Предисловие

Кинг возвращался в свой штаб в главном здании ВМС, не отвлекаясь на окружающее на 17-й улице, у Галереи Искусств «Коркоран», у зданий «Конститьюшн Холл» и Пан-Америкэн Юнион»: его мысли сосредоточились на новой задаче. Он с одобрением отнесся к идее быстрых действий, понимая, что каждый новый день принесет весть о потоплении судов у восточного побережья. Он ежедневно просматривал секретные отчеты британского Адмиралтейства о размещении и перемещениях подлодок в Центральной и Восточной Атлантике и хорошо знал о их перемещении в западном направлении. Но так же хорошо он знал об отсутствии средств противостоять этому перемещению.

Британское Адмиралтейство еще в 1939 году создало группу слежения за подлодками. В ней вначале под руководством Казначея флота Е. У. С. Тринга, а затем капитана 3 ранга Роджера Уинна, собирались и анализировались данные разведки, отчеты о боях, сообщения об обнаружении и атаках подлодок, перехваченные радиосвязи подлодок и данные пеленгования для определения действительного и предполагаемого местонахождения и передвижения противника. Усилия капитана 3 ранга Уинна тратились на подготовку ряда очень важных сведений, но часто это происходило слишком поздно, чтобы можно было успешно отвести конвои в безопасное место. Тем не менее, информация о местоположении, концентрации и перемещениях подлодок была ценным элементом в противолодочной стратегии и тактике{12}. [32]

Радиосвязь в подводном флоте была обычным и каждодневным делом. Радиосигналы между действующими подлодками и их штабом вначале в Париже, а затем в Карнавале вблизи Лорана, Франция, кодировались секретным шифром системы «Гидра», которая хотя и имела обозначение «для внутренних вод» (Heimisch Gewasser), использовалась и при связи с подлодками. Оборудование для кодирования и декодирования в системе «Гидра» называлось «Энигма» и представляло собой электромеханическое устройство с несколькими вращающимися роторами, которые механически превращали текстовое сообщение в кодированное и декодировали его снова в открытый текст. Сопроводительный документ, также засекреченный, содержал порядок ежедневного выбора и сочетания роторов. Как на любом военном корабле, предусматривались меры недопущения попадания в руки врага информации по кодированию и оборудования. Соответственно, защита и уничтожение «Энигмы» и документации по «Гидре» было первейшей обязанностью каждого командира подлодки и надводного корабля в случае неминуемого пленения{13}.

Но к середине 1941 года Адмиралтейство осуществило значительный прорыв в сборе разведывательной информации, позволивший существенно улучшить операции по отслеживанию подводных лодок. Благодаря усилиям особо отобранных наиболее выдающихся умов на «Станции X», правительственной Школе кодов и шифров в Бличли-Парк, Бэгингхэмпшир, размещавшемся в особняке викторианских времен, германский военно-морской шифр был раскрыт. Этому способствовало несколько обстоятельств. Прежде всего, блестящий уровень математиков Кембриджа, в особенности Алана Тьюринга, криптоаналитика Школы кодов и шифров; затем, обладание польской шифровальной машиной, известной под названием «Бомба Режевского», действовавшая по тем же принципам, что и германская «Энигма»; и, наконец, германские кодовые книги, наборы роторов и машины «Энигма», захваченные во время нескольких рейдов и потоплений кораблей в 1940–1941 гг.{14}.

Наиболее драматичный эпизод подобных захватов произошел при атаке на подлодку U-110 к востоку от мыса Фаревелл [33] на южной оконечности Гренландии. Британский корвет «Обриешиа» 8 мая 1941 года забросал глубинными бомбами лодку U-110 под командованием капитан-лейтенанта Фрица-Юлиуса Лемпа, лодка была повреждена и вынуждена была всплыть. Лемп приказал покинуть лодку — из-за того, что она наполнилась газовыми испарениями. Британский эсминец «Бульдог» подошел к лодке и высадил на нее группу захвата. Когда Лемп бросился обратно в лодку, чтобы попытаться ускорить ее затопление и уничтожить секретные материалы, он был застрелен. Несчастная U-110 обеспечила британцев полной документацией по «Гидре» и шифровальной машиной «Энигма»{15}.

Теперь Роджер Уинн смог читать все сообщения подлодок. Расшифрованные Тьюрингом радиосигналы позволили Уинну составить полную картину перемещения подлодок по оперативной зоне Атлантики. Несмотря на краткие перерывы и нарушения приема сигналов, группа слежения за подлодками зарекомендовала себя, как необходимое звено оперативной разведки. Но в конце ноября 1941 года Дениц заподозрил брешь в своей системе шифрования ввиду того, что у его подлодок успехи в обнаружении атлантических конвоев значительно ухудшились. В результате в машины «Энигма» 1 февраля 1942 года был добавлен четвертый ротор, что значительно сократило информацию, поступающую в группу слежения и ослабило деятельность Уинна и его заместителя, Патрика Биисли. Без этих ежедневных отчетов группа слежения, осталась лишь с прежними данными, собранными устройствами прежнего образца, да еще с информацией, полученной за месяцы чтения секретного радиообмена между отдельными командирами подлодок и их штабом. Теперь Уинн и Биисли хорошо познакомились с многими подлодками и их командирами. Они знали тоннаж и ресурс прочности каждой из них — 1000-тонной дальнего действия IXB серии и 750-тонной VIIC серии с меньшим радиусом действия. Им стали знакомы отдельные командиры подлодок, вплоть до их прошлого, особенностей тактики и даже индивидуальных идиоскриназий. Вся эта информация была особенно полезной при разработке тактики действий британских и [34] канадских соединений, защищающих североатлантические конвои{16}.

Оперативная информация о подлодках, представлявшая интерес для ВМС США, регулярно передавалась и в Вашингтон, хотя до января 1942 года в Западной Атлантике подлодки не действовали. По этой причине данная информация для Охраны Восточной Морской Границы и Охраны Морской Границы Залива представляла небольшой интерес — их больше беспокоили операции в проливах Флориды и Мексиканском заливе. Даже после 12 января, когда Адмиралтейство сообщило американцам о возможном переходе подлодок на позиции к юго-западу от мыса Код, мало что было предпринято для создания противодействующих сил. До 14 января упор делался на мобилизацию и на защиту североатлантических конвоев. Но после того, как был потоплен пароход «Норнесс», война в Атлантике приобрела новый масштаб{17}.

У адмирала Кинга был приказ Верховного Главнокомандующего, приказ срочный, и адмирал поспешил его исполнить, тем более, что у него имелись ощутимые свидетельства атак подлодок к юго-западу от мыса Код: «Норнесс», «Циклоп» и «Фриско» были потоплены севернее и восточнее этого места, но все равно достаточно близко. Ему было ясно, что потопление «Норнесс» всего в 50 морских милях к югу от Мартас Уайнярд, Массачусетс, показывает, какой серьезный размах приобретает подводная война. Но даже после этой атаки Кинг, очевидно, представлял себе, что вероятность отыскать подлодку на тысячах квадратных миль Атлантики к югу и востоку при столь скромных ресурсах, имея в виду ограниченное число эсминцев, была бы крайне малой, а сам поиск был бы упражнением в бесполезном деле. Кинга беспокоили скудость имевшихся ресурсов и вопрос о том, что ему делать в первую очередь. Находящийся в его распоряжении флот ему нужно использовать наиболее разумно.

Адмирал продолжал размышлять, двигаясь к Конститьюшн Авеню и Морскому Министерству. Более всего досаждал факт того, что враг приблизился к береговой линии США. Такого не случалось с 1918 года, когда три подлодки [35] немцев попытались устроить блокаду восточного побережья. Хотя тогда блокада имела очень ограниченный успех, Кинг понимал, что теперь с использованием более современных подлодок в американских территориальных водах вероятна и несомненно возможна гораздо более эффективная кампания. Возможно, Кинг пожалел о своем пренебрежении к усилиям Роджера Уинна и Патрика Биисли. По иронии судьбы, вскоре после того, как Кингу понадобились разведданные по подлодкам для организации защиты от них, командование германского подводного флота прекратило использование «Гидры» и перешло на новую систему шифрования «Тритон» и новые машины «Энигма»{18}.

В чем нуждался адмирал Кинг теперь, так это в быстроходных кораблях, способных бороться с подлодками. Было ясно, что противостоять наступлению подводных лодок без соответствующих средств — авианосцев, авиации, летчиков, а также эсминцев с личным составом, натренированным в противолодочной стратегии, тактике и операциях — он не в состоянии. Но все требуемое не появится еще много месяцев. Пока что президент потребовал подготовить суда-ловушки и они будут. На стороне Кинга имелся один из лучших администраторов типа «знаю, как сделать, и сделаю» в Морском Министерстве — вице-адмирал Фредерик Дж. Хорн. Эти корабли будут его проектом.

В 15:30 того же дня Кинг собрал у себя в конференц-зале на втором этаже, примыкающем к его кабинету, и с окнами на Конститьюшн Авеню, трех высших офицеров: вице-адмирала Хорна, контр-адмирала У. С Фарбера — оба из Управления Командующего Морскими Операциями — и контрадмирала Рэя Спира, начальника Морского Управления материально-технического снабжения, возглавлявшего систему обеспечения флота. Выступление его было кратким: он только что вернулся от президента Рузвельта, и по его поручению ВМС должны подобрать, переоборудовать и отправить на боевое дежурство два или больше судов-ловушек. Эти суда-приманки должны предотвращать атаки подлодок на коммерческие суда в пределах вод восточного побережья. Проект начинает действовать немедленно. Корабли должны быть готовы к выходу в море через кратчайшее время. По самой [36] сути проекта секретность его имеет огромное значение. Действовать надо немедленно. Он дал задание адмиралу Хорну руководить проектом и попросил составить план действий в срок двое суток, с периодическими устными отчетами.{19}

На этом Кинг покинул конференц-зал и направился в соседний кабинет адмирала Гарольда Р. Старка, начальника Управления Морских Операций. Адмирал Старк при морском министре Фрэнке Ноксе был ответственным за стратегическое планирование, управление, строительство кораблей и организацию морской службы. Старк был назначен на пост Командующего Морскими Операциями в 1939 году, после нападения Гитлера на Польшу; он пользовался уважением Рузвельта и Кинга как специалист по планированию и дипломат, хотя и «боевым» адмиралом он не считался. Кинг вкратце рассказал ему о проекте, отметив, что выполнение его он поручил адмиралу Хорну, если Старк не будет против. Старк не возражал, он сказал Кингу, что в проекте можно использовать любого из его штата, и попросил держать его в курсе дела.

Всего за несколько минут до этой встречи, когда Кинг давал задания трем адмиралам, Хорн сделал заметки на желтых разлинованных листах служебного блокнота. Это были слова: «секретность», «спешность», «суда», «переоборудование», «вооружение», «отборный личный состав» («смельчаки-добровольцы»), «финансирование», «оперативные приказы/оперативное командование». Эти слова стали пунктами обсуждения после того, как ушел Кинг. Адмиралы Хорн, Фарбер и Спир вместе работали над другой программой. После краткой дискуссии Хорн перечислил пункты плана и объявил проект секретным. По общему согласию решено было переписку свести до минимума, причем общее дело должно было вестись только в кабинете Хорна — заместителя Командующего Морскими Операциями. Совещание должно было продолжиться в 14:00 следующего дня, 20 января. Дело и эта рискованная затея в дальнейшем стали называться Проект LQ{20}.

В то время, как план американских контрмер в отношении подлодок еще оставался в зачаточном состоянии в Морском [37] Министерстве, адмирал Карл Дениц, командующий германским подводным флотом, уже обозначил свое присутствие в тем, что было названо операцией «Paukenschlag» («Удар в литавры»): две первые подлодки всколыхнули прежде спокойные американские воды, напав на торговые суда всего в нескольких милях от побережья Нью-Джерси, Вирджиния. «Удар в литавры» Деница услышали и в Овальном Кабинете, и в Морском Министерстве. [38]

  1. Предисловие (201)

    Документ
    Наступает третье тысячелетие. Во всем мире происходят существенные изменения в сфере труда, информации и власти. Образование становится самостоятельным фактором глубоких социальных и экономических перемен.
  2. Предисловие (164)

    Документ
    Общественным наукам очень повезло при социализме. В наследии Маркса — Энгельса — Ленина были однозначно сформулированы подходы, выводы и оценки, так что задача ученого значительно упрощалась.
  3. Предисловие (199)

    Документ
    Каталог выставки «Русские в Англии: между двумя войнами (1917-1940 гг.)» был подготовлен к Международной конференции «Культурное и научное наследие российской эмиграции в Великобритании (1917-1940 гг.
  4. Предисловие.

    Документ
    Учебная дисциплина «Методика преподавания математики» отно­сится к циклу педагогических дисциплин и изучается студентами, уже получившими определенную философскую, психологическую, общедидактическую, логическую и математическую подготовку.
  5. Предисловие (11)

    Документ
    Клинические проявления сердечно-сосудистых заболеваний многообразны, и практический врач нередко встречается с большими трудностями при постановке диагноза.
  6. Предисловие (105)

    Документ
    Представляем вашему вниманию «Календарь знаменательных и памятных дат - 2007 год». Материалы указателя состоят из двух частей. В первой части представлены «Знаменательные и памятные даты Республики Казахстан 2007 года», «Знаменательные
  7. Предисловие (110)

    Документ
    Хвала Аллаху Господу миров. Мир и благословление пророку Мухаммаду и его семье. Да будет доволен Аллах его сподвижниками, и да смилуется Он над теми, кто последовал за ними в благочестие.
  8. Предисловие (111)

    Документ
    Предисловие Характерной чертой нашего времени являются интенсив­но развивающиеся процессы информатизации практически во всех сферах человеческой деятельности.
  9. Предисловие (153)

    Документ
    В учебнике впервые обобщены научные и практические достижения в новой области знаний – безопасности жизнедеятельности. Он подготовлен в соответствии с примерными программами дисциплины «Безопасность жизнедеятельности» (БЖД) для всех
  10. Предисловие (157)

    Документ
    10 лет назад, когда мы, члены вновь созданной кафедры «Информационная безопасность» Южно-Уральского государственного университета, открывали в Челябинске абсолютно новые образовательные направления, связанные со сферой информационной

Другие похожие документы..