Московское бюро по правам человека Юрий Табак Сумерки шовинизма Анализ российских ксенофобских изданий

После всего, изложенного выше, напрашивается вывод: ничего нового в объемистом сборнике Назарова найти нельзя. Убогие идеи этого антисемитско-антидемократическо-антикатолическо-антиамериканского труда уже тиражировались в сотнях книг и статей других борцов с масонами и евреями. Вместе с тем, он может служить для любопытствующих неким компендиумом высказанных за последние двести лет соображений, прежде всего, антисемитского свойства, и снабдить их обширной библиографией работ, значительно перекрывающей по объему собственно антисемитскую литературу. Нельзя не признать, что Назаров очень много читал, хотя полноценно усваивать материал ему мешали предрассудки и слепой фанатизм.

Последовательный борец с иудаизмом делает космические обобщения еще в одном своем труде – «Жить без страха иудейска». Ему, кажется, удалось разрешить извечную мировую загадку – раскрыть суть конфликта Бога с дьяволом: «из-за материалистической устремленности еврейских вождей… диавол соблазнил этот народ на путь расовой гордыни земного господства и стяжательства земных богатств». М. Назаров выстраивает грандиозную богословскую концепцию: «…диавол похитил богоизбранный народ у Бога и сделал из него в человечестве свой народ и свою религию, которые были призваны в борьбе против христианства». Придавая евреям и православным статус двух борющихся космических сил, автор с неколебимой уверенностью посвященного утверждает, что «без осознания этого непонятно ни направление, ни смысл развития человечества в последние 2000 лет, и особенно в наше апокалиптическое время».

Разумеется, те же исторические «происки» характерны для евреев и сейчас. Назаров снова встает на защиту старых мифов о злокозненных еврейских книгах. Автор цитирует материалы прокуратуры, обличает правозащитные организации, потворствующие распространению «любимой» еврейской книги «Шулхан Арух». Он со страстью, достойной лучшего применения, доказывает, как она вредоносна, вопреки всем научным заключениям, прошлым и настоящим. И все также из талмудических трактатов, иудейских средневековых писаний выводится «иудейский нацизм».

Назарова нестерпимо обидело то, что в какой-то статье его назвали «евреем»: «обращает на себя особое внимание заведомо ложное утверждение раввинов, что истец, якобы, принадлежал к антихристианскому национальному вероисповеданию». Как же перенести такое смертельное оскорбление русскому патриоту?! Кошмар да и только… Трудно не выразить сочувствие.

Борьба со средневековой

мировой закулисой1

Натыкаясь на подобные тексты, надо решить для себя не совсем тривиальный вопрос: требуют ли они комментария или же их можно оставить без внимания? Ведь такого рода антисемитские опусы – плод страсти, а страсть и рацио – две вещи несовместные. На сотни подобных опусов за последние века написаны сотни опровержений, многостраничных аргументированных книг и статей, где подробно разбираются и опровергаются антисемитские утверждения. В том, что сказано, слово «антисемитский» вполне допустимо заменить на любое другое «анти-» (американский, католический, русский, исламский). Если человек ненавидит – генетически или из религиозного фанатизма, – то ненависть аргументами не одолеть. Должны произойти кардинальные изменения в общественном сознании, чтобы ненависть обрела маргинальный, или, по крайней мере, локальный характер для общества (полностью ненависть не искоренить, ибо безумцам и фанатикам несть числа). Пока же любые контрдоводы неэффективны – человеку терпимому и образованному и так все ясно с антисемитскими пасквилями, а другого не переубедишь ничем. Вековая история «Протоколов сионских мудрецов» – тому пример. Сколько не доказывай, что это фальшивка, а все равно в нее верят.

Вместе с тем, в ряде случае в таких текстах приводятся реальные факты и ссылки на реальные источники, которые у многих вызывают недоумение. А вдруг автор прав, выстраивая на этих фактах свою концепцию? Да ведь и говорит он об этом не первый... Кроме того, обычно факты и цитаты чаще всего приводят в искаженном виде, не полностью, вырванными из контекста – отчего подлинный их смысл искажается. И в таких случаях, вероятно, необходимо разъяснять текст, чтобы он не ввел читателя в заблуждение.

Опус Назарова (назвать сие сочинение «статьей» как-то язык не поворачивается) представляет собой именно такое странное соединение рассуждений и фактов, часть которых можно оставить без рассмотрения, поскольку обсуждать их бессмысленно, но часть необходимо разобрать. Мы постараемся кратко разъяснить, к каким именно местам следует относиться так или иначе, и почему. Если наш анализ принесет кому-то пользу в методологическом плане, будем рады.

Итак, первая часть опуса, в «Поисках экстремизма», посвящена проискам «мировой закулисы», собирающейся прибрать мир к своим грязным рукам. В двух первых абзацах рассказано об инициативах США по созданию глобальной службы безопасности, а также России, где подготовлен новый закон о противодействии экстремизму. Незачем останавливаться на чрезмерно обобщенных формулировках автора, фальсифицирующих реальные факты. Например, на «отмене тайны банковских вкладов» в Америке. Отмены вовсе не было, а были строго оговорены условия для облегченного доступа спецслужб к подозрительным вкладам, и эти условия перечислены. Или на каких-то «чрезвычайных комиссиях», упомянутых в новом российском законе? И без того ясно, что это словосочетание сразу вызывает у читателя ассоциации с большевистским ЧК. Можно спорить только о демократичности и эффективности тех или иных законов и действий в контексте заявления о том, что они призваны решить проблему реального экстремизма. Но если их появление связывается с некоей конспирологической теорией, с действиями «мировой закулисы», всякое обсуждение теряет смысл. Назаров же в такую теорию верит, а веру логикой не одолеть, значит и предметное обсуждение законов с автором бессмысленно. Назарову является «закулиса», и он борется с ней – точно так же св. Антонию являлись бесы, и он боролся с ними. Святой ли Назаров или одержимый – в данном случае не имеет значения.

Далее автор применяет излюбленную им конспирологическую схему к ряду исторических событий (поджог Рейхстага, Перл-Харбор), а, кроме того, определяет цель своей статьи: помешать «еврейско-демократическому применению понятия “экстремизм”». Подобный посыл также не подлежит обсуждению: то, что американцы сами сбросили бомбы на Перл-Харбор, – не более чем плод страстной, а потому неколебимой веры автора, равно как и домысел об «еврейско-демократической» (то бишь «мировой закулисе») подоплеке нового закона.

И хотя, анализируя законопроект об экстремизме, Назаров порой высказывает вполне обоснованные сомнения в его эффективности и объективности (например, кто будет определять «экстремистский» характер деятельности тех или иных лиц и организаций?), он уже заранее знает ответ на эти вопросы – поэтому они носят для него чисто риторический характер.

В разделе «Закон не различает добро и зло» выражены соображения о преступных действиях Ельцина, о «скандальном» и «глумящемся» телевидении, приведены отвлеченные рассуждения о добре и зле. Здесь же Назаров весьма странно и совершенно вне контекста упоминает Христа: автор опасается, что Христос, который выгнал торговцев из храма, мог быть признан по новому закону экстремистом. Интересно, а если обычный российский гражданин зайдет в православный храм и бичом выгонит оттуда бабушек, торгующих свечами и иконками, – его тоже, как и Христа, нельзя обвинить в «экстремизме»? Применительно ко всем этим рассуждениям стоит напомнить, что закон всегда и везде оперирует юридическими категориями, а извечная проблема состоит в том, как описать нравственные категории в юридических формулировках. Автор убежден, что в законе не обозначена четкая граница между добром и злом. Немудрено, поскольку Назаров заранее и во всех подробностях знает, что есть добро (православный патриотизм) и что есть зло (еврейская демократия).

Далее, опасаясь, как бы новый закон не применили к православным авторам (под соусом «борьбы с антисемитизмом»), которые отчаянно борются с антихристом, т.е. иудеями, автор делает забавный кульбит. Вполне резонно отметив, что для каждого верующего истинна его религия, Назаров признает: человек, принадлежащий к одной конфессии, неизбежно умаляет достоинства другой. В связи с этим он призывает именно к тому, что внушало ему опасения в придуманном «закулисой» законе, применительно к православным патриотам, – использовать закон в карательных целях по отношению к «лжеистинам». Очевидно, под «лжеистинами» автор подразумевает все прочие религии.

А какая самая плохая религия, от которой закон должен с особым рвением охранять православный люд? Ну, разумеется, иудаизм. В первом абзаце приведены краткие характеристики иудаизма; основные из них свидетельствуют об отношении евреев к другим народам как к рабам и скотам. Стоит ли говорить о том, что это грязная ложь? Цитаты, которые автор приводит как самые устрашающие аргументы, мы рассмотрим ниже. Впрочем, тут же содержится отчасти справедливое замечание о том, что иудеи воспринимают христианство как «упразднение еврейской богоизбранности». Но дело в том, что один из основных постулатов христианства с первых веков призывает к «упразднению еврейской богоизбранности» и говорит о новом избранном народе Божьем – христианской Церкви. Что же плохого, если иудеи констатируют то, что сами христиане заявляют о себе? Заметим кстати, что в XX в. мнения иудейских теологов по этому поводу разделились: одни из них полагает, что и еврейский народ, и Церковь – избранные народы Божьи. Поэтому замечание Назарова справедливо лишь отчасти.

Далее Назаров переходит к анализу книги «Шулхан Арух». Здесь (если не принимать во внимание мелких неточностей и столь же мелкого вранья) представлены во всем блеске методологические особенности автора: масштабное вранье, передержки, умолчания и ссылки на реальные факты, которые нуждаются в объяснениях. Итак, рассмотрим по порядку тезисы Назарова:

1. Сами издатели Шулхан Арух сочли необходимым опустить «оскорбительные для нееврейского населения России некоторые положения иудейского кодекса поведения». Приводя соответствующую цитату, Назаров выпускает из нее немаловажное уточнение «всего несколько строк».

2. Еврейские религиозные школы (ешивы) финансируются из государственного бюджета. Это просто вранье.

По существу же вопроса, сразу следует отметить следующее: «Шулхан Арух» – исторический памятник, создававшийся в особых исторических условиях средневековой межрелигиозной и межнациональной вражды и гонений. Именно этим объясняется, почему в тексте книги приведены «дикие» средневековые законы и высказывания. Сами издатели книги, хотя и не слишком четко, указывают, что это кажется «диким» современному читателю (о чем, разумеется, Назаров не упоминает). Издатели также отмечают, что целый ряд законов устарел, и их «надо изучать по более современным источникам». Но эти пояснения сделаны вовсе не для того, чтобы те, кто изучает этот древний религиозный текст, пренебрегали его реальным содержанием. Ведь и иудеи могут обнаружить в Евангелии оскорбительные для себя пассажи («отец ваш дьявол»), но никто из иудеев не требует, чтобы переписали Евангелие. Далее, за века, прошедшие со времени появления «Шулхан Арух», равинскими установлениями пересмотрено практическое выполнение многих законов, внесенных в книгу. Поэтому они сохранили лишь историческое значение.

3. Назарова оскорбляет закон о запрете использования «фигуры из двух перекрещенных палок, которой поклоняются». В его трактовке это означает, христианство в средние века причислялось иудеями к идолопоклонству! Ну и что? Ведь историческое христианство (а многие христиане и поныне) тоже не жаловало иудаизм, считая иудеев идолопоклонниками и «богоубийцами», а их религию – «богомерзкой». Так почему же отказывать средневековому иудаизму в праве рассматривать средневековое христианство как «идолопоклонство», а средневековому исламу – видеть в обеих этих религиях отклонение от истины? Что было, то было. Все всегда ругали друг друга: иудеи считали христиан идолопоклонниками, а Иоанн Златоуст называл синагогу «публичным домом» и «обиталищем демонов». Да и сам Христос, наверное, подпал бы под нынешний новый закон о противодействии экстремизму за сравнение хананеев с «псами». Сейчас-то цивилизованные люди, какой бы религии они ни придерживались, относятся друг к другу иначе. Кроме того, многие иудеи, начиная со второго тысячелетия новой эры, не причисляли христиан к «идолопоклонникам», так же, как и многие христиане с начала XX в. относились к иудаизму с уважением.

4. Назаров сетует на то, что иудеям запрещено смотреть на иконы, вдыхать ладан. Ну и что? Разве он не знает, что по православным канонам, христианам нельзя ходить к еврейским врачам, мыться с евреями в бане, вкушать мацу, посещать синагогу? Можно привести сотни примеров средневековых христианских уложений того же рода. Все эти запреты и уложения вполне естественны для взаимоотношений двух религий в период Средневековья. Да, их можно считать дикостью, но таковы уж были нравы в ту пору.

То же касается и законов об имущественных отношениях евреев с неевреями. Массу аналогичных предписаний содержало средневековое христианское законодательство, законы Российской империи.

5. Назаров упоминает о ряде запретов на общение евреев с неевреями, но умалчивает о существовании разрешения ухаживать за бедняками-неевреями, навещать больных, хоронить мертвых, утешать скорбящих. Найдет ли Назаров в древних христианских канонах что-нибудь подобное, предписывающее христианам ухаживать за евреями или мусульманами?

Вновь цитируя предисловие, в котором призывают соблюдать описанные в книге еврейские законы, Назаров опять-таки не упоминает, что в том же предисловии рекомендовано ограничить их использование. Охваченный праведным гневом он требует запретить распространение иудаизма на основании 282 статьи УК о «расовой ненависти». С таким же успехом по этой статье можно запретить православие на основании оценок, которые даны иудеям и мусульманам в святоотеческом наследии, и, исходя из содержания многочисленных книжек современных авторов, именующих себя «православными».

Назаров приводит выдержки из «компетентной и объективной» антисемитской книжонки Бренье о Талмуде. Между тем, в научном мире давно признано, что эту книжонку, как правило, составляют придуманные, донельзя искаженные, вырванные из контекста цитаты из Талмуда и прочей существующей и несуществующей раввинистической литературы. О фальшивых цитатах спорить бессмысленно, что же касается подлинных цитат, содержащих уничижительные оценки неевреев, – см. выше.

В итоге Назаров заявляет, что неизбежны проявления антисемитизма по отношению к хитрым и коварным евреям, которые, как и американцы с Перл-Харбор, сами устраивают провокации против себя. Кроме случая с Норинским, действительно имевшего место, Назаров приводит историю, якобы произошедшую в Биробиджане. При этом он пользуется информацией из «авторитетнейшего» издания – газеты «Радонеж». Тут спорить, собственно, не о чем. На основании единственного факта (другие случаи, как обычно, автор называет «известными») строится концепция, в правомерности которой Назаров совершенно убежден. Что же, против фанатических убеждений, опять же, не попрешь.

В разделе «Шулхан Арух против евреев» Назаров приходит к выводу, что о. Александра Меня, как отступника, убили сами евреи. При этом он ссылается на якобы приведенное выше установление Шулхан Арух. На самом деле, Назаров приводит это установление ранее, взяв его из другой средневековой книги. Не берусь в данный момент проверить это установление по первоисточнику, однако отмечу, что даже если оно не сфальсифицировано, то отношение евреев к отступникам и вольнодумцам в древности почти не отличалось от отношения к ним христиан и мусульман. И по христианским, и по мусульманским законам обращение в иудаизм каралось смертью. Однако это вовсе не значит, что в настоящее время такие законы исполняются. Скажем, большая часть установлений Вселенских соборов сейчас не только не исполняется христианами, но часто неизвестна им. То же относится и к евреям, тем более что едва ли не всем законам раввины дали новую и совершенно субъективную интерпретацию.

  1. Московское бюро по правам человека Юрий Табак Сумерки шовинизма Анализ российских ксенофобских изданий (2)

    Документ
    Эта книжка не претендует на глубину академической мысли и масштабные социологические обобщения, в чем читатель легко убедится. Более того, у читателя чуткого, кажется, должен возникнуть неизбежный вопрос: а зачем все это? Зачем автору
  2. Бюллетень новых поступлений в Фундаментальную библиотеку апрель 2008 г

    Бюллетень
    В бюллетень вошла учебная, учебно-методическая, научная и художественная литература, поступившая в Фундаментальную библиотеку в апреле 2008 г. Материал расположен в систематическом порядке по отраслям знаний, внутри разделов – в алфавитно-хронологическом.
  3. Эхо теракта: вопросы с ответами и без… (1)

    Реферат
    Как известно, в России всегда существовали извечные русские вопросы: кто виноват? что делать? и кому на Руси жить хорошо? Последнее десятилетие сформулировало такие же извечные русские ответы с некоторой поправкой на время:
  4. Эхо теракта: вопросы с ответами и без… (2)

    Реферат
    – Кому на Руси жить хорошо? – список все тот же, что и в первом вопросе, подкрепленный последними предвыборными лозунгами: «Как трудно быть в России русским!», «Мы за бедных, мы за русских!».
  5. А. А. Красикова и Е. С. Токаревой (1)

    Книга
    Религиозная толерантность. Историческое и политическое измерения / Составление и общая редекция А.А.Красикова и Е.С.Токаревой. – М.: Московское бюро по правам человека, Academia, 2006.
  6. А. А. Красикова и Е. С. Токаревой (2)

    Книга
    Основу монографии составляют доклады и сообщения, представленные на международной научной конференции, которая состоялась в Институте Европы РАН в ноябре 2004 года.
  7. А. А. Красикова и Е. С. Токаревой (3)

    Книга
    Проект финансируется Европейской Комиссией Проект реализуется Московским Бюро по правам человека совместно с Московской Хельсинкской группой Религиозная толерантность.
  8. А. А. Красикова и Е. С. Токаревой (4)

    Книга
    Проект финансируется Европейской Комиссией Проект реализуется Московским Бюро по правам человека совместно с Московской Хельсинкской группой Религиозная толерантность.
  9. Москва (9)

    Документ
    деятельности доктора исторических наук, профессора кафедры «Мировая политика и народонаселение» РГГУ, действительного члена Академии политической науки и почетного академика АН Татарстана Агдаса Хусаиновича Бурганова

Другие похожие документы..