Иванченко А. А. (художественное оформление, верстка)

Мусические забавы

Нонн. Дионисиада. Книга первая (отрывок)

Перевод Златинского Р. Н.

Кроноса сын, превратившись в быка, похищает невесту.

Мощной рукою Тифон потрясает небесную сферу.

Пой, о богиня, сиявшую огненно вестницу Зевса,

Молнию, блеском залившую брачное ложе Семелы,

Искру супруга, открывшую путь к разрешению чрева.

Вакха, не знавшего рук повитухи, двойное рожденье

Славь, расскажи, как из пламени поднял Кронид осторожно

Влажное тело младенца незрелого, позже избавил

Лоно мужское, рассекши бедро, он от бремени — чудо —

Мать и отца сочетал он в едином лице, вспоминая,

Как он Афину носил в голове отягченной со стоном,

В муках на свет произвел засверкавшую латами деву.

Жезл принесите мне, Музы, ударьте скорее в кимвалы,

В руку вложите мне тирс возносимого мной Диониса.

С ближнего острова Фароса бога Протея ведите,

В пляске готового быстро менять свои образы, пусть он

Разные лица покажет, сложу о них разные песни.

Если, извилистый след оставляя, змеей заскользит он,

Битву богов воспою я и змееволосых гигантов:

Толпы их пали под вакховым тирсом, плющом перевитым.

Если он львом ощетинится с гривой косматой, то стану

К Вакху взывать в ликованьи, который у грозной богини

Реи сидел на коленах, кормясь, как и львы, ее грудью.

Если, обличье искусно меняя, в прыжке он взметнется

Бурном и, лапами оземь ударив, предстанет пантерой,

Зевсова сына восславлю, принесшего гибель индийцам:

Против слонов он, запрягши пантер, колесницы направил.

Если затем в кабана превратится, то сына Тионы

Славить начну, расскажу, как Кибелы дочь, вепреубийца

Аура — мать она третьего Вакха — в нем страсть пробудила.

Если водой обернется он вдруг, помяну Диониса,

В море нырнувшего подле одетого в латы Ликурга.

Если он деревом явит себя, на ветру шелестящим,

Стану Икария петь, как он некогда быстрой ногою

Ловко в давильне божественной мял виноградные кисти.

Дайте мне жезл, Мималлоны, на плечи и грудь повяжите

Вместо обычной одежды оленя мне пестрого шкуру,

Ту, что душистым нектаром Маронии вы напоили.

Пусть у Гомера, в пучине морской, где живет Эйдотея,

Тяжкие кожи тюленей герой Менелай караулит.

Козьи несите мне шкуры и вакховы бубны мне дайте,

Флейту, звучащую тоном двойным, поручите другому:

Феба нельзя мне обидеть, ведь звук ему дудки противен

Стал с той поры, как он, Марсия, спорить дерзнувшего с богом,

В схватке повергнув, сорвал с пастуха побежденного кожу,

Бросил на дерево, сделав игралищем бурного ветра.

Пой, о богиня, и Кадма, блуждавшего в поисках долгих.

Некогда Зевс, превратившись в быка статнорогого, вышел,

Страстное глоткой исторгнув мычанье, на берег сидонский.

Сладкий любовный укус испытал он. Эрот же младенец

Тело девичье руками обвил, охватил его дважды,

Деву вознес высоко. По воде между тем приближался

Бык, опустил перед всадницей сильную шею покорно,

Сбоку упав на колено, простер в ожидании спину,

Поднял Европу и быстрым копытом бесшумно разрезал

Влагу морскую, ступая стремительно, но осторожно.

Дева по водным просторам, бледнея от ужаса, мчалась,

Бычий упругий хребет не давал ей почувствовать качки,

Тело ее не смочила, упав, ни единая капля.

Кто бы увидел, назвал бы Фетидой иль, может, супругой

Землю трясущего бога, а то — Галатеей, а может,

Даже Кипридой, плывущей на шее Тритона. Дивился,

Видя быка, Посейдон темнокудрый. Тритон, уловивший

Рев изменившего облик Кронида, трубил на ракушке

Брачную песню в ответ. Изумясь и пугаясь при виде

Странного зверя с рогами высокими, плывшего мимо,

Старец Нерей указал на наездницу-деву Дориде.

Словно на судне высоком летела по морю невеста.

В страхе пред бурным порывом стремительной скачки держалась,

Как за кормило, за рог она, путь пролагало Желанье.

Хитрый Борей между тем, подчиняясь любовному чувству,

Ревность в себе затаив, колыхал ее платье и в складках

Нежно свистя, прикасался лукаво к груди ее юной.

Так Нереида какая-нибудь, возвышаясь над морем,

Мирную гладь бороздит, восседая на шее дельфина,

Словно пловец, поднимает покрытую каплями руку;

Влаги морской не давая коснуться ей в беге ретивом,

Круто хребет над водой выгибая, скользит по теченью

Путник, соленой росою омытый; следы прорывает

Рыбий раздвоенный хвост, глубоко погружаясь в потоки.

Зевс направлял так стопы, а Эрот между тем, как погонщик,

Рабски послушную шею быка бичевал своевольно.

Скинул свой лук он с плеча и, взмахнув им как палкой пастушьей,

Геры супруга кипридиной плетью погнал по просторам

Влажных лугов Посейдона. Афина стыдливо зарделась

Девственным ликом — рожденная Зевсом, — в смущении глядя,

Как по равнине несется Кронид с седоком своим — девой.

Зевс устремился по водной стихии, но струи прохлады

Страстного пыла его остудить не сумели: когда-то

Семя Урана приняв, Афродиту вода породила.

Кормчего с грузом в себе совмещая, Европа в молчаньи

Правила быстрым бесшумным движеньем быка. На просторах

Моря нежданно завидев подобие умного судна,

Греческий странник-моряк в изумленьи великом промолвил:

«Чудо, о очи! Откуда плывет, разбивая копытом

Волны бесплодные, бык, на зеленом пасущийся луге?

Волей Кронида неужто и суша теперь судоходна?

Пенные в море теперь колеи оставляют повозки?

В водах узрел я корабль удивительный: то не Селена ль

Держит свой путь на быке без ярма, из эфира спустившись?

Может, Фетида, пучины владычица, бег направляет?

Бык тот однако морской не похож на обычного: рыбий

Облик в нем виден, но нет Нереиды на нем обнаженной —

В длинный хитон облаченная дева быка погоняет,

Дивный скакун без узды неустанно шагает по волнам.

Может, Деметра, колосьями волосы пышно украсив,

Моря хребет голубой деревенским копытом буравит?

Коли действительно так, то оставь, Посейдон, свою бездну,

В поле иди и, обычному пахарю там уподобясь,

Борозды режь для Деметры, на судне морском восседая,

Плыть приготовься по ветру, который по суше гуляет.

Предал, о бык, ты стихию свою: никогда еще не был

Старец Нерей пастухом, и Протей не возделывал землю,

Главк не пахал, ни низин нет болотистых в волнах, ни пастбищ,

Лишь моряки, по глубокому морю плывущие, режут

Воду бесплодную — вовсе не плугом железным — кормилом.

Слуги земли колебателя в тучные нивы не сеют

Злаки: растенья — трава здесь морская, вода здесь как семя,

Моря просторы — поля, земледельцы — матросы, а судно —

Плуг здесь. Откуда ты деву везешь на спине своей мощной?

Разве быки в безрассудстве любовном невест похищают?

Может быть, деву увлек за собой Посейдон вероломный,

Образ речного рогатого зверя приняв для обмана?

Может, он выдумал новую хитрость? С Тиро наслаждался

Только вчера он: на ложе взошел Энипею подобен,

Начал лукаво журчать, проливая притворные воды».

Молвил так эллин-моряк проплывая и глядя на чудо.

Дева меж тем угадала желанье быка и взмолилась,

Волосы рвать на себе принялась в неизбывной печали:

«Воды безмолвные, в пенном прибое утесы немые!

Если способен внимать этот бык, то ему вы скажите:

„Сжалься над девой, жестокий!“ — а рокотом вы возвестите

Милому старцу-отцу: „Далеко уж Европа от дома,

Бык-похититель по морю несет ее к брачному ложу“.

Матери прядь с головы моей дайте, о буйные ветры!

Ты, о Борей, умоляю тебя, подними меня в небо,

Так же, как нимфу афинскую некогда поднял… но тише,

Глупый язык, ведь Борея обымет неистовство то же».

Сетуя, дева, быка оседлав, продвигалась по морю.

Кадм, безутешный скиталец, по землям бродил неустанно,

Выйти пытался на след ненадежный быка и Европы.

Прибыл он к самой пещере Аримов, пророчившей гибель,

Горы дрожали, Олимп нерушимый вратами качался,

Боги пернатые в страхе над Нилом спокойным метались,

Птицам они подражали в своем поднебесном пареньи,

След оставляли причудливый крыльями в высях эфирных.

Свод семизонный страдал в это время: Кронид сочетался

В брачных покоях с Плуто, породить собираясь Тантала —

Позже Тантал, обезумев, похитил божественный кубок.

Зевс схоронил перед этим доспехи в скалистой пещере,

Там он и молнию спрятал, но дым выдавал ее сразу,

Копоть на белой скале оседала, невидимой искрой

Острая пика кипеть заставляла подземные воды.

Круча Мигдонии грозно ревела, окутавшись паром

Бурных потоков, которые рвались из горных расщелин.

Матери Гее внимая, Тифон киликийский к пещере

Руки простер и оружие Зевса — примету ненастья —

Выкрал, разверз вперебой загудевшие страшные пасти:

Чудища равноголосые подняли вой леденящий.

Змеи, из тела растущие, морды пантер обвивали,

Всюду кишели, лизали косматые львиные гривы,

Крепко цепляясь хвостами, на бычьих рогах повисали,

Глотками длинноязыкими яд изрыгали, который

С пеной, кабаньи брылы покрывавшей, мешался, стекая.

Азарковичъ Т. А.

135

L

Каменныхъ вратъ миновавъ урочище, выйдешь къ деревни

Ветхой останкамъ: и зд˜сь люди гн˜здилися встарь.

L

Тамъ, гд˜ ущелья находится устье, пасутся ягнята

Робкiе: ихъ выдаетъ жалостный звонъ бубенцовъ.

L

Въ этомъ ущель˜ умершiе люди деревьями стали.

Время прошло; изъ деревъ сд˜лались камни теперь.

L

Метаморфозъ не страшись, о идущiй! Въ ущель˜ немало

Образовъ. Сможешь и ты новый свой ликъ обр˜сти.

L

Ликъ Минотавра глядитъ омертв˜ло съ морщинистой в˜тки:

Путникъ! И ты заплуталъ: л˜съ — это твой Лабѕриніъ.

L

О чужеземецъ! Ишился проникнуть ты въ н˜дра ущелья:

То, что увидишь ты зд˜сь, разомъ разсудка лишитъ.

L

Маски застывшiя древнихъ боговъ безучастно взираютъ

На проходящихъ тропой, къ смерти что в˜рной ведетъ.

L

О чужестранецъ! Усп˜ешь ли ты испугаться, заслышавъ

Алчный прожорливый хрустъ сомкнутыхъ каменныхъ устъ?

L

Тотъ, кто минуетъ ущелья т˜снину и моря достигнетъ,

Пусть не боится б˜ды впредь: онъ отнын˜ мертвецъ.

11 октября 1998 года

РЕЦЕНЗИИ

Вы напрасно такъ низко ставите рецензiи. Сплошь и рядомъ они наталкиваютъ другихъ на работу, хотя бы указывая на отм˜чаемые рецензентами проб˜лы.

А. Н. Шварцъ — С. И. Соболевскому, 3 Февраля 1914 г.

Г. А. Ломтадзе

Античный мир и археология. выпуск 10, Саратов, 1999.

Историкам и археологам, занимающимся эпохой античности, хорошо знаком сборник Саратовского Университета — «Античный мир и археология» (АМА). Высокий научный уровень статей, периодические публикации новых интересных материалов всегда являлись отличительными особенностями этого издания. Пожалуй, единственный недостаток сборника — его труднодоступность и небольшой тираж.

Новый, 10-й выпуск АМА делится на три большие раздела. Первый из них — «Эллинский мир и его периферия» — включает в себя статьи, посвященные вопросам истории и культуры эллинского мира. Открывает сборник работа В. Г. Боруховича «Пластический идеал в классическом греческом искусстве (к вопросу о „греческом чуде“)», где автор, противопоставляя греческое и египетское искусство (прежде всего скульптуру), приходит к выводу о неразрывной связи эллинского художественного мира и греческого общества, основанного на свободе личности и равноправии.

Следующие две статьи посвящены вопросам истории одного из крупнейших античных государств в Северном Причерноморье — Боспора. В работе Э. Б. Петровой «Боспор и Кипр: опыт сопоставления двух тиранических режимов», как видно из названия, проводится сравнение кипрской тирании Эвагора и боспорской — Археанактидов-Спартокидов. Проведя подробный анализ ситуации в этих двух государствах, автор находит много общего. Хотя некоторые моменты работы остаются спорными, общий вывод Э. Б. Петровой о том, что «…особые условия, в которых оказались окраинные районы эллинского мира, породили центростремительное движение, которое привело к объединению обширных территорий и этнически разнородного населения, созданию сильного и жизнеспособного целого…», не вызывает возражений.

В статье Е. А. Молева «Спарток и первые Спартокиды на Боспоре» делается попытка разобраться еще раз в таком сложном вопросе Боспорской историографии, как приход Спартокидов к власти. Автор подробно рассматривает достаточно немногочисленные исторические источники и работы современных исследователей по данному вопросу и приходит к выводу о возможности государственного переворота, в результате которого к власти на Боспоре пришел Спарток I.

Следующая, достаточно обширная работа А. А. Синицина «Место  в трагедии Софокла „Царь Эдип“», посвящена подробному разбору этого сложного и неоднозначного понятия, прежде всего соотносимого у исследователей с Новой комедией. Глубокий анализ произведения, великолепное знание автором античных источников делают его статью серьезным вкладом в изучение греческой словесности в целом и творчества Софокла в частности.

Второй раздел рецензируемого сборника объединен названием «Древний Рим». Открывает его крайне интересная работа Е. В. Смыкова «Луций Лициний Лукулл: полководец и общественное мнение». Личность этого исторического деятеля крайне интересна и многогранна. Она вызывает многочисленные споры в исторической литературе с древних времен. Действия этого полководца и общественного деятеля вызывают крайне противоположные мнения. Автор придерживается точки зрения «оправдания» действий Лукулла, подчеркивая его высокое понятие чести, непримиримость к подлости и наживе. Мне, как читателю, такая постановка вопроса крайне симпатична. В этом же ключе написана статья В. Н. Парфенова «Сеян: взлет и падение». Автор старается объективно подойти к личности Луция Элия Сеяна — «…могущественного временщика, который приобрел такое влияние на государственные дела, что составил заговор против Тиберия с целью захвата императорской власти, но был вовремя разоблачен и уничтожен». Автор присоединяется к точке зрения о том, что заговор Сеяна — это политический миф, а сам он стал жертвой политических «придворных» интриг.

В своей работе «Спонтанные гонения на христиан как проявление кризиса античного массового сознания» Е. В. Амосов приходит к вполне аргументированному выводу о том, что рост агрессии по отношению к христианам ко II — началу III вв. явился результатом ослабления социального контроля и внутренним мировоззренческим конфликтом античного общества.

Последний, достаточно обширный раздел сборника «Античный мир и археология» носит название «Античная археология». Открывающая раздел статья А. В. Буйских «О стандартах линейных мер в строительно-каменотесном деле Херсонеса в VI–II вв. до н. э.» подводит итог достаточно многочисленным исследованиям на эту тему. Вывод автора о превалирующем использовании аттических стандартов линейных мер в строительстве Херсонеса, сделанный на основе находок ордерных архитектурных деталей при раскопках этого археологического памятника, выглядит достаточно убедительно.

Работа одного из крупнейших на сегодняшний день специалистов по керамической эпиграфике В. И. Каца «Основные закономерности распределения фасосских керамических клейм» посвящена прежде всего методике систематизации, анализа и интерпретации этого источника. Автор в своей статье критически пересматривает основные исследования отечественных и зарубежных ученых, посвященные фасосским керамическим клеймам, что является основным достоинством данной работы. Заострив внимание на наиболее спорных вопросах типологии и датировки клеймения амфор на Фасосе, автор умело провоцирует специалистов на дискуссию по ним, подтверждением чему является Post Scriptum к этой статье. Следующая статья посвящена одной из наиболее массовых археологических находок на территории Северного Причерноморья — амфорам Гераклеи Понтийской. Стандарт емкости античных амфор давно разрабатывается отечественными и зарубежными исследователями. В работе, которая представлена в настоящем сборнике, — «Стандарты емкости амфор Гераклеи Понтийской в IV в. до н. э.» — Э. Н. Абросимов делает крайне интересный вывод о существовании в Гераклее Понтийской локальной единицы объема — гераклейского хойника, соответствующей 1,41 литра.

Завершает сборник обширная работа С. Ю. Монахова «Заметки по локализации керамической тары. II: амфоры и амфорные клейма полисов Северной Эгеиды». В данной статье автор рассматривает сосуды различных типов, соотнося их с одним из крупнейших античных импортеров вина — Фасосом. С. Ю. Монахов считает, что эти амфорные серии выпускались «…в полисах фракийского побережья, находившихся в сфере политического и экономического влияния Фасоса…» или «…в островных центрах северной Эгеиды и Пропонтиды». Хочется отметить, что подобная локализация у автора не всегда выглядит убедительно (например, вряд ли есть основания относить так называемые «амфоры с раздутым горлом» к «кругу Фасоса»). Но при этом нельзя не отметить присущую этому известному исследователю тщательность в подходе к материалу. Еще одним несомненным достоинством работы является ввод в научный оборот амфор из ранее неизданных или недавно обнаруженных комплексов.

В заключение хотелось бы еще раз поздравить коллег из Саратова с выходом очередного, уже 10-го выпуска сборника «Античный мир и археология» и рекомендовать его всем историкам и археологам, занимающимся античностью.

Georgii Lomtadze Alberti f., Academiae Artium Rutenicae Musei Archaeologici candidati renuntiandi

Censura t. 10 ephemeridis Antitshnyj mir i archeologija (i. e. Antiquitas et archaeologia) inscriptae quae Saratouiae editur (a. 1999)

Hoc tomo ephemeridis, quae ab Academiae (olim Augustae) Saratouiensis sociis in aspectum profertur, ut solent, antiquitates Graecae et Romanae earumque effossiones tractantur. itaque agitur cum de Graecorum artis fingendi optima specie (a cl. Valdemaro Boruchovitsh Gregorii f.), de tyrannidibus Bospori et Cypri inter se comparatis (ab E. Petrova), de Bosporanae domus regiae Spartocidarum initiis (a Je. Molev), de uocabuli tuvch in Sophoclis Oedipi Regis ui et usu (ab Alexandro Sinitsyn Alexandri f.), de L. Licinio Lucullo (ab Je. Smykov), de Seiano (a V. Parfenov), de Christianorum in Re Publica persecutionibus (ab Je. Amosov), tum de modulis longitudinis metiendae a Chersonesi Tauricae oppidi aedificatoribus et lapicidis saeculis VI et V ante Chr. n. adhibitis (ab A. Bujskich), de tesserarum figlinarum ex Thaso insula oriundarum dispositionis ratione (a V. Kats), de Heracleae Ponticae modulis capacitatis metiendae saeculi IV ante Chr. n. (ab E. Abrosimov, qui colligit choenicem Heracleensem, quae litrae 1, 41 respondeat, in usu ibi fuisse), denique de amphoris earumque tesseris maris Aegaei septentrionum definiendis (a S. Monachov).

  1. Иванченко А. А. (художественное оформление, верстка) (2)

    Документ
    Georgii Lomtadze Alberti f. censura t. 10 ephemeridis Antitshnyj mir i archeologija (Antiquitas et archaeologia) inscriptae quae Saratouiae editur (a. 1 )
  2. Журналистика и медиаобразование-2010 Сборник трудов IV международной научно-практической конференции Белгород, 22-24 сентября 2010 года Белгород 2010

    Документ
    Журналистика и медиаобразование-2010: Сб. тр. IV Между-Ж92 нар. науч.-практ. конф. (Белгород, 22–24 сент. 2010 г.) / под ред. проф. А.П. Короченского, проф.
  3. Чс в условиях дополнительного образования москва тезаурус 2009

    Документ
    "Апробация и внедрение новых форм и технологий в работе с детьми по пропаганде противопожарных знаний и безопасного поведения в ЧС в условиях дополнительного образования"
  4. Федерации Фонд «Президентский центр Б. Н. Ельцина» (2)

    Документ
    «Кулацкая операция» в Украинской ССР 1937-1941 гг.: 1938-1941 гг. Второй этап репрессий. Завершение Большого террора и восстановление «социалистической законности»
  5. Редактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова > Е. Журавлева Ю. Климов > Е. Халипина В. Мазо > С. Маликова В. Смирнова, Н. Гайдукова О. Сергеева ббк 88. 491 (1)

    Книга
    Данная книга является первым в России фундаментальным трудом, в котором изложены основы психологии рекламы как отрасли психологической науки. В ней наиболее полно представлены основные теоретические направления, история развития психологии
  6. Редактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова > Е. Журавлева Ю. Климов > Е. Халипина В. Мазо > С. Маликова В. Смирнова, Н. Гайдукова О. Сергеева ббк 88. 491 (2)

    Книга
    Данная книга является первым в России фундаментальным трудом, в котором изложены основы психологии рекламы как отрасли психологической науки. В ней наиболее полно представлены основные теоретические направления, история развития психологии
  7. Редактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова > Е. Журавлева Ю. Климов > Е. Халипина В. Мазо > С. Маликова В. Смирнова, Н. Гайдукова О. Сергеева ббк 88. 491 (3)

    Книга
    Данная книга является первым в России фундаментальным трудом, в котором изложены основы психологии рекламы как отрасли психологической науки. В ней наиболее полно представлены основные теоретические направления, история развития психологии
  8. Редактор Художник Корректоры Верстка Е. Строганова > Е. Журавлева Ю. Климов > Е. Халипина В. Мазо > С. Маликова В. Смирнова, Н. Гайдукова О. Сергеева ббк 88. 491 (4)

    Книга
    Данная книга является первым в России фундаментальным трудом, в котором изложены основы психологии рекламы как отрасли психологической науки. В ней наиболее полно представлены основные теоретические направления, история развития психологии
  9. С 2001 г книги серии выходят на русском языке в издательстве

    Документ
    С 77 Сталин и Каганович. Переписка. 1931–1936 гг. / Сост. О.В. Хлевнюк, Р.У. Дэвис, Л.П. Кошелева, Э.А. Рис, Л.А. Роговая. — М.: «Российская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2001.

Другие похожие документы..