Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека

20 декабря 2006 года газета «Красная Звезда» опубликовала письмо отца военнослужащего срочной службы, в котором автор сообщал о неправомерных действиях лиц командного состава одной из воинских частей Московского военного округа, пытавшихся принудить его сына и других военнослужащих по призыву, всего пять человек, к заключению контракта о прохождении военной службы.

По обращению Уполномоченного военной прокуратурой Московского военного округа была проведена проверка по указанным фактам. В ходе проверки факты и обстоятельства принуждения указанных военнослужащих по призыву к заключению контрактов о прохождении военной службы подтвердились. В связи с этим командиру части было внесено представление об устранении нарушений закона и привлечении виновных лиц к дисциплинарной ответственности. Неправомерно заключенные контракты с пятью военнослужащими были расторгнуты.

Министерству обороны Российской Федерации необходимо предельно серьезно отнестись к случаям принуждения военнослужащих по призыву к подписанию контракта, приняв упреждающие меры по пресечению распространения подобной практики.

Одновременно следует признать, что контрактная служба постепенно перестает быть минимально привлекательной: ни заработная плата, ни социальный статус военнослужащих уже не являются, похоже, реальным стимулом для заключения контракта. В этих условиях необходимо вновь подумать о том, как сделать службу по контракту престижной и выгодной.

Особую озабоченность вызывает состояние здоровья призывников. По данным Центральной военно-врачебной комиссии Минобороны России в 2006 году освобождены от призыва по состоянию здоровья 624 тысячи молодых людей – практически каждый третий из состоящих на воинском учете. По причине плохого и недостаточного питания не подлежат призыву 24,7 % призывников. Молодые люди с дефицитом веса имеют ослабленную иммунную систему и не в состоянии переносить элементарные физические и психологические нагрузки, сопряженные с военной службой. Они нередко становятся объектом насмешек и издевательств со стороны сослуживцев, что фактически выливается в неуставные отношения. Проблема осложняется и тем, что все больше молодых людей к моменту призыва на военную службу просто не успевают сформироваться как зрелая, социально ответственная личность.

Уполномоченный неоднократно обращался в различные федеральные органы государственной власти с предложением об увеличении призывного возраста до 21 года, когда заканчивается социальное и психофизическое созревание, когда призывник становится способным переносить нагрузки, связанные с военной службой. К сожалению, это предложение поддержки пока не встретило.

В последнее время в средствах массовой информации и в обществе в целом оживленно обсуждается вопрос о целесообразности сохранения дисциплинарных воинских частей (ДВЧ) в составе Минобороны России.

Со своей стороны, Уполномоченный полагает, что сохранение ДВЧ в составе Минобороны оправданно, поскольку такая форма отбывания наказания дает возможность исправления правонарушителя без его изоляции от общества, в условиях воинского коллектива. Напротив, упразднение дисциплинарных батальонов объективно чревато ростом неуставных отношений.

В развитие изложенной позиции Уполномоченный считает необходимым восстановить действовавшую до 1996 года норму законодательства, согласно которой военнослужащие, отбывшие наказание в дисциплинарных воинских частях, признавались не судимыми.


* Содержание *

ПРАВА ЧЕЛОВЕКА В МЕСТАХ ПРИНУДИТЕЛЬНОГО СОДЕРЖАНИЯ

В соответствии с действующим российским законодательством и международными соглашениями, участницей которых является Россия, лицу, оказавшемуся в местах лишения свободы, должны быть предоставлены достойные условия содержания и обеспечены основные гражданские, социальные и культурные права: на жизнь, личную безопасность, свободу от пыток, жестокого и унижающего человеческое достоинство обращения, на медицинскую помощь и судебную защиту.

В последние десять лет пенитенциарная система России претерпевает значительные изменения, направленные на расширение прав арестованных и осужденных, гуманизацию условий содержания под стражей и отбывания наказания. В этих целях были внесены многочисленные изменения в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации, приняты Правила внутреннего распорядка исправительных учреждений от 3.11.2005 г. и Правила отбывания уголовных наказаний осужденными военнослужащими от 29.07.1997 г. в редакции от 4.09.2006 г. В 2006 году Комитетом Министров Совета Европы одобрены новые Европейские пенитенциарные правила, рекомендованные к исполнению, в том числе и Россией.

Чем выше и совершеннее становятся российские и международные стандарты обеспечения прав арестованных и осужденных, тем заметнее, что ощутимого практического сдвига к лучшему в этой области пока не произошло. Почта Уполномоченного свидетельствует о том, что права арестованных и осужденных в российских пенитенциарных учреждениях по-прежнему рутинно нарушаются. Так, в частности, широко распространены необоснованное применение физической силы и спецсредств, столь же необоснованное наложение взысканий и многие другие нарушения. Условия содержания во многих пенитенциарных учреждениях, по сути дела, близки к пыточным. Широко распространены среди осужденных такие заболевания, как туберкулез, в том числе в лекарственно устойчивой форме, растет число ВИЧ-инфицированных.

Следует подчеркнуть, что такая в целом тревожная картина объясняется не только плохим исполнением сотрудниками уголовно-исполнительной системы своих должностных обязанностей, но и крайне медленным изменением самих принципов, на которых эта система строится. Уголовная политика государства не нацелена на внедрение альтернативных лишению свободы мер наказания. Так и не принят давно назревший закон о социальной реабилитации лиц, освобожденных из мест лишения свободы. В силу этих причин общая численность лиц, содержащихся в местах лишения свободы, остается неоправданно высокой. Это, в свою очередь, не позволяет создать необходимые материальные и психологические предпосылки для обеспечения их прав.

Одна из фундаментальных причин неудовлетворительного положения в области обеспечения прав задержанных и осужденных – отсутствие эффективного механизма общественного контроля над уголовно-исполнительной системой. Проект закона «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений их деятельности», пройдя первое чтение в Государственной Думе более трех лет назад, намертво застрял в законотворческом лабиринте. С тех пор название законопроекта стало более заковыристым и, увы, гораздо менее осмысленным. (Новый вариант названия – «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии общественных объединений лицам, находящимся в местах принудительного содержания» – откровенно абсурден.) Никаких других следов «плодотворной» работы законодателя над законопроектом нет и в помине, хотя замечаний по его содержанию было высказано немало. В частности, 6 марта 2007 года свои предложения по законопроекту представил и Уполномоченный.

Работу над проектом закона об общественном контроле над уголовно-исполнительной системой предстоит продолжить Государственной Думе уже нового созыва. Уполномоченному же остается лишь еще раз подчеркнуть его важность и неотложность.

В отчетном году в адрес Уполномоченного поступило около 3 тыс. письменных обращений лиц, содержащихся в изоляторах временного содержания (ИВС) органов внутренних дел, следственных изоляторах (СИЗО), тюрьмах и других исправительных учреждениях Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН России), медицинских учреждениях закрытого типа. Свыше трети поступивших обращений содержали жалобы на незаконные действия сотрудников исправительных учреждений, такие как избиения, пытки, необоснованное применение специальных средств и методов и др. Жалобы на условия содержания, а также на нарушение прав на охрану здоровья и медико-санитарное обеспечение составили чуть менее 20 % от всех поступивших обращений. Больше всего обращений поступило от лиц, содержащихся в исправительных учреждениях Архангельской и Самарской областей.

Примерно в трети случаев заявителям были даны аргументированные разъяснения. Все остальные обращения были признаны требующими вмешательства Уполномоченного. По итогам проверок нашли свое подтверждение факты, изложенные в каждой пятой поступившей жалобе. Таким образом, может, наверное, сложиться впечатление о необоснованности подавляющего большинства жалоб. Однако такое впечатление во многом обманчиво: зачастую решения о необоснованности жалоб принимаются проверяющими органами впопыхах и, естественно, вызывают серьезные сомнения.

В феврале 2007 года с жалобой на условия содержания к Уполномоченному обратилась группа осужденных, отбывающих наказание в ФГУ ИК-22 в Архангельской области. Уполномоченный направил жалобу для проверки в прокуратуру Архангельской области и ФСИН России. По итогам проверки, Онежская прокуратура по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях выявила многочисленные нарушения действующего законодательства и 14 марта 2007 года направила руководству УФСИН России по Архангельской области представление об их устранении и о привлечении виновных должностных лиц к дисциплинарной ответственности. О чем и уведомила Уполномоченного. Однако 26 марта 2007 года из ФСИН России к Уполномоченному поступил официальный ответ, из которого следовало, что факты, изложенные в жалобе осужденных, не подтвердились. Какому из двух государственных ведомств верить в этой ситуации, так и осталось загадкой.

Другой пример заставляет усомниться в адекватности заключения, к которому пришли органы прокуратуры.

Депутат Томской городской Думы Е. обратился к Уполномоченному в связи с нарушением прав осужденных, содержащихся в ФГУ ИК-2 УФСИН России по Томской области. Согласно сообщению депутата, персонал исправительного учреждения применял недозволенные и противозаконные методы воздействия на осужденных, принуждая их записаться в так называемые «секции дисциплины и порядка», самодеятельные организации с сугубо добровольным членством. В знак протеста против действий персонала исправительного учреждения большая группа осужденных совершила акт членовредительства

По итогам проверки, проведенной по запросу Уполномоченного, факты, о которых сообщил депутат, полностью подтвердились. При этом, однако, и.о. заместителя Томского прокурора по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, установив нарушения действующего законодательства должностными лицами исправительного учреждения, тем не менее вынес постановление об отказе в возбуждении против указанных лиц уголовного дела. На том удивительном основании, что «…тяжких последствий для жизни осужденных в результате описанных событий не наступило». Одним словом, пока нет трупов, грубейшее нарушение закона – это отнюдь не преступление, а всего лишь «дисциплинарный проступок».

В третьем примере «из той же оперы» труп фигурирует, но уголовное дело было возбуждено фактически вопреки усилиям следственных органов, честно попытавшихся «похоронить дело».

Вызвавшая большой общественный резонанс протестная акция осужденных в ИК-6 ГУФСИН России по Самарской области побудила Уполномоченного направить туда для проверки сотрудников своего рабочего аппарата. Поводом для указанной протестной акции стала смерть осужденного П., молодого человека 1975 года рождения. Как четко следует из официального посмертного диагноза, смерть наступила в результате многочисленных ушибов почек и других жизненно важных органов. Больше того, другой осужденный, Г. направил в Кировский межрайонный следственный отдел (МСО) Следственного управления по Самарской области Следственного комитета при Прокуратуре Российской Федерации заявление с просьбой возбудить уголовное дело по факту избиения, повлекшего смерть осужденного П. По сообщению заявителя, ему было известно об угрозах в адрес погибшего со стороны администрации колонии. Обстоятельства гибели П. подтверждались также показаниями многих других осужденных. Несмотря на это, старший следователь Кировского МСО вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела на том основании, что «судебно-медицинское исследование трупа П. не было завершено, и причина смерти не установлена». Одновременно тот же следователь не нашел оснований для привлечения осужденного Г. к уголовной ответственности за ложный донос. После вмешательства Уполномоченного уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст.111 ч.4 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего), было все же возбуждено.

В целом нельзя не констатировать, что отчетный год оказался особо «богат» на факты вопиющего и массового нарушения прав арестованных и осужденных.

Большая группа из 275 совершивших акт членовредительства осужденных, содержащихся в исправительном учреждении ОХ-30/3 (г. Льгов, Курская область), обратилась к Уполномоченному с жалобой на нарушение условий отбывания наказания и применение недозволенных методов воздействия. Заявители сообщали об условиях содержания в карантинном помещении, о дикой практике водворения в изолированный бокс на 12-13 часов без предоставления пищи и возможности отправления естественных надобностей, а также о необоснованном применении к ним физического воздействия за отказ от вступления в «секцию дисциплины и порядка».

После вмешательства Уполномоченного (рассмотрение жалобы контролируется по настоящее время) из прокуратуры Курской области были получены промежуточные ответы с информацией о возбуждении уголовного дела в отношении заместителя начальника ФГУ ИК-3 УФСИН России по Курской области по безопасности и оперативной работе и старшего инспектора отдела безопасности ФГУ ИК-3 по признакам состава преступления, предусмотренного пп. «а» и «б» ч.3 ст.286 УК РФ (превышение должностных полномочий).

16 февраля 2007 года из прокуратуры Курской области поступила информация, что 7 ноября 2006 года Льговский районный суд признал одного из обвиняемых виновным в совершении преступления, предусмотренного пп. «а» и «б» ч.3 ст.286 УК РФ УК РФ и назначил ему наказание в виде трех лет шести месяцев лишения свободы условно с испытательным сроком на два года. Другой обвиняемый был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного пп. «а» ч.3 ст.286 УК РФ. Ему назначено наказание в виде трех лет лишения свободы условно с испытательным сроком два года, с лишением права занимать должности в УИС и МВД сроком на два года.

Имели место и факты нанесения осужденным телесных повреждений сотрудниками исправительных учреждений. Об этих фактах сигнализировали как сами осужденные, так и представители общественности. В настоящее время на контроле у Уполномоченного находится обращение правозащитных организаций г. Смоленска в связи с применением насилия и других недозволенных методов воздействия к осужденным, содержащимся в ИК-3 (пос. Горный) УФСИН России по Смоленской. Следует подчеркнуть, что порой только вмешательство Уполномоченного позволяет добиться беспристрастного расследования фактов применения такого насилия и наказания виновных в нем сотрудников исправительных учреждений.

  1. Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека (1)

    Доклад
    В соответствии с пунктом 1 статьи 33 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" представляю Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу
  2. Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека (3)

    Доклад
    Настоящий доклад о деятельности уполномоченного по правам человека в Архангельской области (далее – Уполномоченный) подготовлен в соответствии с пунктом 1 статьи 29 Областного закона «Об уполномоченном по правам человека в Архангельской
  3. Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека (5)

    Доклад
    "Клянусь защищать права и свободы человека и гражданина, добросовестно исполнять свои обязанности, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, законодательством Российской Федерации, Конституцией Республики Коми, законодательством
  4. Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека (6)

    Доклад
    В соответствии с пунктом 1 статьи 33 Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" представляю Президенту Российской Федерации, в Совет Федерации и Государственную Думу
  5. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека в Ненецком автономном округе в 2008 году. Часть 1

    Доклад
    2.2.1. Результаты проверки информации о нарушении прав жителей Ненецкого автономного округа – участников инициативных групп по проведению референдума на территории Ненецкого автономного округа
  6. Доклад «о деятельности уполномоченного по правам человека в новгородской области в 2009 году» (1)

    Доклад
    Кризисная ситуация не обошла стороной наших граждан: потеря работы, уменьшение заработной платы, невозможность выплаты кредитов и строительства жилья.
  7. Доклад «о деятельности уполномоченного по правам человека в новгородской области в 2009 году» (2)

    Доклад
    Поэтому на конец года безработица в области составила 2,4%, что не превышает уровень по Российской Федерации, росла в течение года среднемесячная начисленная заработная плата, производство продукции сельского хозяйства составило 118%,
  8. Доклад о деятельности Уполномоченного по правам человека Свердловской области в 2010 году

    Доклад
    Где тонко – там и рвётся: это показал глобальный кризис 2008-2009 годов. Без серьёзных реформ стране невозможно противостоять любым рискам, которых накопилось много как внутри государства, так и в мировом пространстве.
  9. Доклад о деятельности уполномоченного по правам человека в городе москве (1)

    Доклад
    Настоящий доклад подготовлен в соответствии с пунктом 15 части 2 статьи 8 Закона города Москвы от 15 апреля 2009 года № 6 «Об Уполномоченном по правам человека в городе Москве», в том числе, в целях объективной и открытой оценки ситуации

Другие похожие документы..