Хх в представляет собой новую веху в развитии человеческой цивилизации и культуры. Названное Новейшим, время XX в и начала XXI в., отражает радикальные сдвиги

ВВЕДЕНИЕ

ХХ в. представляет собой новую веху в развитии человеческой цивилизации и культуры. Названное Новейшим, время XX в. и начала XXI в., отражает радикальные сдвиги в восприятии и понимания мира и личности. Практически все философы, культурологи, социологи отмечают масштабность изменений в «новую» эру – от потрясений мировых войн, тоталитаризма, геноцида, унесших миллионы человеческих жизней, до стремления выработать совместные ценности, способствующие сохранению жизни, международные нормы, регулирующие межцивилизационные и межгосударственные отношения. Новейший период открыл разнообразие форм человеческой деятельности, творчества, стал прологом в подлинной реализации прав и свобод личности, с одной стороны, а с другой – породил ряд проблем, грандиозных по своему размаху и всеобщности, получивших название глобальных. Констатация одномерности и функционализации личности, омассовления сознания и образа жизни сочеталась и сочетается с признанием широких возможностей самоактуализации, реализации потенциала и способностей человека. Приметы рассматриваемой эпохи – модернизация, информатизация – привели к существенной смене парадигм личностного, социального, культурного бытия, потребовали от стран и национальных культур пересмотра собственных моделей развития, выдвинули проблему единого для человечества семиотического пространства.

Возможно, что период постмодерна, несмотря на постоянную угрозу терроризма, межнациональных, религиозных столкновений, политических противоречий стал временем хотя бы минимального осознания необходимости и важности диалога как взаимодействия, основанного на понимании ценности человеческой жизни и равноправия между культурами и государствами.

Как один из самых эффективных способов межкультурной коммуникации, диалог представляет собой такой тип взаимодействия, который нацелен на межнациональное, межцивилизационное, межкультурное понимание, на поиск устойчивых форм, ценностей жизнедеятельности человечества. Межкультурный диалог – это не только универсальная парадигма освоения духовных основ жизни современной цивилизации, но и обретение самого себя: лишь посредством подлинного общения и личность, и культура становятся подлинно уникальными.

Многообразие современного мира, радикальный сдвиг политического и культурного ландшафта второй половины ХХ века, приведший к появлению новых государств, тенденции глобализации и одновременной межнациональной дифференциации требуют научиться жить в условиях множества культур, сознаний, логик, точек зрения. Следуя современному пониманию межкультурного диалога, можно утверждать, что только осознанное, искреннее желание услышать, познать, уважать другую культуру, цивилизацию станет реальной основой для препятствия конфликтов и войн. Подобный ракурс видения диалога тем более актуален, поскольку волна этно-национальных конфликтов, к сожалению, не снижается.

Панорама развития мира ХХ – XXI вв. свидетельствует об актуальности экологических, общепланетарных, социальных, индивидуально-личностных и других проблем. В связи с этим перед социальным знанием поставлены новые задачи: прогнозирование межкультурных отношений, выработка стабильных парадигм и механизмов недопущения «столкновения цивилизаций», решения межэтнических и иных конфликтов, поиск новых источников сырья, энергии, изменения подхода к взаимодействию систем природы и общества, общества и личности.

В пособии рассматриваются ключевые проблемы культуры XX–XXI вв., дается характеристика концепций постиндустриального, информационного общества, выявляются черты художественной культуры постмодерна, определяются аспекты межкультурной коммуникации и мультикультуральности, рассматриваются новейшие подходы в исследовании массовой культуры, творчества, глобализации. Углубленному изучению проблематики Новейшего времени способствует Приложение, в которое включены тексты наиболее значимых работ культурологов, философов и социологов. Словарь терминов позволяет уточнить содержание используемых в пособии понятий.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ КУЛЬТУРЫ XX–НАЧАЛА XXI ВВ.

КАК ПРОБЛЕМА

Общепринятым, с точки зрения исторической науки, является определение ХХ в. как Новейшего времени, хронологический отсчет которого начинается с событий Первой мировой войны, революционных потрясений в Российской империи, Германии, радикальных геополитических трансформаций в мире и Европе, в том числе и исчезновения империй (Германская, Австро-Венгерская, Российская, Османская). Наступление нового этапа в развитии человеческой цивилизации охватывает самые различные области бытия человека и общества – это не только сфера экономики, социальных связей и отношений, политики, но и постепенная смена парадигмы мышления, мировоззрения. Однако рождение новой культуры, мышления – процесс только начинающийся, проделавший путь через катастрофы двух мировых войн и тоталитаризма. Поэтому первая половина XX в. представляет собой чрезвычайно противоречивый тип культуры, продолжающий традиции культуры Нового времени (Модерна), с одной стороны, а с другой – радикально, революционно их переоценивающий. О продолжении Модерна свидетельствует достигшая высочайших темпов индустриализация как явление экономической и социальной модернизации ведущих стран Европы и США, субъект-объектные установки, связанные с позиционированием идей доминирования познающего разума. В то же время ключевые паттерны культуры Нового времени (Модерна) пересматриваются, что находит отражение в идеях и философии А. Бергсона, М. Хайдеггера, диалоговых концепциях культуры, различных направлениях культурантропологической мысли, в искусстве. Первая половина ХХ столетия поставила ряд проблем, которые по-прежнему остаются актуальными и требующими решения: омассовление сознания личности и культуры, одномерность человека и его дегуманизация, ценности Бытия и бытия личности и многие другие. Собственно, вопрос о сохранении человечества, а значит, проблемы войны и мира, нищеты, угнетения не утратили своего значения.

Возможно, противоречивость культуры первой половины XX в. как исторического отрезка Новейшего времени не позволили его четко идентифицировать в качестве определенной эпохи. В связи с этим, большинство исследователей рассматривают первую половину XX в. как продолжение Нового времени, продлевая тем самым хронологические рамки Модерна до 1950-х гг., т.е. до постмодерна, или постиндустриальной фазы развития общества. Мы полагаем, что первая половина ХХ столетия занимает промежуточное положение между Модерном и постмодерном; она открывает новую веху в культуре с одновременной кристаллизацией и кризисом новоевропейского типа культуры. Условно данный период можно назвать модернистским, точнее, модернизмом. Сразу оговоримся, что радикальный поворот к «новейшести», очередной современности, проявившийся в появлении целого ряда новых художественных и философско-культурологических течений, сочетался с тоталитаризмом мышления и культуры, с образом жизни, моделями поведения, продолжавшими аксиологию новоевропейской культуры.

Сложность и противоречивость межвоенной эпохи породили настроение пессимизма, ощущение «духовного упадка человечества» (А. Швейцер), понимание современного мира как «мира, непоправимо искаженного самим человеком» (А. Вебер). Причиной кризиса сознания, в частности, считалась потеря рациональным мышлением своей подлинной мировоззренческой основы и замена рационализма иррационалистическими механизмами психики (К. Мангейм), а также омассовление культуры и сознания (Х. Ортега-и-Гассет, Н. Бердяев, К. Ясперс). Мангейм указывал на перипетии нового витка индустриальной эпохи: «При сегодняшнем переплетении мирового хозяйства перепроизводство одного рынка ведет к бедственному положению на всех остальных рынках, политическое безумие одной страны затрагтвает судьбу остальных стран и взрывы настроений, вызванные грубыми инстинктами активизировавшихся масс, ведут к катастрофе, затрагивающей все слои общества во всем мире, поскольку вследствие переплетения внутри современного общественного организма каждая ошибка передается дальше с повышенной интенсивностью [1, с. 107]. Судьба цивилизации рассматривалась в аспекте неведомых и туманных перспектив, на что указывал А. Вебер, полагая, что человечество пребывает «в огромном процессе преобразования, который ведет ее то ли к распаду ее прежнего исторического тела и ее души, то ли к метаморфозе или транспонированию в другие возникающие тела, то ли к ее полной, быть может, очень скорой «физической» гибели, во всяком случае, к совершенно неведомой, абсолютно необозримой судьбе» [2, с. 258].

В историографии Запада Модерн (немецкий термин «die Moderne» и английский «modernity») рассматривается как совокупное обозначение исторической эпохи Нового и Новейшего времени до 1950-х гг. с характерными для нее особенностями социального развития и культуры. Еще раз отметим, что наиболее правомерным будет считать определения культуры Модерна как культуры Нового времени. Приблизительно в таком ключе ее толкует А. Тойнби, согласно которому постмодерн берет начало в 1875 г. Имеющаяся путаница, несогласованность мнений и аргументов различных ученых не позволяют четко отграничить Модерн от постмодерна, не говоря о разграничении двух временных отрезков XX в. – первой и второй его половин. Более того, ряд исследователей не видят и принципиальных отличий между Новым временем и постмодерном. Ю. Хабермас указывает на незавершенность и актуальность проекта Модерна, на невозможность, с его точки зрения, несмотря на все попытки М. Хайдеггера и Ж. Деррида, преодолеть так называемую философию субъекта и философия сознания. Главный же упрек в адрес Деррида со стороны Хабермаса состоит в том, что «в противовес авторитету Священного писания утверждается – чуть ли не в качестве Библии – бессвязное, путаное, эзотерическое "письмо"; место "некомпетентной", угнетающей индивида науки занимает непомерно возвеличенная лингвистика. Деррида близок к "анархическому желанию взорвать континуум истории"» [3, с. 214].Насколько бы не были острыми споры о содержании и отличиях Модерна и постмодерна, Хабермас призывает не забывать о том, что демократия и свобода стали возможными именно в эпоху модерна и именно благодаря «проекту разума».

Постмодерн, как правило, определяется как период послевоенного (имеется в виду Вторая мировая война) развития, и чаще всего время его отсчета совпадает с 1950–60 гг. Применение термина «постмодерн» расширяет границы восприятия культуры второй половины ХХ в. и начала XXI в., поскольку включает не только социальные, экономические, политические тенденции и реалии, на чем акцентируют внимание концепты постиндустриального и информационного общества, но и аксиологическое пространство, культуру в многообразии ее проявлений, а значит, и личность, ее бытие.

Термин «постмодерн» наряду с понятием постмодернизма стал актуальным в период становления и оформления постструктуралистских идей в достаточно целостную концепцию. Обоснование содержательных характеристик постмодерна, как принято считать, принадлежит Ж.-Ф.Лиотару, который заимствовал данное понятие из философско-культурологического аппарата США, где многие идеи французских структуралистов и постструктуралистов были приняты и интерпретированы. Философ включил этот термин в название своей работы «Ситуация постмодерна» («Постсовременное состояние»), появившейся в 1979 г. В ней Лиотар с позиций философии языка анализирует условия познания в наиболее развитых обществах Запада. Ситуация, сложившаяся здесь к концу XX в., характеризуется как «постсовременная» (от. франц. postmodernes), или ситуация постмодерна. Под постсовременностью/постмодерном Лиотар понимает «состояние культуры после изменений, которые повлияли на правила игры в науке, литературе и искусстве начиная с конца XIX века» [4, с. 4].

Отметим, что, на наш взгляд, следует различать понятия постмодерна и постмодернизма. Если представить постмодерн в качестве определенной фазы развития культуры в целом, индустрии, информации, социального пространства в частности, то под постмодернизмом следует понимать стиль, или тип критического мышления и умонастроения, ключевой чертой которых является рефлексия над новоевропейской культурой, а также реалиями и тенденциями постсовременности (постиндустриального общества). Подобная рефлексия касается практически всех сфер бытия культуры и человека. Поэтому постмодернизм как мироощущение проявляется и в искусстве, и в литературе, и в философии, и в образе жизни. Постмодернизм является порождением как новоевропейской культуры, становится реакцией на Модерн, так и детищем постмодерна, вбирая и одновременно критикуя эти обе эпохи и их ценности.

Очень немногие критики и теоретики культуры второй половины ХХ в. склонны к четкому разведению постмодерна и постмодернизма. Тем не менее, есть и те, которые разводят данные понятия. Так В. Вельш указывает, что постмодернизм представляет собой концепцию постмодерна, который в свою очередь характеризуется состоянием радикальной плюральности. Концептуальную основу постмодернизма составляет, по его мнению, постмодернистская чувствительность, а постмодернизм рассматривается как теория особого мироощущения, как «поэтическое мышление» [5, с. 115].

Итак, постсовременность (постмодерн) есть очередная фаза развития ряда культур Старого и Нового света, Европы, Америки, Азии. Обратим внимание на то, что география Запада претерпела существенные изменения, включив в свой ареал «незападные» государства и культуры.

Вторая половина ХХ столетия имеет и ряд других определений и названий. Становление системы представлений о природе и характере культуры и общества этого периода сопровождалось и сопровождается активными дискуссиями и спорами относительно адекватного обозначения его содержания и состояния. Вплоть до середины 1970-х гг. предпочтение отдавалось понятиям, в которых использовался префикс «пост». Примером могут служить распространившиеся в то время в литературе определения западного общества как «постбуржуазного», «посткапиталистического», «постпредпринимательского» или «пострыночного», а также более общие понятия, строившиеся на признании за современным социальнокультурным состоянием посттрадиционного, постцивилизационного или даже постисторического характера [6]. В 1960–70-х гг. исследования Д. Белла, Г. Кана, К. Томинаги, Р. Дарендорфа, Кастельса и многих других авторов привели к глубокому осознанию радикально изменившегося характера современного общества. Основу этих изменений большинство исследователей видели в повышении роли науки и беспрецедентных технологических сдвигах.

Ф. Джеймисон и Ю. Хабермас рассматривали общество второй половины ХХ в. как общество потребления, связанного с потребностями отражения в культуре новых форм социальной жизни и экономического порядка – общества потребления, театрализованной политики, масс-медиа.

В 1980-х гг. благодаря исследованиям Э. Тоффлера возникла новая версия понимания общества и культуры второй половины ХХ в., вернее, рубежной эпохи – времени конца старого века и начала нового столетия. Ученый обозначил данный период как фазу постэкономической (post-economic) цивилизации и системы ценностей. Пожалуй, он впервые рассмотрел современные нематериальные мотивы деятельности личности не как неэкономическую составляющую его активности, а как элемент преодоления прежней экономической системы мотивации, как проявление не неэкономических, а постэкономических потребностей. С этой точки зрения, новая мотивационная система преодолевает стандарты экономической эпохи, а не видоизменяет их [7]. В 1980–90-х гг. постматериалистические ценности получили такой «общественный вес», что в высокотехнологичных компаниях традиционные стимулы к труду стали резко терять былое значение. Все большая часть людей предпочитает сотрудничать с компанией, а не работать на нее в качестве служащих [6].

Таким образом, для обозначения типа культуры и общества приблизительно 1950–2000-х гг. используется довольно широкий спектр названий. Помимо наиболее распространенных – постиндустриального, постсовременного, информационного, постмодерна – применение нашли «сверхиндустриальная цивилизация» (Тоффлер), «научное общество» (М. Понятовский), «телематическое общество» (Д. Мартин), «технотронное общество» (З. Бжезинский), «общество спектакля» (Г. Дебор).

Определение черт постсовременности требует атрибуции различных ее концептов, акцентирующих внимание на существенных трансформациях и признаках, которые свойственны обществу Запада приблизительно с 1960-х гг. Ведущими концепциями постсовременности являются теории постиндустриального и информационного общества, а также концепт постмодернизма.

Литература

  1. Мангейм, К. Человек и общество в эпоху преобразования / К. Мангейм // Кризис сознания. М., 2009.

  2. Вебер, А. Общественный процесс, процесс цивилизации и движение культуры /А. Вебер

  3. Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне / Ю. Хабермас. М., 2003.

  4. Лиотар, Ж.-Ф. Состояние постмодерна / Ж.-Ф. Лиотар. М., 1998.

  5. Вельш, В. Постмодерн: Генеалогия и значение одного спорного понятия // Путь. 1992. № 1. С. 113–182.

  6. Иноземцев, В. Современное постиндустриальное общество: природа, противоречия, перспективы. М., 2000.

  7. Toffler, A. The Adaptive Corporation / А. Toffler. Aldershot, 1985

  1. Человеческая деятельность

    Документ
    Людвиг фон Мизес был и до сих пор известен нашему читателю только как несгибаемый либерал и бескомпромиссный борец с социализмом и бюрократией. Выход на русском языке его книги "Человеческая деятельность", со дня публикации
  2. Дарственный университет американская русистика: вехи историографии последних лет. Советский период антология Самара Издательство «Самарский университет» 2001

    Документ
    Американская русистика: Вехи историографии последних лет. Советский период: Антология / Сост. М.Дэвид-Фокс. Самара: Изд-во «Самарский уни­верситет». 2001.
  3. Тема политология как наука и учебная дисциплина 4 > Предмет политологии. Возникновение и развитие политической науки 4 > Методологические основы и функции политологии 9

    Литература
    4. Пути разрешения противоречий между целями и средствами 4 . Насилие и ненасилие в политике 5 .1. Понятие и историческая роль насилия 5 . . Насилие, мораль и эффективность политики .
  4. Книга представляет собой сборник статей, в которых рассматриваются многочисленные теории дискурса, разработанные представителями зарубежной и отечественной науки.

    Книга
    Книга представляет собой сборник статей, в которых рассматриваются многочисленные теории дискурса, разработанные представителями зарубежной и отечественной науки.
  5. Учебное пособие автор: панкин сергей фёдорович объем 38,54 А. Л. Аннотация: Книга «Основы религиоведения» представляет собой учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальности «Религиоведение»

    Учебное пособие
    Книга написана в соответствии с требованиями государственного стандарта высшего профессионального образования по специальности 0 00 – «Религиоведение», квалификация «Религиовед».
  6. Проблемы предотвращения глобальных рисков, угрожающих существованию человеческой цивилизации.

    Документ
    О.В. Иващенко. Изменение климата и изменение циклов обращения парниковых газов в системе атмосфера-литосфера-гидросфера - обратные связи могут значительно усилить парниковый эффект.
  7. Монография представляет собой попытку комплексного социально-философского осмысления русского консерватизма в широком социокультурном контексте.

    Монография
    Монография представляет собой попытку комплексного социально-философского осмысления русского консерватизма в широком социокультурном контексте. Автор, используя многочисленные отечественные и зарубежные исследования, исследует идеологию
  8. Общее вступление. На этом сайте собраны посвящённые здоровью материалы, автором которых является Александр Бруснёв. Подборка представляет собой: 3 книги, неодно

    Документ
    Общее вступление. На этом сайте собраны посвящённые здоровью материалы, автором которых является Александр Бруснёв. Подборка представляет собой: 3 книги, неоднократно изданные ранее; разделы информации о здоровье, духовном развитии,
  9. Предлагает Вашему вниманию очередной каталог книжных новинок по художественной литературе, философии, религии, истории, политике и праву, экономике, научно-тех (1)

    Документ
    MK08- 1-z6 Русские волшебные сказки пер. 96 стр., 2006 год, (5-486-00675-6), издательство Мир Книги, Москва. Детские сказки. В книгу вошли сказки: "Поди туда - не знаю куда, принеси то - не знаю что", "По щучьему веленью"

Другие похожие документы..