Предисловие ocr-редактора

2. Мировой процесс

Вопрос о мировом процессе поставлен, и разрешение его вызывает новые противоположения. Понятие становления, возникновения и исчезновения, одним словом, понятие мирового процесса есть великая загадка. Нужно понять, как нечто возникает, т. е. переходит из небытия в бытие, как нечто изменяется, т. е. из одного становится другим, из одного качества переходит в другое качество. Такой переход кажется непонятным, необъяснимым, невыводимым. Поставленная мировая проблема находит, таким образом, только два решения. Генезис вещей невозможно ни вывести, ни объяснить, ни мыслить; генезис поэтому немыслим, невозможен, его и быть не может — это одно решение. Становление невыводимо, но его нельзя и отрицать, следовательно, оно изначально и вечно: оно не вытекает из мирового принципа, оно само мировой принцип. Таково второе решение вопроса. Оба решения диаметрально противоположны. Первое утверждает: ничто не постигается в процессе, или в становлении; второе утверждает: все постигается в процессе, в продолжающемся и постоянном преобразовании, которое не начинается, не прекращается, не останавливается.

И то, и другое решение признает в понятии становления то противоречие, что нечто существует и вместе с тем не существует. «Такое противоречие невозможно», — объясняет элеатская школа. «Это противоречие необходимо», — объясняет Гераклит Темный из Эфеса7. И для той, и для другой стороны проблемы ясны. Как может мыслиться мир, если он не заключает в себе этого противоречия, если бытие во всех смыслах исключает небытие, а следовательно, становление и всякую множественность, если, одним словом, становление и множественность — понятия противоречивые, немыслимые, невозможные? Такова именно проблема элеатов. Они впервые делают то важное открытие, что в нашем естественном мышлении заключены противоречия и непреодолимые препятствия и потому непосредственное чувственное восприятие мира не может быть истинным. Благодаря этому элейское направление

имело важные последствия для всех времен. Мировой процесс невыводим, нельзя понять, каким образом первосущность из неподвижного переходит в изменчивое состояние.

Такой переход немыслим, а потому и невозможен. Нет никакого становления, первосущность остается постоянно себе равной, в ней нет небытия, нет различия, нет развития, нет множественности, она всеедина — таково основное понятие элеатов; необходимо мыслимое есть противоположность невозможно мыслимому (Ксенофан, Парменид, Зенон, Мелисс).

Каким же образом следует постигать мир, если он исключает из себя неподвижное, неизменное бытие как совершенно противоестественное? Таков вопрос Гераклита. Мировой процесс нельзя отрицать, он есть; его нельзя выводить, ибо непостижимо, каким образом неизменное бытие могло начать изменяться; следовательно, мировой процесс изначален, первосущность постигается в вечном, непрерывном превращении, она сама есть мировой процесс, вечно возникающий и преходящий мир, она есть единое божественное, мировой порядок, мировой разум, логос, первоогонь. Так разрешает эту проблему Гераклит.

Как ионийская и пифагорейская проблемы вместе образуют основной вопрос греческой философии, так элеатское и гераклитовское направления образуют ее глубокие и кардинальные противоположности. Для разрешения первого вопроса, для выяснения правильного отношения между материей и формой или их соединения потребовалась аристотелевская метафизика. Для разрешения второго вопроса, для выяснения правильного отношения между единым и многим, постоянно пребывающим и изменчивыми явлениями, между бытием и становлением — для понимания этого единства элеатской и гераклитовской основной мысли потребовалась платоновская диалектика.

3. Материя и образование мира. Дуализм

Между тем проблема философии стоит также лицом к лицу с мировым процессом как с природой. Проблема эта должна быть разрешена, мировой процесс, возникновение и образование вещей должны быть поняты и объяснены. Объяснить — значит дедуциро

вать. Но такое объяснение естественного становления невозможно как с точки зрения элеатов, так и с точки зрения Гераклита: те считают мировой процесс невозможным, последний считает его изначальным, о выведении не может быть речи ни с одной из этих точек зрения.

Если должно выводить мировой процесс, то необходимо, чтобы в основании его лежало нечто, что само не становится, нечто изменению не поддающееся, следовательно, первоначальное и неизменное, нечто такое, в чем возникновение и исчезновение не находят себе места, т. е. сущее бытие — в том смысле, в каком понимали его элеаты. Мировой процесс существует. В сущем, в бытии он не находит себе места. Что же остается? Как же, в таком случае, нужно его мыслить, если очевидно, что мировой процесс должен мыслиться так, чтобы первосущность сама уже не изменялась? Именно так и стоит отныне проблема греческой философии. Ей находится и решение, причем единственно возможное. Сущее бытие мыслимо не в качестве единого, а как множество, как множественность первосущностей; мировой процесс, т. е. все естественные изменения, всякое возникновение и исчезновение вещей, может быть понят только как постоянная смена соединения и разделения первосущностей, т. е. как механический процесс.

Эти первосущности, так как они должны быть связаны и разделены, не могут, естественно, быть ничем иным, как только веществами, первичными материалами. Но каковы же эти материалы? Первая по времени теория приравнивает их к четырем стихиям (Эмпедокл)8. Но элементы изменчивы, делимы по природе, первичные материалы же должны быть неизменными, этого требует логический принцип элеатов, которому это направление в данном пункте остается верным, причем верным как своей догме. Если же они должны быть неизменными, то они уже не могут обладать теми или иными качествами, следовательно, быть элементами неоднородными и вообще четырьмя элементами, но должны быть лишенными качеств, неопределенно множественными и неделимыми веществами, т. е. бесчисленными, только количественно различными атомами, разнообразные сочетания которых образуют вещи (Левкипп и Демокрит)9.

Но если только механическое слепое движение с помощью тяжести сочетает атомы между собой, спрашивается, куда же девались форма и порядок вещей? Очевидно, без этого регулирующего движения мировая проблема неразрешима, очевидно, что из первичных материалов не может создаться такое вносящее порядок движение, очевидно, должно быть такое разумное начало, из которого вытекают и это движение, и всякое движение вообще, потому что механическое движение вместе с тем и целесообразно. Следовательно, нужно отделить духовную первосущность от вещественного первоначала и провозгласить дуализм духа и материи. Рассматриваемая в самой себе, мировая материя представляет собой массу неподвижную и неразличимую — хаос, в котором находит место не разделение веществ, а совершенное смешение всего со всем. Следовательно, и первичные материалы также не могут быть более атомами, а должны быть качественными веществами, из которых каждое в любой своей части смешано с частями других, поэтому они должны быть однородными веществами, или гомеомериями10, как назвал их Аристотель согласно Анаксагору.

Здесь первый период греческой философии достигает своего естественного конца. Этот период, называемый обыкновенно периодом натурфилософии, продумал мировую проблему и продвинул ее уже настолько, что в результате ее решения должно было, наконец, родиться понятие духа в качестве новой проблемы. Весь этот период философии заполнили собой три проблемы: материи, миропорядка и мирового процесса (генезиса вещей). Все эти исследования в совокупности слагаются в один вывод, который, вместе с тем, подготавливает новые и высшие задачи.

Этот вывод выражен Анаксагором. Он был первым дуалистом в истории философии.

II. ПРОБЛЕМА ПОЗНАНИЯ

1. Софистика

Если природа вещей на самом деле такова, как определили ее первые натурфилософские системы, то представляется непонятным

и потому невозможным, чтобы человеческая природа познавала вещи. Познание есть духовный процесс. Если нет вообще никакого процесса, как утверждают элеаты, то не должно быть и духовного процесса. Если же существует только процесс и нет ничего постоянного, как объясняет Гераклит, то ни субъект, ни объект не постоянны, нет, таким образом, ни познающего, ни познаваемого, а следовательно, нет и никакого познания. При существовании исключительно механического процесса и вещественных соединений и разъединений, как учат Эмпедокл и атомисты, нет уже духовного, а следовательно, и познавательного процесса. Если же духовный процесс обусловлен внемировой сущностью, как думает Анаксагор, то нет естественного познавательного процесса, а следовательно, нет человеческого познания. Общий вывод: человеческое познание невозможно, оно невозможно со всех точек зрения философии того периода; оно не может иметь места в мире, понимаемом таким образом.

Итак, не остается более ничего, кроме отрицания всего. Нет познания, а следовательно, нет истины, следовательно, и ничего, имеющего значение ни само по себе, ни объективно, ни в научной, ни в нравственной области; не остается более ничего, кроме субъективного мнения и искусства его доказывать, ничего, кроме отдельного человека, провозглашающего самого себя мерилом всех вещей: такова тема софистики (Горгий, Протагор)11. Софистика образует собой переход от миропознания к самопознанию; софистика есть кризис греческой философии, она ведет к новой проблеме, господствующей в последующий период классического века аттических мыслителей: софистика в целом объясняет современное ей состояние мышления, ясно показывая, что в таком его состоянии совершенно очевидна невозможность познания, а вместе с тем и самой философии. Софистика сама была действительно убеждена в этой невозможности, по крайней мере в лице выдающихся представителей, так как она не видела никакого выхода для философии. В этом ее убеждении она не лишена была принципа, и если понимать ее правильно и в целом, то нужно сказать, что она не только благотворно повлияла на просвещение своего века, но и осветила состояние философии таким образом, что для развивающегося духа сама собой появилась новая проблема. Она вполне

выяснила состояние греческой мысли, а путаница понятий, которую она должна была внести, была лишь неизбежным следствием современного ей духовного уклада, вполне ею постигнутого и разъясненного сознанию других.

2. Сократ

Первым, кто нашел новую проблему и проникся ею непосредственно, открыл новое направление и создал новую эпоху, эпоху самопознания в греческой философии, — был Сократ. Софистика представляет собой переход от досократовской философии — к сократовской. Досократовские проблемы, если их обобщить в одну, главную, касались генезиса вещей. Сократовская проблема есть проблема генезиса познания. Последняя является господствующей во всей аттической философии. Проблема осмысления мира формулируется и разрешается отныне только исходя из предпосылок проблемы познания. Вопрос формулируется так: как следует мыслить мир, если он должен мыслиться в качестве познаваемого мира, в качестве объекта познания?

То, что движет сократовскую философию в лице ее творца, в действительности есть не что иное, как генезис познания, переход от состояния незнания к состоянию знания, поиск истины, ее выяснение и связывание истинных понятий, — фактическое опровержение софистов, объявивших познание невозможным, потому что нет такого суждения, противоположного которому нельзя было бы утверждать с равным основанием. Для софистов постоянное противоречие человеческих мнений означает невозможность знания, у Сократа созданное из противоречивых мнений единое согласованное воззрение есть критерий противоположного убеждения. Поэтому-то обрести истину он может только в общении с людьми, в живом разговоре и в совместном диалогическом мышлении.

3. Платон

Общие представления, в которых мыслящие люди согласны между собой, являются истинными понятиями, объектами истинного мышления, следовательно, вообще истинными объектами.

Разве не обязателен вывод, что эти роды или идеи, выражающие собой сущность вещей, и составляют на самом деле сущность вещей, что истинные объекты являются истинно действительным первоначальным бытием и что, следовательно, они и образуют тот истинный умопостигаемый, первообразный мир, который в чувственном мире проявляет себя как в своем отражении, подобно идее в художественном произведении. Если есть истинное познание, то его объект должен быть истинно действительным, — в этом заключается переход от Сократа к Платону. С этой точки зрения философия превращается в учение об идеях и мир представляется отражением идей, как вечно живое произведение искусства, естественным творением космоса и нравственным созданием государства. Этот идеальный мир возникает в философском сознании, он становится доступным человеку только через возвышение до своей мыслящей, или идеальной, природы, и само это возвышение возможно только благодаря очищению от чувственного содержания, от того, что составляет в своей основе чувственность: таковыми являются страсти, помрачающие в нас идеальный мир и низводящие нас до уровня простого вещественного материала. Эта философия должна требовать отвратиться от страстей и обратиться к идеям; возвышение мира до идеала она должна ставить в зависимость от внутреннего очищения человека, от его нравственного перерождения. Теперь приобретено представление о единой вечной мировой цели, раскрывающейся жизненно, зримо в мире вещей, представляющейся человеческому бытию в виде первообраза, соответственно которому должна складываться и устраиваться наша нравственная жизнь. В этом стремлении воздействовать на нравственное преобразование человеческой жизни платоновская философия религиозна и исполнена реформаторства. В этом пункте Платон чувствует свое родство с Пифагором. Будущие столетия почувствуют свое родство с Платоном. Настанет время, когда люди будут страстно стремиться заглянуть в тот умопостигаемый мир, который Платон мыслил все-таки как великий пластический художник и который противопоставил своему миру в качестве единственного спасения от уже начинавшегося упадка.

  1. Osr за: Берг Михаил. Литературократия

    Урок
    Проблемы успеха, власти литературы и социальной ценности различных литературных практик, как мне кажется, никогда не занимали меня ни как писателя, ни как редактора «Вестника новой литературы».
  2. Предисловие (212)

    Документ
    Эркки Калеви Асп (род. в 1930 г.) — известный социолог, профессор социологии и доктор филосо­фии, автор многих интересных работ по различным социальным проблемам.
  3. Субботин В. А. Великие открытия. Колумб. Васко да Гама. Магеллан

    Книга
    Имена Колумба, Магеллана и, чуть меньше, Васко да Гама многие знают понаслышке. Эта научно-популярная книга проливает свет на детали их путешествий, жизни и общий характер и нравы той исторической эпохи (конец XIVв.
  4. Предисловие (псрл, том. 32, 1975)

    Документ
    В томе тридцать втором Полного Собрания Русских Летописей помещены летописи и хроники, содержащие историю Великого княжества Литовского в целом, а также отдельных местностей Белоруссии.
  5. В. И. Бахмин > Я. М. Бергер > Е. Ю. Гениева > Г. Г. Дилигенский > В. Д. Шадриков

    Документ
    Институт «Открытое общество» — американская благотворительная организация, учрежденная финансистом и филантропом Джорджем Соросом, оказывающая поддержку проектам в области образования, культуры, а также в сфере развития гражданского
  6. Предисловие (24)

    Документ
    В книге «Суда-ловушки против подлодок» описана отчаянная попытка ВМС США противостоять «блицкригу» германских подлодок у восточного побережья Америки во Второй мировой войне.
  7. Предисловие (171)

    Документ
    Современные устройства звуковоспроизведения представляют собой слож­ный комплекс, состоящий из ряда автономных систем (акустические системы, источники звуковых сигналов, системы усиления сигналов и т.
  8. Рассказов содержание: "Абсолютная пустота" (предисловие)

    Рассказ
    Темнота и плесень Ты ФОРМУЛА ЛИМФАТЕРА Цезарий Стшибиш "Некробии" Черная комната профессора Тарантоги Экстелопедия Вестранда ФОРМУЛА ЛИМФАТЕРА - Милостивый государь минутку. Простите за навязчивость Да, знаю мой вид
  9. Книга вчк. Вдвух томах. Том 1 ocr черновол В. Г. «Красная книга вчк. Т. 2 е изд.»

    Книга
    Возросший интерес к истории советского общества вызвал потребность и в литературе о Всероссийской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности – одном из важнейших органов, осуществлявшем

Другие похожие документы..