Психология внимания/Под редакцией Ю. Б. Гиппенрейтер щ В. Я. Романова. М

В случае "внутреннего внимания", т.е. внимания не к внешним восприятиям, но к

тем или иным представлениям или мыслям, в качестве такого приспособительного

движения должна рассматриваться, например, установка нами наших глаз на

бесконечность: она устраняет из поля зрения все перед нами находящееся и тем

помогает фиксировать привлекшую наше внимание мысль. Во-вторых, когда мы

внимательны, мы задерживаем все движения, не носящие подобного

приспособительного характера; задумываясь, всматриваясь или прислушиваясь, мы

обычно перестаем двигать руками, перестаем говорить, замедляем шаги; крайний

случай такой задержки ненужных для восприятия движений мы и видим в окаменелой

позе охотничьей собаки, делающей "стойку".

Кроме того, состояние внимания сказывается и на внутренних двигательных

процессах нашего организма, прежде всего на дыхании. При внимании дыхание

затормаживается (рис. 1). По данным Сутера, отношение продолжительности вдыхания

к продолжительности выдыхания является верным объективным признаком состояния

внимания. Чем внимание напряженнее, тем это отношение меньше, вследствие того

что вдыхания становятся все более короткими, выдыхания же удлиняются. С

внутренней стороны внимание характеризуется повышенной ясностью и отчетливостью

восприятия тех

23

Рис. 1. Запись дыхания на закопченной кимографической ленте. На кривой можно

видеть, как дыхание ослабляется в моменты привлечения внимания испытуемого

умственной задачей перемножения ("24x6") или же прислушиванием к тиканью часов

("ШгЫсЬеп"). (Из Шульце.)

предметов, на которых оно сосредоточено. Обращение внимания на партию виолончели

при слушании ансамбля оркестра заставляет ее выделяться для нашего слуха

особенно отчетливо из всех других несущихся к нам звуков; обращение специального

внимания на привкус кушанья делает существование этого привкуса совершенно

несомненным и т. д. Поэтому-то многие психологи и любят говорить о внимании как

о фиксационной точке нашего сознания. Степень ясности и отчетливости всех

переживаемых нами впечатлений, образов и мыслей может быть в зависимости от

степени уделенного им внимания самой различной: от совершенно ясного осознания

их в их предметной особенности до простого впечатления некоторой данности чего-

то. Переходя вниманием с одного переживаемого нами впечатления на другое, можно

без труда испытать, как в соответствии с этим изменяется рельеф уровня ясности и

отчетливости наших переживаний: одно становится отчетливым максимально, другое

же погружается как бы в дымку, уходя в бессознательное.

Принимая в расчет, с одной стороны, сложные внешние и внутренние двигательные

процессы, характеризующие состояние внимания, с другой стороны, всегда связанное

с ним повышение ясности и отчетливости воспринимаемого, мы и можем понимать

внимание как приспособителъную (в широком смысле слова) реакцию нашего пси-

24

"физического организма, способствующую наилучшему восприя-*тию тех или иных

предметов.

Ниже мы увидим, что приспособление не ограничивается только внешне заметными

двигательными процессами, но предполагает часто установление определенных

сложных соотношений и в сфере представлений и мыслей.

ВИДЫ ВНИМАНИЯ

Эта приспособительная реакция может быть вызвана двояким путем: извне и изнутри.

Когда я иду по слабо освещенной улице и передо мной вдруг вспыхивает

электрическая реклама, мое внимание невольно обращается на нее. Само

впечатление, помимо всякого моего желания, заставило меня обратить на себя

внимание - повернуть голову, сощурить соответствующим образом глаза и т. д. О

подобных случаях мы говорим как о случаях внимания непроизвольного, или

пассивного. Напротив, в очень многих иных случаях мы сами нарочно хотим

воспринять какой-нибудь предмет возможно лучше. Так, например, мы внимательно

ищем нужное нам знакомое лицо в толпе других людей; мы упорно стараемся наилучше

осознать соотношение мыслей какой-нибудь умственной проблемы, несмотря на то что

ряд внешних впечатлений, может быть, и мешает нам в этом; мы собираем, так

сказать, последние силы, чтобы слушать бесконечную речь скучного собеседника и

т. п. Здесь уже работает наше произвольное2', или активное, внимание. Конечно,

чаще всего бывает так, что оба вида внимания у нас сменяют друг друга, переходя

один в другой. Так, невольно обратив внимание на появившийся на горизонте

движущийся предмет, мы, дальше, начинаем уже намеренно в него всматриваться, с

тем чтобы разгадать, что это такое. И, наоборот, сперва заставив себя

вслушиваться в слова лектора насильно, мы можем затем увлечься развертывающимся

содержанием лекции настолько, что положительно не сможем оторваться от самого

внимательного ее слушания. Здесь, следовательно, мы видим уже, как произвольное

внимание превращается в непроизвольное.

Произвольное внимание, будучи часто связано с необходимостью преодолеть многие

мешающие, отвлекающие нас в другую сторону впечатления, требует от нас порою

большого усилия над собой,

1од термином "произвольное" здесь, конечно, не следует понимать чего-либо

беспричинного. Допущение беспричинного есть отказ от научного исследования.

Деятельность "произвольного* внимания, как то мы и увидим ниже, зависит от

определенных причин и условий, выясняемых в

психологии.

25

что сказывается в возникающем у нас чувстве напряжения и в соответствующей ему

мимике; в силу этого деятельность произвольного внимания быстро утомляет.

ПРИЧИНЫ ВНИМАНИЯ

Каковы же причины внимания? Почему одни предметы оказываются в привилегированном

положении по сравнению с другими и воспринимаются нами в условиях, специально

приспособленных для наилучшего их восприятия? Мы видели выше, что истинными

двигателями нашего поведения являются коренящиеся в глубине нашей природы

инстинкты. Они в конце концов и определяют наше биологически целесообразное

взаимодействие со средой. Естественно поэтому ожидать, что и внимание наше

должно прежде всего привлекаться биологически для нас важными предметами,

которые так или иначе близко затрагивают наши основные, инстинктивные влечения.

Так именно дело и обстоит в действительности. Всё затрагивающее наши

инстинктивные--влечения, в зависимости от того, идет ли оно навстречу или

наперекор им, вызывает у нас эмоции приятного или неприятного. И мы как раз

видим, что эмоциональная окраска является одной из главных причин, привлекающих

к предметам наше внимание. Вещь, грозящая нам опасностью или, напротив, сулящая

нам улучшение нашего благосостояния, невольно приковывает к себе паше внимание

прежде всех прочих. Боль, знаменующая собой обычно уже наступающий вред для

нашего организма, как всем известно, обладает всегда чрезвычайной притягательной

силой для нашего внимания: даже слабая зубная боль не позволяет нам

сосредоточиться на чем-либо другом. Раздражения большой интенсивности или

большого объема, как биологически для нас также обычно наиболее важные, имеют

преимущество перед другими в деле овладения нашим вниманием. Сильный звук, яркий

или широко простирающийся свет обычно не проходят незамеченными. Внимание наше

привлекают, далее, все впечатления, весьма отличные от окружающего их фона:

клочок серой бумаги, упавший на яркий цветной ковер, сразу бросится нам в глаза;

едущая на горизонте телега на фоне общей неподвижности также, наверное, хотя бы

на короткое время, сделается центром нашего внимания. Далее, внимание

привлекается всем, что более или менее соответствует имеющимся в нашем сознании

в настоящий момент представлениям и мыслям. В этом также можно видеть

биологически целесообразную закономерность, связующую мир наших мыслей с

непосредственно нас окружающими сейчас впечатлениями. Всё, для чего у нас в

сознании имеется так называемый

26

Рис. 2. Где жена араба?

предваряющий образ, благодаря этому последнему, как бы само собою, выступает

навстречу из множества прочих впечатлений и занимает наше внимание. Мы сразу

замечаем знакомое нам слово, вкрапленное в речь на неизвестном для нас языке. Мы

сразу на фотографической группе находим лицо, с коим мы только что говорили.

Механизм произвольного внимания и состоит как раз в том, что мы всячески

стараемся фиксировать соответствующий нужным для нас впечатлениям, предваряющий

образ, благодаря чему эти впечатления и оказываются в фокусе внимания.

Выделяющая впечатления роль предваряющего образа может быть особенно наглядно

демонстрирована на одной детской забаве - загадочных картинках, помещаемых

обычно в отделе забав детских журналов и представляющих собою какой-нибудь

рисунок, в котором предлагается увидеть, например, охотника, или его собаку, или

еще что-нибудь. Обычно с первого взгляда ничего подобного на рисунке усмотреть

не удается, но после известных стараний вы оказываетесь в состоянии из

определенного сочетания черточек рисунка сложить, например, очертания головы

охотника или контур бегущей собаки и т. п. Для нас сейчас интересно отметить то,

что как только вам удалось разгадать такую загадочную картинку и вы получили

представление очертания охотника или собаки и т. п., вы, смотря на картинку

после, т. е. уже имея предваряющий образ разгадки, совершенно тотчас же и само

собою будете видеть и эту разгадку; она (благодаря имеющемуся у вас

предваряющему образу) как бы "сама лезет в глаза" (рис. 2).

Нетрудно видеть, что рассмотренная нами выше роль апперцепции отчасти сводится

именно к влиянию на наши наличные восприятия предваряющих образов или

представлений. Они-то и заставляют отдельные стороны предмета выделяться для нас

с особой ясностью и отчетливостью и служить отправной точкой для дальнейших Р

продукций. Наконец, общепризнанной причиной взимания является интерес людей к

тому или иному. Интересующиеся собира-ием марок быстро схватывают все

касающееся этого занятия; тересующиеся шахматной игрой не преминут обратить

свое внимание при чтении газеты на отдел "Шахматы", равно как и

тфосматривании витрины книжного магазина их вниманием

27

сразу выделятся заголовки сочинений по вопросам шахматной игры и т, п. Что же

такое интерес? С психологической точки зредия интерес есть приятная

привлекательность того или иного предмета. В зависимости от наследственных

задатков и всего предшествующего личного опыта каждого человека интересы

отдельных людей бывают необычайно различны, будучи одинаковыми у всех людей лишь

в самых общих, основных чертах, соответствующих общечеловеческим инстинктам.

Задача педагога-преподавателя состоит в том, чтобы вызвать у школьников интерес

к предмету преподавания. Для этого он должен использовать уже имеющиеся

естественные интересы их, всячески ассоциируя с ними то новое, что составляет

предмет обучения. Джемс рекомендует при этом не избегать никаких, даже самых

внешних, связей, чтобы перенести интерес с уже интересного на нечто, до того

интереса не вызывавшее. Допустим, например, что ребенок чрезвычайно интересуется

всяческими играми в лошадки. Педагог, желая привлечь интерес его к географии,

может начать с разговора о том, что с разными лошадьми следует обращаться по-

разному, что существуют разные породы лошадей, что разные породы лошадей водятся

в разных странах, что в разных странах вообще животные весьма различны, как

различны и вообще природа и быт и т. д. Подобным путем первоначально

безразличные рассказы о природе других стран станут для нашего школьника

интересными сначала благодаря чисто внешней ассоциации с интересной для него

игрой в лошадки. Гербарт выяснил общие формальные условия, необходимые для

возникновения у нас умственного интереса к чему бы то ни было. Знание этих

условий чрезвычайно важно для всякого педагога, желающего овладеть вниманием

своих учеников. Выясним их на примере. Представьте себе, что некто приехал в ваш

город и объявил доклад, в коем обещал прочесть с начала до конца всю таблицу

умножения. Вызовет ли такая тема ваш интерес? Конечно, нет. Не вызовет его

потому, что содержание ее (таблица умножения) вам вполне известно, С другой

стороны, интереса не вызовет у вас и тема совершенно вам незнакомая (например,

тема по какому-нибудь очень специальному отделу высшей математики, если вы

высшей математики вообще не знаете). Тот же самый эффект произведет на многих из

вас, пожалуй, и тема "О звезде Вега", поскольку эта тема объявляется без всяких

поясняющих примечаний. Но ваше отношение к ней резко изменится, как только вы

узнаете, что вся наша солнечная система летит в мировом пространстве в некотором

направлении, что звезда Вега и есть как раз та звезда в мировом пространстве, по

направлению к которой наша солнечная система несется. У вас естественно

возникнут вопросы, что это за

28

а далеко ли она от земли, как движется она сама и др., и вмес-этим у вас

возникнет интерес к теме. Интерес таким образом апождается в том случае, когда в

новом, незнакомом мы усматриваем нечто нам уже известное, старое или, наоборот,

когда мы в старом встречаем нечто новое. При таких условиях у нас всегда

рождается потребность в известном согласовании нового со старым, возникают

вопросы, а вместе с ними и интерес. В вышеприведенном примере в совершенно для

нас первоначально неизвестное представление "звезда Вега" было затем вкраплено

нечто нам известное - представление о том, что "солнечная система летит в

мировом пространстве к некоторой звезде", что и заставило нас заинтересоваться

звездой Вега. Из подобной психологической закономерности, касающейся возбуждения

интереса, и вытекает для всякого педагога необходимость строить свое

преподавание так, чтобы при переходе от известного к неизвестному, новому

ученику всегда давалось бы в этом новом усмотреть нечто ему уже знакомое,-

преподаватель должен строить свое преподавание так, чтобы каждый следующий урок

был ответом на возбужденные в уме школьника вопросы. В таком только случае

преподавание будет интересным, а значит, будет привлекать к себе непроизвольное

внимание ученика. Последнее же и является педагогически особенно желательным,

ибо длительное напряжение только лишь произвольного внимания чрезвычайно трудно

достижимо и к тому же очень утомительно.

СВОЙСТВА ВНИМАНИЯ

Допустим, что благодаря тем или другим из вышерассмотренных причин состояние

внимания у нас вызвано. Посмотрим теперь, какими же свойствами оно обладает.

Прежде всего (1) мы различаем различные степени интенсивности внимания. Одни

занятия требуют от нас, как мы говорим, большего внимания, другие же, напротив,

берут его совсем немного. Чем более интенсивно наше внимание, тем яснее и

отчетливее для нас те объекты, на которые оно направлено. Мы не располагаем еще

каким-либо общепринятым мерилом интенсивности внимания. Выше мы Упоминали, что

некоторыми в качестве такого показателя предлагается брать отношение

длительности вдыханий к выдыханиям. Психологи для суждения о степени

интенсивности внимания обычно пользуются количественной оценкой

производительности какой-ни-°УДь специальной работы испытуемого лица, например

вычеркивания определенных букв в печатном тексте, сосчитыванмя точек, в

есп°рядке размещенных на бумаге, и других подобных работ.

29

Не следует смешивать с интенсивностью внимания то чувство неприятного

напряжения, которое нередко возникает у нас, особенно при условиях чисто

произвольного внимания. Это неприятное чувство выражает лишь наше старание

добиться достаточной степени интенсивности внимания, нашу борьбу за эту

интенсивность. Результат же может, несмотря ни на какое старание с нашей

стороны, все же не быть достигнут. И мы знаем, как порою, несмотря на величайшее

  1. Бакалаврская программа кафедра: Социальной и дифференциальной психологии Направление : Психология Дисциплина: Общая психология («Внимание и память») Статус дисциплины

    Программа
    Цель курса: знакомство с основными понятиями, основными проблемами и направлениями фундаментальных исследований в психологии внимания и памяти. Задача курса - приобретение студентами базовых знаний по психологии: усвоение основных
  2. Бакалаврская программа кафедра: социальной и дифференциальной психологии Направление : Психология Дисциплина: Общая психология (разделы «Внимание» и«Память») Статус дисциплины

    Программа
    Основной целью курса является оказание помощи обучающимся в проведении анализа фундаментальных проблем общей психологии – психологии памяти – ее видов, аспектов, уровней, структуры, природы, механизмов.
  3. Учебно-методический комплекс «Общая психология Ч2» (для отделения высшего профессионального образования, специальности «Психология») Рубцовск (1)

    Учебно-методический комплекс
    Рабочая программа курса «Общая психология (Ч2)» составлена на основе учебной программы курса, требований федеральных, региональных и вузовских стандартов с учетом специфики организации учебного процесса в Рубцовском институте (филиале) АлтГУ.
  4. Учебно-методический комплекс «Общая психология Ч2» (для отделения высшего профессионального образования, специальности «Психология») Рубцовск (2)

    Учебно-методический комплекс
    Общая психология: когнитивные процессы. Предыстория развития представлений о познавательных процессах Репрезентация знаний: древний период, средневековый период, начало двадцатого века.
  5. Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19. 00. 01

    Программа
    Программа вступительного экзамена в аспирантуру по специальности 19.00.01- Общая психология, психология личности, история психологии состоит из трех разделов, которые включают в себя темы по истории психологии, общей психологии и психологии личности.
  6. Гоу впо мгмсу росздрава академический календарь студента II курса (3)

    Документ
    Академический календарь разработан в рамках инновационной образовательной программы Московского государственного медико-стоматологического университета «Разработка и внедрение в образовательный процесс инновационных здоровье- и ресурсосберегающих
  7. Программа вступительных испытаний в магистратуру по психологии «Психология труда и организационная психология»

    Программа
  8. Программа государственного экзамена по психологии для специальности

    Программа
    Программа государственного экзамена по психологии (для специальности 030301 – Психология) / Под общ. ред. М.В. Нуховой. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2010. – 61с.
  9. Психология XXI столетия. Т. 2 / Под редакцией Козлова В. В. – Ярославль, мапн, 2007 с. 346 Состав организационного комитета Симпозиума (1)

    Документ
    Члены Оргкомитета: Акопов Г.В., Базаров Т.Ю., Журавлев А.Л., Знаков В.В., Ерина С.И., Кашапов С. М., Клюева Н.В., Львов В.М., Мануйлов Г.М., Марченко В.

Другие похожие документы..