Первая имперский потенциал

В 2002 г. военные планировщики США решили важную задачу - ввели в зону американской военной ответственности все остававшиеся неохваченными регионы Земли. Впервые в истории больше не окажется ни пяди земли, которая не находилась бы в компетенции одного из региональных командований министерства обороны США - от Арктики до Антарктики. 1 октября 2002 г. в Пентагоне создается новый центр военного контроля - Верховное командование, курирующее системы раннего обнаружения, спутники системы противоракетной обороны, а также стратегические средства наступательного характера с применением как обычного, так и ядерного оружия. Создается глобальный по охвату объединенный командный центр, задачей которого является нанесение превентивных ударов, в том числе и стратегических. С созданием этого интегрированного командования наступает новая эпоха в военном контроле США над планетой.

Согласно директиве президента Дж. Буша-мл., отныне каждые 2-3 года американские военные планировщики будут создавать аналитический обзор под названием «Планы единого командования», в котором очерчиваются задачи, полномочия и ответственность важнейших органов военного руководства США.

В новом, полностью поделенном на секторы американской ответственности мире впервые будет создано Главное военное командование для организации обороны Северной Америки (НОРТКОМ) вплоть до Мексики на юге и Аляски на севере. Это командование курирует также прилегающую акваторию по 500 миль в Тихом м Атлантических океанах, зону вокруг Кубы и в целом бассейн Карибского моря.

В 2002 г. расширены полномочия Главного командования в Европе (ЕВКОМ). К уже отнесенной к полномочиям этого командования северо-востоку Африки, Израилю, Сирии и Ливану, Закавказью и части Атлантики добавлены остающаяся Северная Атлантика, большая часть Южной Атлантики и - это важное новое - Россия. Россия впервые оказалась в зоне ответственности специального регионального американского командования. «Подобный подход, - пишет германская «Франкфуртер рундшау», - со всей очевидностью свидетельствует о том, что Вашингтон больше не считает Москву сверхдержавой, но и одновременно и не рассматривает в качестве исключительно враждебного государства»120.

К зоне ответственности Главного командования в зоне Тихого океана (ПАКОМ) помимо прежних Китая, Индии, ЮВА, Японии и Австралии в 2002 г. отнесена Антарктида, прежде в силу своего особого статуса не входившая в чью-либо зону опеки. Командование ПАКОМ должно оказывать поддержку ЕВКОМ в вопросах сотрудничества с Россией в Дальневосточном военном округе.

Южное командование (САУСКОМ) вводит в зону своего контроля Южную и Центральную Америку. Центральное командование (СЕНТКОМ) контролирует Персидский залив, Центральную Азию, Пакистан. Сюда обращено особое внимание Пентагона, отсюда видятся наиболее реалистические угрозы. Снабжением региональных командований будет заниматься Единое командование специальных сил (СОКОМ) и Транспортное командование (ТРАНСКОМ). Специальное Объединенное командование вооруженных сил (ДжЭфСи) будет заниматься разработкой стратегии на случай вовлечения американской мощи.

В конце июня 2002 г. американское руководство приняло решение об объединении двух важнейших специальных главных командований = Командования космических сил (СПЕЙСКОМ) и Командование стратегических сил (СТРАТКОМ). Централизация глобальной зоны контроля получила свое завершение. Под одну крышу на базе в Офшуте (Небраска) сведены все военные компоненты новой стратегической триады США, а также контроль над спутниковой системой, над ранним обнаружением и защитой США от ракетных ударов, ответственность за организацию наступательных операций на большом удалении с применением как обычного, так и ядерного оружия. Это колоссальная концентрация военной силы.

Зато в 2002 г. всемерной разработке подвергся пересмотр возможности превентивных ударов не только по недружественным странам, но и по враждебным организациям. Речь открыто идет о нанесении упреждающих ударов. Даже с применением ядерного оружия (указывается, что ряд объектов типа бункеров не могут быть поражены конвенциональным оружием). Создан и своеобразный термин: оборонительная интервенция. Права выбора рода применяемого оружия принадлежит единственно Верховному командованию США. Стирается грань между обычным и ядерным оружием.

Военные союзы

Ныне США входят в шесть коллективных военных союзов, созданных в разгар холодной войны в 1947 – 1960 гг.: Договор Рио-де-Жанейро (1947); Североатлантический Союз (1949); Договор США с Филиппинами (1951); Договор АНЗЮС (1951); Договор США с Южной Кореей (1953); Договор США с Японией (1960).

Таблица № 6. Военная мощь США и их союзников.

США и их союзники

Вооруженные силы Танки БМП Самолеты Вертолеты Крупные корабли

США 1384400 8303 24075 9030 6779 200

Франция 294430 834 6041 1160 642 46

Германия 321000 2815 5802 790 734 28

Британия 212450 616 3278 1146 435 50

Турция 609700 4205 4293 994 362 36

Греция 159170 1735 2657 645 196 24

Остальная НАТО 979880 5138 17098 3001 1630 135

Австралия 50600 71 574 294 123 12

Япония 236700 1070 940 825 623 71

Южная Корея 683000 2390 2583 765 473 58

Общ. численность 4930330 30839 64679 18650 11997 660

Источники: International Institute for Strategic Studies; US Department of Defense, 2002.

С перспективой на 2025 г. в США ставится задача поддержания тесных связей с союзниками по НАТО, с Европейским Союзом, с Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе, с Организацией Американских государств (ОАС), с ключевыми странами на Ближнем Востоке, Дальнем Востоке, в Азии и Африке121.

Американские исследователи Р. Каган и У. Кристол подчеркивают, что «международная структура безопасности представляет собой совокупность руководимых Америкой союзов»122. Главный союз — с примерно равной по мощи зоной — с Западной Европой пережил осуществление своей миссии. НАТО достаточно крепка в качестве инструмента американского контроля над западноевропейским центром. Наличие силовых возможностей открыло, по словам американского эксперта Басевича, «перспективу чистого, быстрого и приемлемого решения насущных проблем, вооруженные силы стали предпочтительным инструментом американского государственного искусства. Результатом стала обновленная, интенсифицированная — и, возможно, необратимая — милитаризация американской внешней политики»123. Как характеризует сложившееся положение американский политолог Т. Фридмен, мир поддерживается «при­сутствием американской мощи и американским желанием использовать эту военную мощь против тех, кто угрожает их глобальной системе... Невидимая рука рынка никогда бы не сработала без спрятанного кулака. Этот кулак виден сейчас всем»124.

Полагаясь на эту мощь и наличие союзников, американские политологи делают однозначный вывод: «Соеди­нен­ные Штаты являются единственным в мире государством с потенциалом глобальной проекции мощи; они способны осуществлять базирующееся на наземных плацдармах доминирование на ключевых театрах; они обладают единственным в мире всеокеанским военно-морским флотом; они доминируют в воздухе; они сохраняют способность первого ядерного удара, продолжают инвестировать в системы контроля, коммуникаций и разведки... Следует признать, что любая попытка непосредственно соперничать с Соединенными Штатами безнадежна. Никто и не пытается»125.

Доктринальное обеспечение. Условия, сложившиеся в мире после 1991 г. позволили Соединенным Штатам использовать свои вооруженные силы для целей принуждения практически без риска возмездия. Используя превосходную технологию ударов по наземным целям издалека, Соединенные Штаты свели до минимума риск ответного удара по своим вооруженным силам. Соответствующую трансформацию претерпела и разработка американской военной доктрины. Министр обороны в администрации Дж. Буша-ст. У. Перри предложил концепцию «превентивной обороны», которая предполагает «обеспечение безопасности посредством диалога с региональными лидерами и реализации более жесткой оборонительной программы»126. Но наиболее выпукло силовую основу внешней политики США осветил неожиданно рассекреченный в 1992 году плановый документ Пентагона: «Нашей главной целью является предотвращение возникновения нового соперника, будь то на территории бывшего Советского Союза или в другом месте, который представлял бы собой угрозу, сопоставимую с той, которую представлял собой Советский Союз... Нашей стратегией должно быть предотвращение возникновения любого потенциального будущего глобального соперника»127.

Согласно определению, данному президентом Б. Клинтоном в январе 1998 г. в Национальном оборонном университете, «дипломатия и сила являются двумя сторонами одной и той же монеты»128. Государственный секретарь США М. Олбрайт обратилась к американским военным со словами, которые трудно трактовать двояко: «Какой резон иметь эту превосходную военную машину, о которой постоянно говорят военные, если мы не можем ее использовать?» Президент Дж. Буш-мл.: «Говоря в терминах мощи, наша страна стоит как сверхдержава в одиночестве... Вот почему мы можем проецировать мощь».129

В 2002 г. США расходуют почти 40 процентов мировых затрат в военной сфере. Больше, чем 15 следующих за ними стран. Идеологи американской глобальной контрольной вахты не предвидят появления хотя бы примерно равного себе по мощи противника на мировой арене еще примерно двадцать лет. (В период между 2020 – 2025 гг. главным кандидатом на так называемое равное соперничество выйдет Китай. (Увеличение военного бюджета КНР весной 2001 г. на 17 процентов придало еще больший вес этому сценарию). Постоянно и настойчиво реализуемая китайская программа модернизации военно-воздушных сил и военно-морского флота дает основания американцам предвидеть появление соперника.130)

Президент Дж. Буш запросил такой темп роста военного бюджета, который позволит к 2007 г. довести его до 451 млрд. долл. Не следует забывать, что еще до террористических атак на США президент Буш выдвинул проект создания стратегического щита вокруг Америки, что в течении примерно десятилетия полностью изменит соотношение сил между ядерными державами мира в американскую пользу. «На пути к созданию такой системы отношения между Америкой и другим крупными ядерными державами, - пишет летом 2002 г. английский «Экономист», - радикально изменятся»131. В частности Вашингтон уже попросил Брюссель ликвидировать натовское командование на Атлантике АКЛАНТ, поскольку американского контроля над регионом уже достаточно. Вашингтон по существу отказывается от совместного обеспечения морских путей в Атлантике. Америка все более опирается на собственные военные рычаги в данном регионе.

А в целом афганская операция продемонстрировала всему миру исключительные возможности военной машины США. Особенное впечатление произвели огромные транспортные самолеты и тяжелые бомбардировщики, оснащенные приборами точного бомбометания. Открылся разрыв между техническим уровнем и возможностями США и даже высокоразвитых стран Запада, не говоря уже о всех прочих государствах. Обнажился и тот факт, что не менее 60 стран предпочли быть военными союзниками Америки. Что позволило министру обороны Рамсфелду утверждать, что «миссии определяют коалиции, а не наоборот». То есть, провозглашенная Америкой миссия, а не выработанная огромной коалицией стратегия стала самым важным элементом системы, где США доминируют. «Неохотный шериф» превратился в решительного полицейского. Или имперского проконсула.

Идейно-культурный аспект

Наиболее существенным в жизнедеятельности империи является не то, как она обустраивает внутреннюю территорию, а то как она определяет свое внешнее окружение, какие стандарты жизнедеятельности она диктует всему миру, какой она создает «дух времени». «Культура,— как формулирует один из ведущих социологов нашего времени И. Валлерстайн,— всегда была орудием сильнейшего»132. Как и информация в целом. Опеределяемые Западом современные «буржуазные» капиталистические ценности получили преобладающую идейную значимость. «С падением коммунизма, - пишет английский исследователь А. Ливен, - альтернативные идеологии модернизации были попросту элиминированы… Правящие элиты Китая, экономические элиты России формируют мощный классовый интерес в мирном поддержании мировой рыночной экономики. В случае с Китаем это связано с зависимостью новых отраслей китайской индустрии с доступом на американский рынок»133.

Весь мир волей или неволей обращает внимание на то, какой видит доминирующая держава нормальное течение политического процесса, экономического развития, культурной жизни, какой она видит значимость основных жизненных ценностей. Так римская имперская идея выразила себя прежде всего в системе законодательства, в латинском языке, в патриархальном порядке римской семьи. Базис британской империи – в моральных нормах протестантизма, в политической лояльности трону и парламенту, в миссионерских обществах, в принципах «честной торговли на благо всем», в кодексе чести воина-администратора, в свободе мореплавания, в фри-трейде, в либеральной культуре.

Главной силой Америки в этом отношении, является то, что, как пишет М. Бут, «мы – привлекательная империя». Базирование СNN в г. Атланта, штат Джорджия обеспечивает Соединенным Штатам благоприятное для них освещение основных мировых событий. Сами американские специалисты указывают, что, владей арабы в начале 90-х годов каналом СNN, события вокруг Кувейта и Ирака (как и многое другое) получили бы иной мировой резонанс134. Имей катарская «Аль-Джезира» в 2002 г. доступ к мировой аудитории, события вокруг Афганистана виделись бы несколько иначе.

Хотя английский язык является родным языком лишь 380 миллионов жителей планеты, на нем выходит львиная доля книг, исследований, газет и журналов. Это является практическим отражением того, что страны, говорящие на английском языке, производят 40% мирового валового продукта. Более 80% материалов в Интернете созданы на английском языке, который является средством международного общения в большинстве сфер от мировой дипломатии до воздушного сообщения. Знание английского языка стало условием службы в крупнейших корпорациях и банках мира. Соединенные Штаты безусловно лидируют в критически важных секторах информационной индустрии135. Электронная почта и всемирная паутина позволяют Соединенным Штатам доминировать в глобальном перемещении информации и идей. Спутники переносят американские телевизионные программы на все широты. Информационное Агентство США использует эти технологии подобно тому как прежде использовало «Голос Америки». Получая доступ к Интернету, мир получает доступ к американским идеям.

Соединенные Штаты закрепили господство в мировой науке. Лишь британские Оксфорд, Кембридж и Лондонский университет входят в «двадцатку» лучших университетов мира, где остальные семнадцать мест принадлежат американским университетам. За последние пятьдесят лет американцы 66 раз получали Нобелевскую премию за работы в области физики, 68 раз в области медицины и 42 раза – химии. Мировая элита воспитывается в американских университетах, где многие тысячи иностранцев получают образование. В США учатся примерно 450 тысяч иностранных студентов. Возвратившись в будущем домой, многие из них займут влиятельные позиции в своих политических системах, облегчая возможности для распространения американского влияния. Из расходуемых в мире на посещение кинотеатров в год 18,2 млрд. долл. (2001) на США приходится 83,1 процента. Одно из определений американского «культурного империализма» дал известный американский исследователь Р. Стил: «Не Советский Союз, а Соединенные Штаты всегда были революционной державой... Мы построили культуру, базирующуюся на массовых развлечениях и массовом самоудовлетворении... Культурные сигналы передаются через Гол­ливуд и «Макдоналдс» по всему миру — и они подрывают основы других обществ... в отличие от обычных завоевателей, мы не удовлетворяемся подчинением прочих: мы настаиваем на том, чтобы нас имитировали»136. Даже древний Рим с завистью смотрел на оазис культуры - Грецию, на Парфию и Персию. Америке не на кого смотреть.

Культурное влияние Голливуда повсеместно. В 22 наиболее развитых странах более 85% наиболее посещаемых фильмов являются американскими (а в таких странах как Британия, Бразилия, Египет, Аргентина — 100%)137. 44 из 50 самых успешных фильмов, когда-либо демонстрировавшихся в Германии, сняты в Голливуде. «Родители всего мира без всякого шанса на успех борются с волной Т-shirt и джинсовой одежды, музыки и фильмов, видео и компьютерных дисков, идущих из Америки и желанных для их детей.

Такова массовая культура. Она рождается сейчас и она определенно рождена в Америке. Даже интеллектуальная и коммерческая дорога будущего — Интернет основана на нашем языке и наших идиомах. Все говорят по-американски. Дипломатия? Ничего значительного в мире не может быть создано без нас»138. Значительная часть мира читает американ­ские книги, смотрит американское телевидение, носит американскую одежду, ест гамбургеры — это явление американский политолог С. Хантингтон назвал «кока-колонизацией»139. Примером может служить «макдональдизация» мира. В 1996 г. в США располагались 14 тысяч «Макдоналдсов», а во внешнем мире – 9 тысяч. С тех пор зарубежные филиалы «Макдоналдса» превзошли собственно американские – ныне американская пищевая фирма «Макдоналдс» дает работу 16 тысячам ресторанов в более чем семидесяти странах.

Национальная воля. Как пишет американский исследователь Р. Эшли, «с восемнадцатого века героизируется фигура размышляющего человека, который является творцом своей истории и который знает, что мировой порядок не определен свыше, а является делом его ответственности, что ему подвластно определить мировой порядок, достичь полного знания, полной независимости в действиях и сфокусировать тотальную мощь»140. Идея уверенности в подвластности будущего позитивному американскому строительству является исторически центральным элементом «американской мечты» и полностью соответствует национальному видению исторического процесса. «Соединенные Штаты,— пишет У. Пфафф из «Интернешнл геральд трибюн»,— воспринимают себя как ведущую историческую силу в период, когда другие теряют силу в турбулентной атмосфере переходного периода»141. Но для достижения успеха на пути лидерства требуется выполнение нескольких базовых условий. Главные среди них — наличие необходимых ресурсов, присутствие общенациональной воли, адекватная международная стратегия, восприятие общества государства-лидера как достойной имитации модели.

Соответствуют ли имеющимся возможностям государственная воля, национальная устремленность, чувство миссии в этом мире, массовое жертвенное восприятие этой особой ситуации не только элитой, но и собственно американским народом? В текущее время воля вести за собой у США, несомненно, значительно более отчетливо выражена, чем у Западной Европы или Японии. Хотя, анализируя позиции американской элиты и в целом американского общества, мы можем увидеть значительные колебания, столкновение едва ли не противоположных позиций, в общем и целом вьетнамский синдром преодолен. В результате, «президент кажется готовым пообещать использовать силы НАТО повсюду в мире для предотвращения злоупотреблений в отношении гражданских прав»142. Вопрос силовых действий не прост для американцев, но главное — после крушения башен Международного торгового центра в стране возникло нечто вроде мобилизации к антитеррористическому «мировому крестовому походу». И хотя вопрос о применения американской силы подвержен острым дебатам в каждом конкретном случае. Хотя ажиотаж холодной войны ушел, но пафос строительства империи в результате террористических атак 11 сентября 2001 г. в значительной мере мобилизовал американское общество. Страх перед подобными атаками в будущем дал Соединенным Штатам мощный новый мотив для глобального активизма, равно как и предлог мобилизовать за собой большинство (144) стран планеты. Старое табу на «строительство новых наций» отвергнуто, ярким примером чего является Афганистан.

Благоприятное окружение

Природа заведомо предоставила Америке большую безопасность, чем большинству крупных стран. Если цитировать Томаса Джефферсона, «Соединенные Штаты отделены природой и широким океаном от разрушительного хаоса других регионов Земли». «Происходит оживление дискуссий об Американской империи» - сегодня об Американской империи говорят и в Европе и в Китае – и уже почти повсюду в мире.143

  1. Всегда можно быть уверенным в том, что Америка пойдет правильным курсом. После того, как исчерпает все альтернативы

    Документ
    В 476 году пала Римская империя, к 1902 году выходом из «блестящей изоляции» обозначилось начало конца глобальной Британской империи, и только столетием спустя, начав, вопреки всем правилам мирового общежития, вторжение в междуречье
  2. Воздушные сражения с "летающими крепостями" и битвы ракетных установок с "фантомами" Первая Русско-израильская война, "звездная баталия" 1982 года и постанов

    Документ
    Воздушные сражения с "летающими крепостями" и битвы ракетных установок с "фантомами" Первая Русско-израильская война, "звездная баталия" 1982 года и постановка плазменных "облаков" в космосе
  3. Книга первая Москва · «Логос»

    Книга
    Излагаются основные идеи и предварительные результаты исследований по философии истории, теоретической истории и макросоциологии. Прово­дится философское обоснование теоретической истории как самостоятель­ной и перспективной дисциплины,
  4. Первая сессия политического форума

    Документ
    Как уже сообщал «Чекист.ру», 28 ноября состоялась Первая сессия Международного политического форума «Политика во имя человечества». Как было ранее заявлено, мы выставляем материалы форума.
  5. Первая половина 2005 года Аналитический доклад Киевского центра политических исследований и конфликтологии

    Доклад
  6. Имперский характер внешней политики США

    Автореферат диссертации
    С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале Отдела диссертаций в Фундаментальной библиотеке МГУ имени М. В. Ломоносова (сектор «А», 8 этаж, к. 812) по адресу: Ломоносовский проспект д.
  7. Первый канал, новости, 20. 12. 2005, Нерознак Всеволод, 09: 00 13

    Документ
    1 . 005, Кокорекина Ольга, 15:00 15 ПЕРВЫЙ КАНАЛ, НОВОСТИ, 0.1 . 005, Кокорекина Ольга, 15:00, 18:00 15 ПЕРВЫЙ КАНАЛ, ВРЕМЯ, 0.1 . 005, 1:00 15 ПЕРВЫЙ КАНАЛ, НОЧНОЕ ВРЕМЯ, 0.
  8. Первая. От гражданина к подданному (Ε. М. Штаерман)

    Документ
    Проблемы истории римской культуры привлекали и привлекают пристальное внимание как широких кругов читателей, так и специалистов различных областей науки — историков, археологов, лингвистов, литературоведов, искусствоведов, историков нрава и др.
  9. Первая. Снова заданный старый вопрос

    Документ
    Благодарности Вместо предисловия Часть первая. Снова заданный старый вопрос. 1. Наш пессимизм 2. Слабость сильных государств I 3. Слабость сильных государств II или поедание ананасов на Луне.

Другие похожие документы..