Президентский марафон

тоже. С огромным удовольствием посмотрел и другие фильмы: "Женя, Женечка и

"катюша"", "Звезда пленительного счастья", "Лес". Хочу пригласить этого

великого режиссера поужинать в ресторане. И знаете, в каком? "Белое солнце

пустыни"!

Вот такой распорядок дня.

Но бывают в этом распорядке, конечно, и исключения! Очень хорошие

исключения...

... С огромным волнением впервые после долгого перерыва я ехал в

Кремль.

Все-таки трудно в первый раз возвращаться на старое место работы, с

которого ты недавно ушел.

Причина визита в Кремль - встреча с журналистами, моим президентским

"пулом". Это те люди, которые летали со мной во все поездки начиная с 1996

года. Татьяна Малкина, Наталья Тимакова, Вероника Куцылло, Светлана Бабаева,

Вячеслав Терехов и многие другие. Встречу провели в одном из кабинетов

Большого Кремлевского дворца, чтобы не беспокоить обитателей "рабочих"

корпусов. Она была очень трогательной. Даже язвительный Алексей Венедиктов с

"Эха Москвы" был, как никогда, мил и любезен.

Каждому гостю я подарил знаменитые президентские часы, девушкам еще и

по букету цветов. Но этим дело не кончилось. Расставаться совершенно не

хотелось. По-моему, Таня Малкина спросила: "А как день рождения будете

отмечать, Борис Николаевич?" "Как еще, - говорю, - дома буду отмечать.

Придете?" Они: "А пригласите?" - "Разумеется, приглашаю!"

День рождения получился веселый. И у меня после него появилось новое

орудие труда - диктофон. Правда, накануне Наина не спала полночи: пекла

торты, чтобы всех журналистов угостить.

А девочки из "Коммерсанта" сделали для меня подарок: спецвыпуск их

газеты, тиражом 50 экземпляров, в котором собраны все лучшие

коммерсантовские статьи обо мне.

Ценный подарок. Потом, через несколько дней, они расхрабрились и

позвонили: "Борис Николаевич, верните хоть один экземплярчик, с вашим

автографом!"

14 марта был день рождения Наины. Мы с дочерьми задумались, что ей

подарить. Украшения? Платье?

И вдруг вспомнили, как совсем недавно она сказала: "Слушайте, а может

быть, мне все-таки начать шить? Я же всю жизнь мечтала... "

Швейная машинка!

Таня тут же поехала в магазин, долго выбирала, а потом сказала

продавцам: "Давайте самую последнюю модель". Когда увидел эту швейную

машинку, глазам не поверил: какая-то сплошная электроника, можно нажать

несколько кнопок, и она сама выберет из сотни стежков, из десятков петель -

просто компьютер какой-то. Такое впечатление: засунешь в эту швейную машинку

кусок материи, а она в ответ тебе готовый костюм выдаст!..

Рано утром мы втроем вкатили к Наине в комнату столик, на котором

стояли цветы и возвышалась машинка-компьютер.

Такая традиция. Человек просыпается, вся семья в сборе, цветы и

подарки. Странно было одно - на этот раз в это утро я никуда не торопился. Я

долго стоял, смотрел, как Наина восхищается машинкой: "Что же я буду с этим

богатством делать?" "Вышей мне инициалы на платках... - сказал я. - Для

начала".

Как же редко мы все эти годы с Наиной куда-нибудь ходили - в театр, в

ресторан. А теперь вот начали ходить. Мы пригласили в гости доктора Сергея

Миронова, который долгие годы был руководителем моего консилиума. А потом

решили: лучше все вместе сходим в грузинский ресторан! И мы отправились в

ресторан "Сулико". Все получилось замечательно. У жены доктора Миронова,

Джулии, великолепный грудной голос. Она пела вместе с грузинским мужским

хором. Поет она просто

прекрасно, глубоко, красиво. А когда раздались ритмичные грузинские

песни, я даже пытался отбивать ритм на ложках.

Над моей страстью к ложкам много раз смеялись журналисты. Ну что же

делать, если во времена моей юности не было таких шикарных ударных

инструментов, как сейчас. Учился отбивать ритм на ложках. А ритм - это у

меня в крови.

Я ритмичный, хотя и по-своему, человек. Люблю в разговоре резкие

повороты, иногда паузы, неожиданные переходы, держу ритм и терпеть не могу

тупую монотонность.

... Директор ресторана пытался закрыть ресторан, чтобы никого, кроме

нас, в зале не было, но я попросил этого не делать. Было шумно, весело,

настоящий грузинский вечер. И настоящая грузинская еда, вино

"Александроули", специальный заказ из Тбилиси.

... Весь февраль и март были связаны с предвыборными волнениями.

Я был абсолютно уверен в победе Путина. Об этом говорило все: и моя

интуиция, и весь расклад общественного мнения, подтвержденный "диагнозами"

социологов, и реальная ситуация - альтернативы Путину не было никакой.

Ждал 26 марта в спокойном, бодром, приподнятом настроении.

И все же сам день выборов был для меня чрезвычайно волнующим. Я узнавал

предварительные результаты по телефону, звонил губернаторам тех областей и

краев, где выборы уже прошли: что? как?

Таня пыталась меня образумить: "Папа, ну что ты волнуешься? Все равно

он победит!" "Сам знаю. Хочу скорее узнать результат", - отвечал я.

Когда по экрану поползли первые открытые цифры голосования и их стал

объявлять Николай Сванидзе, я позвал всех домашних: "Несите шампанское!

Быстрей!"

В доме все были тоже в приподнятом, возбужденном настроении.

Я от волнения не мог усидеть на месте. Победа! Быть может, главная моя

победа!

Господи, как долго я этого ждал!

Кстати, Лена со своим сыном, моим внуком Ванькой, которому два с

половиной года, ходила в этот день, 26 марта, голосовать на избирательный

участок. Там Ванька, наплевав на Закон о выборах, стал громко требовать,

чтобы все голосовали за Путина. А когда объявили результаты, мама Лена

сказала ему: "Смотри, твой кандидат победил. Знаешь, кем он теперь будет

работать?" "Знаю!" - сказал Ваня. "Кем?" - "Ельциным!"

... А в апреле в Москву прилетел бывший премьер-министр Японии Рютаро

Хасимото.

Я пригласил Рю в резиденцию "Русь", в мое любимое Завидово. Мы

продолжили нашу рыболовную традицию - пошли рыбачить. Вернее, поехали: Таня

отвезла нас на электрокаре к пруду. В нем разводят форель и зеркальных

карпов.

Но, к сожалению, за все это время, после Красноярска, Рю так и не

научился подсекать удочку с наживкой. А спиннинг с блесной - с берега ну

никак не идет. Так что Рю со вздохом взял в руки русскую удочку. Однако

волновал его, конечно, совсем не улов. Он хотел выяснить степень моего

доверия новому президенту, степень преемственности политического курса. Рю

очень не хотелось терять достигнутое нами в Красноярске. И я сказал, что

абсолютно доверяю Путину. И курс на партнерство с Японией, безусловно, будет

продолжен новым президентом России.

Думаю, что и новый премьер-министр Мори, к сожалению, при печальных

обстоятельствах занявший свой пост (весной этого года скоропостижно

скончался премьер Кэйдзо Обути, семье которого я выразил свое глубочайшее

соболезнование), будет держаться той же линии.

... Пока мы возвращались с рыбалки, мне пришла в голову интересная

идея. А ведь можно создать клуб бывших президентов и премьеров! Ну не могут

такие мощные фигуры, задававшие тон на мировой политической сцене, как Коль,

Буш, Тэтчер, как Клинтон или Хасимото, как Валенса или Мандела, в одночасье

уйти в личную жизнь, удалиться на покой. По себе знаю, как это трудно -

перейти в иное качество. В другую жизнь.

Но дело не только в общении. Такой "клуб старейшин" мог бы оказать

нравственное влияние на весь международный климат.

Вот закончу с книгой и обязательно вернусь к этой идее.

Еще одна встреча. В Москву с официальным визитом прилетел президент США

Билл Клинтон.

... После переговоров в Кремле с Владимиром Путиным, после публичных

выступлений, после всей официальной программы он заехал к нам. Мы с Биллом

давно не виделись, и, честно говоря, я даже соскучился. И вот распахнулись

ворота, кортеж президента США въехал в Горки-9.

Я спросил у Клинтона, в который же раз мы встречаемся.

Он улыбнулся: трудно посчитать.

... Время летит быстро. Очень быстро. Хотя в политике время другое -

оно то ползет, замедляется во время тяжелейших кризисов, то стремительно

рвется вперед. Но сейчас мы говорили о другом времени. Об обычном,

человеческом.

В этом обычном человеческом времени мы с Биллом за эти годы успели

подружиться, проникнуться друг к другу симпатией.

"Тебе понравился Путин?" - спросил я. "Хороший, сильный лидер, -

серьезно ответил Билл. Потом продолжил: - Я знаю, у него в России огромный

авторитет. Но он еще только делает первые шаги, и, чтобы стать великим

политиком, ему нужно больше доверять своему сердцу, доверять своим

ощущениям".

Я спросил Билла, как, с его точки зрения, прошли переговоры по проблеме

ПРО. Клинтон ответил неопределенно. Мол, есть в проблеме ПРО аспекты

философские, политические, есть технические. Сами механизмы наших

договоренностей должны уточнять военные. Я напомнил ему, как мы вместе

находили выход из самых тупиковых ситуаций, даже из тех, где не могли

договориться наши эксперты.

... Клинтон на минуту задумался. Я понимал о чем. Билл хочет уйти,

окончательно решив проблему ПРО. Чтобы не оставлять ее новому президенту.

Как теперь пойдет диалог наших стран? Что ждет мир в результате этого

диалога? Я убежден, что только путем взаимных компромиссов мы сохраним

достигнутое нами в области разоружения, сохраним у человечества надежду на

то, что двадцать первый век будет веком мира.

... Я спросил его, как поживает Хиллари. Клинтон рассказал в ответ

неожиданную историю: "Я вчера выступал на вашем радио. - Накануне он в

прямом эфире отвечал на вопросы российских радиослушателей. - Был смешной

вопрос, Борис. Что будет, если Хиллари станет президентом США? Как я себя

буду чувствовать в роли мужа президента? Я им ответил: а что, буду носить ей

чай!"

... Мне всегда нравились добродушная открытость Билла, его свобода,

легкость в общении. Как-то раз на одном из торжественных приемов мы долго

сидели рядом. Он сказал: "Мы с тобой почти одного роста, Борис". Я спросил:

"Билл, а у тебя какой размер обуви? Давай померяемся". Он засмеялся, я стал

снимать ботинок. Оказалось, рост одинаковый, а размер у меня - сорок третий,

а у него - сорок шестой. Вот так бывает...

Я ждал в гости одного Билла, а приехала американская делегация почти в

полном составе. Это были те люди, которые помогали Биллу в последние годы,

тесно работали с нашей администрацией. Все они захотели пожать мне руку,

сказать теплые слова. Это было приятно.

Наконец я встал, чтобы проводить гостя. На прощание Билл сказал

интересную вещь: "Ты хотел изменить страну, Борис, и ты ее изменил". "И ты

изменил свою страну, Билл", - сказал я в ответ. Думаю, это не были дежурные

слова.

Мы вышли из дома. Замечательный день. Таня и Наина сфотографировались с

президентом США. Он помахал рукой и направился к машине. Перед ним прошел

офицер с ядерным чемоданчиком - в перчатках, несмотря на жару.

... Когда Билл уехал, я долго смотрел на фотографию, которую он мне

подарил. Мы с ним сидим в знаменитых плетеных креслах. И смотрим вдаль. На

голубое небо.

Два президента. Два человека.

Хорошая фотография.

Наступили майские праздники. До инаугурации Владимира Путина оставались

считанные дни. Я чувствовал, как все больше и больше меня охватывает

волнение.

Александр Волошин, руководитель президентской администрации, привез

предварительный план инаугурации. Было два варианта: Дворец съездов, где

проходила инаугурация 96-го года, или Большой Кремлевский дворец. Я

вспомнил, что у меня с той церемонией связаны не самые лучшие воспоминания,

и поэтому мне судить трудно. Решайте сами. Но был очень рад, когда узнал,

что инаугурацию решено проводить в недавно отреставрированном зале старого

Кремля, а не в стеклобетонном советском Дворце съездов.

И вот все решено. 7 мая в Андреевском зале Большого Кремлевского дворца

должна состояться инаугурация нового президента России. Здесь, в этих залах

- Георгиевском, Андреевском, Александровском, - короновали на царство.

Залы хранят память об этих исторических событиях. И нет ничего плохого

в таких аналогиях. Это наша большая история, которая требует к себе и любви,

и уважения.

Но вот интересная деталь - сколько кресел во Дворце съездов, известно

всем. А сколько человек поместится в этих залах Большого Кремлевского

дворца? Этого не знал никто. Проблему решили просто: привезли солдат,

которые встали вдоль ковровой дорожки и некоторое время представляли собой

гостей инаугурации. А затем их просто пересчитали.

Я внимательно изучал сценарий.

... Однако стоит ли мне выходить на сцену вместе с Путиным, стоит ли

произносить свою речь? С этим тоже было связано немало сомнений.

Но в конце концов я понял: в этой конкретной инаугурации роль бывшего

президента обозначена не по прихоти сценария, а самой историей.

И все-таки, когда началась работа над речью, разволновался

окончательно. Восемь лет я был у власти в России. Восемь лет пытался

удерживать страну от потрясений и вместе с тем шел на очень трудные,

непопулярные меры. Восемь лет такого дьявольского напряжения, которому не

вижу аналогов в мировой политической практике последней четверти века. Что я

могу сказать об этом на одной страничке текста?

Встали рано утром. Как всегда, меня собирали в дорогу мои женщины. Таня

спросила, какой костюм я надену. "Не знаю. А ты какой предлагаешь?" Таня

предложила темно-синий. Я считал, что черный - более строго. Вот тут она

меня переспорила, что случается у нас не часто. Провожать за ворота вышли

всей семьей.

Большой Кремлевский дворец, недавно отреставрированный, был полон.

Огромное напряжение. В залах БКД - полторы тысячи человек, представители

всей российской элиты. Политики, чиновники, журналисты, бизнесмены, деятели

культуры. Духовные пастыри всех без исключения конфессий.

Здесь же первый и последний президент СССР Михаил Сергеевич Горбачев.

В огромных хрустальных люстрах искрится свет, золоченые бархатные

перевязи отделяют от аудитории путь, по которому пройдет к сцене новый

президент. Кортеж автомобилей и мотоциклистов строго по расписанию, в

полдень, подъезжает к Кремлю, когда участники инаугурации уже в зале.

Владимир Путин начинает свой долгий путь мимо всех, кто внимательно

наблюдает - и будет наблюдать еще четыре года! - за каждым его шагом, каждым

движением. Какими же долгими, наверное, показались ему эти несколько минут!

Инаугурация не только соответствовала строгим государственным канонам,

но и стала великолепным зрелищем. Компания Си-эн-эн, другие крупнейшие

западные телекомпании транслировали ее на весь мир в прямом эфире.

Естественно, по российскому телевидению ее передавали три федеральных

канала. Каждая мелочь была продумана, и недаром вся страна припала к своим

телевизорам 7 мая. Одно лишь плохо: яркие лампы-софиты не вовремя подло

"сбликовали", и на экране монитора, по которому бежали строки моей речи, я

ничего не увидел, кроме отдельных слов.

Потом все наладилось. Слава Богу, заминка не сказалась на общем

празднике.

Выходит, не зря я волновался.

Впрочем, и это, если вдуматься, символично. Не было у меня здесь, в

Кремле, ни одной легкой минуты. От начала до самого конца.

Мы с Владимиром Владимировичем вышли на Соборную площадь. Дул легкий

ветерок, светило неяркое солнце. Я столько лет ждал этого дня, готовился к

нему. А чувствую себя все-таки грустно.

Полк кремлевских гвардейцев промаршировал мимо нашей трибуны.

Казалось, что все это я вижу как в кино, со стороны.

Ударили пушки с набережной. И в гулком воздухе растаяла, исчезла та

огромная, невиданная эпоха перемен и потрясений, в которой я был одним из

главных действующих лиц.

... Проснулся сегодня ночью. Подумал: а все ли правильно в моей книге?

Да, я так устроен, что могу говорить только от первого лица, могу писать

только о том, что сам знаю и чувствую. Да, я был долгие годы президентом, и

от моих действий, правильных или нет, зависело очень многое в нашей стране.

Но в конце концов, история пишется ведь не отдельными людьми. Есть общие,

подчас таинственные закономерности в жизни целых наций.

Не слишком ли я самонадеян, не много ли на себя беру?

Думаю, все-таки нет. Я обязан абсолютно честно отчитаться обо всем, что

думал, что чувствовал, почему поступал так или иначе. Но вопросы остаются:

что дальше? кто я сегодня, сейчас?

Наверное, я чувствую себя бегуном, который пробежал супермарафон, сорок

тысяч километров.

Вот такое у меня сегодня состояние. Я отдал все силы, всю душу своему

президентскому марафону. Я честно выложился на дистанции.

Если у меня есть необходимость в чем-то оправдываться, то вот мое

оправдание: можете лучше - попробуйте. Пробегите эти сорок тысяч заново.

Быстрее. Лучше. Изящнее. Легче.

А я это сделал.

ВМЕСТО ЭПИЛОГА

4 утра.

Мой кабинет.

Снова я сижу с рукописью. И спать не могу, и книга, в сущности,

закончена.

Но какое-то чувство недосказанности все-таки есть. Впрочем, высказать

все, наверное, и невозможно. Нереально.

Летом ночи короткие. Уже почти рассветает. Среди деревьев сада - туман,

влажный воздух идет в окно.

Чем закончить эту книгу?

... Я сознательно избегал в ней официальности, как можно меньше

старался цитировать документы, указы, обращения. Это мой взгляд на

происходящие события. Абсолютно субъективный. В каком-то смысле - это мои

личные записи.

Но один документ хочу все-таки вспомнить - именно здесь, в самом конце

книги. Потому что это был очень необычный документ. Необычный по

эмоциональному заряду. В нем каждое слово - от сердца. По сути дела, это

тоже личное письмо. Но не одному человеку, а всем людям. Мое последнее

обращение как президента к гражданам России.

Вот оно, передо мной.

Дорогие россияне!

Осталось совсем немного времени до магической даты в нашей истории.

Наступает 2000 год. Новый век, новое тысячелетие.

Мы все примеряли эту дату на себя. Прикидывали, сначала в детстве,

потом повзрослев, сколько нам будет в 2000 году, а сколько нашей маме, а

сколько нашим детям. Казалось когда-то - так далеко этот необыкновенный

Новый год. Вот этот день и настал. Дорогие друзья! Дорогие мои!

Сегодня я в последний раз обращаюсь к вам с новогодним приветствием. Но

это не все. Сегодня я последний раз обращаюсь к вам как Президент России. Я

принял решение.

Долго и мучительно над ним размышлял. Сегодня, в последний день

уходящего века, я ухожу в отставку. Я много раз слышал: Ельцин любыми путями

будет держаться за власть, никому ее не отдаст. Это - вранье. Дело в другом.

Я всегда говорил, что не отступлю от Конституции ни на шаг. Что в

конституционные сроки должны пройти думские выборы. Так это и произошло. И

также мне хотелось, чтобы вовремя состоялись президентские выборы - в июне

2000 года. Это было очень важно для России. Мы создаем важнейший прецедент

цивилизованной добровольной передачи власти - от одного президента России

другому, вновь избранному. И все же я принял другое решение. Я ухожу. Ухожу

раньше положенного срока.

Я понял, что мне необходимо это сделать. Россия должна войти в новое

тысячелетие с новыми политиками, с новыми лицами, с новыми, умными,

сильными, энергичными людьми.

А мы, те, кто стоит у власти уже многие годы, мы должны уйти.

Посмотрев, с какой надеждой и верой люди проголосовали на выборах в

Думу за новое поколение политиков, я понял: главное дело своей жизни я

сделал. Россия уже никогда не вернется в прошлое. Россия всегда теперь будет

двигаться только вперед.

И я не должен мешать этому естественному ходу истории. Полгода еще

держаться за власть, когда у страны есть сильный человек, достойный быть

Президентом и с которым сегодня практически каждый россиянин связывает свои

надежды на будущее?! Почему я должен ему мешать? Зачем ждать еще полгода?

Нет, это не по мне! Не по моему характеру!

Сегодня, в этот необыкновенно важный для меня день, хочу сказать чуть

больше личных своих слов, чем говорю обычно. Я хочу попросить у вас

прощения.

За то, что многие наши с вами мечты не сбылись. И то, что нам казалось

просто, оказалось мучительно тяжело. Я прошу прощения за то, что не оправдал

некоторых надежд тех людей, которые верили, что мы одним рывком, одним махом

сможем перепрыгнуть из серого, застойного, тоталитарного прошлого в светлое,

богатое, цивилизованное будущее. Я сам в это верил. Казалось, одним рывком -

и все одолеем.

Одним рывком не получилось. В чем-то я оказался слишком наивным. Где-то

проблемы оказались чересчур сложными. Мы продирались вперед через ошибки,

через неудачи. Многие люди в это сложное время испытали потрясение.

Но я хочу, чтобы вы знали. Я никогда этого не говорил, сегодня мне

важно вам это сказать. Боль каждого из вас отзывалась болью во мне, в моем

сердце. Бессонные ночи, мучительные переживания - что надо сделать, чтобы

людям хотя бы чуточку, хотя бы немного жилось легче и лучше? Не было у меня

более важной задачи. Я ухожу. Я сделал все, что мог. Мне на смену приходит

новое поколение, поколение тех, кто может сделать больше и лучше.

В соответствии с Конституцией, уходя в отставку, я подписал Указ о

возложении обязанностей Президента России на Председателя Правительства

Владимира Владимировича Путина. В течение трех месяцев в соответствии с

Конституцией он будет главой государства. А через три месяца, также в

соответствии с Конституцией России, состоятся выборы Президента.

Я всегда был уверен в удивительной мудрости россиян. Поэтому не

сомневаюсь, какой выбор вы сделаете в конце марта 2000 года.

Прощаясь, я хочу сказать каждому из вас - будьте счастливы. Вы

заслужили счастье. Вы заслужили счастье и спокойствие. С Новым годом! С

новым веком, дорогие мои0021

  1. Президентские выборы в России 1996 года и 2000 года: сравнительно-исторический анализ

    Автореферат диссертации
    Защита диссертации состоится 2 марта 2011 г. в 15.00 часов на заседании Диссертационного Совета Д 212.155.05 Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г.
  2. «Новотель»

    Презентация
    15 апреля 2011 года в 16 час. в гостинице «Новотель» (ул. Маяковского, 3), в конференц-зале «Санкт-Петербург», состоится презентация книг, посвященных 80-летию со дня рождения Б.
  3. Книга 3 (фсб РФ при Барсукове, 1995-1996 годы)

    Книга
    В третьей книге речь идет о событиях 1995-1996 годов, когда прошли первые выборы главы самостоятельного российского государства, когда разгорелся самый крупный конфликт среди окружения президента страны, когда окончилась «первая чеченская
  4. «Самые открытые люди. Энциклопедия биографий»

    Документ
    «Самые открытые люди. Энциклопедия биографий» — вторая книга в моей авторской серии «Элита». Первой была «Самые закрытые люди. Энциклопедия биографий («Олма-пресс», 2002), посвященная членам и кандидатам в члены Политбюро, секретарям ЦК КПСС.
  5. Александр Евсеевич Хинштейн

    Документ
    Романа Абрамовича я настиг возле 14-го корпуса Кремля. Он стоял, увлеченный разговором со своим давним соратником, омским губернатором Полежаевым, и когда я окликнул его, даже вздрогнул от неожиданности.
  6. Курс переговоры с масхадовым кандидат в президенты начало конца (1)

    Документ
    Причина, по которой Борис Николаевич Ельцин в качестве своего преемника выбрал человека, резко развернувшего российский корабль в сторону от демократии, до сих пор не вполне ясна Возможно, к разрешению этой загадки мы приблизимся,
  7. Курс переговоры с масхадовым кандидат в президенты начало конца (2)

    Документ
    Причина, по которой Борис Николаевич Ельцин в качестве своего преемника выбрал человека, резко развернувшего российский корабль в сторону от демократии, до сих пор не вполне ясна Возможно, к разрешению этой загадки мы приблизимся,
  8. Олег мороз красные больше не вернутся (1)

    Документ
    Казалось бы, к тому времени Россия уже прочно встала на демократические рельсы, и сдвинуть ее с этих рельсов уже не сможет ничто. Однако по мере приближения выборов становилось ясно, что это, увы, не так.
  9. Олег мороз красные больше не вернутся (2)

    Документ
    В этой книге рассказывается, как протекала борьба тогдашних лидеров двух непримиримых политических лагерей. Книга представляет собой переработанную версию другой работы автора  «1996: как Зюганов не стал президентом» (М.

Другие похожие документы..