В 1973 г на городском туре московской лит олимпиады среди других заданий ученикам VIII, IX и Xклассов была предложена тема: “Какое произв-ие совр лит-ры мн

«А ЗОРИ здесь тихие» – повесть (1969) Бориса Васильева (р. 1924); фильм (1972), снятый по этой повести.

«В 1973 г. на городском туре московской лит. олимпиады среди других заданий ученикам VIII, IX и X классов была предложена тема: “Какое произв-ие совр. лит-ры мне больше всего понравилось и почему”. Из названных старшеклассниками на первом месте повесть Бориса Васильева “А зори здесь тихие…” Через неск. месяцев во всех школах Москвы в девятых классах про­ходила контрольная работа по лит-ре. “Книги, которые учат побеждать” – так была сформулирована третья тема сочинения. В числе таких книг многие назвали и повесть Бориса Васильева» (Айзерман, 1974, 66).

О Шадринске в конце 1990-х – нач. 2000-х гг.: «В 1994, когда мне было 7 лет, я очень любила мультики… Одним из самых любимых фильмов был “А зори здесь тихие”. В нём очень ярко описываются переживания главных героинь. Фильм про войну. Очень грустный, ведь это не женское дело воевать» (076).

«А И Б сидели на трубе…» – загадка, построенная на каламбуре: «А и Б сидели на трубе. А упала, Б пропала, кто остался на трубе?» Правильный ответ – «И»: часть фразы, звучащую как [а и бэ] можно интерпретировать не только как «А и Б», и как «А, И, Б». Загадка-каламбур «А и Б» сидели на трубе существует по меньшей мере с 1950-х гг.

О 1942–1944 гг.: «“А знаешь, давай сыграем в школь­ников. Пусть ты будешь учителем, а я – учеником. Спро­си что-нибудь у меня. Ну, спроси!” “Хорошо, – соглаша­ется Юрка. – Давай. Дважды два сколько будет?” “Че­тыре”. ““А” и “Б” сидели на трубе, “А” упало, “Б” пропа­ло, что осталось на трубе?” ““И””»(Васильев, 1989, 38).

О мальчике-подростке в нач. 1950-х гг.: «“Где “а”? – уныло повторил сын. – Нет, скажи мне, где бывают на свете “а”, “b”, “с” и всё такое?...Одним словом, это вроде “а” и “б” сидели на трубе. Почему ты смеёшься?..”» (Георгиевская, 1954, 311).

О третьеклассниках в конце 1960-х – нач. 1970-х гг.: «Он повернулся и пошёл. “Коль!” Он не остановился. Он шёл к подъезду… Колина спина мелькнула на площадке второго этажа… “Постой!” – крикнула я и побежала его догонять. Я догнала его только на третьем этаже. “Коль! – забормотала я. – Подожди! Ну подожди, пожалуйста! Я... я хочу тебе одну загадку загадать. Знаешь, какая загадочка отличная! Ни за что не отгадаешь. Правда-правда! Вот послушай... А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало, кто остался на трубе?” “Знаю я эту загадку”, – хмуро сказал Коля» (Пивоварова, 1979, 73).

О Шадринске в начале 1990-х гг.: «“А и Б сидели на трубе. А упало, Б пропало, кто остался на трубе?” Ответ был “и”. В эту игру мы играли в начальной школе Мальчишки из нашего класса бегали на переменах и у всех спрашивали ответ. Потом игра появилась во дворе, но я точно не знаю, кто её первый сказал, тем более, что она быстро утратилась, потому что мы все знали пра­вильный ответ и загадывать её было неинтересно» (012).

О Катайске в 1998 г.: «Когда я училась в 6 классе Катайской средней школы № 2, одноклассница, когда мы вместе шли после уроков домой, загадала мне загадку. Загадка звучала так: “А и Б сидели на трубе. А упала, Б пропала, кто остался на трубе?” Отгадать её я не смогла. Ответ сказала одноклассница: “И осталась на трубе”. Недавно я загадала эту загадку своей племяннице, которая учится в 4 классе (10 лет). Как ни странно, она её сразу отгадала» (018).

«А МЫ просо сеяли…» – игра с песней.

О девочке восьми лет в 1932 году: «На переменах мы выходили из школы и играли… в разные игры. Тогда в школах ребята водили хороводы и играли в старинные игры с песнями, которые достались нам, наверное, от наших дедов и прадедов. В этих играх все играющие делились на две партии и, взявшись за руки, с песнями шли навстречу друг другу, то одна сторона, то другая пели, например: одна сторона, идя навстречу: “А мы просо сеяли, сеяли”; идя назад: “Ой, дид-ладо, сеяли, сеяли!”; другая, идя навстречу: “А мы просо вытопчем, вытопчем! Oй, дид-ладо, вытопчем, вытопчем!” “А чем же вам вытоптать, вытоптать?...” “А мы коней выпустим, выпустим!...” “А мы коней переймём, переймём!..” “А чем же вам перенять, перенять?..” “А шелковым поводом, поводом!..” “А мы коней выкупим, выкупим!..” “А чем же вам выкупить, выкупить?..” “А мы дадим сто рублей, сто рублей!..” “Нам не надо тысячи, тысячи!..” “А чего ж вам надобно, надобно?..” “А нам надо девицу, девицу! (или: молодца, молодца) Ой, дид-ладо, девицу, девицу!” “А какую девицу, девицу? Ой, дид-ладо, девицу, девицу?” “А нам надо Катеньку, Катеньку...” После этих слов названная “девица” или “молодец” переходит в другую команду, а песню снова начинает другая, проигравшая сторона» (Кубанева, 1988).

О Ленинграде в середине 1930-х гг.: «Мы подрастали, и менялись игры: на смену прежним приходили “гори, гори ясно”, “а мы просо сеяли”, “прятки”» (Богданков, 1972, 12).

О детях 7–10 лет в Ленинграде в 1937–1941 гг.: «До отъезда в пионерлагерь мы, пацаны, коротали время во дворе, где до темноты занимались играми: в “ножички”, в “12 палочек”, играли монетами, в пристенок и в биту, а также в лапту и волейбол, в “казаки-разбойники” и в прятки, крутились на турнике и хороводили с песнями... Один хор пел: “А мы просо сеяли, сеяли...” Другой: “А мы просо вытопчем, вытопчем...” (Щетинин, 2002).

Об учащихся нач. кл. в Шадринске в 1943–1947 гг.: «[Линейки] прово­дила в небольшом вести­бюле Е.С. Крылова. Здесь же мы играли на переменах. Не бегали, не носились, а именно играли. Например, выстраивались в две линии, попеременно шли навстречу друг другу и пели: “А мы просо сеяли, сеяли” “А мы просо вытопчем, вытопчем”» (Плотникова, 1995, 50).

Об учащихся нач. кл. в Шадринске в 1943–1947 гг.: «А однажды, помню, вышла из учительской пожилая учительница, завуч Грецкая Амфия Михайловна и научила нас старинной игре-песне «А мы просо сеяли», – нам очень понравилось, все могли участвовать, всем места хватало» (Иовлева, 1995, 32).

«А НУ-КА, девочки!» – соревнования между девочками. Появились как подражание телепередаче 1970-х гг. «А ну-ка, девушки!»

О конце 1990-х гг.: «Когда я училась в 8 классе (1999 год) в средней школе № 2 г. Катайска, в начале ноября проводился конкурс “А ну-ка, девочки!”. Уже по названию можно догадаться, что участвовала в нём только женская половина всех 8-х классов. Нам заранее дали задания для конкурса: нужно было сделать что-нибудь своими руками (связать, сшить, вышить, нарисовать и т. д.); приготовить самим какое-нибудь блюдо (торт, салат и т.д.), а также подобрать себе красивое платье и прическу. На подготовку было дано 2 недели. “А ну-ка, девочки!” проводился в форме конкурса, победительница должна быть рукодельницей, вкусно готовить. Проводился тур на самое красивое платье и самую изысканную прическу. А свой ум и смекалку участницы проявляли в туре «Умница». Таким образом, конкурс состоялся всего из 4–5 туров: представление (рассказ о себе, своих увлечениях); “очумелые ручки” (конкурс рукоделий); “кулинария” (конкурс блюд); конкурс платьев и причесок; “умница”. Судьбу участниц решало строгое жюри, которое состояло из учителей школы. Оно выставляло оценки по 10-балльной системе. Я, например, для “Очумелых ручек” вышила крестиком красивую картину. А в туре “Кулинария” жюри лакомилось моим тортом “Птичье молоко”. К огромной моей радости я выиграла этот конкурс. У меня до сих пор хранится картонная медаль на красной атласной ленточке с I местом. Были победительницы и в других номинациях: Мисс Очарование, Мисс Улыбка, Мисс Оригинальность, приз зрительских симпатий. Им тоже были вручены свои медали и грамоты. И для всех победительниц в своих номинациях был приготовлен большой торт, который мы съели в классе за дружным обсуждением прошедшего конкурса» (018).

«А НУ-КА, ПАРНИ!» – соревнования между мальчиками.

О конце 1980-х – нач. 1990-х гг.: «[Я] работала в шк. старшей вожатой… Сейчас я организатор внешк. работы в школе № 1… в Калмыкии… Раньше мы проводили конкурс “А ну-ка, парни!”, где ребята демонстрировали лишь физическую силу» (Пономарева, 1992, 23).

«А, ПОПАЛАСЬ птичка, стой…» – см.: «Пойманная птичка».

«А ПОЧЕМУ?» – журнал для детей.

Выходит с 1991 года. В 1992–1994 гг. в журнале указывалось, что он является ежемесячным приложением к журналу «Юный техник».

В середине 1990-х гг. обозначался как «Журнал для мальчиков и девочек о науке, технике, природе, путешествиях и многом другом».

В середине 2000-х гг. обощзначался как: «Журнал для мальчиков, девочек и их родителей о науке, технике, природе, путешествиях и многом другом. Спорт, игры, голволомки».

Рубрики – «Секреты наших удобств», «Сто тысяч почему», «Преданья старины глубокой», «Со всего света», «Теплоходом, самолётом», «Воскресная школа», «Игротека», «Когда прадедушки были маленькими», «Данила-мастер», «Наш мультик», «Загадки большие и маленькие», «Наш вернисаж».

Тираж в 1991 году – 145 тыс. экз., в 1992 – 440 тыс., в 1994 году – 75 тыс. в 2005 – 6, 3 тыс. экземпляров. Объём – 32 страницы.

«А ЧТО у вас?» – стихотворение (1935) С.В. Михалкова.

«В 1935 г. было опубликовано ставшее знаменитым стихотв-ие [С.В.] М[ихалкова] “А что у вас?”» (Шошин, 1998, 57).

«АБВГДЕЙКА» – телевизионная развлекательно-обучающая программа для дошкольников. Выходила с января 1975 года по Первой программе по субботам. Телеуроки вела учительница Татьяна Кирилловна (Т. Черняева), её учениками были клоуны. С 1975 по 1978 год это были Сеня, Саня, Таня и Владимир Иванович, с 1978 года – Ириска, Клепа, Левушкин и Юра. В середине 1990-х годов «АБВГДейка» перестала выходить в эфир из-за финансовых проблем. В 2000-х годах «АБВГДейка» выходила на канале ТВЦ, ученики – клоуны Клепа, Саня и Макаронка.

В начале программы звучала песня: «[1.] Вот вам стол, а вот – скамейка. / Взяли в руки карандаш. / Наша АБВГДейка / На экран призодит ваш. / [2.] Вас участ­ники программы / Будут грамоте учить, / Если не забыли мамы / Телевизоры включить. [Припев:] АБВГДейка, АБВГДейка, / Это учёба и игра. / АБВГДейка, АБВГДейка, / Азбуку детям знать пора. / Знать пора – / Азбуку знать пора»

О 1987–1991 гг. в Шадринске: «Насколько помню, передачу “АБВГДейка” я смотрела в возрасте 2,5 – 6 лет. Не вспомню уже точного смысла этой передачи. Обрывочные воспоминания: клоун-ведущий, женщина, которая его учила жить, возможно, надувные игрушки-телефоны. Но зато прекрасно помню песенку из этой передачи. Я очень любила ее петь: “АБВГДейка, АБВГДейка – это учеба и игра. АБВГДейка, АБВГДейка – азбуку детям знать пора. Знать пора. Азбуку знать пора… …Взяли в руки карандаш. Наша “АБВГДейка” на экран приходит ваш!” Вообще, не так уж “прекрасно” я её и помню» (109).

АБДРАШИК – азартная игра в кости.

О 1953 годе в Крыму: «На углу Садовой и Новосадовой сидели на корточках четверо шпанюков и было понятно, что они играли в абдрашик. Они то нагибались в кружок, то разгибались и что-то недобро обсуждали. Завидев меня с портфелем, бредущего зи школы, они… рассмеялись: …иди к нам, может сыграешь, или ты только в жоску жаришь… Жоска в те времена была самой популярной уличной и школьной игрой… …Те, кто играл в жоску, считались априори хулиганами. Но все-таки игра в жоску не была чистой игрой на деньги. В ней было больше спорта. Абдрашик была чистой игрой на деньги. И в табели о рангах, конечно же, была выше жоски, ибо ни на что другое в абдрашик никогда не играли, и поэтому ещё больше запрещалась в те времена. По-простому это была игра в кости, потому что играли высушенными фалангами бараньего хвоста. От того, как они упадут после перемешивания их в сведённых ладонях, зависело, сколько очков набирал каждый. “Ну что, бросишь? Давай на школьный рубль”. Я поставил. И выиграл. И ещё раз выиграл. Шпана деловито подбадривала меня, и вскоре я проиграл всё. “Теперь давай на штаны, коль денег нема… вот так, теперь рубашку снимай и портфель. Ботиночки сними”. А я все бросал и бросал кости и проигрывал. “Ну всё, хватит, пусть идет к мамане и принесет нам жратвы. Скажи, что вернем всё». И я пошел домой в трусах, обливаясь жуткими слезами вместе с пылью и пухом тополей. Отец был дома. Он всё понял. Метнулся наверх шкафа и медленно пошел на угол к шпане. Они знали его и боялись. Увидев, что отец сжимал в кармане пистолет, они разбежались, оставив на земле мою одежду. Отец никогда не ругал меня. Он просто засунул ворота на засов и сказал матери: проводи его в школу и встреть несколько дней после уроков...» (Ткаченко, 2001, 85–87).

АБОРТ – «самопроизвольное или искусственное прекращение беременности в первые 28 недель» (СИ, 1994, 10).

О конце 1990-х – начале 2000 гг.: «В Российской Федерации ежегодно прерывают беременность около 40 тысяч девочек до 17 лет» (ПЭС, 2003, 9).

«АБСОЛЮТ» – принятое в «Артеке» название обязательного послеобеденного сна.

«В “Артеке” свои правила. Ну, например, вы знаете, что такое “абсолют”? В других местах он обычно называется “тихим часом”, а у нас, здесь, “абсолютом”, потому что абсолютно ничего нельзя во время абсолюта делать: только спать» (Польгуева, 2005).

Об Артеке середины 1970-х гг.: «После “абсолюта” [сноска-примечание в низу страницы:] [“Послеобеденный час, когда абсолютно все дети должны спать”] начальник… надевает белую фуражку…» (Зюзюкин, 1977, 117).

АВИАМОДЕЛИЗМ – конструирование, постройка и испытание авиамоделей в технических или спортивных целях; «постройка и запуск моделей летательных аппаратов» (Ожегов, Шведова, [1993] 1996, 14).

О 1930-х гг.: «Широкое распространение получили кружки юных авиамоделистов… В целях развития авиамоделизма как действенного фактора военно-патриотического воспитания Центральный совет Осоавиахима утвердил нагрудный знак “Юный авиастроитель”. Проводились слеты авиамоделистов… В 1939 г. юные авиамоделисты установили 11 международ­ных рекордов…» (Очерки, 1980, 415–416).

О школьниках 1930-х гг.: «“Нет, – отозвался он пренебрежительно. – Я не играю ни в шахматы, ни в шашки, ни в бирюльки и не занимаюсь авиамоделизмом….” “При чем тут авиамоделизм?” “Все дураки увлекаются авиамоделизмом”. Я этим не увлекался, но почувствовал себя оскорбленным. Мне казалось, что я обиделся за хороших, умных, способных и сосредоточенных ребят, занимающихся непростым и благородным делом, но задело меня другое: он вроде в дураки меня зачислил…» (Нагибин, 1998).

О конце 1940-х – начале 1950-х гг.: «“И еще афиша: “Городской дом пионеров и школьников. Открыт кружок юных авиамоделистов. Группы: начинающих (парашюты, схематические модели, планеры), средняя (модели с резиновыми моторчиками, фюзеляжные), старшая (модели с бензиновыми моторчиками, “летающие лодки”, гидропланы)”» (Великанов, 1951, 72).

О начале 1950-х гг.: «Хорошей традицией стали ежегодно проводимые соревнования юных авиамоделистов и юных судомоделистов. Однако отсутствие должной связи и согласованности в действиях органов народного образования и органов ДОСААФ приводит к тому, что авиамоделизм и судомоделизм развиваются в школах и внешкольных учреждениях пока еще недостаточно активно» (ВВВР, 1955, 25).

О начале 1960-х гг.: «Две недели напролёт / Мастерил я самолёт. / Мне не жалко двух недель, – / Вышла славная модель: / Лёгкое и длинное / Тело стрекозиное, / Крыльев оперение / Для плавного парения. / Для вращения винта / Два резиновых жгута. / Обойдёмся без бензина, – / Будет винт вращать резина! / Ну, счастливого пути! / Поднимайся и лети!» (Лифшиц, 1964–1, 6–7).

АВИАМОДЕЛЬНЫЙ кружок – кружок, в котором занимаются авиамоделизмом.

О мальчиках 9–11 лет в 1940–1941 гг.: «Я узнаю его… Мы ходили вместе с ним в Дом пионеров заниматься в кружке авиамоделистов» (Демиденко, 1962, 25).

О пятиклассниках в г. Курске в 1954–1955 гг.: «Увлекаясь работой в авиамодельном кружке, пионеры проявляли исключительный интерес к летному искусству» (Нечаева, 1958, 59).

О конце 1960-х – начале 1970-х гг.: «“Слушай, старик!... – Отец наклоняется над [сыном]. – А может, мама права? Брось ты всё это!... Я понимаю радиодело там или авиамодельный кружок, или, наконец, мотоцикл!”» (Алмазов, 1977, 43).

«АВИАЦИОНКА» – нитевидная резина.

О Свердловске первой половины 1960-х гг.: «Сява Дубасов, крупный авторитет Юмбовского двора, в котором я вырос, владел огромной заводской катушкой “авиационки”. И он с успехом использовал её в качестве свободно конвертируемой валюты при любой мальчишеской сделке. Не помню, что я отдал ему взамен, но никогда не забуду, с каким замиранием сердца глядел, как Сява отматывает ее для меня. Ровно такой длины, какая потребна на изготовление совершенной, четырехрядной рогатки с оптическим прицелом…» (Застырец, 2006).

«АВТОБУС» – журнал для детей, издававшийся в Санкт-Петербурге во второй половине 1990-х гг.

«[“Очень петербургский детский журнал”] – так называет себя на обложке новый дет. журнал “Автобус”, который издают в Петербурге… три соредактора: Илья Бутман, Леонид Каминский и Михаил Яснов… Теперь о…тех шести [номерах журнала], которые успели выйти к концу 1997 г.… Появился журнал… на стыке неск. направлений. Кроме чисто детских стихов, рассказов и сказок, юный читатель обнаружит истории о судьбах людей, идей, зданий, городов, стран» (Воскобойников, 1998, 106).

АВТОМАТ – «Ручное автоматическое скорострельное оружие для стрельбы с небольшого расстояния» (Словарь, 1991–1, 68).

  1. Общественная организация учителей географии Географическое образование XXI века Материалы семинаров и конференций 1996 2002 Москва 2002

    Документ
    Интеграция географии, экологии и профориентации является перспективным направлением развития школьной географической науки и имеет большое не только теоретическое, но и практическое значение.

Другие похожие документы..