Монография посвящена трагическим страницам в истории армянского народа в 1894-1991 гг., вызванным социальными потрясениями в стране проживания и во всем мире.

1.1.1921 – 151,6 млн.

На самом же деле население на 1.1.1921 составило 137,5 млн., то есть нехватка равна 151,6 – 137,5 = 14,1 млн.

Отсюда мы должны отнять 1,5 млн. эмигрировавших за рубеж в 1917-1920 годах, 1,5 млн., погибших в гражданской войне от рук врагов коммунистов и 0,6 млн. — погибших от рук интервентов (турки, немцы, японцы, англичане); всего – 3,6 млн.

Итого: 14,1 – 3,6 = 10,5 млн.

Более обстоятельный подсчет дает несколько меньшую цифру (упрощенные подсчеты, без учета необходимых коэффициентов, всегда дают завышение числа жертв коммунистического террора) – 10,1 млн.

10 миллионов 100 тысяч жертв только за первые три года власти коммунистов!

А далее следовало (как в Турции против армян, так и в СССР против представителей всех народов, населяющих страну, террор не прекращался ни на один день – здесь я укажу лишь основные крупные этапы):

1. Жесточайшее подавление народных восстаний в 1921-1922 годах по всей стране. По данным советского историка Д. Л. Голинкова (1975), восстания охватили Тамбовскую (апогей борьбы с коммунистами), Тюменскую, Омскую, Челябинскую и Екатеринбургскую губернии России, Киевскую, Екатеринославскую, Полтавскую, Кременчугскую и Донецкую губернии Украины, Белоруссию, Туркестан, Грузию, Северный Кавказ и, как мы видели выше, – Армению. И это – лишь крупные восстания (да и то по советским источникам). А сколько было мелких? И все они подавлялись с неслыханной жестокостью, к которой призывал Ленин:

"Нужно железной рукой заставить командный состав, высший и низший, выполнять боевые приказы ценою каких угодно средств <...> Красный террор сейчас обязательнее, чем где бы то ни было и когда бы то ни было" (В. И. Ленин и ВЧК, 1975, с. 108); "Надо поощрять энергию и массовидность террора" (Ленин, ПСС, т. 50, с. 106); "Надо напрячь все силы, составить тройку диктаторов (Вас, Маркина и др.), навести тотчас массовый террор, расстрелять и вывезти сотни проституток <...> Надо действовать вовсю: массовые обыски. Расстрелы за хранение оружия. Массовый вывоз меньшевиков и ненадежных" (там же, с. 142); "Необходимо организовать усиленную охрану из отборно надежных людей, провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев; сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города" (там же, с. 143-144) и еще сотни циркуляров в таком же духе.

Эмиссары на местах добросовестно выполняли указания вождя. Из приказа комиссии ВЦИК, отправленной на подавление народного восстания в Тамбовской губернии, подписанного "незаконно репрессированными в годы сталинских репрессий" В. А. Антоновым-Овсеенко и М. Н. Тухачевским:

1. Бандитов, отказывающихся называть свое имя, расстреливать на месте без суда.

2. Селениям, в которых скрывается оружие, властью Уполиткомиссий или Райполиткомиссий объявлять приговор об изъятии заложников и расстреливать таковых, в случае несдачи оружия.

3. В случае нахождения спрятанного оружия, расстреливать на месте без суда старшего работника в семье.

4. Семья, в доме которой укрылся бандит, подлежит аресту и высылке из губернии, имущество ее конфискуется, старший работник в этой семье расстреливается на месте без суда.

5. Семьи, укрывающие членов семьи или имущество бандитов, расстреливать как бандитские и старшего работника этой семьи расстреливать на месте без суда.

6. В случае бегства семьи бандита, имущество таковой распределять между верными Советской власти крестьянами, а оставленные дома разбирать или сжигать.

7. Настоящий приказ проводить в жизнь сурово и беспощадно"

(Лацис, 1996).

Чуть позже палач тамбовских крестьян Тухачевский подписал еще один приказ, в котором, в частности, говорилось: "Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространилось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось" (там же).

Если в 1918-1920 годах жертвами коммунистического террора стали в среднем 3,36 миллиона человек в год, то в 1921-1922 годах, вероятно, не меньше и уж 3 миллиона во всяком случае.

Голод 1921-1922 годов, по советским официальным источникам, “небывалый даже в летописях <...> особо тяжкие потери понесла беднота” (Мстиславский, 1930, с. 463), “убыль населения исчисляется в 6% общего числа” (Балиев, 1929, с. 552). При 137,5 миллиона человек населения в 1921 году – 8 миллионов 250 тысяч человек. И это – официальные сведения.

Гибель миллионов от голода (вполне понятно, что в массовых изданиях после 1930 года цифра не указывалась) коммунистическая пропаганда объясняла “наследием царского режима” и “развязанной империалистами, монархистскими и кулацко-буржуазными элементами гражданской войны”. Что касается “наследия царского режима”, то, при желании, ему можно было приписать (что и делалось) неурожай любого года власти коммунистов. А гражданская война… известно, кем она была развязана и в каких целях.

Главная причина гибели миллионов – это коммунистическая продразверстка, по которой крестьяне (в том числе и беднота, ради которой, якобы, и совершалась революция) должны были сдавать так называемые “все продовольственные излишки”, а на самом деле все зерно, кроме минимального запаса (а нередко и это отбирали) на текущий год, то есть никаких запасов на будущий год (“а-а-а, морда кулацкая! – зерно гноишь! – вот я сейчас тебя с твоими выродками к стенке!”). При “царском режиме” крестьянин на случай неурожая всегда имел запас зерна (большой ли, малый, но – имел). Вот этого запаса и лишили его продотряды, посланные Лениным. В 1921 году грянула засуха, а в закромах миллионов крестьян не осталось ни зернышка.

Таким образом, все погибшие от голода 1921-1922 годов – жертвы коммунистов. И если бы не благородная деятельность Фритьофа Нансена, АРА, Общественного Комитета Содействия Голодающим (между прочим, разогнанного коммунистами, так как “эти кормящие руки были не те руки, которым можно было разрешить кормить голодных” – Солженицын, 1990а, т. 1, с 34), Межрабпома (Фридман, 1958) и других общественных организаций, потери могли быть значительно больше, поскольку голод охватил “35 губерний с населением в 90 миллионов, из которых голодало не менее 40 миллионов” (Мстиславский, 1930, с. 463).

Итого, на совести Ленина и его окружения в 1917-1922 годах (после этого Ленин был отстранен от власти):

1917-1920 10,11

1921-1922 3 млн. + 8,25 млн. = 11,25

21,36 млн.

Эта цифра к данным, полученным независимо от меня в 1995 году В. Кожиновым (Кожинов-Кожемяко, 1996) – он для этого периода приводит цифру 20 миллионов.

3. Коллективизация 1929-1930-х годов. По всем источникам – не менее 10 миллионов.

4. Искусственный голод 1932-1933 годов. По всем источникам – 5-6 миллионов.

5. Разрекламированные партийными историками 1937-1938 годы, “как будто ни до, ни после, а только вот в 37-38-м. Не боюсь, однако ошибиться, сказав: поток 37-38-го не единственным был, ни даже главным” (Солженицын, 1990а, т. 1, с. 27). По моим подсчетам – немногим более 4 миллионов.

6. 1941-1945 годы. Я категорически против того, чтобы всех погибших в войне считать жертвами коммунистов, как это сделал А.В. Антонов-Овсеенко (1980, с. 344). Такой подход снял бы вину с гитлеровских генералов и солдат, которые убивали красноармейцев на поле боя и чинили зверства в отношении мирного населения на оккупированных территориях.

Однако вина советских коммунистов – вне всякого сомнения. Возьмем, к примеру, Ленинград. По официально версии, в городе во время блокады только от голода погибло 630 тысяч мирных граждан (Степанов, 1965, с. 571). Можно ли считать погибших от голода ленинградцев (не путать с погибшими от немецких бомбардировок) жертвами Гитлера? Нет, это жертвы Сталина и его окружения. О том, что в грядущей войне один из главных ударов будет нанесен по Ленинграду, писал еще в 1934 году Н.Н. Ростовский (Генри, 1938, с. 216-217). Его книга, переведенная массовым тиражом на русский язык, была очень популярна в СССР, и о ней не могло не знать руководство страны. Так что если Сталин и его клика намеревались отстоять город во что бы то ни стало, они должны были принять меры по усиленной обороне города и снабжению его значительными запасами продовольствия.

Кремль не сделал ни того, ни другого. Как достаточно убедительно показал Резун (Суворов, 1992), подобная политика Сталина объяснялась очень просто: он намеревался напасть на Гитлера, а не отражать его нападение. А расплатились за этот просчет сотни тысяч ленинградцев.

И таким жертвам – внешне фашистским, а фактически – коммунистическим нет числа.

Бездарное проведение военных операций, приводившее к гибели в ряде случаев сотен тысяч человек: приказ Сталина удержать Киев любой ценой летом 1941 года стоил жизни 1 миллиону солдат (Антонов-Овсеенко, 1980, с. 303), Харьковская авантюра 1942 года – 300 тысяч (там же; с. 304). Приказы командования взять такой-то город к такому-то празднику. Сколько жизней стоила Керченская авантюра по захвату полуострова к 1 января 1942 года? Советская официальная пресса сообщала лишь о том, что она "привела к большим потерям в людях и технике" (Фрумкин, 1965, с. 193-194).

Согласно же Солженицыну, "Великий Стратег переправил через Керченский пролив в декабре 1941 – бессмысленно, для одного эффектного новогоднего сообщения сто двадцать тысяч наших ребят – едва ли не столько, сколько было всего русских под Бородином" (Солженицын, 1990а, т. 1, с. 171). А насколько меньше было бы погибших советских солдат при взятии Берлина, если бы эта операция не была приурочена к 1 мая?.. Ну, разумеется, и маленькие военачальники также пытались выслужиться и брать населенные пункты к такому-то и такому-то.

Если вышеперечисленное – доля вины коммунистов, убивали-то все-таки советских солдат немцы, то во время войны были и жертвы непосредственно коммунистического террора: массовые депортации татар, немцев, поляков, народов прибалтийских стран и Северного Кавказа (процент гибели депортированных в тех-то условиях – очень велик); жители украинских и белорусских деревень, погибшие от рук псевдофашистских "зондер-команд", в состав которых входили сотрудники НКВД, переодетые в немецкую форму и провоцировавшие своей деятельностью усиление партизанского движения (разумеется, большинство участников этих преступлений были впоследствии ликвидированы другими подразделениями НКВД);

жертвы СМЕРШа (спецотдел НКВД);

жертвы варварского приказа Сталина "Ни шагу назад!", в силу которого спецотряды НКВД ("заградительные") расстреливали отступавших советских солдат;

погибшие в советских тюрьмах и концлагерях, особенно в первые дни войны в западных районах страны: "С 23 июня спешили арестовывать в Латвии, в Эстонии. Но жгло, и отступать пришлось еще быстрей. Забыли вывезти целые крепости, как Брестскую, но не забыли расстреливать политзаключенных в камерах и дворах Львовской, Ровенской, Таллинской и многих западных тюрем. В Тартусской тюрьме расстреляли 192 человека, трупы бросили в колодезь" (там же, с. 64).

7. "Поток 44-46 годов, с добрый Енисей <...> еще миллионы и миллионы – побывавших <...> в плену, увезенных в Германию и вернувшихся потом" (там же, с. 27).

8. Послевоенный период (1945-1953 годы). Концлагеря продолжали существовать, пополнившись лагерями фильтрационными, а смертность в советских концлагерях (не расстрельная, а от болезней и истощения), по всем данным, равнялась примерно 10 процентам (Конквест, 1974, с. 963).

Подсчет жертв коммунистического террора дал следующие результаты:

1917-1920 годы

1921-1922 годы

1923-1936 годы

1937-1938 годы

1939-1949 годы

1950-1953 годы

10 110 000

11 250 000

21 350 000

4 280 000

22 610 000

3 170 000

ИТОГО: 72 770 000 человек

При 143,5 млн. человек в 1917 году – это более 50 процентов. Именно об этом мечтал Ленин и, не стыдясь будущих поколений, публично объявил об этом 5 июля 1921 года на III Конгрессе Коминтерна:

"Задача социализма состоит в том, чтобы уничтожить классы. В первых рядах класса эксплуататоров стоят крупные землевладельцы и капиталисты-промышленники <...> Теперь, после того, как мы отразили наступление международной контрреволюции, образовалась заграничная организация русской буржуазии и всех русских контрреволюционных партий. Можно считать число русских эмигрантов, которые рассеялись по всем заграничным странам, в полтора или два миллиона <...> Но кроме этого класса эксплуататоров <...> существует класс мелких производителей и мелких землевладельцев. Главный вопрос революции заключается теперь в борьбе против этих двух последних классов. Чтобы освободиться от них [не переубедить, не перевоспитать, а "освободиться от них", стало быть – уничтожить? – Г.X.], необходимо применять другие методы <...> Эти классы представляют очень сильное меньшинство, приблизительно от 30 до 45% населения. Если мы присоединим к ним мелкобуржуазный элемент рабочего класса, то выйдет даже больше 50%" (Ленин, ПСС, т. 44, с. 39,41).

"Как ни четки были строки всюду выставленного, объявленного, не скрываемого классового учения о том, что только уничтожение есть заслуженный идеал врага, – но этого уничтожения каждого конкретного двуногого человека, имеющего волосы, глаза, рот, шею, плечи, – все-таки нельзя было себе представить. Можно было поверить, что уничтожаются классы, но люди из этих классов вроде должны были бы остаться?.. Перед глазами русских людей, выросших в других, великодушных и расплывчатых понятиях, как перед плохо подобранными очками, строки жестокого учения никак не прочитывались в точности. Недавно, кажется, прошли месяцы и годы открыто объявленного террора – а все-таки нельзя было поверить!" (Солженицын, 1990а, т. 2, с. 34). А некоторые и до сих пор не могут, а другие не хотят поверить в 70 миллионов жертв.

  1. Книга снабжена уникальным Именным указателем к I и II томам истории Русского народа в XX веке

    Книга
    Четвертая книга (в двух томах) из серии архивных исследований «Терновый венец России» открывает тайные и неизвестные страницы истории Русского народа в XX веке.
  2. История отечества с древнейших времен до наших дней

    Документ
    Энциклопедический словарь "История Отечества", выпускаемый издательством "Большая Российская энциклопедия", представляет собой первый опыт однотомного справочно-энциклопедического издания, освещающего все периоды
  3. Вэтой книге представлены биографии и воззрения ста крупнейших мыслителей всех

    Документ
  4. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (1)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  5. Методические материалы (Гайбарян О. Е., Ростовский гу) 307 История зарубежной литературы 17-18 веков 333 Сводный вариант лекций (Иванова Н. А., Стерлитамакская гпа) 334 (2)

    Методические указания
    "Уроженец афинского предместья Колона, Софокл был настоящим воплощением лучших сторон эллинства: прекрасный собой, сильный, здоровый, замечательно разносторонний в своих дарованиях и обаятельный в обращении, он во всеоружии своих
  6. И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “ Все имена

    Книга
    «И тогда мастер словно в попытке изгнать бесов, порождаемых слепотой рассудка, стал писать самую простую из своих историй… Эта книга называется “Все имена”.
  7. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (1)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  8. Учебно методический комплекс по новой истории стран европы и америки для факультета башкирской филологии Составитель: к и. н., доцент Кантимирова Р. И (2)

    Документ
    Выпускник, получивший квалификацию учителя истории, должен быть готовым осуществлять обучение и воспитание обучающихся с учетом специфики преподаваемого предмета; способствовать социализации, формированию общей культуры личности, осознанному
  9. Мунчаев Ш. М., Устинов В. М. История России. М 90 (1)

    Документ
    Авторы учебника — известные отечественные ученые, док­тора исторических наук, профессора ведущих вузов страны — ана­лизируют в своем труде сложные, противоречивые исторические процессы России, руководствуясь научными принципами объектив­ности,

Другие похожие документы..