богословия.
  5. История Казанской епархии (1555 1917 гг.)

    Документ
    Предметом исследования нашего дипломного сочинения выбрана тема, которая достаточно хорошо изучена, но не систематизирована, а именно история Казанской епархии со времени основания до революционных событий 1917 г.
  6. История русский церкви

    Список учебников
    Оглавление: Собор 1917-18 гг. - Патриаршество Тихона, до 1924. - 1925 г., митр. Петр Полянский. - 1925-1936 гг. - Зарубежные общины в 1918-1940 гг. - МП в 1937-1943 гг.
  7. Митрополит Серафим, в миру Дмитрий Александрович Александров, родился 19 октября 1866 г в селе Никитине Корсуньского уезда Симбирской губернии. Образование пол

    Документ
    Митрополит Серафим, в миру Дмитрий Александрович Александров, родился 19 октября 1866 г. в селе Никитине Корсуньского уезда Симбирской губернии. Образование получил в Саратовской духовной семинарии.
  8. История Российской Церкви

    Документ
    Епархиальные архиереи подчинялись Синоду, как раньше патриарху. Московская епархия, как уже было сказано, до 1742 года оставалась в ве­дении Синода, без собственного архипастыря.
  9. Отчет объекты: Российский государственный социальный университет (2)

    Содержательный отчет
    9В Cанкт-Петербурге обсуждают пути совершенствования законодательства о некоммерческих организациях5 Октября 2009Всероссийский гражданский конгресс ()Москва0,

Другие похожие документы..