Разработка клинико-биохимической системы диагностики, прогнозирования и коррекции поражений роговицы, индуцированных кераторефракционными операциями 14. 00. 08. Глазные болезни 03. 00. 04. Биохимия

Контроль

Км, n = 40

3 суток

n = 38

7 суток

n = 38

14 суток

n = 35

1 месяца

n = 32

3 месяца

n = 28

6 месяцев

n = 22

8 месяцев

n = 20

12 месяцев

n = 18

Общий белок, г/л

19,1±1,8

20,8±2,3

20,2±2,6

19,9±2,2

19,8±0,6

19,4±1,3

19,2±1,8

19,3±1,5

19,1±1,3

Мочевина, ммоль/л

3,87±0,5

7,40±0,9**

6,12±1,1

5,69±0,7

4,71±0,4

4,31±0,6

3,93±0,7

3,95±0,9

3,91±0,4

ЛДГ, Ед/л

11,9±0,9

21,7±2,5**

17,3±2,1**

16,7±1,5**

12,1±1,3

11,8±0,9

12,1±1,1

11,8±0,7

11,6±0,5

МДА, мкмоль/л

1,39±0,22

2,18±0,35

1,94±0,23

1,78±0,11

1,51±0,09

1,48±0,17

1,45±0,11

1,43±0,14

1,40±0,17

СОД, Ед/л

25,1±2,0

17,4±2,1**

17,3±1,7**

18,7±1,9**

18,3±1,6**

22,0±1,6

23,9±1,8

24,6±1,4

25,5±1,1

Таблица 3. Динамика биохимических показателей СЖ у пациентов после операции ЛТК, M±σ

Контроль

КНм n = 40

3 суток

n = 32

7 суток

n = 32

14 суток

n = 28

1 месяц

n = 27

3 месяца

n = 22

6 месяцев

n = 19

8 месяцев

n = 16

12 месяцев

n = 16

Общий белок, г/л

18,9±1,9

13,7±1,3**

16,7±1,2

17,4±1,5

17,5±1,3

18,2±1,4

18,7±1,1

18,6±1,6

18,8±1,7

Мочевина, ммоль/л

3,92±0,7

9,8±1,2**

7,6±0,9**

5,8±0,6

4,1±0,3

4,0±0,5

3,94±0,5

3,89±0,4

3,91±0,8

ЛДГ, Ед/л

11,8±1,1

18,9±2,1**

17,5±1,6**

16,1±1,4**

14,9±1,2*

13,4±1,5

12,1±1,1

11,9±1,0

11,4±0,8

МДА, мкмоль/л

1,32±0,35

2,06±0,75

1,74±0,34

1,68±0,36

1,46±0,22

1,44±0,27

1,34±0,21

1,33±0,35

1,31±0,29

СОД, Ед/л

25,3±1,9

20,0±2,3*

17,9±1,8**

19,6±1,7**

19,7±1,3**

22,0±1,9

23,1±1,4

23,4±1,1

23,7±1,8

Примечание: * - достоверное отличие от контроля (р0,05); ** - р0,01

Динамическое исследование биохимических показателей СЖ у пациентов после КРО выявило некоторые общие закономерности. При всех видах КРО в раннем послеоперационном периоде повышено содержание продуктов белкового и пуринового обмена (мочевина, мочевая кислота), что сопровождает цитолиз; активизированы ферменты, участвующие в белковом обмене - γ-глутамилтранс-пептидаза. Нарушение энергетики отражало снижение содержания в СЖ энергетических субстратов (глюкозы и триацилглицеридов). Переход метаболизма на анаэробный гликолиз вызывал накопление в роговице недоокисленных осмотически активных веществ, поддерживающих стромальный отек, что усугубляло обменные расстройства. Повышение активности КФК, вероятно, обусловлено компенсаторной активизацией одного из ферментов, увеличивающего количество АТФ путем фосфорилирования аденозиндифосфорной кислоты. Повышение активности ЛДГ в раннем послеоперационном периоде обусловлено хирургической травмой эпителиоцитов роговицы. Активность ЛДГ в эпителии роговицы в сотни раз превышает ее активность в строме. Поэтому ЛДГ считают маркером деструкции эпителия роговицы (Терехина Н.А., Петрович Ю.А., 1983). КРО сопровождал окислительный стресс в роговице – дисбаланс СРО и АОЗ. Это проявлялось повышением содержания в слезе МДА – промежуточного продукта перекисного окисления липидов и снижением активности СОД и каталазы.

Также были выявлены специфические метаболические сдвиги после КРО: после ЛАЗИК – минимальные, с нормализацией большинства показателей к 6-8 месяцам после операции; после ЛТК и ФРК изменения носили более выраженный характер, причем при ЛТК максимальные сдвиги отмечались среди показателей белкового обмена, а при ФРК – среди маркеров окислительного стресса. Нормализация показателей достигалась к 8-10 месяцам после операции.

Динамическое исследование КМ роговицы при различных видах КРО выявило, что каждая операция сопровождается общими и специфическими ультраструктурными изменениям. К общим относится асептический реактивный отек корнеальных структур в раннем послеоперационном периоде и повреждение эпителия (минимально выраженные после ЛАЗИК, максимально – после ЛТК).

К специфическим морфологическим изменениям роговицы после ЛАЗИК относятся инородные включения в интерфейсе, визуализируемые в 97% случаев: в 91% случаев - металлические, в 33% случаев – липидные и муциновые, в 21% случаев – воспалительные клетки макрофагального ряда и эритроциты. В 76% отмечались микрострии роговичного лоскута. В области терминального сплетения Райзера визуализировались «обрывки» нервных волокон, поврежденных при выкраивании роговичного лоскута микрокератомом. Нервные волокна сохранялись в области ножки клапана (не более 10-12%). В строме: до 7-14 суток отмечалась гиперцеллюлярность за счет миграции воспалительных клеток (макрофагов и дендриформных клеток Лангерганса) и появления «активных» клеток, которая закономерно сменялась формированием «ацеллюлярной зоны». К 8-10 месяцам после операции восстанавливалась стромальная фиброцеллюлярная сеть роговицы и прозрачность экстрацеллюлярного матрикса, отмечалась реиннервация роговичного клапана на всем протяжении.

После ФРК выявлялись следующие специфические морфологические особенности: замещение эпителиального дефекта происходило за счет миграции увеличенных в размерах крыловидных эпителиоцитов с периферии роговицы. Боуменова мембрана и нервные волокна поверхностного интрастромального сплетения на аблированном участке роговицы отсутствовали. В строме отмечалась выраженная гиперцеллюлярность, сменяющаяся формированием гипо-, реже ацеллюлярной зоны, протяженность которой была значительно меньше, чем после ЛАЗИК. К 1 месяцу после операции под эпителием формировалась гиперрефлекторная аморфная структура с хаотичным расположением увеличенных в диаметре отечных коллагеновых волокон, которая, вероятно, являлась морфологической основой ранней субэпителиальной фиброплазии. К 6-8 месяцам у большинства пациентов (84,6%) отмечалась прозрачность стромы, восстановление фиброцеллюлярной сети и реиннервация центральной зоны роговицы (раньше, чем при ЛАЗИК).

После ЛТК отмечалось формирование «эпителиальной пробки» из псевдокератинизированных эпителиальных клеток над интрастромальным коагулятом. Коагулят представлял собой оптически плотное фиброзное образование. Между соседними коагулятами были видны «линии натяжения», обусловленные сокращением коллагеновых волокон и укорочением фибрилл. В строме до 1 месяца отмечалась гиперцеллюлярность на фоне выраженного стромального отека. Технология операции позволяла сохраненным нервным волокнам между коагулятами выполнять нейротрофическую функцию, что, вероятно, обусловливает крайне редкие случаи нейротрофической эпителиопатии и синдрома сухого глаза после ЛТК.

  1. М. И. Давыдова Результаты научных исследований, готовые к практическому применению, обобщены Организационно-аналитическим управлением рамн по материалам, представленным научно-исследовательскими учреждениями рамн (2)

    Документ
    Четвертый выпуск сборника «Научные разработки НИУ РАМН – практическому здравоохранению» подготовлен Организационно-аналитическим управлением РАМН. Цель сборника – ознакомить научную медицинскую общественность, специалистов практического

Другие похожие документы..