Сборник статей под редакцией профессора М, И. Брагинского Издательство норма москва, 2002 удк

В подтверждение высказанной нами точки зрения о том, что правопреемство происходит в силу закона, но на основании до­говора, а не просто в силу договора, говорит также и то обстоя­тельство, что в порядке универсального правопреемства к преем­никам переходят и те права, которые не указаны ни в договоре, ни в передаточном акте.

При слиянии и присоединении универсальное правопреемство направлено на объединение прав и обязанностей нескольких об­ществ. Этим рассматриваемые формы реорганизации отличаются от всех остальных, при которых происходит либо разделение прав и обязанностей между несколькими обществами, как при разде-

14 ' "

лении и выделении, либо к новому лицу права и обязанности переходят в том же объеме, как при преобразовании. В связи с указанным некоторые авторы выделяют особую группу способов реорганизации, именуя ее укрупнением обществ и включая в нее слияние и присоединение1. Объединение прав и обязанностей в качестве отличительной особенности рассматриваемых форм ре­организации в России отмечали еще в начале XX в., указывая, что слияние состоит в том, что однородные предприятия согла­шаются соединить свое имущество для совместного достижения преследуемых целей2. Совместное достижение преследуемых це­лей также является одним из мотивов слияния и присоединения. Особенно в современной немецкой юридической литературе от­мечается, что объединение ресурсов нескольких компаний может привести к получению значительных преимуществ, которые мо­гут выражаться в получении новых рынков сбыта, источников финансирования, совместном использовании патентов, унифи­кации производства и т. д.3 Если приведенные выше мотивы но­сят характер экономических, то можно отметить также и право­вые причины слияния и присоединения, когда укрупнение субъекта права становится необходимым в силу требований зако­на4. Например, в 1937 г., в результате принятия в Германии но­вого акционерного закона, многие акционерные общества были вынуждены реорганизовываться либо в форме слияния, либо в форме преобразования в общества с ограниченной ответственно­стью, поскольку закон предусматривал организационно-право­вую форму акционерных обществ только для крупных предпри­ятий и устанавливал очень высокий размер минимального устав­ного капитала5.

Справедливым будет возражение, что объединения прав и обязанностей нескольких обществ можно достичь и без исполь-

1 См., например: Шапкина Г. АО меняет образ // Бизнес-адвокат. 1997. № 6.

2 См.: Максимов В. Законы о товариществах. Акционерные общества, товарищества на паях, торговые доли, артели и др. Порядок их учреж­дения и деятельности. М., 1911. С. 52; Шершеневич Г. Ф. Указ. соч. С. 165.

3 См., например: Sagasser В., Bula Т. Umwandlungen. S. 55; Umwand-lungsgesetz. Kommentar / Hrsg. van M. Lutter. S. 58; Kommentar zum Umwand-lungsrccht / Hrsg. van K. Goutier, R. Knopf, A. Tulloch. Heidelberg, 1996. S. 71.

4 См.: Schmidt K. Gesellschaftsrecht. S. 344.

5 Ibid.

15

зования слияния или присоединения, посредством других инсти­тутов гражданского права. Несколько обществ могут, например, учредить новое общество, передав ему свое имущество полнос­тью или в части, в том числе свои предприятия со всеми отно­сящимися к ним правами и обязанностями и получив взамен акции нового общества; либо акционеры нескольких обществ могут обменять свои акции на акции нового общества, а старые общества ликвидировать. Произойдет так называемое экономичес­кое слияние (die wirtschaftliche Verschmelzung)1, в результате ко­торого будет достигнут эффект, схожий с эффектом правово­го слияния2. Однако участники «экономической реорганизации» столкнутся со значительными трудностями и понесут дополни­тельные расходы, так как не смогут воспользоваться упрощенным порядком создания и прекращения обществ, а также, и это са­мое главное, их права и обязанности будут передаваться по от­дельности, а не в порядке универсального правопреемства. Ука­занное следует из способов реорганизации (numerusclausus), по­скольку формы реорганизации, отличные от тех, которые предусмотрены в законе, реорганизациями в правовом смысле не признаются, а значит, участники таких реорганизаций не впра­ве использовать инструменты, присущие правовой реорганиза­ции, в частности универсальное правопреемство и упрощенный порядок прекращения участников.

Упрощенный порядок прекращения передающих обществ при сли­янии и присоединении означает, что передающие общества пре­кращаются без проведения процедуры ликвидации, необходимой для прекращения в обычном порядке. Упрощенный порядок пре­кращения свойствен всем способам реорганизации, в которых требуется прекращение какого-либо из участников, но, как мы установили выше, отличает слияние и присоединение от различ­ных способов «экономической реорганизации». Можно сказать, что прекращение общества в результате реорганизации является особым способом прекращения общества наряду с ликвидацией. Так, российский цивилист В. Удинцев подчеркивал, что одним из

1 Такое название подобным процессам дается, в частности, H.-W. Neye, P. Limmer, N. Frenz, U. M. Harnacke.

2 В первом из описанных случаев, однако, акции нового общества получают общества, передавшие имущество, а не их акционеры, а сами эти общества не прекращаются.

16

оснований прекращения акционерного товарищества является его слияние1. Параграф 2 Закона о реорганизации прямо устанавли­вает, что при слиянии в обеих формах передающие общества прекращают свое существование без ликвидации. Статьи 15 и 16 Закона об акционерных обществах, посвященные соответствен­но слиянию и присоединению, положений об исключении лик­видации не содержат, однако указывают, что рассматриваемые формы реорганизации сопровождаются прекращением передаю­щих обществ. В то же время сопоставление указанных норм с по­ложениями абз. 2 п. 1 ст. 21 Закона об акционерных обществах2 позволяет утверждать, что при слиянии и присоединении ликви­дации не происходит, поскольку последняя является самостоя­тельным основанием прекращения обществ, несовместимым с реорганизацией.

Важным свойством слияния и присоединения, присущим, впрочем, и некоторым другим способам реорганизации, является обмен акций передающих обществ на акции и (или) иные ценные бумаги нового или принимающего общества. Получение акций ак­ционерами прекращаемых обществ является компенсацией за утрату членства в прекращенном обществе.

По вопросу о форме компенсации мы обнаруживаем некото­рые различия между российским и немецким правом. В § 2 Закона о реорганизации прямо установлено, что при слиянии в обеих формах акционерам прекращаемых обществ предоставляются акции принимающего или нового общества. Посвященные сли­янию и присоединению ст. 15 и 16 Закона об акционерных обще­ствах содержат указание на то, что возможен обмен акций пере­дающего общества не только на акции принимающего или нового общества, но и на иные его ценные бумаги. Наиболее распрост­раненными ценными бумагами, выпускаемыми обществом и не являющимися акциями, являются облигации, т. е. ценные бума­ги, которые удостоверяют права их владельцев требовать от об­щества погашения облигации (выплату номинальной стоимости или номинальной стоимости и процентов) в установленные сро­ки (ст. 33 Закона об акционерных обществах).

1 См.: Удинцев В. Русское торгово-промышленное право. Баку, 1923; TimmW. Einige Zweifelfragen zum neuen Umwandlungsrecht // ZGR. 1996. S. 250.

2 В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 21 Закона об акционерных обществах ликвидация общества влечет за собой его прекращение без перехода прав и обязанностей в порядке правопреемства к другим лицам.

17

Вопрос о том, могут ли акционеры передающих обществ в качестве компенсации получать не только акции нового или при­нимающего общества, но и его облигации, а также акции или облигации иных компаний либо деньги, уже долгое время явля­ется дискуссионным.

В конце XIX в. российский цивилист П. Цитович отмечал, что если акционерам присоединенной компании вместо акций при­нимающей компании выдаются облигации, то слияния в этом нет, поскольку это простое приобретение одной компанией иму­щества другой (ликвидированной) компании, с уплатой покуп­ной цены этого имущества облигациями и с принятием на себя покупщиком всего актива и пассива купленного имущества1.

В немецком праве положения об обязательном предоставлении акционерам передающих обществ компенсации в форме акций принимающего или нового общества появились только с приня­тием Акционерного закона 1937 года. До этого ст. 215 и 247 Об­щего германского торгового уложения 1861 года и § 304 Герман­ского торгового уложения допускали другие формы компенсации. В литературе высказывалась точка зрения, что возможна компен­сация за акции полностью в денежной форме2.

В странах англосаксонской правовой системы и в настоящее время существует возможность предоставления акционерам де­нежной компенсации (так называемые денежные слияния — cash mergers). В США, например, в плане слияния дозволяется указы­вать, что в качестве удовлетворения за передаваемое при слиянии имущество будут предоставляться «акции, облигации или иные ценные бумаги принимающей или любой другой корпорации, либо... деньги или иное имущество...» (§ 11.01 (Ь) (3) Модель­ного закона о предпринимательских корпорациях (Model Business Corporation Act), § 251 (b) (4) Общего закона о корпорациях Делавэр (Delaware General Corporation Law) и § 11.01 Общего закона о корпорациях Калифорнии (California General Corporation Law). В соответствии со ст. 425—430 английского Закона о компа­ниях 1985 года (Companies Act) слияние (amalgamation) невоз­можно только в том случае, если компенсация за акции предо­ставляется исключительно в денежной форме.

1 См.: Цитович П. Учебник торгового права. Киев, 1891.

2 См.: Mertens К. Zur Universalsukzession in einem neuen Umwan-dlungsrecht//AG. 1994. Nr. 2. S. 76.

1

18

В немецком праве в качестве причин запрета на компенсацию в иных формах часто называют защиту прав акционеров, сохра­нение за ними вовлеченности в экономическую деятельность (wirtschaftliches Engagement)1 и наиболее полное соблюдение идентичности состава участников реорганизуемых обществ2.

По нашему мнению, указанные причины несостоятельны. Во-первых, если акционерам, обладающим меньшинством ак­ций, будут предоставлены акции нового или принимающего об­щества, то в силу разбавления за счет акций акционеров других участвующих в слиянии или присоединении обществ первые ак­ционеры будут обладать в новом или принимающем обществе еще меньшей долей акций, что фактически будет означать потерю ими вовлеченности в экономическую деятельность. Именно с такой позиции во время обсуждения проекта Закона о реоргани­зации выступали некоторые авторы, рекомендовавшие отменить ограничения в формах компенсации3. Во-вторых, акционеры пе­редающих обществ после получения акций нового или принима­ющего общества вправе продать свои акции, что в конечном счете приведет к нарушению идентичности состава акционеров. Следо­вательно, ограничения, содержащиеся в немецком праве, мож­но признать искусственными.

Тем более неправильными представляются положения россий­ского права о том, что акционерам передающих обществ может быть предоставлена компенсация в форме акций принимающего или нового общества и (или) его облигаций либо иных ценных бумаг. Смысл указанной нормы был бы понятен, если бы акцио­нерам передающих обществ могли предоставляться акции, либо иные ценные бумаги, например облигации, конвертируемые в акции, выпуск которых предусмотрен в том числе п. 4 ст. 33 Зако­на об акционерных обществах. В этом случае в защиту рассматри­ваемой нормы могли бы выдвигаться аргументы, подобные аргу­ментам в защиту § 2 Закона о реорганизации в немецком праве, т. е. сохранение экономической вовлеченности акционеров, а также идентичности состава участников. Однако облигация, не конвер­тируемая в акции, является лишь долговой ценной бумагой, удо­стоверяющей отношения займа между ее владельцем (кредитором)

1 См.: Mertens К. Op. cit.

2 См.: Kommentar zum Umwandlungsrecht // Hrsg. van К. Goutier, R. Knopf, A. Tulloch. S. 75.

3 См., например: Mertens К. Op. cit.

19

и лицом, выпустившим облигацию1. Таким образом, при предос­тавлении акционерам передающих обществ облигаций нового или принимающего общества не достигается ни одна из указанных целей. Наоборот, положения ст. 15, 16 Закона об акционерных обществах могут привести к нарушению прав акционеров переда­ющих обществ, поскольку акционеры, по сути, могут быть при­нуждены к принятию облигаций, т. е. к предоставлению займа но­вому или принимающему обществу вместо получения компенса­ции в денежной форме. По нашему мнению, необходимо либо установить, что компенсация акционерам передающих обществ предоставляется исключительно в форме акций передающего или принимающего общества, при сохранении вида акций передаю­щего общества (обыкновенные или привилегированные), либо во­обще снять всякие ограничения на форму компенсации. При этом последний вариант представляется нам предпочтительным.

Необходимо указать, что компенсация в денежной форме возможна в праве ФРГ и сегодня, однако она допускается лишь в качестве дополнительной компенсации, если по требованию акционеров суд установит, что пропорция обмена акций была занижена.

Итак, нами были рассмотрены основные характеристики сли­яния и присоединения акционерных обществ. В результате мож­но утверждать, что предложение в начале настоящего исследова­ния единых определений для слияний и присоединений в россий­ском и немецком праве было оправданным. Слияние и присоединение в праве Российской Федерации и ФРГ обладает общими существенными характеристиками. Более того, сами формы реорганизации в форме слияния и присоединения в до­статочной степени схожи. Единственным различием между ними на данном этапе исследования видится то, что при слиянии права и обязанности переходят создаваемому новому обществу, а при присоединении — к уже существующему принимающему Россий­ской Федерации и ФРГ обладает следующими существенными характеристиками:

а) формы реорганизации предусмотрены законом;

б) формы реорганизации направлены на объединение прав и обязанностей; причем

1 Такое определение облигации дается в том числе в: Комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах» / Под общ. ред. М. Ю. Тихомирова. М, 1996. С. 149.

  1. Ременных исследований сборник научных статей Под редакцией доктора филологических наук, профессора А. Э. Еремеева Омск ноу впо «ОмГА» 2012

    Документ
    В сборник включены статьи участников VI Международной научно-практиче­ской конференции «Наука и общество: проблемы современных исследований», состо­явшейся 25 апреля 2011 года на базе НОУ ВПО «ОмГА».
  2. Гимназические ученические чтения, или Конференция победителей” Материалы конференций 2005, 2006 г г

    Документ
    Сборник, выпущенный по итогам проведения Вторых и третьих городских гимназических ученических чтений, проходивших по инициативе Ассоциации гимназий Санкт-Петербурга в 2005 и 2006 годах на базе гимназии № 622, состоит из материалов
  3. Удк 550. 4; 551. 46 Результаты экогеохимических исследований донных осадков Северо-Западной части Каспийского моря (1)

    Документ
    В работе изложены результаты мониторинговых химико-битуминологических исследований донных осадков, образцы которых получены в экспедициях 2 -2003 гг. на полигоне «Чистая Банка» размером 20х30 км в Северо-Западной части Каспийского моря между о.
  4. Удк 550. 4; 551. 46 Результаты экогеохимических исследований донных осадков Северо-Западной части Каспийского моря (2)

    Документ
    В настоящее время здесь наблюдается постепенное самопроизвольное восстановление растительного покрова, при этом обыкновенно на беспокровных участках первоначально образуются бурьянистые заросли.
  5. Вимір Матеріали Міжнародної науково-практичної конференції «vii прибузькі юридичні читання» 25-26 листопада 2011 року Миколаїв Іліон 2011

    Документ
    Президент Національного університету «Одеська юридична академія», доктор юридичних наук, професор, академік Національної академії правових наук України, Заслужений юрист України Ківалов С.
  6. Сборник документов и материалов

    Книга
    Вопросы свободы совести и религиозных организаций в Республике Беларусь: Сборник документов и материалов/Авт.-сост. М.В.Цвилик; Под ред. В.И.Новицкого.
  7. Книга профессора Алексея Аргуна, как мне кажется, проникнута особой любовью к адыгам и абхазам. Она заставляет читателя задуматься над судьбой рыцарей Кавказа, которые своими геро

    Книга
    Эта книга абхазского автора Алексея Аргуна посвящена творческой деятельности известного адыгского режиссера, ныне Министра культуры РА Касея Яхьявича Хачегогу.
  8. Г. Д. Адеев Г. И. Геринг (председатель) (9)

    Документ
    Настоящая статья посвящена проблеме прекращения осуществления органами местного самоуправления отдельных государственных полномочий, в том числе в ней раскрываются вопросы инициаторов, порядка, форм и последствий указанного прекращения.
  9. Вузовская наука программы методики Графика дизайн фото мультимедиа игры Диссертации авторефераты

    Автореферат диссертации
    мы создаем новый проект в который войдут более 500 тыс. публикаций, аналогично представленным в этом каталоге. Вы всегда можете пожертвовать на развитие некоммерческого проекта Реквизиты: Яндекс-деньги 41001185 3 89 Библиотечное дело\

Другие похожие документы..