Доклада Общественный Фонд «Международный Стандарт» в Республике Башкортостан. Адрес: 450095, г. Уфа, а/я №24, тел.: (3472)

26 марта прошла очередная акция протеста с лозунгами «Муртазу Рахимова - в отставку» и «Заморозить тарифы ЖКХ». По словам Рамиля Бигнова, в пользу отставки М.Г. Рахимова по республике было собрано более 53 тыс. подписей. Митингующие прибыли из 14 городов и 23 районов республики. Они требовали также возместить моральный и материальный ущерб жителям Благовещенска, пострадавшим от жестоких действий сотрудников милиции и ОМОН в ходе силовой операции. Требование отставки руководства республиканского МВД было выдвинуто по итогам крупной акции протеста, прошедшей накануне (25 марта) в Благовещенске. По сообщению газеты «КоммерсантЪ», власти Благовещенска пытались помешать проведению митинга. Так, перед зданием городской администрации во время акции протеста были проведены противопожарные учения, на которые в принудительном порядке собрали учащихся из соседних техникумов и профессиональных училищ.

Противодействие местных властей публичным проявлениям недовольства стало причиной эскалации напряженности в Благовещенске. Впоследствии жители города организовали движение «Россия избитая», которое 19-21 октября в Москве у здания бывшего музея Ленина провело пикет против произвола правоохранительных и силовых структур, пыток и избиений, издания антиконституционных приказов.

Участники уфимской акции 26 марта прошли через весь город, от здания горсовета Уфы к зданию администрации президента РБ, где провели митинг. Органы правопорядка основательно подготовились к возможному штурму резиденции президента РБ. Здание было отгорожено от митингующих автобусами и прочей габаритной автотехникой. Для охраны спокойствия было привлечено, по данным пресс-службы МВД РБ, около 800 милиционеров, половина из них охраняла местный «Белый дом».

Опасения стражей правопорядка не были лишены основания. Среди митингующих раздавались призывы «атаковать Дом республики, если в течение 15 минут к ним не выйдут представители президента». Однако организаторы митинга смогли взять ситуацию под контроль. К тому же к протестантам вовремя вышел глава администрации президента РБ Радий Хабиров. Выступить ему, правда, толком не дали: как только он призвал народ «не поддаваться провокациям» и сказал о «заблуждении собравшихся насчет политики Муртазы Рахимова», у него тут же отобрали микрофон и проводили под овации за выстроенный кордон милиции. После он сказал журналистам, что «оппозиция искусно манипулирует людьми» — большинство, на его взгляд, «пришло на митинг, чтобы протестовать против социальной политики федерального центра, а организаторы митинга использовали людей для призыва к свержению легитимной власти».

Интриги событиям в Уфе добавило появление на площади перед горсоветом вереницы автобусов, на которых на митинг организованно доставили около тысячи сотрудников уфимских нефтеперерабатывающих предприятий, пока еще подконтрольных сыну М. Рахимова — Уралу. Как сообщили корреспонденту газеты «КоммерсантЪ» в правительстве Башкирии, рабочим якобы заплатили по 200 рублей за «присутствие на митинге», а кого-то рекрутировали, угрожая неприятностями по работе за «неявку». Однако при этом им никаких инструкций не дали. На месте указаний тоже не последовало, так что нефтехимики просто «отстояли вахту» на «антимитинге».25

4 апреля республиканская прокуратура возбудила уголовное дело по фактам экстремистских высказываний на митинге 26 марта. 8 апреля Прокурор РБ А. Коновалов лично рассказал об этом по телевидению, назвав «уголовщиной» и сам митинг, и его организаторов. По результатам расследования обвинение предъявлено одному из ораторов – А. Дильмухаметову, который ранее возглавлял Союз башкирской молодежи, а сейчас выступает в личном качестве.

Исполком Всемирного курултая башкир 15 апреля провел в Уфе «круглый стол» на тему «Современная политическая ситуация в Республике Башкортостан». В нем участвовали представители всех национально-культурных центров, входящих в Ассамблею народов Башкортостана. Они обсудили политическую ситуацию в республике, которую всевозможными методами пытается дестабилизировать объединенная оппозиция. Участники «круглого стола» высказали негативную оценку этих действий и пришли к выводу о необходимости массового противостояния натиску оппозиции - организации ответных общественных акций.26

В результате очередной митинг объединенной оппозиции в Уфе 16 апреля на площади Ленина был вытеснен антиоранжевым митингом, организованным в общей сложности 17-ю общественными объединениями республики. Поддержать его участников приехали представители башкирских диаспор из соседних регионов - Самарской и Свердловской, Челябинской и Оренбургской, Саратовской и Пермской областей. Участники митинга обратились к жителям Башкортостана с призывом быть объективными и взвешенными в оценке процессов, протекающих в республике. «Мы должны четко отделять причины негативных явлений, порожденных действиями правительства Российской Федерации, от действий руководства республики, которое, в силу сложившихся обстоятельств, не может полностью компенсировать ущерб, принесенный народу… У оппозиции нет никаких оснований для требования отставки законно избранного Президента республики, - подчеркнуто в резолюции. - Никто не давал кучке авантюристов права выдвигать такое требование от имени четырехмиллионного народа республики. Мы заявляем: Башкортостан - не полигон для отработки способов свержения легитимной власти в России...».27

В числе участников антимитинга были представители Союза башкирской молодежи, одетых в камуфляжную форму и вооруженных деревянными дубинками. Оппозиционные лидеры Р. Бигнов и А. Дубовский именно в день митинга были приглашены в УФСБ по РБ для беседы. Во избежание столкновений оппозиция отменила свой митинг. Тем не менее, зафиксированы факты избиения граждан боевиками. Так, Ринат Габидуллин (депутат Государственной Думы РФ второго созыва, бывший долгое время руководителем башкирского отделения КПРФ и редактором газеты «Наш выбор») подвергся телесным повреждениям со стороны некоего Надыршина, уроженца Кугарчинского района. Ударом кастета тот сбил Габидуллина с ног, затем начал его пинать. Милиционеры, находившиеся рядом, среагировали на происходящее лишь после настойчивых криков женщин, требовавших арестовать преступника. Рассмотрение иска Р. Габидуллина необоснованно затягивается. Судебные заседания в июле-августе не закончились вынесением решения по существу. В последний раз дело рассматривалось 18 ноября и вновь отложено на декабрь без видимых причин.

Впоследствии лидеры оппозиции обратились в прокуратуру, считая действия администрации, оказавшей поддержку Союзу башкирской молодежи, спланированной акцией устрашения населения. Факты, инкриминируемые оппозицией руководству республики и города, в ходе прокурорской проверки, как водится, не подтвердились. В частности, зам. начальника ГУП «Башавтотранс» Нугуманов Р.Х. пояснил, что его предприятие не выделяло автобусов для централизованной доставки в Уфу участников митинга 16 апреля. Осталось загадкой, на чьих же автобусах (по некоторым оценкам их было около 150) привезли воинственно настроенную башкирскую молодежь из дальних районов республики. Отказ прокуратуры РБ в возбуждении уголовного дела против руководства республики был обжалован оппозиционерами в судебном порядке. По состоянию на конец октября, решение по данному делу не принято, т.к. следователь по особо важным делам Додонов, подписавший отказ в возбуждении уголовного дела, уволен из прокуратуры РБ, переехал в Ярославль и не может дать показания в суде. Именно он, по обращению ряда лидеров объединенной оппозиции республики от 17 мая, вел расследование этих событий. И его показания могли сильно осложнить жизнь тех, кто в тот апрельский день организовал на площади им. Ленина избиение уфимцев свезенными из сельских районов башкирскими штурмовиками. И он же подписал 16 июня постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое и было обжаловано башкирскими оппозиционерами в Кировском суде. Однако 3 октября, за два дня до назначенного на 5 октября судебного заседания Додонов, был спешно уволен из башкирской прокуратуры и покинул пределы республики. Так что в суде присутствовать не мог. Сам суд в тот день не состоялся, так как представитель прокуратуры с самого начала заявил ходатайство о прекращении производства по делу, поскольку 9 августа постановлением и.о. прокурора Салавата Каримова материалы по делу были отправлены на дополнительную проверку. Заявители, впервые увидевшие текст этого постановления лишь в суде, с ходатайством согласились. Как выяснилось позже, представитель прокуратуры утаил от суда существенную информацию, имеющую значение по делу. Проще говоря, лжесвидетельствовал. Ибо прекрасно знал, что еще за полтора месяца до суда, 19 августа, все тот же следователь Додонов уже вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела повторно. В прокуратуре журналистам отказались прокомментировать причины неожиданного увольнения следователя, ограничившись фразой «А, что?». Как сообщили в штабе объединенной оппозиции, увольнением следователя, который вел следствие о нарушениях закона высшими должностными лицами республики, власть пытается запутать следы, избавляясь от тех, кто «слишком много знает». Однако это, хотя и значительно затянет процесс, потому что новому следователю придется начинать все «с нуля», но не станет препятствием для повторного обжалования в суде действий башкирской прокуратуры. Не исключено при этом, что оно будет дополнено обвинениями в умышленном затягивании дела и пособничестве терроризму в отношении самой прокуратуры.

Интересно, что второй отказ в возбуждении уголовного дела, по мнению оппозиционеров, еще более необоснован и еще более смехотворен, чем первый. Так, из постановления следует, что около ста пятидесяти автобусов из разных сел, городов и районов республики оказались в тот день на площадке недалеко от места митинга совершенно случайно. Каждый из водителей приехал по своим делам, за собственный счет и пассажиров не привозил. Например, водитель ПАЗ «Бурибаевского ГОКа» № такой-то, «выезжал в Уфу для приобретения масла нигрола», а водитель «Икаруса» Дюртюлинского ГУП «Башавтотранс» № такой-то, по пути домой «остановился на площадке за Госцирком, чтобы приобрести продукты» (интересно, что там - пустырь) и т.д. и т.п.28

Страх перед нарастающим протестным движением народа заставил республиканскую власть применить и законодательные меры. 19 апреля депутаты Госсобрания РБ сразу в трех чтениях приняли Закон «О порядке подачи уведомления о проведении публичного мероприятия». В законе предусмотрены формы и способы подачи уведомления, прилагаемые к нему документы, порядок принятия и регистрации уведомления, а также информирование о последствиях в случае несоблюдения порядка его подачи.

Законом усложнена процедура уведомления органов госвласти о готовящихся собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях, пикетах. Теперь, согласно документу, организаторы массовых мероприятий с участием свыше 500 человек обязаны подавать уведомления о планирующейся акции не только в местные органы власти, но также и в правительство Башкирии. Если же организаторов митинга несколько, то уведомление должно представляться в органы власти руководителями всех организаций-инициаторов лично и одновременно. При этом к уведомлению должно быть приложено запротоколированное решение организаторов о проведении публичного мероприятия, нотариально заверенные копии документов о регистрации и устава организации-устроителя, а также копии паспорта и письменное согласие лица, уполномоченного выполнять распорядительные функции по организации публичного мероприятия. Все документы должны быть подшиты и пронумерованы, скреплены заверительной подписью или печатью.

По мнению разработчиков, закон «носит вторичный и процедурный характер, поскольку разработан с целью приведения в соответствие с федеральным законом «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Как утверждают парламентарии, принятие закона «не связано с последними событиями в Башкирии». В свою очередь немногочисленные оппозиционно настроенные башкирские депутаты расценили принятие закона как попытку властей «охладить напор митингующих масс», которые резко активизировались в республике с начала 2005 года.

По нашему мнению, данные локальные правила, узаконенные башкирским депутатами, противоречат федеральным законам, конституционным положениям и общепризнанным международным принципам.

Действительно, федеральный закон делегирует субъектам Федерации права устанавливать «порядок направления уведомления». Данная регламентирующая норма, кстати сказать, вызывала при принятии федерального закона принципиальные возражения. Как предсказывали эксперты, делегирование субъектам РФ названного права способно привести к возникновению дополнительных и трудно исполнимых условий подачи уведомления, например, требований личной явки в орган власти всех организаторов, нотариального заверения подписей и т.п. Так и произошло в Башкирии.

Кроме указанных законодательных мер, руководство республики предприняло попытку ввести оперативный контроль над выступлениями населения.

22 апреля в аппарате Главного федерального инспектора по РБ Энгельса Кульмухаметова прошло совещание руководителей региональных отделений политических партий и общественных объединений республики с участием руководителя Администрации Президента РБ Радия Хабирова, министра внутренних дел РБ Рафаила Диваева, начальника управления ФСБ по РБ Игоря Чернокова, секретаря Межведомственного совета общественной безопасности РБ Александра Шабрина, председателя Федерации профсоюзов РБ Амирхана Самирханова. На совещании был рассмотрен вопрос о проведении в Уфе мероприятий по празднованию 1 Мая. По словам Р. Хабирова, заявившие о проведении митингов 1 мая политические организации - Фонд развития МСУ и Евразийский союз молодежи, не имеют ничего общего, наоборот, налицо их политическое противостояние, разность позиций по тем или иным вопросам. Поэтому никто не может дать гарантии того, что при таком огромном количестве митингующих и разности политических взглядов, целей и задач не случатся столкновения, беспорядки. Игорь Черноков и Рафаил Диваев прямо и жестко заявили, что в случае призывов лидеров оппозиции к массовым беспорядкам, экстремистским действиям они предпримут все для того, чтобы не допустить этого, а подстрекатели будут привлечены к ответственности по всей строгости закона.

Присутствовавшим на совещании лидерам партий было предложено провести один митинг с 10.00 до 12.00 часов, в котором дать возможность принять участие и выступить представителям всех политических партий и объединений, в том числе и оппозиционных. В этом случае госорганы гарантируют обеспечение участников митинга всей необходимой звуковой аппаратурой, соблюдение общественного порядка. Либо вовсе не проводить в этот день никаких митингов, а перенести их на другую дату. Представители партий «Единая Россия» - Ринат Мигранов, «Родина» - Александр Козлов, «Народной партии Российской Федерации» - Анатолий Мазур, «Российской партии мира в РБ» - Ринат Низамов, Российской партии пенсионеров - Галина Вирченко, ЛДПР - Игорь Наумов - заявили, что организовывать, проводить и участвовать в митингах 1 мая они не будут.

Повторная встреча всех политических партий, объединений, национально-культурных центров для определения своих действий в день 1 Мая прошла 26 апреля. Результатом встречи стало подписание соглашения с главой администрации г. Уфы П.Р. Качкаевым «О порядке проведения празднования Первомая и Дня Победы», в котором оппозиция отказалась от ряда ранее заявленных мероприятий (в частности, шествия к Дому Республики, палаточного лагеря на Советской площади). Администрация города, в свою очередь, обязалась обеспечить митинг оппозиции на площади Ленина звукоусилением и охраной. Была достигнута договоренность о поочередном выступлении лидеров оппозиции и ораторов, поддерживающих действующую власть. При этом городская администрация заверила, что никаких представителей националистических организаций на митинге не будет.

Однако уже за день до митинга стало известно, что несколько десятков автобусов выехали из Уфы в башкирские районы Зауралья. От многочисленных сторонников оппозиции стали поступать сообщения, что колонны автобусов формируются из состава автопарков госпредприятий во многих городах. 30 апреля Р. Бигнов и А. Дубовский вновь получили повестки с вызовом в УФСБ на 1 мая. Однако лидеры оппозиции дозвонились до приемной директора ФСБ РФ Н. Патрушева и официально предупредили, что в случае массовых беспорядков ответственность за возможные инциденты, ввиду изоляции организаторов митинга, ляжет на начальника УФСБ по РБ И. Чернокова. Повторных вызовов оппозиционеров в УФСБ по РБ не последовало.

1 мая. За час до заявленного начала митинга площадь перед драмтеатром была оцеплена боевиками из Союза башкирской молодежи (называющими себя «серыми волками»). Они охватили площадь по периметру, обеспечив подход основных колонн, заполнивших площадку перед крыльцом драмтеатра, на котором была установлена звуковая аппаратура. Для горожан, приходящих на митинг, осталась свободной лишь дальняя правая часть площадки, до которой практически не доходил звук. Управление пультом усилителя осуществлял заместитель главы администрации Уфы А. Ощепков, причем делал он это крайне избирательно, не в пользу оппозиции. По свидетельству очевидцев, он подавал знаки «серым волкам», которые устраивали сильный шум, заглушая неугодных ораторов.29 Таким образом, достигнутые договоренности были сорваны представителями власти.

10 июня. Руководители региональной национально-культурной автономии татар подали в городскую администрацию уведомление о проведении 22 июня митинга у стен Белого Дома. Предполагаемый митинг носил оппозиционный характер, т.к. НКА татар было отказано в помещении для проведения отчетно-выборной конференции. В ответе главы муниципалитета П.Р. Качкаева говорилось, что разрешить митинг перед Белым Домом администрация Уфы не может, т.к. ранее получила уведомление о проведении в том же месте и в то же время митинга «Башкирского народного конгресса» и Союза евразийской молодежи, региональным отделением которого является Союз башкирской молодежи.30

  1. Доклада Общественный Фонд «Международный Стандарт» в Республике Башкортостан. Адрес: 450095, г. Уфа, а/я №24, тел.: (3472) (2)

    Доклад
    Территория республики составляет 143,6 тыс. кв. км. Республика состоит из 54 административных районов. На территории Башкортостана расположен 21 город.
  2. Общественный Фонд «Международный Стандарт»

    Доклад
    По сведениям Госкомстата РБ, в Башкортостане в отличие от других российских регионов сохраняется один из самых низких в стране прожиточных минимумов (восьмое место по России и первое в Приволжском федеральном округе).
  3. «за выдающийся личный вклад в развитие санаторно-курортной сферы» глава администрации краснодарского края а. Н. Ткачев

    Документ
    Лучшая здравница: НУЗ «САНАТОРИЙ «МЫС ВИДНЫЙ» ОАО «РЖД»; ОЗДОРОВИТЕЛЬНЫЙ ЦЕНТР «САНАТОРИЙ ЮГ» ООО «АСТРАХАНЬГАЗПРОМ»; ОГУП САНАТОРИЙ «ОБУХОВСКИЙ»; ГУП САНАТОРИЙ «ЯНГАН-ТАУ», РБ.

Другие похожие документы..