Иванченко А. А. (художественное оформление, верстка)

126 Immanuelis Kantii opera ad philosophiam criticam. Latine vertit Fredericus Gottlob Born. Vol. 1–4. Lipsiae: impensis E. B. Schwickerti, 179–1798; hecatostometra 21. Vol. 1. Cui inest Critica rationis purae. 1796, pp. XLIV, 587; Vol. 2. Prolegomena ad metaphysicam quamque futuram, quae qua scientia poterit prodire. — Elementa metaphysica physices. — Constitutio metaphysices. — Religio intra terminos solius rationis. 1797, pp. 555; Vol. 3. Critica rationis practicae. — Critica facultatis iudicandi. 1797, pp. XXVIII, 516 pp.; Vol. 4. Quaestiones philosophiae. — Metaphysica morum. 1798, pp. IV, 820 pp.

127 Не из закона, а из законопроекта (лат.).

128 Каждая записка требует ответа (фр.).

129 Абзац отчеркнут на полях карандашом.

130 Но, может быть, я прорицаю, а все это будет иметь лучший исход; вот вспоминаю отчаяние стариков во времена моей молодости; может быть, сейчас я подражаю им и предаюсь пороку, свойственному возрасту. Хотел бы, чтобы было так; однако…… (лат.).

131 Предложение отчеркнуто на полях карандашом.

132 Frg. 698. — А. Л.

133 Прим. В этом оттиске я вновь вставил некоторые фразы, которые я не высказал с оглядкой на обстоятельства и соответственно должен был опустить в официальной публикации.

134 Выражение, восходящее к трактату Георга Филиппа Харсдерффера (1607–1658) «Poetischer Trichter, die Deutsche Dicht- und Reimkunst in sechs Stunden einzugieЯen» («Поэтическая воронка, чтобы влить немецкое стихотворное и рифмическое искусство в шесть часов»). Переводчик благодарит за разъяснение этого фразеологизма Аллу Вениаминовну Овчинникову.

135 В соответствии с волей автора печатается в старой орфографии.

1 Иногда стихи, утративъ «одежду» традицiонной оріографiи, становятся непонятны: такъ, цв˜таевское «Томики поставивъ въ шкапчикъ, / Посм˜шаете жъ сего, / Б˜женство свое см˜шавши / Съ б˜лымъ б˜шенствомъ его» обыгрываетъ знаменитое мнемоническое стихотворенiе «Б˜дный б˜лый б˜глый б˜съ»; если этого не знать, читателю остается только думать о б˜лой горячк˜

2 Мы часто сталкиваемся съ т˜мъ, что произведенiя писателей, поэтовъ и философовъ (Ильинъ, Цв˜таева, Бунинъ), которые р˜шительно заявляли о непрiемлемости для себя новой оріографiи, издаются вопреки ихъ ясно выраженной вол˜; это, безусловно, заслуживает моральнаго порицанiя; однако изв˜стный семитомникъ Цв˜таевой настолько плохъ и во вс˜хъ иныхъ отношенiяхъ, что невольно задаешься вопросомъ: а не связано ли зд˜сь одно съ другимъ какой-нибудь бол˜е тонкой и неочевидной связью?

3 Надобно сказать, что авторы новаго «кривописания» создали безчисленныя трудности въ воспроизведенiи документовъ: не зная правилъ, тяжело понять, гд˜ им˜ешь д˜ло съ авторскимъ написанiемъ, а гд˜ — съ регулярнымъ. Потому мы часто сталкиваемся съ избирательнымъ прим˜ненiемъ правилъ старой оріографiи: прим˜ръ совершенно нел˜паго подхода — недавняя перепечатка труда Н. Шильдера «Императоръ Павелъ Первый» (М., «Чарли», 1996), гд˜ прежнiя окончанiя именъ прилагательныхъ сохраняются въ цитатахъ; въ связи съ отсутствiемъ другихъ признаковъ «древности» все это производитъ комическое впечатл˜нiе. Но не мен˜е комична и встр˜ченная нами недавно книга, изданная въ типографiи «ордена Трудоваго Краснаго Знамени»; есть, есть т˜ области, которыя сл˜довало бы отдать на откупъ кривописанiю, и Маяковскаго и иныхъ — если кому придетъ въ голову переиздавать ихъ творенiя — можно совершенно спокойно оставить въ ихъ сов˜тской одежд˜

4 Пары одеждаод˜вать и надежданад˜яться, конечно, заставятъ читателя въ любомъ случа˜ отнестись съ осторожностью къ такого рода построенiямъ. Кром˜ того, можетъ смутить фонетическое сходство съ такими словами, гд˜ -˜ отсутствуетъ, какъ полезный, любезный и т. п.

5 Князь Андрей Курбскiй, обыгрывая синонимiю опричь — кром˜, называлъ опричниковъ кром˜шниками.

6 Иногда, впрочем, культурологический пафос заставляет автора делать необоснованные выводы: так, на с. 58 он пишет по поводу указа 1697 года: «Итальянский язык пришел в Россию как язык европейской культуры, как язык страны, в гуманистической идеологии которой в наибольшей степени проявились прежде всего светские идеи Ренессанса, так необходимые правительству Петра I для обоснования начатых реформ». На самом же деле шла тяжелая война с Турцией, только что с напряжением всех сил был взят Азов, и стране срочно требовались союзники, одним из наиболее естественных же была Венеция… О стажировках русских моряков в венецианском флоте см. «Записки» И. И. Неплюева.

7 Тихонравов Н. А. О переводах «Опыта о человеке» Поупа, Русский Архив, 1872, стлб. 1311–1322.

8 Наиболее интересной нам показалась глава о научной латыни.

9 Из примеров, упущенных автором: Антиох Кантемир, ученик протопопа Афанасия Кондоиди († 10 октября 1737 г., будучи епископом Суздальским), которого отец будущего поэта взял с собою из Оттоманской Порты (Сочинения князя Антиоха Дмитриевича Кантемира, СПб., 1836, с. 2–13); молодой поэт блестяще знал латынь и был исключительным любителем поэзии Горация; уже упомянутый Федор Остерман (его домашним учителем — в том числе, полагаем, и латинского языка — был Рихман, впоследствии сотрудник Ломоносова, погибший от грозового разряда при эксперименте; в момент служебной катастрофы, постигшей отца своего ученика, Рихман только получил звание профессора, но не отрекся от ученика, посвятив ему свое сочинение с почтительным письмом; по тому времени это был акт незаурядного, прямо-таки неслыханного мужества, которое многое оьъясняет и в его гибели; князь Иван Михайлович Долгорукий, (Долгорукий И. М. Записки кн. Ивана Михайловича Долгорукого, в кн.: Сочинения, СПб., 1849, т. 2. Автобиография отца моего князя Ивана Михайловича Долгорукова, Москвитянин, 1844, XI, 196–213.).

10 По раннему периоду мы бы рекомендовали читателю следующую статью: Флоровский А. В. Латинские школы в России в эпоху Петра I. В кн.: XVIII век. Сборник 5. М.-Л., 1962, с. 316–335. К сожалению, она не попала в поле зрения Ю. К. Воробьева.

11 Годичный акт в Московской Духовной академии 1 октября 1889 года. О греко-латинских школах в Москве в XVII веке до открытия Славяно-Греко-Латинской Академии. Речь, произнесенная на публичном акте Московской Духовной академии 1 октября 1889 года экстраординарным профессором Н. Каптеревым. М., 1889.

12 Приведенные там документы придали бы плоть и кровь схематическому изложению полемики вокруг введения латинского языка в курс Славяно-Греко-Латинской академии. Позволим себе колоритный пример из анонимного памфлета: «Латинский же язык и учение и писание во всех сих славяном нам чуждо и далече отсутствующе, и неточию непотребно отнюдь, но паче вредно и губительно… Опаство имети подобает, да не и славенский диалект что от того латинского учения постраждет… Тако бо латинское учение прелестно, яко нож медом намазанный: изначала лижущим сладок и безбеден мнится, и елико больши облизуется, толико ближше гортаню ближится и удобно лижущего заколет и смерти предаст. А яко латинский язык скуден и убог по себе самому и за скудость свою овогда употребляет еллинская речения и имена, овогда же иными реченми изменяет» (Ibid., с. 57).

13 Точно таким же анахронизмом является и утверждение: «Практически с самого начала XVIII века латинское образование для священнослужителей стало обязательным» (с. 58). О его относительном распространении можно говорить лишь с двадцатых-тридцатых годов.

14 А. В. Карташев. Очерки по истории русской церкви. Т. 2. М., 1992. С. 248.

15 «Мелочи из запаса моей памяти». — М. А. Дмитриев, Московские элегии. Стихотворения. Мелочи из запаса моей памяти. М., 1985. С. 152.

16 Для беглого знакомства мы бы осмелились рекомендовать читателю собственную статью: Харьковский коллегиум в XVIII и начале XIX столетия — Лицейское и гимназическое образование, № 6, 1998, с. 19–24; № 1, 1999, с. 17–27.

17 Багалей, II. С. 688–689.

18 Здесь, конечно, следовало бы упомянуть, что последний был ректором Киево-Могилянской коллегии; о его деятельности, которая высоко оценивалась современниками и потомками, см.: Голубев С. Киевская Академия в конце XVII и в начале XVIII столетий. Речь, произнесенная на торжественном акте Киевской Духовной академии 26 сентября 1901 года заслуженным ординарным профессором С. Голубевым. Киев, 1901. Эту работу — в некоторых существенных пунктах исправляющую необходимый, но устаревший труд иеромонаха Макария (Булгакова) — нельзя не учитывать, знакомясь с историей Академии Петра Могилы.

19По указу Императрицы Российской Анны книга сия включена в состав библиотеки Коллегиума Харьковского (лат.).Свящ. Дм. Феодоровский. Очерк истории Харьковского Духовного Коллегиума. Духовная Беседа, т. 19, 1863. Ñ. 661.

20 Страхов П. И. Краткая история Академической гимназии, бывшей при Императорском Московском университете. — в кн. В воспоминание 12-го января 1755 года. Учено-литературные статьи профессоров и преподавателей Императорского Московского университета, изданные по случаю его столетнего юбилея. М., 1855.

21 Первая публикация: Академические сочинения, авг. 1755, ч. 2, с. 177–186); перепечатка: Речи, произнесенные в торжественных собраниях Императорского Московского Университета русскими профессорами оного; с краткими их жизнеописаниями. Изданы Обществом любителей Российской Словесности. Ч. I. — М., 1819, с. 9–17. Изложение: см. Г. Г. Шпет, Очерк истории русской философии, Сочинения, М., 1989, с. 70–71; С. П. Шевырев, История Императорского Московского Университета, написанная к столетнему его юбилею. М., 1855, репринт М., 1998, с. 30.

22 Иногда жанровое обозначение документа на латинском языке может и отсутствовать. Эти случаи нужно специально оговаривать.

23 Мы цитируем точно по книге. По-видимому (поскольку начало фразы требует противопоставления, а дальше антитеза в тексте отсутствует) перед «тех сторонах» пропущен союз а. Это не единственная опечатка; большинство греческих и латинских цитат (впрочем, весьма немногочисленных), в доброй русской традиции, даны в искаженном виде.

24 Если бы эта мысль была справедлива, вряд ли молодой Пушкин писал бы: «Я сердцем римлянин…», а Ф. Н. Глинка переводил бы Лукана.

25 Эти рассуждения Г. С. Кнабе не свободны от неточностей: так, он, цитируя финал «Агриколы» Тацита, где идет речь о бессмертии главного героя, обеспеченном тацитовским рассказом, пишет (с. 115–116): «Как бы ни были велики заслуги людей, живущих до обретения латинским письменным красноречием нынешнего совершенства, а потому не „рассказанных и переданных потомству“, их деяния затеряются в повседневной общественной жизни. Эта жизнь может быть вполне реальной, но если действующий в ней герой не возвысился до уровня совершенного, чеканного, риторического образа, то его „поглотит“ действительность, которая не просветлена искусством риторики и потому остается глухой и преходящей». Между тем это поэтический топос, и его употребление в риторике вторично; ср., напр., Theogn. 243 слл.: «И когда ты, многослезный, пойдешь под мрачными ущельями земли в дом Аида, и мертвым ты не утратишь славу, но пребудешь, вечно имея нетленное для людей имя»; Hor. carm. IV, 9, 25 слл.: «Жили многие отважные до Агамемнона, но над всеми, неизвестными, нависла долгая ночь, потому что у них нет священного певца».

26 Безусловно, читатель сделает нам справедливый упрек в навязывании собственных научных интересов; принимая его и считая вполне естественным (мы с полным пониманием относимся к тому обстоятельству, что Г. С. Кнабе в главе о Пушкине преимущественное внимание уделил Тациту), мы все-таки должны напомнить, что таково было и мнение современников, из них же первый — Державин.

27 В. К. Тредиаковский. Новый и краткий способ к сложению российских стихов с определениями до сего надлежащих знаний. Сборник материалов для истории Императорской Академии Наук в XVIII веке. Изд. А. Куник. СПб., 1865. Ч. I. Стр. 49: «Никогдаб, поистинне, сие на меня искушение не могло притьти, чтоб издать в народ оныя две Элегии, ежелиб некоторые мои приятели не нашли в них, не знаю какова, духа Овидиевых Элегий».

28 Роль его не стоит, однако же, преувеличивать. Структурно-композиционное решение «Россиады» (12 песней) восходит непосредственно к Вергилию; этого количества не знает ни один из наиболее известных тогда аналогичных западноевропейских эпосов — ни «Освобожденный Иерусалим», ни «Генриада». Противоположная картина, по-видимому, складывается с басней; для Крылова Федр безнадежно заслонен Лафонтеном; так ли это для иных — Хемницера, Дмитриева — мы сказать не можем; вопрос еще ждет своего исследователя.

29 Сочинения в 2 тт., т. 2, М., 1982, с. 280.

30 Вне жанровых дефиниций ничуть не меньше, чем все указанные авторы, заслуживали бы отдельных разделов или даже глав Мерзляков, Катенин и Жуковский.

31 Вчуже вызывает некоторое недоумение следующая реплика (с. 142): «На смерть Дельвига Гнедич откликнулся двустишием:

Друг, до свиданья! Скоро и я наслажусь моей частью:

Жил я, чтоб умереть; скоро умру, чтобы жить!

Здесь примечательны естественность риторической формы (контрастное построение второй строки), сознательный архаизирующий славянизм… сочетающийся с традиционной формой латинской поэзии — элегическим дистихом, при этом, однако, ритмически трактованным очень свободно (лишнее ударение во второй строке). Примечательно и перенесение в русское стихосложение типичной нормы латинской просодии: опущение конечной гласной перед словом, начинающимся тоже с гласной: „чтоб(ы) умереть“». Нам не удалось обнаружить при самом внимательном рассмотрении ни лишнего ударения, ни элизии.

32 Отметим недавнюю работу И. А. Пильщикова — Литературные цитаты и аллюзии в письмах Батюшкова: (Комментарий к академическому комментарию. 1–2). Philologica, т. 1, № 1–2 (1994), Москва-Лондон, с. 205–239, весьма полезную, хотя, как представляется, ненужно резкую по тону, не без некоторых преувеличений в области реминисценций и с совершенно ненужными филологическими экскурсами.

33 Ср., напр., На небе много звезд прелестных / Красавиц много на Москве, Ov. Ars I, 59: «Сколько на небе звезд, столько в твоем Риме девушек». Подробнее см. M. de Albrecht. De recentioris aetatis poetis Torquato Tasso, Volfgango Goethe, Alexandro Puškin Artis amatoriae Ovidianae imitatoribus atque censoribus. Vox Latina, VL, 17, 1981.

34 А. В. Карташев, Очерки по истории русской церкви, т. 2, М., 1993, с. 150.

35 Подробное описание путешествия голштинского посольства в Московию и Персию в 1633, 1636 и 1639 годах, составленное секретарем посольства Адамом Олеарием. Пер. с нем. Павел Барсов. Изд. Императорского Общества Истории и Древностей Российских при Московском университете. М., 1870. С. 310.

36 Катков М. Н. Наша учебная реформа. М., 1890. С. 39–40.

37 Мы бы порекомендовали очерк М. И. Сухомлинова «Ф.-Ц. Лагарп, воспитатель императора Александра I» — в кн. М. И. Сухомлинов. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению. СПб, 1889 г., т. II.

38 Вступительная лекция по Римской Словесности, сказанная в Университете Св. Владимира ординарным профессором В. И. Модестовым 18 сентября 1869 года. С. 11.

39 Прежде всего с. 175.

40 Русский Архив 1872, стлб. 445–446.

41 Речь, разговор и стихи, произнесенные на публичном акте Университетского Благородного пансиона, по случаю выпуска воспитанников, окончивших полный курс учения, 1821 года Апреля 2 дня. При сем акте отчет Пансиона с 1819 по 1821 год. Москва, в Университетской Типографии. С. 32–34.

42 Цит. по: М. П. Погодин. Воспоминание о Степане Петровиче Шевыреве. СПб., 1869. С. 57.

43 Ср., напр., такой пассаж в статье С. С. Дмитриева «Грановский и русская общественность»: «Опасения имели под собой почву. Быстро появилась в погодинском „Москвитянине“ статья Шевырева „Публичные лекции об истории средних веков г. Грановского (письмо в губернию)“, имевшая доносительный привкус (sic! — А. Л.). Подразумевая Гегеля, автор обвинял Грановского в том, будто бы в его лекциях „почти все школы, все воззрения, все великие труды, все славные имена науки были принесены в жертву одному имени…“. „Добровольные помощники жандармов“ (слова Герцена) винили Грановского в том, что в публичном курсе… он не говорил о Руси в желательном для них духе». (Т. Н. Грановский. Лекции по истории средневековья. М., 1987. С. 325). Автору этих строк даже в голову не приходит простая мысль, что Шевырев мог искренне исповедовать свои взгляды и имел право на их печатное выражение.

44 Мы чрезвычайно рекомендовали бы читателю прекрасную работу Ю. И. Айхенвальда «Спор о Белинском. Ответ критикам», недавно перепечатанную в издании его критических трудов: Ю. Айхенвальд. Силуэты русских писателей. М., 1994. С. 556–590.

45 С такими словами: «Государь, Вы работаете над развитием великой идеи национальностей; от нее и от Вас Италия ожидает осуществления своих желаний». Цит. по: Н. С. Тихонравов, СС, т. III, 2, с. 220–221.

46 Сославшись на высокую пушкинскую оценку (с. 4). Мы полагаем, что здесь еще есть над чем поработать. Ср. характеристику, данную в сочинении Ив. Иванова «История русской критики» (Части 3 и 4. СПб., 1900. С. 233): «Как бы ни ценить талант и деятельность Шеырева, не следует забывать об его безвозмездном долголетнем труде в Москвитянине. Он единолично выносил борьбу с такими противниками, как Белинский, и успевал выступать против западников на всех сценах борьбы — и в университетских аудиториях, и в публичных лекциях, и в журнальных статьях. Личный характер профессора может не внушать нам особенного уважения, но труженичество его вне сомнения и при условиях, менее всего благоприятных для успеха и популярности». Эта реплика тем красноречивее, что автор разделяет все предрассудки либерально-народнического подхода к литературе и превозносит Белинского.

47 Одна из самых дорогих для автора подробностей приведена на с. 8: «Шевырев неожиданно получил от Уварова предложение — стать воспитателем его 8-летнего сына Алексея (впоследствии — известного ученого-археолога, одного из основателей Исторического музея). Безусловно, это предложение было весьма лестно и выгодно в материальном отношении, к тому же в руках министра находилась судьба Шевырева как преподавателя университета. Однако Шевырев, традиционно причисляемый в исторической литературе к „уваровским холопам“, категорически отверг сделанное ему предложение. Его ответное письмо к Уварову от 4 августа 1833 г. преисполнено достоинства молодого ученого».

48 Полная солидарность практически невозможна: отсутствие «критического» пафоса как в личности Шевырева, так и в его научно-публицистической деятельности — слишком очевидная вещь.

49 Естественно, мы не можем повторять все оценки, обильно приведенные в работе. Отметим отрицательные суждения С. М. Соловьева и Чичерина (признававшего все же интерес к шевыревским лекциям), положительную, едва ли не восторженную — Гончарова, который пишет о любви студентов к нашему герою (см. Московский университет в воспоминаниях современников. М., 1989. С. 163). Напомним читателю и о крайне язвительной эпиграмме Каролины Павловой, высмеивающей самолюбие Шевырева.

50 Московский университет в воспоминаниях современников. М., 1989. С. 282.

51 Слово «педант» прямо-таки преследует Шевырева (Станкевич, Белинский); но что под этим подразумевается, понять весьма сложно. Если научная добросовестность и тщательность, то вряд ли это можно считать тяжким обвинением.

52 Воспоминания студентства 1832–1835 годов. Цит. по: Русское общество 30-х годов XIX в. М., 1989. С. 321–322.

53 С. А. Венгеров. Критико-биографический словарь русских писателей и ученых (от начала русской образованности до наших дней). Том 3. СПб., 1892. С. 338–339.

54 А. Д. Галахов. Записки человека. М., 1999. С. 286.

55 Ср. отрывок из письма Шевырева М. А. Максимовичу от 13 апреля 1861 г.: «Личности отходят, а которые сильны, те только и сильны народом: такова личность Гарибальди, который, судя по портретам, очень похож на Костю Аксакова. Покойный Костя был бы и у нас Гарибальди, если бы не сгубил его Гегель и поняла бы Россия» (РА, 1872, стлб. 1208).

56 Московский университет в воспоминаниях современников, с. 241. Ср. Фет А. А. Воспоминания. Т. 3. М., Издательское объединение «Культура», 1992. Репринт издания: Ранние годы моей жизни А. Фета. М., 1893. С. 210: «Счастлив юноша, имеющий свободный доступ к сердцу взрослого человека, к которому он вынужден относиться с величайшим уважением. Такой нравственной пристани в минуты молодых бурь не может заменить никакая дружба между равными. Мне не раз приходилось хвататься за спасительную руку Степана Петровича в минуты, казавшиеся для меня окончательным крушением».

57 Ср. письмо Шевырева к Погодину (1862 г.): «В великую субботу я говорил о Филарете. Лекция удалась. Филарет как проповедник предстал во всей своей глубине и силе… Лекции у меня говорятся спокойно и ясно. Только в заключении о Филарете расчувствовался. Вспомнил Москву, воскресную полночь, звон колоколов — не мог говорить. Сердце переполнилось. Слезы прекратили речь… Многие из слушателей были тронуты и плакали» (цит. по: Письма М. П. Погодина, С. П. Шевырева и М. А. Максимовича князю П. А. Вяземскому. С. 12).

58 Ibid. с. 336–337.

59 От 5 февраля 1855 года. Цит. по: Сборник Общества любителей Российской словесности на 1891 год. М., 1891. С. 126–128. Из переписки Шевырева известно, что он хлопотал за Бодянского, оказав ему помощь в доставлении библиотеки на родину. 4 января 1843 г. он писал П. А. Вяземскому: «У меня есть до Вас покорнейшая просьба, касающаяся одного моего товарища по университету. Магистр Бодянский, изучивший все славянские наречия, возвратился к нам для занятия кафедры: он, в продолжение своего пребывания за границею, собрал огромную славянскую библиотеку… Она теперь должна быть уже в Петербурге и подвергнута таможенному и цензурному досмотру». (Письма…, с. 141. Это ходатайство возымело успех).

60 Д. П. Иванов пишет о том, что по неприязни Шевырева к критику не смог поступить в Московский университет младший его брат, Никанор Белинский (Сообщения при чтении биографии Белинского. В кн.: В. Г. Белинский в воспоминаниях современников. М., 1977. С. 97–98). Он же добавляет, что Никанор «умер в военной службе на Кавказе, куда так опрометчиво сослал его брат, слишком сурово решивший судьбу молодого человека, достойного лучшей участи».

61 Здесь источник недоразумений — несовпадение личного опыта Шевырева и мемуаристов. Профессор Московского университета обладал тонким эстетическим восприятием, которое действительно иногда производит такой эффект. Со стороны, если нет способности к цельному восприемлющему акту, это, конечно, кажется обычным риторическим приемом.

62 Приведем признание Галахова: «Но отзывы о книге „Год в чужих краях“ (1844) огорчили его. Один из них, написанный Н. А. Полевым, помещен в петербургском журнале… другой, явившийся в „Отечественных записках“, принадлежит мне. Каюсь сильно и искренно в этом проступке. Что делать? Тогда он считался делом похвальным, обязательным, услугой известному направлению. Всему виною литературная партия. Погодин, видите ли, принадлежал к славянофилам, а сотрудники „Отечественных записок“, где я постоянно участвовал, к западникам: отсюда гнев и немилость». (Op. cit., с. 239). Белинский писал Кавелину: «Насчет вашего несогласия со мною касательно Гоголя и натуральной школы, я вполне с вами согласен, да и прежде думал таким же образом. — Вы, юный друг мой, не поняли моей статьи, потому что не сообразили, для кого и для чего она писана. Дело в том, что писана она не для ас, а для врагов Гоголя и натуральной школы, в защиту от их фискальных обвинений. Поэтому я счел за нужное сделать уступки, на которые внутренно и не думал соглашаться, и кое-что изложил в таком виде, который мало имеет общего с моими убеждениями касательно этого предмета. Вы, юный друг мой, хороший ученый, но плохой политик» (цит. по: Ю. Айхенвальд, op. cit., с. 575). В связи с этим непонятно, почему Кавелин сохранил столь высокое мнение о нравственном облике своего бывшего репетитора…

63 С. 32–33.

64 Несоммнено, лишь малая часть его трудов. Бероальдо прославился именно как комментатор: Розэ цитирует гуманиста Антонио Урчео Кодро, который с почтением называет Бероальдо Болонским Комментатором (quem per exellentiam quandam Commentatorem Bononiensem appellare voluerimAntoniiUrceiCodriOperaomnia. Basel, 1540, f. 77).

65 Этот комментарий уже был предметом специального исследования: Krauter K. Philologische Methode und humanistische Existenz. Filippo Beroaldo und sein Kommentar zum «Golden Esel» des Apuleius. München, 1971.

66 H 13406, H 4763, H 4764, H 4766.

67 Annotationes centum, 1488 (GKW 4113), предисловия к изданиям (включая Проперция), Orationes et Poemata, 1491 (GKW 4144) и лекции, напечатанные в Париже в 1511 г. (Orationes et Praelectiones).

  1. Иванченко А. А. (художественное оформление, верстка) (2)

    Документ
    Georgii Lomtadze Alberti f. censura t. 10 ephemeridis Antitshnyj mir i archeologija (Antiquitas et archaeologia) inscriptae quae Saratouiae editur (a. 1 )
  2. Журналистика и медиаобразование-2010 Сборник трудов IV международной научно-практической конференции Белгород, 22-24 сентября 2010 года Белгород 2010

    Документ
    Журналистика и медиаобразование-2010: Сб. тр. IV Между-Ж92 нар. науч.-практ. конф. (Белгород, 22–24 сент. 2010 г.) / под ред. проф. А.П. Короченского, проф.
  3. Чс в условиях дополнительного образования москва тезаурус 2009

    Документ
    "Апробация и внедрение новых форм и технологий в работе с детьми по пропаганде противопожарных знаний и безопасного поведения в ЧС в условиях дополнительного образования"
  4. Федерации Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина» (2)

    Документ
    «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг.: 1938-1941 гг. Второй этап репрессий. Завершение Большого террора и восстановление «социалистической законности»
  5. Редактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова > Е. Журавлева Ю. Климов > Е. Халипина В. Мазо > С. Маликова В. Смирнова, Н. Гайдукова О. Сергеева ббк 88. 491 (1)

    Книга
    Данная книга является первым в России фундаментальным трудом, в котором изложены основы психологии рекламы как отрасли психологической науки. В ней наиболее полно представлены основные теоретические направления, история развития психологии
  6. Редактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова > Е. Журавлева Ю. Климов > Е. Халипина В. Мазо > С. Маликова В. Смирнова, Н. Гайдукова О. Сергеева ббк 88. 491 (2)

    Книга
    Данная книга является первым в России фундаментальным трудом, в котором изложены основы психологии рекламы как отрасли психологической науки. В ней наиболее полно представлены основные теоретические направления, история развития психологии
  7. Редактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова > Е. Журавлева Ю. Климов > Е. Халипина В. Мазо > С. Маликова В. Смирнова, Н. Гайдукова О. Сергеева ббк 88. 491 (3)

    Книга
    Данная книга является первым в России фундаментальным трудом, в котором изложены основы психологии рекламы как отрасли психологической науки. В ней наиболее полно представлены основные теоретические направления, история развития психологии
  8. Редактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова > Е. Журавлева Ю. Климов > Е. Халипина В. Мазо > С. Маликова В. Смирнова, Н. Гайдукова О. Сергеева ббк 88. 491 (4)

    Книга
    Данная книга является первым в России фундаментальным трудом, в котором изложены основы психологии рекламы как отрасли психологической науки. В ней наиболее полно представлены основные теоретические направления, история развития психологии
  9. С 2001 г книги серии выходят на русском языке в издательстве

    Документ
    С 77 Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. / Сост. О.В. Хлевнюк, Р.У. Дэвис, Л.П. Кошелева, Э.А. Рис, Л.А. Роговая. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001.

Другие похожие документы..