Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк

При проведении расчетов существует два способа исполнения возникающих между участниками расчетов денежных обяза­тельств — это исполнение в результате предоставления расчетно­му агенту поручения клиента на перевод денежных средств с корреспондентского счета на банковский счет предприятия тор­говли после получения и рассмотрения расчетных документов, составленных предприятием торговли и держателем банковской карты, и исполнение в результате списания денежных средств в безакцептном порядке с банковских счетов участников расчетов, осуществляемое в соответствии с ч. 2 ст. 847 ГК РФ.

Технология расчетов предполагает наличие определенного временного периода (до 60 дней) между моментом возникнове­ния обязанности должника по осуществлению платежа и момен­том фактического исполнения данной обязанности, т. е. списания денежных средств с банковского счета. Это вынуждает участни­ков расчетов обеспечивать исполнение возникающих между ними обязательств в порядке, установленном действующим законода­тельством РФ. В соответствии со ст. 329 ГК РФ перечень способов обеспечения исполнения обязательств, указанный в Гражданском кодексе РФ, не является исчерпывающим. Данное положение закона дает возможность участникам расчетов разрабатывать и устанавливать новые способы обеспечения исполнения обяза­тельств в соответствии с заключенными между ними договорами.

Самым распространенным способом обеспечения исполнения обязательств по расчетам, возникающим с использованием бан­ковских карт, является предоставление предполагаемым должни­ком страхового депозита. Предоставление страхового депозита осуществляется в отношениях между Эквайером № 1 и Эквайе­ром № 2; Эквайером № 1 и платежной организацией; Эмитентом № 1 и Эмитентом № 2; Эмитентом № 1 и платежной организа­цией; клиентом, являющимся держателем банковской карты, и эмитентом данной банковской карты. В юридическом смысле наи­менование данного депозита «страховой» не имеет каких-либо общих с институтом страхования элементов. Данные договоры, —

414

договор страхового депозита и имущественного страхования, могут быть схожи лишь по цели их заключения, а именно обес­печению материального возмещения выгодоприобретателю в слу­чае возникновения обстоятельств, повлекших за собой причине­ние ущерба его имущественным интересам. Размещение страхо­вого депозита представляет собой заключение между кредитной организацией и лицом, размещающим страховой депозит, дого­вора банковского вклада, В зависимости от статуса кредитной орга­низации, принимающей страховой депозит, исполнение денеж­ного обязательства за счет средств, находящихся на банковском счете, открытом в результате заключения договора банковского вклада, осуществляется в соответствии с ч. 2 ст. 847 ГК РФ либо по инициативе самой кредитной организации для погашения денежного обязательства, где данная организация — кредитор, либо по инициативе третьих лиц, являющихся соответственно кредиторами владельца счета.

Страховой депозит не следует смешивать с так называемыми правоотношениями кредитора и должника в связи с «залогом банковского счета». Необходимо согласиться с позицией А. А. Рубанова по данному вопросу, которая заключается в том, что понятие «залог банковского счета» не соответствует положе­ниям действующего российского права. Отношения по залогу бан­ковского счета приобрели широкое распространение как способ обеспечения исполнения денежногр обязательства именно в меж­дународной банковской практике. Залог банковского счета сло­жился под влиянием англосаксонского права, использующего достаточно пространное толкование понятия «имущество» (property). На практике обнаружилось, что иностранные банки склонны рассматривать банковский счет как своеобразную разно­видность такого имущества. Банковский счет одновременно пред­полагается данными банками, с одной стороны, как составляю­щее property владельца счета, с другой стороны — кредитной организации, открывшей у себя данный счет1.

С точки зрения российского права, счет является элементом системы бухгалтерского учета, т. е. представляет собой определен­ную запись в системе реестров бухгалтерского учета и (или) в балансе (в иных документах бухгалтерского учета и отчетности).

1Рубанов А. А. Залог и банковский счет в договорной практике // Хозяйство и право. 1997. № 9.

Следовательно, счет может быть определен как информация о средствах, сгруппированных по признаку однородности. Таким образом, собственно банковский счет, открываемый как при заключении договора банковского счета, так и при заключении договора банковского вклада, скорее всего может быть отнесен к такому объекту права, как информация (ст. 128 ГК РФ). Стоимость данного предмета залога не может, за исключением частных слу­чаев, соответствовать «стоимости денежных средств», размещен­ных в банке и отраженных в виде записей на счетах. Некоторые авторы утверждают, и с ними следует согласиться, что безналич­ные денежные средства отражаются в составе имущества юриди­ческого лица как право требования к банку в счет его задолжен­ности производить в пользу владельца счета определенные опе­рации1. То есть в данных отношениях речь идет о таких объектах гражданских прав, как имущественные права. Другие авторы склонны считать, что вполне «обоснованным представляется вывод о том, что экономическая и юридическая природа налич­ных и безналичных денег абсолютно идентична, а в законодатель­стве отсутствуют нормы, регулирующие основания прекращения прав собственности клиента на наличные деньги и возникнове­ния «прав требования», «автономных прав» и т. д.»2, формирую­щие конструкцию безналичных денежных средств. Придержива­ясь данной точки зрения, говоря о залоге банковского счета, речь должна идти о залоге денег. Учитывая изложенное выше, залог банковского счета с точки зрения российского права должен подвергаться анализу, исходя из того, что в зависимости от при­нимаемой правовой позиции залог банковского счета может оз­начать залог, где предметом является либо информация о денеж­ных средствах, размещенных в кредитной организации, либо имущественные права требования кредитной организации, либо деньги (ст. 128 ГК РФ). Следует учитывать, что Президиум Выс­шего Арбитражного Суда РФ в своем постановлении от 2 июля 1996 г. отметил, что денежные средства в безналичной форме не могут быть предметом залога3.

1 См.: Новоселова Л. И. Денежные расчеты в предпринимательской де­ятельности. М., 1996. С. 37.

2Трофимов К. Безналичные деньги. Есть ли они в природе? // Хозяй­ство и право. 1997. № 3.

3 Вестник ВАС РФ. 1996. № 10.

416 _______________________________Д.. Е. Земляков

Использование страхового депозита в качестве способа обес­печения исполнения имеет некоторые правовые неудобства. В случае, если лицом, предоставляющим страховой депозит, яв­ляется юридическое лицо, то следует учитывать, что в соответ­ствии с ч. 3 ст. 834 ГК РФ юридические лица не вправе перечис­лять находящиеся во вкладах денежные средства другим лицам. Толкование статьи предполагает, что данный запрет действует не­зависимо от того, произошло ли перечисление денежных средств в результате исполнения поручения владельца счета или в резуль­тате списания денежных средств в безакцептном порядке. В слу­чае, если лицом, предоставляющим страховой депозит является физическое лицо, то конструкция страхового депозита практичес­ки не достигает желаемой правовой цели. В соответствии с ч. 2 ст. 837 ГК РФ по договору банковского вклада любого вида банк обя­зан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика. Условие договора об отказе физического лица от права на получение вклада по первому требованию ничтожно. Прини­мая во внимание описанную выше технологию расчетов, к мо­менту предъявления требований к счету держателя банковской карты, при наличии названного правила, остатки данного счета могут быть нулевыми.

В соответствии с действующим законодательством РФ ситуа­ция с размещением юридическим лицом страхового Депозита и списанием денежных средств, размещенных в страховой депозит, обычно разрешается в следующем порядке. На основании ч. 3 ст. 834 ГК РФ к отношениям банка и вкладчика по счету, на ко­торый внесен вклад, применяются правила о договоре банковс­кого счета, если иное не предусмотрено правилами гл. 44 ГК РФ или не вытекает из существа договора банковского вклада. При отсутствии в действующем законодательстве в настоящий момент иного указания, к отношениям банка и владельца счета могут быть применены положения гл. 46 ГК РФ о расторжении и изме­нении договора банковского счета по-требованию банка. Положе­ния ч. 2 ст. 859 ГК РФ устанавливают основания и порядок рас­торжения договора банковского счета, но при этом не определя­ют порядка его изменения. Данное обстоятельство позволяет предположить, что порядок изменения договора банковского вклада регулируется общими правилами изменения договоров. В соответствии с ч. 3 ст. 450 ГК РФ расторжение договора в одно­стороннем порядке, если иное не предусмотрено законом, допус-

кается в том случае, если об этом указано в договоре. Использо­вание денежных средств, размещенных в депозит, в порядке по­гашения денежного обязательства владельца банковского счета предполагает исключение денежных средств из состава сумм, переданных в депозит, и их присвоение кредитором владельца счета. Принимая во внимание положения ч. 2 ст. 837 ГК РФ, в соответствии с которой вклад может быть внесен юридическим лицом на условиях его возврата иных, чем вклад до востребова­ния или срочный вклад, содержание договора страхового депо­зита обычно предусматривает возможность банка, при возникно­вении задолженности владельца счета, отказаться от исполнения договора страхового депозита частично, а именно уменьшить сумму, принятую для размещения в депозит. Частичный отказ от исполнения договора, в соответствии ч. 3 ст. 450 ГК РФ, является изменением договора. С момента изменения договора страхового депозита на банковском счете, открытом для размещения депо­зита, находятся денежные средства, составляющие сумму умень­шенного депозита, и денежные средства, исключенные из состава депозита и подлежащие возврату владельцу счета. Погашение за­долженности владельца счета осуществляется именно за счет де­нежных средств, которые в результате изменения договора бан­ковского вклада исключены из состава депозита, т. е. перестают быть денежными средствами, размещенными в депозит.

В ситуации с размещением страхового депозита физическим лицом потенциальный кредитор пытается использовать конструк­цию смешанного договора для целей избежания запрета на отказ от выдачи денег по первому требованию физического лица. В соот­ветствии с ч. 3 ст. 421 ГК РФ правила о различных договорах при­меняются в соответствующих частях к элементам данных догово­ров, которые составляют смешанный договор, если иное не вы­текает из смешанного договора. Основными аргументами в защиту допустимости использования договора, содержащего элементы договора банковского вклада, но представляющего собой соглаше­ние об установлении способа обеспечения исполнения обязатель­ства по расчетам, являются открытый перечень способов обеспе­чения исполнения обязательств (ст. 329 ГК РФ), а также действу­ющий принцип свободы договора и заключение особого, не предусмотренного Гражданским кодексом РФ, договора1.

1 См.: Масленников М. Как «обратной» продажей имущества прикрыть залог// Экономическая газета. 1999. 9 марта.

418 -

Положение осложняется тем, что в российском праве факти­чески не применяется действующая за рубежом доктрина «дело­вой цели». Без данного критерия доказать, что стороны, заклю­чая договор страхового депозита, вступили в качественно иные отношения, не урегулированные нормами действующего Граж­данского кодекса РФ, проблематично. В соответствии с п. 4 ст. 421 ГК РФ, условия договоров определяются по усмотрению сторон, за исключением тем случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Дан­ное обстоятельство приводит к тому, что такие договоры не мо­гут нарушать обязательные положения, предусмотренные для договоров банковского счета (или банковского вклада). Дело в том, что, так же как и при договоре банковского вклада, по до­говору страхового депозита лицо, размещающее денежные сред­ства в страховой депозит, передает банку определенную денеж­ную сумму и на определенный срок (обычно на срок действия карты плюс 60 дней), а банк выплачивает проценты на сумму вклада и обязуется вернуть денежные средства на условиях, ука­занных в договоре. Однако необходимо подчеркнуть существенную разницу между договором страхового депозита и договором бан­ковского вклада. Целью договора страхового депозита является .обеспечение исполнения обязательства владельца счета перед со­ответствующим кредитором, где выплата процентов лишь сред­ство компенсации затрат добросовестного должника, вызванных временным отвлечением из его оборота денежных средств, в то время как договор банковского вклада заключается с целью по­лучения процентов на сумму вклада. Таким образом, не подлежит оспариванию мнение Е. А. Суханова, еще раз подтвердившего, что «банковский вклад — возмездный договор. За его использование банк уплачивает вкладчику проценты, предусмотренные догово­ром, а при отсутствии в договоре условия об их размере — в раз­мере учетной ставки банковского процента»1. Таким образом, си­туация с размещением страхового депозита может быть упрощена путем определения на уровне закона предоставления страхового депозита в качестве способа исполнения обязательства, возника­ющего при осуществлении расчетов. Положения о страховом де-

1 Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая. Текст, комментарии / Под ред. О. М. Козырь, А. Л. Маковского, С, А. Хохлова. М,, 1996. С. 456.

позите должны непосредственно предусматривать возможность списания денежных средств со счета в пользу третьих лиц — кре­диторов по расчетам, а также увеличение сроков для возврата денежных средств из депозита после получения требования вла­дельца счета как минимум до 60 дней.

Особого внимания, на наш взгляд, заслуживает вопрос об особенностях требований, возникающих в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательств участниками рас­четов с банковскими картами.

При рассмотрении данного вопроса необходимо учитывать, что с момента исполнения обязанностей по предъявлению бан­ковской карты и совершению действий по составлению расчет­ных и иных документов держатель банковской карты считается предоставившим надлежащее исполнение по договору с предпри­ятием торговли или эквайером. В соответствии с ч. 1 ст. 408 ГК РФ надлежащее исполнение прекращает обязательство. Возникает вопрос, какое именно лицо будет нести ответственность в том случае, если предприятию торговли или эквайеру, осуществля­ющему третий вид операций, не будет соответственно предостав­лено возмещение цены реализованного товара, работы, услуга или суммы выданных денежных средств. Как указывалось выше, обязательство по возмещению предприятию торговли цены реа­лизованного товара, работ, услуг возникает непосредственно у лица, осуществляющего эквайринг в отношении данного пред­приятия торговли, т. е. лица, заключившего с предприятием тор­говли договор об обслуживании пластиковых карт. Данное поло­жение действует независимо от типа проводимой авторизации, так как ее результатом является возникновение обязательства эмитента банковской карты перед эквайером, обслуживающим предприятие торговли. Единственным основанием для освобож­дения эмитента от обязанности возместить эквайеру сумму денеж­ных средств, выплаченных предприятию, является нарушение эквайером порядка выплаты денежных средств в пользу предпри­ятия торговли. Не следует смешивать две правовых категории, имеющие непосредственное отношение к названной ситуации, а именно условный характер возникновения обязательства эмитен­та, т. е. осуществление действий по возмещению денежных средств при условии надлежащего исполнения эквайером своей обязан­ности по возмещению предприятию торговли цены реализован­ных товаров, работ и услуг, и заявление требования о возмеще-

420

нии денежной суммы в порядке компенсации суммы денежных средств, уплаченной предприятию торговли, осуществляемое в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением эмитен­том обязанности, правомерно возникшей по основаниям, уста­новленным внутренними правилами платежной системы.

Является ли названное выше требование об уплате денежных средств требованием о возмещении убытков в виде реального ущерба или представляет собой иной самостоятельный способ защиты гражданских прав? Для отнесения заявленного кредито­ром требования об уплате денежных средств к требованию о воз­мещении убытков необходимо установить, отвечают ли возника­ющие при этом правоотношения признакам применения граж­данско-правовой ответственности. Общим для большинства авторов, исследующих проблему ответственности, является вы­деление в качестве критериев, отличающих применение мер гражданско-правовой ответственности от иных способов защиты нарушенного гражданского права, возникновение у правонару­шителя неблагоприятных имущественных последствий. Диапазон характеристики данных имущественных последствий представля­ется достаточно пространным. Имущественные последствия мо­гут выражаться, с одной стороны, в любом уменьшении соста­ва имущества, находящегося у правонарушителя в момент при­менения к нему мер ответственности, и являющегося результатом такого применения, и с другой стороны, в возложении на пра­вонарушителя новой или дополнительной гражданской обязан­ности, влекущей за собой изъятия из состава имущества должни­ка в дополнение к уменьшениям состава имущества, осуществ­ляемым на основании добровольно принятого обязательства, исполнение которого было нарушено.

И. А. Покровский неоднократно указывал в своих работах, что общим назначением обязательства является «установление изве­стного отношения между двумя лицами, в силу которого одно из них (должник) делается обязанным к известному специальному поведению (действию или бездействию) по адресу другого (кре­дитора)... Уклон в представлении об обязательстве приводит ча­сто к заключению, что имущественное взыскание есть единствен­ная принципиально возможная санкция обязательств: каково бы ни было содержание обязательства, единственным последствием его неисполнения может быть только взыскание причиненных . этим неисполнением имущественных убытков... Но с этим со-

421

гласится невозможно»1. Следовательно, допустимы и иные по­следствия неисполнения или ненадлежащего исполнения обяза­тельства, чем взыскание убытков.

По мнению Д. И. Мейера, «обязательством называется юриди­ческое отношение, в котором одному лицу принадлежит право на действие другого лица. Юридическое отношение это называется также правом требования или требованием на том основании, что лицо, которому принадлежит право на действие другого, впра­ве подчинять это действие своему господству, т. е. вправе требо­вать, чтобы действие было совершено. Если должник не соверша­ет действия, составляющего предмет обязательства, и тем нару­шает право верителя, отсюда для должника рождается обязательство вознаградить верителя. Но это уже новое обязатель­ство, возникшее вследствие нарушения права, так что представ­ленное вознаграждение будет исполнением нового обязательства, заменившего прежнее, а не заменой действия, составляющего предмет обязательства прежнего»2. Таким образом, точка зрения Д. И. Мейера подразумевает некоторое подразделение действий по исполнению обязательства на действия, составляющие собствен­но предмет обязательства, и действия, составляющие исполнение нового обязательства, возникшего в результате нарушения пра­ва кредитора по прежнему обязательству. Несмотря на то, что обя­зательство, возникающее в связи с нарушением права кредито­ра по обязательству, именуется новым обязательством, его не следует рассматривать в качестве новации, т. е. основания прекра­щения прежнего обязательства. Утверждение об ином явилось бы основанием для точки зрения, в соответствии с которой любое нарушение обязательства, влекущее возникновение у кредитора права потребовать возмещения убытков, прекращало бы данное обязательство. Часть 2 ст. 396 ГК РФ указывает, что в случае не­исполнения обязательства освобождение должника от исполне­ния обязательства в натуре наступает лишь после возмещения убытков. Таким образом, до момента возмещения убытков, т. е. фактической компенсации потерь кредитора, существуют два обязательства: собственно прежнее обязательство и обязательство, возникшее в связи с нарушением данного прежнего обязательства. Следовательно, у кредитора в связи с нарушением его права по

1Покровский И. Л. Основные проблемы гражданского права. М, 1998. С. 236, 242.

2МейерД. И. Указ. соч. С. 106, 136-137.

422

обязательству возникает два правомочия (но не обязанности): потребовать от должника исполнения действия, составляющего собственно предмет обязательства, и (или) действия, составля­ющего исполнение нового обязательства, возникшего в резуль­тате нарушения права кредитора по прежнему обязательству, т. е. возмещения убытков. Учитывая разносторонний спектр сложив­шихся правовых позиций по вопросу ответственности, его теоре­тическое разрешение невозможно без обращения к положениям ныне действующего законодательства РФ.

Положения ст. 12 ГК РФ позволяют сделать вывод о том, что перечень способов защиты гражданских прав, указанный в ее содержании, не является исчерпывающим. Так абз. 13 ст. 12 пре­дусматривает, что иные, кроме возмещения убытков и уплаты неустойки, способы защиты гражданских прав могут быть уста­новлены законом. Например, ст. 103 ГК РФ указывает на суще­ствование иных способов защиты гражданских прав, а именно предъявление требования одной стороны в обязательстве к дру­гой стороне о возврате исполненного в связи с этим обязатель­ством. Тем самым новый способ защиты гражданских прав не устанавливается, а лишь подтверждается его существование, что доказывается содержанием иных статей Гражданского кодекса РФ. Например, ч. 3 ст. 488 ГК РФ предусматривает, что в случае не­исполнения покупателем обязанности по оплате полученного товара продавец имеет право требовать оплаты переданного то­вара или возврата неоплаченных товаров. При этом, однако, тре­бование о возврате неоплаченных товаров и требование об оплате переданного товара не являются идентичными. Передача товаров является надлежащим исполнением со стороны продавца. Следо­вательно, требование о возврате неоплаченного товара представ­ляет собой требование о возврате исполненного по обязатель­ству — универсальный способ защиты гражданского права. Тре­бование продавца об уплате цены товара, при условии существования в натуре товара, переданного ранее покупателю, следует рассматривать скорее как требование, направленное на достижение эквивалентности в обязательственных отношениях между покупателем и продавцом — специальный способ защиты гражданского права1.

Данная позиция была однозначно воспринята и в настоящее время проводится в практике Международного коммерческого

1 См.: Брагинский М. И., Витрянский В. В. Указ. соч. М, 1998. С. 629.

арбитражного суда при Торгово-Промышленной палате РФ (МКАС). МКАС придерживается, к примеру, правовой позиции о том, что неоплата поставленного товара является нарушением покупателем его договорного обязательства, обеспечивающего соблюдение принципа эквивалентности в отношениях сторон. Соответственно, требование продавца об уплате цены за постав­ленный товар не может квалифицироваться в качестве требова­ния о возмещении убытков1. Л. А. Новоселова в одном из научных комментариев по соответствующей теме также поддержала изло­женную выше позицию, указав, что «при взыскании с банка невыплаченной суммы никаких дополнительных или новых обя­занностей на банк не возлагается, речь идет лишь о принудитель­ном получении самой суммы долга»2.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод о том, что требование кредитора, предметом которого является исключи­тельно понуждение должника к надлежащему исполнению воз­никшего между сторонами договорного обязательства, и вытека­ющее непосредственно из существа данного обязательства, т. е. содержания прав и обязанностей сторон обязательства, составля­ющих предмет обязательства, не является требованием о приме­нении мер ответственности.

В соответствии с технологией проведения расчетов с исполь­зованием банковской карты исполнение расчетных и иных доку­ментов, составленных с использованием банковской карты, в экономическом смысле в конечном итоге осуществляется за счет средств держателя банковской карты. Исполнение названных до­кументов за счет держателя банковской карты предполагает, что результатом совершения операции с банковской картой будет являться списание денежных средств в размере, соответствующем сумме операции с банковской картой, с банковского счета дер­жателя банковской карты, открытого у эмитента банковской кар­ты. Следовательно, удовлетворение эмитентом требования эквай-ера об уплате денежной суммы, перечисленной эквайером либо предприятию торговли, либо держателю банковской карты, не повлечет за собой возложения на эмитента новой или дополни-

1 См.: Практика международного коммерческого арбитражного суда. Научно-практический комментарий / Сост. и автор комментария М. Г. Розенберг. М, 1998. С. 66.

2Новоселова Л. А. О правовой природе средств на банковских счетах // Хозяйство и право. 1996. № 7—8.

424

тельной гражданской обязанности, иной чем это предусмотрено предметом обязательства между эквайером и эмитентом, в резуль­тате которой произойдет дополнительное по отношению к при­нятому ранее договорному обязательству уменьшение состава имущества эмитента.

Цель предъявления данного требования направлена на предо­ставление компенсации эквайеру в связи с произведенными им платежами по операциям третьих лиц, и справедливо может рас­сматриваться в качестве способа обеспечения эквивалентности в отношениях между лицами, участвующими в расчетах в связи с совершением данной конкретной операции с банковской картой. Удовлетворение требования об уплате денежных средств, направ­ляемое эквайером в адрес эмитента, не повлечет за собой для эмитента дополнительных неблагоприятных последствий. Суммы денежных средств, перечисленные эмитентом в пользу эквайера, будут компенсированы соответствующим списанием денежных средств со счета держателя банковской карты. Следовательно, на­званное требование целесообразно признавать самостоятельным способом защиты нарушенных гражданских прав, применяемым в отношениях участников расчетов с банковскими картами.

Практическое значение данного вывода заключается в том, что исключает возможность применения положений Гражданско­го кодекса РФ об ответственности, в том числе об основаниях освобождения от договорной ответственности, установленных ч. 3' ст. 401, ст. 403 и 406 ГК РФ, а также упрощает процедуру юриди­ческого обоснования заявленного требования. Упрощение проце­дуры осуществляется за счет сложившейся строгой унификации учета совершаемых операций с банковскими картами и «финан­совых потоков».

В заключение еще раз хотелось бы отметить, что платежная организация не является стороной возникающих денежных обя­зательств между предприятием торговли и держателем банковс­кой карты, между предприятием торговли и эквайером, между эквайером и эмитентом. Определенное выше правовое положение платежной организации не исключает возможности предъявления к данному лицу требования о возмещении убытков, связанных с ненадлежащим исполнением обязанности по осуществлению процессинга и клиринга, а также по предоставлению поручений расчетному агенту по совершению операций по банковским сче­там участников расчетов с банковскими картами.

  1. Ременных исследований сборник научных статей Под редакцией доктора филологических наук, профессора А. Э. Еремеева Омск ноу впо «ОмГА» 2012

    Документ
    В сборник включены статьи участников VI Международной научно-практиче­ской конференции «Наука и общество: проблемы современных исследований», состо­явшейся 25 апреля 2011 года на базе НОУ ВПО «ОмГА».
  2. Гимназические ученические чтения, или Конференция победителей” Материалы конференций 2005, 2006 г г

    Документ
    Сборник, выпущенный по итогам проведения Вторых и третьих городских гимназических ученических чтений, проходивших по инициативе Ассоциации гимназий Санкт-Петербурга в 2005 и 2006 годах на базе гимназии № 622, состоит из материалов
  3. Удк 550. 4; 551. 46 Результаты экогеохимических исследований донных осадков Северо-Западной части Каспийского моря (1)

    Документ
    В работе изложены результаты мониторинговых химико-битуминологических исследований донных осадков, образцы которых получены в экспедициях 2 -2003 гг. на полигоне «Чистая Банка» размером 20х30 км в Северо-Западной части Каспийского моря между о.
  4. Удк 550. 4; 551. 46 Результаты экогеохимических исследований донных осадков Северо-Западной части Каспийского моря (2)

    Документ
    В настоящее время здесь наблюдается постепенное самопроизвольное восстановление растительного покрова, при этом обыкновенно на беспокровных участках первоначально образуются бурьянистые заросли.
  5. Вимір Матеріали Міжнародної науково-практичної конференції «vii прибузькі юридичні читання» 25-26 листопада 2011 року Миколаїв Іліон 2011

    Документ
    Президент Національного університету «Одеська юридична академія», доктор юридичних наук, професор, академік Національної академії правових наук України, Заслужений юрист України Ківалов С.
  6. Сборник документов и материалов

    Книга
    Вопросы свободы совести и религиозных организаций в Республике Беларусь: Сборник документов и материалов/Авт.-сост. М.В.Цвилик; Под ред. В.И.Новицкого.
  7. Книга профессора Алексея Аргуна, как мне кажется, проникнута особой любовью к адыгам и абхазам. Она заставляет читателя задуматься над судьбой рыцарей Кавказа, которые своими геро

    Книга
    Эта книга абхазского автора Алексея Аргуна посвящена творческой деятельности известного адыгского режиссера, ныне Министра культуры РА Касея Яхьявича Хачегогу.
  8. Г. Д. Адеев Г. И. Геринг (председатель) (9)

    Документ
    Настоящая статья посвящена проблеме прекращения осуществления органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, в том числе в ней раскрываются вопросы инициаторов, порядка, форм и последствий указанного прекращения.
  9. Вузовская наука программы методики Графика дизайн фото мультимедиа игры Диссертации авторефераты

    Автореферат диссертации
    мы создаем новый проект в который войдут более 500 тыс. публикаций, аналогично представленным в этом каталоге. Вы всегда можете пожертвовать на развитие некоммерческого проекта Реквизиты: Яндекс-деньги 41001185 3 89 Библиотечное дело\

Другие похожие документы..