Учебник материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 31 декабря 2004 года

4. Виды вещных прав

Категорией вещных прав охватываются:

- во-первых, право собственности - наиболее широкое по объему правомочий вещное право, предоставляющее управомоченному лицу максимальные возможности использования принадлежащего ему имущества. Оно является основным, наиболее важным, но не единственным вещным правом;

- во-вторых, включаются иные, ограниченные (по сравнению с содержанием права собственности) вещные права (по традиции нередко называемые также jure in re aliena - "права на чужие вещи"). Подавляющее большинство ограниченных вещных прав связаны с использованием земельных участков и других объектов недвижимости и в силу этого подлежат государственной регистрации. Их примером являются сервитуты, известные многим правопорядкам со времен римского частного права.

Небольшая группа вещных прав призвана обслуживать главным образом потребности имущественного оборота, в связи с чем в отечественной литературе их нередко причисляют к обязательственным, а не вещным правам либо говорят об их смешанной (вещно-обязательственной) природе. Речь идет прежде всего о залоговом праве, которое со времен предыдущей кодификации гражданского права 60-х гг. принято рассматривать не как вещное право, а как способ обеспечения надлежащего исполнения обязательств. Кроме того, объектом залога могут быть не только вещи, в том числе движимые, но и некоторые имущественные (обязательственные) права.

Наконец, в отечественном правопорядке в период господства плановой экономики появились и развивались вещные права, призванные оформлять в достаточной мере условную имущественную обособленность государственных и иных унитарных предприятий и учреждений - юридических лиц, не являющихся собственниками закрепленного за ними имущества. Права оперативного управления и хозяйственного ведения имуществом учредителя-собственника сохраняются в нынешней экономике переходного типа вместе с не менее искусственными организационно-правовыми формами юридических лиц - несобственников, позволяя последним считаться самостоятельными участниками гражданско-правовых отношений.

В российском гражданском праве, в отличие от некоторых зарубежных правопорядков, в качестве самостоятельного вещного или иного имущественного права не выделяется право владения вещью (имуществом). В нашем праве оно традиционно рассматривается только в качестве правомочия (составной части) определенных вещных и обязательственных прав, не имеющего самостоятельного значения.

В римском праве владение вещью (possessio), как известно, считалось необходимой предпосылкой наличия права собственности на нее. Развитый имущественный оборот также потребовал юридического признания факта владения вещью, в результате которого и ее фактический (беститульный) владелец при определенных условиях мог бы получить правовую защиту своего владения и использовать вещь в обороте. Этим объясняется появление норм о признании владения "фактической властью над вещью" (§ 854 Германского гражданского уложения; п. 1 ст. 919 Швейцарского гражданского кодекса).

В российском гражданском праве как до революции, так и в настоящее время действуют правила о защите фактического владения (п. 2 ст. 234 ГК РФ), но как таковое оно не признается особым вещным правом. Вместе с тем защита факта владения с помощью права придает ему известное юридическое значение, хотя владение и не превращается в самостоятельное вещное право <1>. Речь идет лишь об особой посессорной владельческой защите, с помощью которой охраняется сам факт принадлежности вещи определенному лицу, в принципе безотносительно к наличию у него какого-либо права на нее <2>. Это положение традиционно отличает посессорную владельческую защиту от другой разновидности владельческой защиты - петиторной, предполагающей доказательство права на спорную вещь, т.е. законности, правомочности владения.

--------------------------------

<1> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право (Серия "Классика российской цивилистики"). М., 2002. С. 199. Данное обстоятельство, по словам В.И. Синайского, и породило многолетнюю дискуссию о том, есть ли владение факт или право (подробнее о ней см., например: Вороной В.В. Феномен владения в цивилистической науке // Законодательство. 2002. N 10).

Однако этот более чем вековой спор, по сути затеянный крупнейшим германским цивилистом XIX в. Р. Иерингом в полемике с другим корифеем европейской цивилистики - Ф.-К. Савиньи (см. подробнее: Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 272 - 276; Гримм Д.Д. Лекции по догме римского права. М., 2003. С. 219 - 220), привел лишь к созданию весьма скудного по содержанию и незначительного по силе (как выразился В.М. Хвостов) права фактического владельца вещи на защиту своего владения от самоуправных посягательств других лиц (ср. § 858 - 862 Германского гражданского уложения). Теперь такое право известно и нашему законодательству (п. 2 ст. 234 ГК).

<2> Предоставляемый в этих целях иск был известен римскому праву под названием Публицианова иска (actio in rem Publiciana). Это понятие можно встретить и в современных работах.

Следует напомнить, что и в римском праве самостоятельный институт владения также служил прежде всего для предоставления владельческой защиты не только законным собственникам, но и добросовестным и фактическим владельцам вещей. "Держателям" же чужих вещей в силу договора, например арендаторам или хранителям, вещно-правовой (владельческой) защиты не предоставлялось. Распространение на них владельческой защиты впервые последовало лишь в конце XIX в. в Германском гражданском уложении.

В отечественном гражданском праве признание владения правомочием ряда имущественных (гражданских) прав, в том числе обязательственных (например, прав арендатора или хранителя вещи), привело к признанию субъектов этих прав законными владельцами соответствующего имущества (вещей) с предоставлением им вещно-правовой (владельческой) защиты. Разумеется, эта защита носит петиторный, а не посессорный характер, ибо речь идет о законном владении чужими вещами, основанном на определенном юридическом титуле, наличие которого и служит основанием для ее предоставления.

Примечательно, что дореволюционное российское право, признавая субъектов договорных прав "производными владельцами", тем не менее не давало им вещных ("владельческих") исков против собственника (ср. ст. ст. 691, 693 т. X ч. 1 Свода законов Российской империи и ст. ст. 884, 886 проекта Гражданского уложения). ГК РСФСР 1964 г. в ст. 157 впервые предоставил право лицу, владеющему вещью в силу договора ("держателю"), предъявлять вещно-правовые иски к третьим лицам, а действующий ГК РФ, следуя принятым ранее законам о собственности, допустил предъявление таких исков к самому собственнику (ст. 305) <1>. Таким образом, данным решением мы обязаны современному гражданскому законодательству.

--------------------------------

<1> В ГК РСФСР 1964 г. такой защитой "законного владельца" стремились усилить защиту интересов самого собственника, который, передавая свою вещь во владение контрагента по договору, "должен быть уверен в том, что в руках этого лица вещь будет защищена законом не хуже, чем в его собственных руках" (Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый Гражданский кодекс РСФСР. Л., 1965. С. 179), а в ГК 1994 г., как и в законах о собственности, - защитить от возможного произвола государства-собственника самостоятельность государственных предприятий и интересы арендаторов государственного имущества (Суханов Е.А. Российский Закон о собственности. Научно-практический комментарий. М., 1993. С. 143).

В результате этого владельцами вещей считаются субъекты не только вещных, но и многих обязательственных прав. В связи с этим они получают и вещно-правовую защиту своих прав против всех третьих лиц, включая даже собственника вещи (как, например, арендатор). Следствием данного положения стали известное смешение гражданско-правовых способов защиты различных имущественных прав и вызванная этим фактическая утрата значения гражданско-правовых особенностей защиты права в качестве его квалифицирующего признака (позволяющего разграничивать вещные и обязательственные права).

Однако владение как элемент (правомочие) договорного (обязательственного) права защищается вещно-правовым (владельческим), причем петиторным, иском лишь от посягательств третьих лиц, не являющихся стороной соответствующего договора. Ведь владение вещью в рамках обязательственного правоотношения, без цели ее отчуждения, само по себе не может породить никаких вещных прав. Поэтому такой владелец и получает лишь "право защищать (правда, в своих интересах) сферу чужого фактического господства" <1>. При нарушении же условий договора контрагентом-собственником владение, строго говоря, должно защищаться прежде всего обязательственно-правовыми исками (ст. 398 ГК), а не вещно-правовыми способами (ст. 305 ГК).

--------------------------------

<1> Покровский И.А. Указ. соч. С. 234.

В отличие от этого фактическое (беститульное) владение, по меткому выражению Г. Дернбурга, "время возводит в право", и потому фактический владелец защищает свое господство над вещью, которое нельзя смешивать с владением чужой вещью в рамках обязательственных отношений <1>. По своей юридической природе такая владельческая защита является посессорной и уступает требованиям титульных владельцев, опирающихся на возможности петиторной защиты своих прав.

--------------------------------

<1> Это различие не учитывают современные сторонники признания владения самостоятельным вещным правом (см., например: Коновалов А.В. Владение и владельческая защита в гражданском праве. 2-е изд. СПб., 2002. С. 17 и сл.).

Таким образом, владение в российском праве представляет собой либо фактическое (не юридическое) состояние, либо элемент (правомочие) других (обязательственных или вещных) прав, но не особое, самостоятельное вещное право. Вместе с тем такое положение само по себе никак не препятствует его гражданско-правовой защите.

§ 2. Вещное право и присвоение (собственность)

1. Собственность (присвоение) как экономическая категория

Вещные права представляют собой основной юридический способ оформления экономических отношений присвоения (собственности). Следовательно, без рассмотрения данных экономических отношений невозможно понять и их правовое оформление, прежде всего право собственности как основное вещное право.

Термин "собственность" нередко употребляется в самых разнообразных значениях. В одних случаях его используют как синоним, эквивалент понятий "имущество" или "вещи", говоря, например, о "передаче собственности" или о "приобретении собственности". В других случаях считают, что речь идет о сугубо экономическом отношении, а иногда, напротив, это понятие отождествляют с чисто юридической категорией - правом собственности и т.д. В результате этой путаницы складываются ошибочные представления и стереотипы относительно собственности, в частности распространенное мнение о том, что экономические отношения собственности юридически всегда оформляются только с помощью права собственности. Между тем в экономическом и юридическом понимании собственности имеются существенные различия.

Собственность - это, конечно, не вещи и не имущество. Это - определенное экономическое (фактическое) отношение, подвергаемое правовому оформлению. Экономическое отношение собственности:

- во-первых, состоит из отношения лица к имуществу (материальному благу, в том числе к вещи) как к своему, присвоенному, которое можно непосредственно использовать по своему усмотрению и в собственных интересах;

- во-вторых, включает также отношение между людьми по поводу присвоенного имущества (материальных благ), которое заключается в том, что лицу, присвоившему имущество, все другие лица должны не препятствовать в его самостоятельном использовании; более того, присвоивший имущество по своему усмотрению может отстранять или допускать других лиц к его использованию.

Первое из названных отношений, выражающее господство лица над имуществом, рассматривается как вещественная сторона экономических отношений собственности. Второе отношение, отражающее отстранение всех других лиц от чужого, присвоенного имущества, составляет общественную (социальную) сторону этих отношений <1>.

--------------------------------

<1> Отмеченное в современной литературе различие вещественной и общественной сторон экономического отношения собственности (см.: Егоров Н.Д. Вопросы правового опосредования отношений собственности // Труды по гражданскому праву / Под ред. А.А. Иванова. М., 2003. С. 28 - 31) было известно и дореволюционной русской цивилистике в качестве "новой теории" вещных правоотношений (см.: Синайский В.И. Указ. соч. С. 196 - 197). Впрочем, теперь его также оспаривают с указанием на то, что "общественная сторона" отношений присвоения в действительности не входит в их содержание, которое следует ограничивать отношением лица к вещи (см.: Иванов А.А. Собственность и товарно-денежные отношения // Труды по гражданскому праву. М., 2003. С. 56 - 58).

Право оформляет обе названные стороны экономических (фактических) отношений собственности: и отношения между людьми по поводу имущества, давая владельцу возможности защиты от необоснованных посягательств иных (третьих) лиц, и его отношение к присвоенному имуществу, определяя возможности и границы его дозволенного использования. В первом случае проявляется абсолютный характер вещных правоотношений, в том числе правоотношений собственности. Во втором случае речь идет о содержании и реальном объеме правомочий субъекта имущественного права (в том числе собственника). Таким образом, правовая форма отношений собственности (присвоения) предопределяется их экономическим содержанием.

Следует отметить, что проблематике политэкономической трактовки категории "присвоение", ее связи с понятиями "общественное производство", "производственные отношения" и углубленному анализу иных экономических категорий ранее отводилось немало места в гражданско-правовой литературе <1>. Однако для гражданского права вполне достаточно ограничиться рассмотрением экономических отношений собственности как фактических отношений принадлежности (присвоенности) конкретного имущества, составляющих предмет правового регулирования, и не углубляться в трактовку собственности как совокупности производственных отношений, оставив его политэкономии.

--------------------------------

<1> См., например: Братусь С.Н. Предмет и система советского гражданского права. М., 1963. С. 9 - 26. К сожалению, эти глубокие и интересные исследования по необходимости во многом носили идеологизированный характер, а главное - уводили далеко в сторону от проблематики вещного права, которая должна была бы составить один из главных предметов внимания цивилистов.

Таким образом, экономическое содержание отношений собственности заключается, во-первых, в том, что лицо присваивает некие материальные блага (имущество, вещи), которые тем самым отчуждаются от других лиц. Очевидная суть присвоения заключается в отношении к присвоенному имуществу как к своему. При этом присвоение какого-то имущества (вещи) одним лицом неизбежно влечет отчуждение этого имущества от всех других лиц, иначе присвоение теряет всякий смысл. Поэтому, например, провозглашавшиеся у нас попытки "ликвидации всеобщего отчуждения от средств производства" или еще от какого-либо имущества - бессмыслица, ибо конкретные вещи не могут быть одновременно присвоены всеми. С этой точки зрения любая собственность (присвоение) является частной, так как оформляет принадлежность конкретных вещей конкретным лицам (субъектам), в том числе, например, государству, поскольку последнее как самостоятельный субъект в этом смысле противостоит всем другим субъектам <1>.

--------------------------------

<1> В политэкономическом смысле государственную (публичную) собственность можно рассматривать как сложную структуру отношений присвоения, участниками которых выступают не государственные органы, а общество в целом, его отдельные слои (классы), группы и т.д. (см., например: Мазаев В.Д. Публичная собственность в России: конституционные основы. М., 2004). Однако такой подход выходит далеко за рамки цивилистического анализа.

Во-вторых, присвоение имущества связано с осуществлением над ним хозяйственного (экономического) господства, т.е. с исключительной возможностью лица, присвоившего конкретное имущество, по своему усмотрению решать, каким образом использовать это имущество. При этом такое лицо руководствуется собственными интересами, а не указаниями иных лиц, например органов государства, определяя направления использования своего имущества (какую его часть пустить в оборот и на каких условиях, какую оставить в резерве, какую потребить и т.д.), в том числе допуская к его использованию других лиц или устраняя их от этого.

В-третьих, лицо, присвоившее имущество, получает не только приятное "благо" обладания им как следствие своего хозяйственного господства над имуществом. Одновременно на него возлагается и бремя содержания собственных вещей, в том числе:

- необходимость осуществления их ремонта и охраны;

- несение риска случайной гибели или порчи от причин, за которые никто не отвечает (например, при стихийных бедствиях);

- несение риска возможных потерь от неумелого или нерационального ведения своих дел (вплоть до разорения и банкротства).

В этом смысле наличие бремени собственности действительно обязывает владельца имущества быть настоящим, заботливым хозяином своих вещей и расчетливым коммерсантом <1>.

--------------------------------

<1> Эту сторону содержания отношений собственности в современной литературе удачно отметил и обосновал Д.Н. Сафиуллин // Право собственности в СССР. М., 1989. С. 43.

Именно сочетание блага и бремени собственности характеризует положение настоящего собственника, а отсутствие бремени забот, риска и потерь имущества никогда не сделает его подлинным хозяином. Убедительное подтверждение этому дали попытки объявления трудовых коллективов хозяевами имущества государственных предприятий, предпринимавшиеся у нас в конце 80-х гг. XX века, а в настоящее время - статус унитарного предприятия, имущество которого теперь заботливо охраняется от других участников оборота его учредителем-собственником, а не самим владельцем.

Таким образом, экономические отношения собственности представляют собой отношения присвоения конкретными лицами определенного имущества (материальных благ), влекущие его отчуждение от всех иных лиц и предоставляющие возможность хозяйственного господства над присвоенным имуществом, соединенную с необходимостью несения бремени его содержания.

  1. Учебник материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 31 декабря 2004 года (2)

    Список учебников
    Второй том учебника гражданского права открывает изложение подотраслей и институтов особенной (специальной) части гражданского права. В нем излагаются положения о вещном праве (основное место в котором занимает право собственности);
  2. Учебник для студентов юридических вузов и факультетов материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 октября 2006 года Издание третье, исправленное и дополненное

    Список учебников
    Третье издание учебника выполнено по программе, разработанной на кафедре гражданского процесса юридического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова. Программа как необходимый компонент процесса обучения студентов дается в начале учебника.
  3. Курс лекций материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 20 октября 2009 года А. В. Мелехин мелехин Александр Владимирович, доктор юридических наук, профессор

    Документ
    Курс лекций содержит все основные положения и темы, предусматриваемые действующей программой по административному праву Российской Федерации. Устоявшиеся точки зрения и взгляды на проблемы государственного управления рассматриваются
  4. Учебник для вузов материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 июня 2005 года Второе издание, переработанное и дополненное

    Список учебников
    Треушников М.К., заслуженный деятель науки РФ, докт. юрид. наук, проф. - методические рекомендации по изучению курса "Гражданский процесс", программа учебной дисциплины "Гражданский процесс", гл.
  5. Справочник по трудовому праву материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 28 февраля 2005 года

    Интернет справочник
    Справочное пособие для работников и работодателей, которое находится в ваших руках, написано опытными юристами и может оказаться незаменимым помощником при решении возникающих в процессе трудовых правоотношений вопросов и проблем.
  6. Закону "об опеке и попечительстве" Материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 марта 2010 года Издание второе, переработанное и дополненное

    Закон
    Андропов Вадим Владимирович, заместитель руководителя Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии - ст. ст. 156 - 160, 162 - 166 Семейного кодекса РФ.
  7. Кодекса российской федерации материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 февраля 2010 года

    Кодекс
    Крашенинников Павел Владимирович, председатель Комитета Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, доктор юридических наук, заслуженный
  8. Законное увольнение научно-практическое пособие материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 1 апреля 2008 года Л. А. Андреева, К. Н. Гусов, О. М. Медведев

    Закон
    Гусов К.Н. - д-р юрид. наук, профессор, зав. кафедрой трудового права и права социального обеспечения МГЮА, заслуженный деятель науки РФ, академик РАСН.
  9. Научно-практическое пособие материал подготовлен с использованием правовых актов по состоянию на 20 февраля 2006 года Под редакцией

    Документ
    Волчинская Е.К. - советник Аппарата Комитета Государственной Думы РФ по безопасности, член Российского комитета программы ЮНЕСКО "Информация для всех", кандидат юридических наук - раздел II гл.

Другие похожие документы..