Актуальность темы исследования. По мере своего развития, куль- тура все более и более перемещается на авансцену человеческой истории. Явления, свойственные да

Введение

ВВЕДЕНИЕ

- Актуальность темы исследования. По мере своего развития, куль-

тура все более и более перемещается на авансцену человеческой истории. Явления, свойственные данному процессу, так же как и наблюдающийся крайний «разброс» их оценок и интерпретаций, делают задачу ее осмысления в особенности необходимой и актуальной.

«В течение последнего десятилетия, когда в глобальной экономике стали происходить важные и беспрецедентные изменения, - отмечалось на состоявшейся в Москве 1-3 июля 2001 года международной научно-практи-ческой конференции «Культурология - культурная политика - развитие», ор-ганизованной Министерством культуры Российской Федерации, Российской Академией наук, ЮНЕСКО, Российским институтом культурологии совместно с Европейским исследовательским институтом культуры и искусств «ERICarts» и Европейским объединением исследователей культурной политики «CIRCLE», - роль культуры в мировом экономическом развитии стала объектом пристального внимания. Перемены в области коммуникации и распространение глобальных рынков оказали мощное воздействие на экономическую и культурную жизнь, показав как преимущества, так и опасности

# своего влияния на благополучие человека во всех частях света. Это имело

особое значение для находящихся в переходном состоянии экономик Восточной Европы, где экономические трансформации были глубокими, и где потенциальные вызовы культурным основам общества различных стран региона оказались особенно острыми» [158, т. 9, 7]\

Констатация «кризиса культуры» - чуть ли не трюизм, особенно на фоне тех реалий последнего века минувшего тысячелетия, которые к ней,

'. Здесь и далее первая цифра в квадратных скобках указывает номер в списке литературы (в конце текста), следующая цифра - страницу цитируемого произведения. В многотомных изданиях номер тома указывается специально. Если цитируется несколько источников, каждый из них отделяется точкой с запятой

культуре, в ее собственном смысле, казалось бы, никакого позитивного отношения не имеют и, в крайнем случае, могут быть истолкованы как извращения самой природы человека: мировые войны, социальные революции и потрясения, господство тоталитарных режимов, терроризм, угроза ядерного апокалипсиса и всеобщей экологической катастрофы, вымирание от голода и болезней миллионов людей, пароксизмы бескультурья и крайних форм вандализма и т. д., и т.п. «...Можно ли, - задается в этой связи вопросом Э. Леви-нас, - мыслить культуру вне ее извращений? Можно ли, наконец, говорить о культуре как цельном понятии? Непреходящая возможность чудовищности, подтверждаемая вечно актуальным фактом существования Освенцима - символа, или модели, или отражения нашего века в его всемирном ужасе, - внушает нам неотвязную мысль о том, что сведение осмысленного к абсурду также способно служить философским определением культуры» [213, 87].

Если Э. Левинас, несмотря ни на что, - даже ценой своеобразной инверсии абсурда, - стремится сохранить саму идею культуры как непреходящей реальности, то позиция некоторых других исследователей в этом отношении значительно резче и категоричнее. «...Репутация у культуры основательно подмочена, - пишет П.А. Сапронов, - ... у нее нет надежных оснований для претензий на ту роль, которую ей все еще приписывают. Сегодня идея культуры, как минимум, нуждается в существенном ограничении. Ориентация на культуру как высшую реальность (онтологическую, гносеологическую, ценностную), взгляд на бытие через призму культуры, мыслимую его субстанциональным измерением, - всему этому было отпущено немалое историческое время. Опять говорить о культуре как о первопринципе высшего онтологического, гносеологического, аксиологического достоинства означает, на мой взгляд, попытку выжимать из культуры те соки, которых в ней нет. Конечно, не о проклятиях культуры идет речь, а необходимости отвести ей хотя и почетное, но не главное место в смысловых реалиях и приоритетах человечества. Утверждать, что культура не раскрыла еще всего

4

таящегося в ней потенциала, не многим уместней разговоров о достоинстве социализма или коммунизма, которым так и не пришлось развернуться во всей своей чистоте и подлинности.

Идея культуры, видимо, все-таки завершает отмеренный ей срок господства и преобладания в душе европейского человека. Она трещит по всем швам и на поверхность выходят противоречия, несообразности, слепота или не желание видеть вещи в их настоящем свете у тех, кто живет под знаком идеи культуры» [330, 12].

Согласно Г.С. Киселеву, судьба культуры трагична, поскольку социум по существу отвергает ее. «В настоящее время, — пишет он, - нет оснований предполагать, что даже при благоприятных условиях - скажем, при некотором приближении к правовому государству — социальность и культура смогут избыть существующее между ними напряженное противоречие» [133, 57].

Э.Г. Абрамян считает, что в современных условиях глобального кризиса у человечества реально есть два пути: пессимистический — создание программы достойного ухода с планетарной арены, и оптимистический -создание стратегических программ выживания. Что касается «выживания», то оно, считает Э.Г. Абрамян, «в начале третьего тысячелетия возможно при массовом осознании человечеством существования другой, еще не описанной, но уже существующей параллельно с культурой, очень мощной, атрибутивно присущей живому формы энергии». Освоение этой, по терминологии автора, «икс-энергии» позволит создать «грядущую технологию», с помощью которой человечество «будет снимать противоречия между относительной ограниченностью ресурсов биосферы и ростом энергетических потребностей общества», «сумеет управлять гравитацией и справляться со сверхсветовыми скоростями» и т.д., и т.п. Вместе с тем, насколько это можно понять, реализация предложенной «стратегической программы выживания» человечества потребует преодоления «всего на всего» двух препятствий: во-первых, -

5

культуры как «биосоциального способа деятельности живого», поскольку, опосредуя отношение между человеком и окружающей средой, она тем са-- мым стоит преградой на пути внедрения в жизнь людей «эволюционно пер-

спективной идеи автотрофности», а, во-вторых, — нынешней сущности, или природы человека как вида, отягощенной «определенным пределом осознаваемой мерности» и стоящей, поэтому преградой на пути реализации «его телепатических возможностей», связанных с «мышлением (обмене мыслями, а не словами), которое не требует знания словесного языка» [1, 53-57].

Достаточно показательным в этом отношении является и разрабатываемый в самых разнообразных формах с позиций постмодернизма постулат о «конце», «закате» и даже «смерти» человека как субъекта, творца, «автора» современной культуры, под репрессивным воздействием этой самой культуры [25; 392].

Целый ряд исследователей считает возможным отстаивать в этом отношении прямо противоположную и более оптимистичную позицию. Еще Л. А. Уайт вполне последовательно обосновывал положение о том, что по мере своего осуществления история человечества, собственно говоря, все более и более «становится отчетом об истории его культуры» [223, 462]. «...На рубеже 70-х и 80-х годов в социальной истории, - полагает Л.П. Репина, имея в ¦ виду минувшее столетие, - происходит решающий сдвиг от социально-

структурной к социально-культурной истории», «от социальной истории культуры к культурной истории социального», к «культурной истории общества» [311, 29, 31]. B.C. Библер относит начало этого «сдвига» к чуть более раннему времени. «В XX веке, - пишет он, - феномен культуры - и в обыденном его понимании, и в глубинном смысле - все более сдвигается в центр, в средоточие человеческого бытия, пронизывает (знает ли сам человек об этом или нет...) все решающие события жизни и сознания людей нашего века.

Тем самым феномен культуры именно в XX веке (особенно в его первые десятилетия и в его последние годы) впервые может быть понят в его

6

действительной всеобщности, как основной предмет философского размышления» [36, 261].

Исходя из всеобщности культуры как уже состоявшего и вполне очевидного факта, целый ряд культурологов считает возможным в этой связи формулировать и выдвигать далеко идущие идеи уже чисто методологического характера. Так, согласно В.П. Визгину, «социолатрия Маркса в результате краха основанной на его учении утопии освобождает нас от прельщения социальностью. А сорвавшийся эксперимент с высшими ценностями Ницше освобождает нас от обожествления жизни, от безоговорочного поклонения ее стихиям, от безоглядной витомании и биолатрии. В результате мы понимаем, что сфера смысла превосходит как социальность, так и витальность, как общество, так и жизнь. В результате освобождается автономное поле культуры, разума, смысла, без которого нет истории людей» [50, 57]. Дело, однако, в том, что, предполагая переход от экстенсивной к интенсивной фазе культурной эволюции, «освобождение автономного поля культуры», взятое само по себе, — в его отрыве от соответствующего способа связи с социальной и биологической определенностью человека, - вовсе не исключает крайне опасной вероятности того, что «в процессе растворения и отмирания основных социальных организаций, биологических инстинктов и социальных рефлексов новая культура, возможно, создаст условия для замещения миллиардов граждан (особей "человека разумного") более полноценными личностями - предшественниками "человека творческого"», а процесс «повышения эффективности трансляции культуры на сжимающемся множестве народонаселения» как закономерность «интенсификации» будет неуклонно продолжаться до тех пор, «пока, наконец, сжатие не придет к естественному на этом пути пределу — к единой, совершенной, всемогущей, всепонимающей и вечной личности» [94, 153-154,170].

Что представляет собой культура как понятие и как реальность? Каков исходный принцип ее сущностного постижения? Каково ее место в системе

7

бытия как такового? Каковы ее собственные формы бытия и механизмы воспроизводства? Каковы ее истоки, возможности, угрозы и перспективы? Присущи ли культуре какие-либо специфические особенности, которые бы ограничивали или вообще исключали возможность ее научного постижения? -Таков далеко не полный перечень вопросов, императивно требующих решения.

В «Оксфордской иллюстрированной энциклопедии» фиксируется, что культура - не только «основополагающее», но и «одно из наиболее трудных с точки зрения определения понятий» [271, 139]. И действительно, современное состояние разработки проблематики, связанной с изучением культуры, способно поразить даже самое смелое и богатое воображение. Достаточно отметить, что только для фиксации представленных в литературе определений культуры необходимо, пожалуй, уже четырехзначное число. Данное обстоятельство можно, как это чаще всего и делается, оценивать в качестве положительного, говоря о «многогранности», «всеохватности» и т.п. этого термина. При этом, однако, невольно возникает целый ряд весьма и весьма не простых вопросов. Как возможна наука, претендующая на выявление законов изучаемого предмета, при такой его неопределенности и расплывчатости? Если мнение о том, что «движение» науки, взятое в его собственной внутренней определенности, есть, в конечном счете, не что иное как процесс развертывания ее исходного понятия, справедливо, то не находится ли культурология как наука о культуре в плохо осознаваемом кризисе своего существования? Может быть, если говорить по существу, речь должна идти уже не только и не столько об интересе к изучаемому феномену, сколько о вполне определенных мировоззренческо-методологических трудностях современного способа научного постижения культуры?

«Собственное "движение" наук, - писал М. Хайдеггер, - развертывается в более или менее радикальной и прозрачной для себя ревизии осново-понятий. Уровень науки определяется тем, насколько она способна на кризис

8

своих основопонятий» [394, 25]. Не разделяя, даже сколько-нибудь отдаленно, стремления драматизировать ситуацию, следует все же отметить, что мировоззренческо-методологические основы изучения культуры настоятельно требуют рефлексии на предмет их концептуализации. Более того, по мере развития любой науки ее внутренняя потребность в рефлексии относительно своих оснований не только уменьшается, но и, наоборот, возрастает. Всякое действительное движение вперед здесь с необходимостью предполагает постоянное возвращение к своим собственным первоистокам, их воспроизводство и развитие. Культурология как наука о культуре в этом отношении, очевидно, не может быть исключением.

Степень разработанности темы. Анализ освоенной автором отечественной и зарубежной литературы позволяет выделить четыре достаточно определенно сложившихся направления концептуального представления культуры:

- теоцентризм, в рамках которого культура трактуется как реализация сверхъестественных, божественных сил; основа ее возникновения и развития усматривается в разнообразных формах культовой деятельности; ее подлинным субъектом, носителем считается та или иная религиозная общность; основной чертой - сакральность; основной формой бытия - символ; основной функцией - сигнификационная, или символическая (Ж. Маритен, П. Тейяр де Шарден, П. Тиллих, B.C. Соловьев, В.В. Розанов, П.А. Флоренский, И.А. Ильин, А.В. Мень, П.А. Сапронов и др.);

— натуроцентризм, рамках которого культура трактуется как реализация естественных, природных сил; основа ее возникновения и развития усматривается в разнообразных формах биофизических процессов; ее подлинным субъектом, носителем считается та или иная природная общность; основной чертой - витальность; основной формой бытия - вещь, или «артефакт»; основной функцией - защитная, или жизнеобеспечивающая (Ф.

Ницше, В. Дильтей, А. Бергсон, Г. Зиммель, 3. Фрейд, О. Шпенглер, Дж. Фейблман, Л.Н. Гумилев, А.И. Пушкарь, М.Н. Эпштейн и др.);

— социоцентризм, в рамках которого культура трактуется как реализация общественных, социальных сил; основа ее возникновения и развития усматривается в разнообразных формах трудовой деятельности; ее подлинным субъектом, носителем считается та или иная социальная общность; основной чертой - социальность; основной формой бытия - норма; основной функцией - нормативная, или регулятивная (К.Г. Маркс, Э. Дюркгейм, К. Леви-Стросс, П.А. Сорокин, А. Моль, Б.С. Ерасов, Л.А. Зеленов, Н.С. Злобин, Л.Е. Керт-ман, Л.Н. Коган, Э.С. Маркарян, А.А. Радугин, А.Ф. Еремеев, К.Г. Рожко, А.Я. Флиер и др.);

— антропоцентризм, в рамках которого культура трактуется как реализация сущностных сил человека; основа ее возникновения и развития усматривается в разнообразных формах игровой деятельности; ее подлинным субъектом, носителем считается отдельно взятый человек; основной чертой -элитарность, или индивидуальность; основной формой бытия - ценность; основной функцией - человекотворческая (М. Шелер, X. Плеснер, А. Гелен, А. де Бенуа, Й. Хейзинга, X. Ортега-и-Гассет, Ж.-П. Сартр, Г. Риккерт, Г. Гессе, П.С. Гуревич, А.В. Павлов, К.А. Свасьян и др.).

Каждое из данных направлений заключает в себе достаточно емкий мировоззренческо-методологический потенциал и должно быть со всей тщательностью «взвешено» на предмет свойственной ему претензии быть единственно истинным или более истинным по сравнению с другими. Необходима, следовательно, выработка такой исследовательской позиции, которая позволила бы осуществить данную методологическую процедуру вполне корректно, исходя из достаточно строгого и концептуально выверенного основания. Это тем более важно, поскольку, так или иначе, наблюдаются и разнообразные варианты промежуточных подходов и точек зрения: тео-натуро-центристские (Н.Я. Данилевский), тео-антропоцентристские (Н.А. Бердяеев,

10

Г. Марсель), тео-социоцентристские (А.Дж. Тойнби), социо-натуроцентрист-ские (Л.А. Уайт) и другие, в особенности, социо-антропоцентристские (В.М. Межуев, В.В. Сильвестров, М.Б. Туровский, Э.Е. Платонова).

Проблема диссертационного исследования - концептуализация миро-воззренческо-методологических основ постижения культуры; цель - разработка «культуроцентристской», системно-синтетической по своему характеру, концепции культуры.

Проблема и цель исследования предопределили постановку и решение следующих его основных задач:

— выявить основные этапы становления научного способа постижения культуры;

— оценив эвристические возможности основных направлений исследования культуры, найти надежное основание для выработки системно-синтетического их представления;

— определить статус культуры в структуре бытия и, исходя из этого, рассмотреть статус и структуру культурологии как науки;

— выработать основание для системного представления основных форм бытия и функционирования культуры;

— выработать основание для системного представления основных видов культуры и механизмов ее воспроизводства;

— разработать модель становления и развития культуры, позволяющую выявить ее истоки, основные исторические типы и перспективы.

Объектом исследования является наличное многообразие мировоз-зренческо-методологических основ постижения культуры, его предметом -концептуализация культуроцентризма как системно-синтетического направления, нацеленного на сущностное постижение культуры.

Гипотеза исследования: культура — это некоторая специфическая реальность, обладающая своей собственной сущностью и принадлежащими ей формами бытия, структурой, функциями, механизмами воспроизводства, ге-

11

незисом, историческими типами, тенденциями и перспективами развития. Сложившиеся направления концептуального представления культуры не могут быть одинаково полностью истинны, но в то же время каждое из них не может быть и абсолютно ложным, содержит в себе определенный «момент истины», который может быть выявлен, удержан и сопряжен с подобными моментами всех других направлений.

Методологические основы исследования. Концептуализация миро-воззренческо-методологических основ постижения культуры предполагает использование такой методологии, которая учитывала бы уровень сложности проблемы. Как следствие, в диссертации сочетаются два основных подхода: деконструктивный и диалектический. Первый, понимаемый как рефлексивно-аналитическое отношение к наличному многообразию мировоззренче-ско-методологических основ постижения культуры, позволяет привести каждую из рассматриваемых точек зрения к ее, так или иначе, проявляющимся основным концептам; выявить меру ее методологической проработанности и адекватности исследуемому содержанию. Второй, понимаемый как рефлексивно-синтетическое отношение к содержанию исследуемого предмета, позволяет реализовать достаточно широкий набор основных методологических принципов, необходимых для достижения цели исследования: объективности, тождества противоположностей, взаимосвязи, развития, всесторонности, системности, конкретности истины, единства абстрактного и конкретного, логического и исторического и т.п.

Научная новизна исследования определяется как самой сущностью авторского подхода к рассмотрению проблемы, так и содержанием вытекающих из него основных положений и выводов. Названная выше цель исследования, конкретизируемая в целом ряде его задач, ранее другими авторами специально не ставилась. Диссертация является первой системно-синтетической концептуализацией «культуроцентризма» как мировоззренческо-мето-

12

дологической основы постижения культуры в качестве исходного, центрального и предельного понятия.

Автор полагает, что элементами новизны в настоящей работе является также то, что в ней:

- с учетом последних достижений в области методологии науки рассмотрено становление и место культурологии как науки о культуре в общей системе современного научного знания, выявлена ее внутренняя и внешняя структура;

- исходя из единых параметров, определено и изложено концептуальное содержание основных направлений, сложившихся в изучении культуры, предложено основание их системно-синтетического представления;

- выявлены основные подходы к определению онтологического статуса культуры; в качестве методологического требования сформулирован исходный принцип ее сущностного постижения как многообразного, но неразрывного в своих проявлениях единства материального и духовного;

- проанализированы подходы и выработано единое основание для определения основных видов культуры и механизмов ее воспроизводства;

- предложена «троичная» структура человеческой деятельности, исходя из которой выявляется неразрывное единство культуры как субъективированного объекта и объективированного субъекта, характеризующее специфический способ ее бытия;

- проанализированы подходы и выработано единое основание для системного представления основных форм бытия и функционирования культуры;

- в сопряжении с представлением о биосоциокультурной природе человека и в соответствии с триадой «единичное - особенное - общее» разработана общая модель становления и динамики развития культуры.

Апробация основных результатов исследования. Результаты диссертационного исследования представлены в двух авторских монографиях

13

«Пролегомены к культурологии» (Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2002. - 144 с.) и «Онто-логика культуры» (Тюмень: Издательство Тюменского государственного университета, 2004. - 164 с), в главе первой «Эпистемология культуры» и главе второй «Онтология культуры», опубликованных автором в коллективной монографии «Культура и ее виды» (Тюмень: Вектор Бук, 2002. - С. 3-51), а также в коллективном учебно-методическом пособии «Бытие и небытие» (Тюмень: Издательство ТГИИК, 2004 г.). Положения и основные идеи исследования отражены в статьях, докладах и сообщениях автора на научных и научно-практических конференциях, среди которых - Международная конференция «Проблемы культурогенеза и культурное наследие» (Санкт-Петербург, 1993 г.), Международная научная конференция «Межкультурные коммуникации как фактор открытости региональной культуры» (Томск, 15-17 октября 2003 г.), Международная научно-техническая конференция «Нефть и газ Западной Сибири» (Тюмень, 12-13 ноября 2003 г.), I Международная научная конференция «Деятельностное понимание культуры как вида человеческого бытия» (Нижневартовск, 17-18 декабря 2003 г.), Интернет-конференция «Историческая культурология: предмет и метод», организованная Институтом «Открытое общество» (Фонд Сороса) — Россия и Российским институтом культурологии Министерства культуры РФ с 1 ноября по 30 декабря 2002 года на информационно-образовательном портале ., II Всероссийская конференция «Культура как способ бытия человека в мире» (Томск, 12-14 октября 1998 г.), Всероссийская конференция «Загадки жизни и парадоксы познания» (Тюмень, 31 мая 2003 г.), Всероссийская конференция «Язык культуры и культура языка» (Тюмень, 15-16 марта, 2001 г.), Всероссийская научно-методическая конференция «Культура: личность и общество» (Тюмень, 21-23 марта 1996 г.), Всероссийская научно-методическая конференция «Социальная антропология на пороге XXI века» (Москва, 20-21 ноября 1997 г.), Всероссийская научно-практическая конференция «Культура Тюменской об-

14

ласти: история, современное состояние, проблемы и перспективы» (Тюмень, 15-16 апреля 2004 г.), Всероссийская научно-практическая конференция «Культура. Литература. Искусство. Регион» (Тюмень, 13-14 апреля 2000 г.), Всероссийская научно-практическая конференция «Проблемы культурного обслуживания жителей малонаселенных пунктов» (Тюмень, 1-3 ноября 1996 г.), Всероссийская научно-практическая конференция «Социокультурные и культурологические аспекты развития Западной Сибири» (Тюмень, 24-26 марта 1998 г.), Республиканская научно-теоретическая конференция «Русская философия и духовная культура современности» (Иркутск, 1991 г.), Российская научная конференция «Человек в истории: теория, методология, прак-тика» (Челябинск, 1998 г.), а также целый ряд региональных, областных и межвузовских конференций: «Взаимодействие отраслевых и региональных проблем в социальном развитии нефтегазового комплекса» (Тюмень, 1985 г.), «Письменность и книгопечатание» (Тюмень, 1989 г.), «Проблема духовности человека в раскрывающихся горизонтах отечественной философии» (Челябинск, 1993 г.), «Проблемы совершенствования социальной и поселенческой структуры районов нового промышленного освоения в условиях ускорения социально-экономического развития» (Тюмень, 1987 г.), «Производство, быт, семья» (Тюмень, 1984 г.), «Связь и отношение: проблемы Западной Сибири» (Тюмень, 1990 г.), «Синтез искусств: философия, литература» (Тюмень, 1992 г.), «Традиции: культура, образование» (Тюмень, 1995 г.), «Формирование и функционирование научной картины мира» (Уфа, 1985 г.), «Художественная литература, критика и публицистика в системе духовной культуры» (Тюмень, 1997 г.), «Художественная культура как феномен» (Тюмень, 2002 г.).

Научно-практическая значимость. Результаты апробации диссертационной работы показывают, что в своем общем виде или в его отдельных положениях «культуроцентризм» как мировоззренческо-методологическая основа постижения культуры находит определенный положительный отклик в научном сообществе.

15

Материалы диссертационного исследования частично вошли в «План мероприятий по реализации Федеральной целевой программы "Культура России 2000-2005 гг."» (р. № 920-32/72-27).

Результаты диссертационного исследования послужили методологической основой для анализа существующего состояния, разработки концепции, прогноза потребности и плана мероприятий по профориентации, подготовке, переподготовке и повышению квалификации кадров для учреждений культуры юга Тюменской области до 2010 г. (Профессиональное образование в Тюменской области: анализ и прогноз. - Тюмень: Вектор Бук, 2003. - С. 137-154; Профессиональное образование в Тюменской области: программа модернизации. - Тюмень: Вектор Бук. - 2004. - С. 126-133).

Основные положения диссертационного исследования были использованы автором в учебном процессе при чтении базового курса «Философия» для студентов специальностей «Библиотечно-информационная деятельность» и «Социально-культурная деятельность» Тюменского государственного института искусств и культуры, «Теория и методология культуры» для студентов специальности «Культурология» Тюменского государственного института искусств и культуры, а также при чтении базового курса «Культурология» для студентов специальностей «Библиотечно-информационная деятельность» и «Народное художественное творчество» Тюменского государственного института искусств и культуры и для студентов специальностей «Государственно-муниципальное управление» и «Юриспруденция» Тюменского государственного университета.

Главным итогом, определяющим научно-практическую значимость проведенного исследования, является обоснование мировоззренческо-мето-дологических основ изучения культуры, не только позволяющих органично сохранить достигнутые в этом отношении результаты, но и открывающих возможность целостного и внутренне согласованного ее концептуального представления.

16

Структура исследования. Диссертация состоит из введения, двух частей, четырех глав, заключения и библиографии.

Структура диссертации обусловлена необходимостью рассмотрения как эпистемологического (часть первая), так и онтологического (часть вторая) аспектов «культуроцентризма» как системно-синтетической по своему характеру концептуализации мировоззренческо-методологических основ постижения культуры. В свою очередь, каждый из данных аспектов потребовал сопряжения логического и исторического подходов к рассматриваемой проблематике, что предопределило соответствующее членение частей по главам и параграфам.

Наряду с научной, библиография включает в себя и достаточно обширный список учебной литературы. Данное обстоятельство продиктовано не только учетом того, что конституирование культурологии как научной и учебной дисциплины в постсоветской России - практически совпадающие по времени, взаимодополняющие и взаимообусловливающие друг друга процессы, когда научная публикация по необходимости выполняет функцию учебного пособия, а последнее - функцию научной публикации, но, прежде всего и главным образом, тем, что, взятый сам по себе, учебник, по определению, предполагает выполнение вполне определенной концептуально-пара-дигмальной роли, закрепляемой и продуцируемой на целые поколения.

17

Список литературы

  1. Исследование, о котором пойдет речь в этой главе, во многом необычно

    Исследование
    Однако совершенно неожиданно для меня результаты этого исследования оказались столь впечатляющими, содержали в себе столько информации, что я считаю необходимым рассказать о нем, даже несмотря на все его методологические изъяны.
  2. Верт Н. В35 История советского государства. 1900-1991: Пер с фр (2)

    Документ
    Адресованная прежде всего студентам, книга Н.Верта своей объективностью, отсутствием пропагандистских и идеологических клише, концептуальной подачей материала, без сомнения, привлечет внимание самых широких читательских кругов, интересующихся
  3. России, проблемы которой, в свою очередь задают авторам угол зрения на всю российскую историю

    Книга
    Книга Александра Ахиезера Игоря Клямкина и Игоря Яковенко посвящена становлению, развитию и современному состоянию российской государственности. Рассматривая историю России с древних времен и до наших дней, авторы исследуют социокультурную
  4. Верт Н. В35 История советского государства. 1900-1991: Пер с фр (1)

    Документ
    В книге известного французского историка, специалиста по русско-советским исследованиям, излагается история нашей страны с 1900 по 1991 год включительно.
  5. Тема 1 Философия как мировоззренческая система (1)

    Документ
    1. Раннегреческая натурфилософия: Фалес, Гераклит 2. Онтологизм древнегреческой философии: элеаты и Демокрит 3. Поворот к человеку — философские учения софистов
  6. Тема 1 Философия как мировоззренческая система (2)

    Документ
    1. Понятие мировоззрение, и его структура 2. Предфилософское значение мифологии и религии 3. Специфика философского решения мировоззренческих вопросов.
  7. И. Малыш Литературные редакторы В. Родионова, И. Трофимова Художник обложки С. Маликова Корректоры М. Рошаль, Н. Викторова Верстка Т. Гусева ббк 60. 5

    Документ
    Эта книга о самых интересных и главных идеях в социологии, выдержавших проверку временем, и о системе взглядов на основные социальные проблемы. Автор умело расставляет акценты, анализируя представленные теории.
  8. Тема 1 философия, ее предмет и сущность (3)

    Документ
    Что же собой представляют все вещи в своей всеобщности, целостности? Можно ответить - всю действительность, весь мир, мироздание: древние греки говорили - космос.
  9. Тема 1 философия, ее предмет и сущность (4)

    Документ

Другие похожие документы..