1. Статья для обсуждения. Дж. Уоллакот. Сообщения и значения. Стр. 2

Занятие 8. Текст МК в гипертексте культуры

Понятие архетипа, его отражение в текстах. Концепт «кенотипа» в текстах МК. Сказочные сюжеты и функции (по Проппу). Анализ источника: Дж.Уоллакот «Сообщения и значения». Анализ информационных материалов.

Материалы к практическому занятию

1. Статья для обсуждения. Дж.Уоллакот. Сообщения и значения. Стр. 2.

2. Материалы для анализа. Подборка информационных материалов. Стр. 5.

3. Вспомогательные материалы. Морфология волшебной сказки по Проппу. Стр. 22.

Уоллакотт Дж.


156


155


Хрестоматия


Уоллакотт Дж.
Сообщения и значения*

(...) Отличительной особенностью производства в сфере массовой ин­формации является то, что оно предполагает создание и артикуля­цию сообщений в пределах специфических знаковых систем. Причем правила и смысл этих систем обычно принимаются как сами со­бой разумеющиеся. Сообщения массовой коммуникации формируются и интерпретируются в соответствии с определенными правилами или кодами. Когда мы получаем информацию о событии по телевидению или смотрим фильм, то перед нами не «живое» событие, а сообщение об этом событии. Мы читаем и интерпретируем событие, прини­мая правила и коды, в соответствии с которыми происходит чтение и интерпретация (...) Т.е. анализ сообщений и их значений очевид­но является ключевым для понимания массовой коммуникации. По мнению С. Холла, «нам следует учитывать, что символические формы сообщения занимают привилегированную позицию в коммуникацион­ном обмене. Моменты "кодирования" и "декодирования", несмотря на их "относительную автономию" в процессах коммуникации в целом, являются решающими моментами»3. (...)

Традиционным методом, ориентированным на выявления смысла сообщений массовой коммуникации, является контент-анализ. Кон-тент анализ предполагает формирование определенных категорий, с по­мощью которых исследуется содержание сообщений. Это происходит посредством количественной оценки наличия или отсутствия категорий в материалах сообщений. Причем степень сложности категорий являет­ся изменяющейся. Контент анализ применяется с различным успехом исследователями различных школ. Акцент делается на изучении яв­ного, очевидного содержания как наиболее важной области научного социального исследования. (...) Контент анализ очевидно имеет пре­имущества систематического исследования больших массивов инфор­мации. Известное исследование воздействия радиопостановки «Втор­жение с Марса» (проведенное Кэнтрилом) было связано с анализом одного подобного материала. Если бы перед исследователем стояла за­дача анализа 200 постановок, то и это было бы возможно в рамках кон-тент анализа. Вместе с тем, возможности этого метода являются весьма ограниченными при определении смысла конкретных сообщений.

* Woollacot J. Messages and Meaninigs. In: Gurevitch M., Bemett Т., Woollaeott J. Culture, Society and the Media. L.: Methuen, 1982.

3Hall S. Encoding and decoding in the television discourse. CCS occasional paper, 1973. P. 2.

В ходе последующих исследований концептуализация проблемы понимания сообщений массовой коммуникации получила новое раз­витие. Основу семиологических или структуралистских подходов соста­вляют в значительной степени лингвистические представления. Здесь сообщения предлагается рассматривать как структурированное целое, а не как количественно выраженные составляющие внешних проявле­ний отдельных частей сообщений. Семиология, по мнению Бургелина, не только редко сама бывает количественной, но и содержит неявную критику количественной ориентации контент анализа.

«Кроме всего прочего, нет никаких оснований полагать, что наи­более часто встречающаяся в ходе контент анализа тема является самой важной или значимой. В тексте как структурно целом образовании бо­лее важным является то место, которое занимают его составляющие, нежели частота их появления. Представим себе фильм, в котором дей­ствия героя-гангстера представлены длинной чередой исключительно порочных поступков. Однако при этом показан один поступок, свиде­тельствующий о наличии у него тех или иных чувств. В рамках контент анализа деятельность гангстера может быть проанализирована с приме­нением двух оппозиций: плохое/хорошее и частое проявление/редкое проявление. Оппозиция плохое/хорошее очевидно, и, потому, не тре­бует квантификации. Более того, нет необходимости в перечислении порочных поступков (нет разницы десять или двадцать подобных по­ступков). Суть же дела, по-видимому, состоит в следующем: какое значение следует приписать совокупности порочных фактов в связи с тем, что они рядоположены с единственным положительным по­ступком? Только приняв во внимание структурные отношения этого, единственного положительного поступка со всей совокупностью по­рочного поведения гангстера, мы будем иметь возможности сделать выводы о фильме в целом»4.

Этот весьма распространенный сюжет гангстерских фильмов, ут­верждает Бургелин, не может быть понят в терминах квантификации явного содержания. Необходимо изучение связей различных частей сюжета, а также способа, посредством которого они организованы в сложное сообщение с различными уровнями значений.

Некоторые ранние гангстерские фильмы, такие как «Обществен­ный враг» (1931) вызвали серьезную озабоченность в связи с проблемой насилия. Позднее телевизионные программы о преступности и другие жанры, например, вестерны или фильмы о шпионах также вызва­ли озабоченность. Это способствовало тому, что исследователи стали концептуализировать процесс массовой коммуникации в терминах би­хевиористской модели. В последней, как известно, предполагается, что

4Burgelin О. Structuralist Analysis and Mass Communication. In: McQuail D. (ed.) The Sociology of Mass Communication. Harmondsworth: Pengin, 1972. P. 319.

УомакоттДж.


158


Хрестоматия


157


показ насилия прямо влияет на мнения и действия индивидов, соста­вляющих аудиторию. Контент анализ часто используется в этой связи как инструмент исследований. Его фокус на уровне явного содержа­ния позволяет напрямую связывать насилие на экране с конкретными проявлениями правонарушений, перестрелками, хулиганством.

В рамках семиологических исследований больший акцент делают на фильме как дискурсе, на фильме как коммуникации о насилии, не­жели чем на насилии как таковом. Т. е. ракурс исследования смещается к системам правил, которые в целом и управляют дискурсом, в частно­сти гангстерского фильма, а не специфическими эпизодами насилия. В рамках этой методологии, управляющие коды придают различным эпизодам насилия различное значение. На самом деле, акт насилия может быть понятным только в контексте других элементов фильма и в терминах адекватных его жанру. Такие действия не могут рассма­триваться как имеющие исключительно одно фиксированное значение. Напротив, с их помощью происходит обозначение различных ценно­стей, представление различных кодов поведения. Причем это зависит от того, каким образом они оказываются артикулированы как знаки среди других означающих элементов дискурса.

Семиологические исследования сопряжены со своими собствен­ными трудностями и недостатками. Не в последнюю очередь это связа­но с тем, что семиология, в отличии от контент анализа не представляет собой метода, а является некоторой совокупностью исследовательских подходов в искусстве, литературе, антропологии, массовой коммуни­кации, которые, в свою очередь, базировались на использовании или развитии лингвистической теории. Как философия, как теория, как совокупность концепций и как метод анализа семиология имеет мно­жество проявлений и является предметом различных интерпретаций, дебатов и полемики. (...)

В рамках изучения методов семиологии, которые оказываются применимыми к исследованию массовой коммуникации, обратим вни­мание на присущие им проблемы. Семиология выделяется в связи с ее нацеленностью на изучение знака. Это предполагает исходное разделе­ние означающего как объекта исследования от означаемого. Последнее достаточно просто понять, когда исследуется язык и оказывается бо­лее сложным для понимания, когда в качестве объекта исследования выступает невербальная знаковая система.

Одним из известных структуралистских антропологических иссле­дований является анализ родства, проведенный Леви-Строссом. Здесь автор рассматривает правила брака и системы родства в ряде «прими­тивных» обществ в качестве «типа языка». Язык этот представляет со­бой «совокупность операций предназначенных для обеспечения опре-

деленного вида коммуникации между индивидами и группами»5. Сооб­щение, например, может представлять собой женщину группы, которая «циркулирует» между кланами, династиями и фамилиями, тогда как в языке это будет «словом группы», которым индивиды обменивают­ся между собой. Первичность языковых аналогов, как в приведенном выше случае, является типичным при семиологическом рассмотре­нии, будь это анализ систем родства, фурнитуры или моды, фильмов и телевизионных программ или игрушек и машин. Соссюр, положив­ший начало семиологии как «науки о знаках», указывал на следующее преимущество лингвистического подхода. Здесь оставляют в стороне видимую натуралистичность действий или объектов и показывают, что их смысл основывается на разделяемых предположениях или обычаях. В этом плане, методы лингвистики принуждают исследователя изучать системы правил, лежащие в основе речи, а не внешние влияния или детерминанты.

Другой характерной чертой семиологического анализа, как следует из приведенного ранее примера с гангстерскими фильмами, является фокус внимания на внутреннем структурировании текста или сообще­ния. (...)

Внутренние отношения любой структуры являются тем, что при­дает значение любому элементу структуры. Отсюда, если определенное действие является, например, невежливым, то это отнюдь не потому, что таковыми являются его внутренние качества. Напротив, это связано с его относительными чертами, которые позволяют отделить вежли­вые действия от невежливых. В структурном анализе акцент делается на подобных бинарных противопоставлениях как на эвристическом методе. Это является «техникой стимулирующей восприятие в слу­чае, когда перед ним оказывается масса внешне однородных данных неразличимых для разума и глаза. Это является способом заставляю­щим нас самих понять различия и идентичность в целиком новом для нас языке, звуки которого мы не можем отделить друг от друга. Это представляет собой декодирующее или дешифрующее устройство, или альтернативную технику изучения языка»6.

Акцент семиологии на анализе внутренних связей текста сопряжен с определенными проблемами. Многие исследования русских фор­малистов, например, были ориентированы на изучение внутренней структуры литературных произведений. В исследовании «Морфология сказки» В. Проппом сделана попытка выявить нарративную структу­ру русской народной сказки. Автор был противником классификации

Jameson F. The Prison-House of Language. New Jersey: Princeton University Press, 1972. P. 111.

6Jameson F. The Prison-House of Language. New Jersey: Princeton University Press, 1972. P. 113.

Уоллакотт Дж.


Хрестоматия


160


159


сказок в соответствии с типом животных, действующих в них; развер­тывающихся в них оргий; наличию в них магических фигур и т. п. По мнению Проппа, в сказке особенности характеров и ландшафта, равно как и природа препятствий и трудностей является менее важной, неже­ли чем их функция. (...) Повествование развертывается в соответствии с некоторой схемой. Сказка начинается либо с оскорбления жертвы или с отсутствия какого-либо важного объекта. Завершение сказки предполагает кару за нанесение оскорбления или обладание ранее от­сутствующим. Этапы событий, происходящих с героем, оказываются следующими:

1. Он встречает жертвователя (жабу, ведьму, старого бородатого человека и т. п.), который после «проверки» героя снабжает его маги­ческим посредником. Последний обеспечивает победное шествие героя через суровые испытания.

2. Герой встречается в решающей схватке со злодеем или ока­зывается перед необходимостью выполнения ряда заданий. Наличие посредника позволяет герою успешно решить стоящие перед ним за­дачи.

(...) Пропп выделяет 31 нарративную функцию, с помощью которых возможна классификация сказок.

Основная проблема данного подхода состоит в том, что здесь теряется специфика контекста сообщения, посредством которого фор­мируется значение этого сообщения. Имеется в виду контекст как его производства, так и его потребления — чтения. Русские сказки стано­вятся неразличимыми с недавними эпизодами «Атрофии мускула» из «Звездных войн» или с романом Раймонда Чандлера.

На самом деле, проведенный Умберто Эко анализ повествователь­ной структуры романов о Джеймсе Бонде зафиксировал следующее. Романы формируются как последовательность акций, инспирирован­ных кодом бинарных противопоставлений. Причем эта последователь­ность в значительной мере близка к типам повествования, выявленным Проппом. Эко предложил следующую повторяющуюся схему романов о Джеймсе Бонде.

А. М дает задание Бонду.

В. Злодей предстает перед Бондом (может быть в различных фор­мах).

С. Бонд создает первые препятствия злодею, либо тот создает первые препятствия Бонду.

D. Женщина представляет себя Бонду.

Е. Бонд использует женщину: овладевает ей или начинает ее обо­льщение.

F. Злодей берет в плен Бонда (вместе с женщиной или без нее).

G. Злодей подвергает пыткам Бонда (вместе с женщиной или без нее).

Н. Бонд побеждает злодея (убивает его или его представителя или помогает в его убийстве).

I. Бонд выздоравливает, наслаждаясь женщиной, которую он затем теряет7.

Что выводит анализ Эко за некоторые универсалии сказки? Эко показывает, что кодированная схема, которая составляет основу для всех романов Бонда (за исключением «Шпиона, который любил ме­ня»), является тесно связанной с серией противопоставлений. Таким образом, противопоставления Бонда и злодея сопровождается проти­вопоставлением западного мира и Советского Союза, Британии и не англо-саксонских стран, идеализма и алчности, шанса и планирова­ния, эксцессов и взвешенности, извращения и невинности, лояльности и нелояльности. (...)

Проведенный Эко анализ отражает присущую семиологии на­пряженность между формальным текстуальным анализом и сферой означаемого, а также между различными текстами и различными зна­ковыми системами. Именно в этой сфере семиология оказывается глубоко связанной с идеологией. Главным концептуальным средством соссюровской лингвистики был знак, а также представление о знаке и его отличиях от других элементов речевого процесса. В современной классической формулировке это выглядит так: Означающее — Знак — Означаемое.

Показанные здесь отношения характеризуют связи не между миром и реальным миром, а между означающим (звуковым образом, например) и означаемым (концептом). В этом смысле, семиология исключает из своего рассмотрения «реальный мир». В то же время тредставление о знаке неизбежно предполагает реальность сверх самое себя. Кроме того, в семиологических исследованиях наблюдается определенное противоречие между анализом знаковых систем, таких как массовые коммуникации — внутренне и логически структурированных, и одновременным поиском структур, лежащих в основе предмета анализа. Теоретики пытаются выявить эти структуры в самих различных областях — от «литературности» до универсальных качеств сознания человека. Теоретический альянс семиологии и марксизма в сфере изучения массовой коммуникации привел к появлению аргументов, обосновывающих, что подобной основополагающей структурой является «миф» или «идеология». Есо U. Narrative Structure in Fleming. In: Buono £., Eco U. (eds.) The Bond Affair. x)ndon: Macdonald, 1960. P. 52.

  1. Рэй Крок (1902-1984) 44 Резюме главы 45 Вопросы для обсуждения 45

    Документ
    Уиллард Марриотт (1900-1985) 43 Рэй Крок (190 -1984) 43 Резюме главы 44 Вопросы для обсуждения 45 Ключевые термины 4 Социальные основы маркетинга: удовлетворение человеческих потребностей 4 Маркетинг 47 Нужды желания и спрос 47 Товар
  2. Дж. Брунер

    Документ
    Автор - виднейший американский психолог. Книга представляет собой сборник наиболее значительных его работ по актуальным проблемам психологии познания.
  3. Для избравшего путь воина борьба это жизнь, а жизнь это борьба и руководство для поиска гармонии внутри себя. Ибо сама гармония это суть жизни, а поиск её

    Руководство
    Для избравшего путь воина борьба — это жизнь, а жизнь — это борьба и руководство для поиска гармонии внутри себя. Ибо сама гармония — это суть жизни, а поиск её — эхо творения и метод, выводящий познания на уровень знания, жизнь на
  4. Темы лекций и краткое содержание. Вопросы к семинарским занятиям. Литература. Примерные вопросы для обсуждения. Темы для самостоятельной работы

    Краткое содержание
    Общение как процесс взаимодействия людей, социальных групп, общностей, в котором происходит обмен информацией, опытом, способностями и результатами деятельности.
  5. Мир после кризиса основные гуманитарные тенденции становления в XXI веке концепции культуры развития человека, общества и цивилизации Для обсуждения

    Документ
    Введение. Всеобщая востребованность новой глобальной концепции развития XXI века, ориентированной на правду, справедливость, доверие и ответственность
  6. 4. Жизненные позиции Друзья Вопросы для обсуждения принципа увеличительного стекла

    Документ
    Генетика (наследственность) . Представление о себе 3. Жизненный опыт 4. Жизненные позиции 5. Друзья Вопросы для обсуждения принципа увеличительного стекла ПРИНЦИП ЗЕРКАЛА Прежде чем судить о других, следует обратить внимание на себя
  7. Вконце главы приведены вопросы для обсуждения на семинаре. Прелесть этих вопросов в следующем

    Документ
    Последний сюжет нашей субботней лекции был посвящен ответу на вопрос, зачем вас мучают Историей социологии? Или иначе: зачем столько теорий посвящать одному и тому же объекту — обществу?
  8. Рекомендации предназначены для: членов комитетов по этике клинических исследователей (1)

    Документ
    Все авторские права защищены. Никакая часть этого издания не может быть воспроизведена, сохранена в оперативной системе или передана в любой форме и любыми средствами, в том числе электронными, механическими, фотокопированием, без
  9. Дж. Ханк Рейнвотер Как пасти котов. Наставление для программистов, руководящих другими программистами Дж. Ханк Рейнвотер Как пасти котов Наставление для программистов, руководящих другими программистами

    Документ
    Прочитав замечательную книгу Хэнка, в которой он рассказывает о выпасе котов, я вспомнил то время (а было это… ну очень давно), когда из программиста меня перевели в менеджеры.

Другие похожие документы..