Молодежь в процессе трансформации японского общества на рубеже ХХ xxi вв.: Проблемы формирования и социо-культурного развития

27

На правах рукописи

Чертушкина Евгения Владимировна

МОЛОДЕЖЬ В ПРОЦЕССЕ ТРАНСФОРМАЦИИ ЯПОНСКОГО ОБЩЕСТВА НА РУБЕЖЕ ХХ – XXI ВВ.: ПРОБЛЕМЫ ФОРМИРОВАНИЯ И СОЦИО-КУЛЬТУРНОГО РАЗВИТИЯ

Специальность 07.00.03 – Всеобщая история

АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

кандидата исторических наук

Владивосток

2012

Р абота выполнена на кафедре японоведения Школы региональных и международных исследований Федерального государственного автономного образовательного учреждения Высшего профессионального образования Дальневосточного федерального университета

Научный руководитель:

Официальные

оппоненты:

Ведущая организация:

Кожевников Владимир Васильевич,

кандидат исторических наук, доцент

Гарусова Лариса Николаевна,

доктор исторических наук,

профессор кафедры мировой

экономики и экономической теории

ГОУ ВПО Владивостокского

государственного университета

экономики и сервиса

Кузьменко Наталья Николаевна,

кандидат исторических наук, доцент

кафедры восточных языков и

востоковедения ГОУ ВПО Морского

государственного университета им.

адмирала Г.И.Невельского

ГОУ ВПО Дальневосточный

государственный гуманитарный

университет (г. Хабаровск)

Защита состоится 21 апреля 2012 г. в 13:00 часов на заседании диссертационного совета ДМ005.010.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН по адресу:

690001, ГСП, г. Владивосток, ул. Пушкинская, д. 89.

С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Институте истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН.

Автореферат разослан «_____» марта 2012 г.

Ученый секретарь диссертационного совета

кандидат исторических наук

Сухачёва Г.А.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.С 60-х годов ХХ в., которые многие эксперты рассматривают как начало постиндустриального общества1, в Японии, так же, как и в других высокоразвитых обществах мира, происходили глубокие изменения. Менялись экономические и социальные условия жизни, ценностные ориентиры и жизненные взгляды людей, многие области жизнедеятельности претерпели значительные трансформации. Процессы интернационализации носили глобальный характер и затронули все слои социума.

Наиболее динамично изменения проходили в молодежной среде. «Новая молодежь» выделялась особым поведением в обществе. Внешне это проявилось в ее активном обращении к рок-музыке, кинофильмам со спецэффектами, персональным компьютерам и компьютерным играм, наркотикам и т.д. А внутренне – в переносе интереса с проблем государства и общества на проблемы частного характера. И главное – среди молодежи снизился интерес к политике и традиционной национальной культуре. Если раньше молодежь формировала свое мировоззрение исключительно на опыте предков, то поколение последней трети ХХ в. предприняло попытку отказаться от традиционных принципов и создать свою самобытную культуру. Эта культура стала поистине революционной для самой Японии, а многие ее элементы – анимационные герои, комиксы, костюмированные шоу, а также созданная на этой основе индустрия развлечений, впервые появившиеся именно там, – были подхвачены молодежью других стран и стали частью глобальной молодежной культуры.

В Японии поколение молодежи, сформировавшееся в 80-90-е гг. ХХ в., получило название «Поколение Y»2. Сегодня это поколение активно включается в экономическую, политическую, социально-культурную и другие области жизни Японии, медленно, постепенно, но начинает определять характер, темпы ее развития. Именно возрастающей ролью этого поколения в современной жизни Японии и в будущем ее развитии определяется актуальность данного исследования.

Актуальность данной работы проистекает также из необходимости учета и использования в России японского опыта (как и опыта других стран) в управлении молодежными процессами. В настоящее время перед всей молодежью, которая вынуждена строить свою жизнь в постиндустриальном обществе, стоят проблемы аналогичного характера. Несмотря на существенные различия исторических путей, пройденных разными государствами, опыт развития многих стран говорит об общности происходящих в них процессов. Весьма вероятно, что явления, происходящие в среде японской молодежи в настоящее время, в ближайшем будущем затронут и российскую молодежь. Изучение реального опыта Японии на основе новых подходов и методов становится в этом плане не только научной задачей, но и важным условием для решения современных проблем общества.

Степень научной разработанности проблемы. В российской историографии очень мало работ, специально посвященных современной японской молодежи. Фактически лишь два исследователя уделяли этой проблеме непосредственное внимание.

Первый из них – автор наибольшего числа работ о современной Японии – В.Э.Молодяков. В частности, в статье о перспективах развития японского общества накануне третьего тысячелетия он отмечал особую роль молодежи, поскольку она будет определять специфику общества в ближайшие двадцать- тридцать лет. Он подчеркнул важность студенческой поры для японской молодежи – времени активного самопоиска, относительно вольного периода по сравнению с предыдущим напряженным периодом экзаменов и последующей работой на предприятии. В связи с этим японские студенты нарушают общепринятые правила общества, пролонгируют образовательный процесс в вузах, стараясь отсрочить время поступления на работу3. Но эта работа вышла двенадцать лет назад и не охватывает процессы последнего десятилетия, хотя многие сделанные автором замечания и наблюдения получили свое развитие в сегодняшние дни.

Ценностям и интересам современной японской молодежи посвящены исследования А.С.Дыбовского, основанные на данных социологических опросов, проведенных автором среди студентов государственного университета Осака. Автор подчеркивает, что в последние десятилетия ценности молодежи претерпели изменения, что проявилось, прежде всего, в повышенном стремлении молодых людей к самоопределению, в возникновении так называемого «нового эгоизма» (син эгоизму)4. А.Дыбовский солидарен с японским ученым Т.Сэнгоку, по мнению которого отсутствие новых тенденций в молодежной культуре в 90-е гг. ХХ в., о котором говорят некоторые исследователи, – это только видимость. На самом деле в это время японская молодежь пришла к принципу самоопределения (дзико кэттэй сюги) как новой ценности, благодаря которой к началу XXI в. в молодежной среде проявилась «новая серьезность» (син мадзимэ) как реакция на преодоление «отказа от серьезности» (дацу мадзимэ)5.

Другая работа А.С.Дыбовского написана в соавторстве и посвящена сопоставлению ценностей современной японской и российской молодежи6. Авторы статьи утверждают, что ценностная ориентация молодежи современной Японии становится гедонистической и потребительской. Это проявляется в стремлении к развлечениям, получению удовольствий, на второй план, по сравнению с прежней молодежью, отходят заграничные путешествие, познание окружающего мира7. Ученые приходят к выводу, что многие молодые японцы не стремятся к карьере и не хотят стать «трудоголиками», как их родители. Стремление к удовольствиям, развлечениям и наслаждениям жизнью – это признак, характеризующий ее как представителей постиндустриального общества. В основе таких притязаний – высокий уровень развития общества, его стабильность, система социального обеспечения и другие гарантии существования личности и ее прав8.

Проблемы молодежи в той или иной степени затрагиваются в ряде общих исследований по современной Японии. В частности, процессы традиционного воспитания и формирования поведения японцев и их трансформация в современном японском обществе исследуются в монографиях А.Прасола о системе японского образования9, в его обстоятельной монографии «Япония: лики времени»10. Автор точно подмечает, что выработанная японским обществом модель формирования и развития личности рассчитана на всю жизнь. Постепенный воспитательный процесс имеет своим следствием более позднее взросление японцев по сравнению с зарубежными сверстниками. Особенно это заметно в студенческом возрасте. К тому же, принадлежность к группе и признание ее стороны – важнейшее условие жизни в Японии, поэтому одна из задач воспитания состоит в том, чтобы научиться подчинять свои действия групповым интересам11.

Некоторые замечания о японской молодежи можно найти также в работах О.С.Богдановой, А.Ю.Гончарука, С.В.Дормадехина, И.П.Клемантович, Е.А.Левановой, Р.Маротц-Бадена, А.В.Мудрика, Т.Л.Павловой, В.И.Петровой, Р.Г.Резакова, И.Таллмана и других.

Работы западных специалистов о японской молодежи также немногочисленны и посвящены, прежде всего, анализу молодежных субкультур (отаку) в контексте перспектив развития японского общества. Среди них следует выделить исследования С.Нэпир12 и К.Гринфельда13, которые отличаются комплексным анализом субкультур японской молодежи, предлагают научно обоснованные выводы о современной стадии развития молодежной культуры. В частности, С.Нэпир анализирует мультипликационную субкультуру и ее влияние на сознание современного молодого человека, К.Гринфельд выявляет специфические молодежные субкультуры, обозначившиеся после краха экономики «мыльного пузыря»: молодые якудза, гангстеры, хакеры, ультраправые националисты и другие, а также характеризует их.

Исследование Дж.Джиллиса «Молодежь и история – традиция и изменения в отношениях возрастных групп в Европе с 1770 г. по настоящее время»14, вышло в оригинальном и японском изданиях в начале 1980-х гг. и поэтому лишь косвенно посвящено предмету нашего исследования. Тем не менее, оно важно для понимания среды формирования современной японской молодежи. На основе комплексного подхода к изучению молодежной возрастной группы, Дж.Джиллис определил границы детства и юности, сформулировал само понятие «молодежь», которая, в его понимании, предстает как творец истории того или иного общества, несмотря на попытку взрослых сделать ее выразителем собственных интересов. Применительно к Японии автор считает, что правительство склонно ограничивать свободу молодежи, определяя ее как политически пассивную, но это опасное заблуждение, потому что японская молодежь активно проявила себя в эпоху студенческих волнений 1960-х. Придерживаясь общепринятой точки зрения, Дж.Джиллис, выделяет в среде молодежи два определяющих типа: 1) людей, которые ведут себя покладисто; 2) нонконформистов. И те и другие родились в одно время, формировали историю на протяжении ХХ в. и существуют в конце столетия.

В Японии изучению современной японской молодежи посвящено много работ, среди которых выделяются исследования Аида Юдзи15, Миядай Синдзи, Ооцука Эйдзи, Уэно Тидзуко и других. Большинство японских специалистов сосредоточено на изучении «нестандартной молодежи».

Аида Юдзи является автором работ по проблемам японского общества, в которых немалое место уделено японской молодежи. Долгое время он был профессором университета Киото и имел возможность непосредственно наблюдать и изучать молодежь. Ю.Аида выработал критическое отношение к современному молодому поколению Японии, отмечая его стремление к гедонистической жизни, незнание им народных традиций и даже называя представителей послевоенного поколения «не японцами»16.

Общепризнанным знатоком молодежных проблем в Японии, прежде всего молодежной культуры, считается Миядай Синдзи. Ему принадлежат такие работы, как «Субкультура: развенчивание мифов», «Выбор девушек в школьных формах», «Поп-культура»17 и другие. Особенностью его исследований является попытка взглянуть на ценности и культуру молодежи глазами молодых. Не избегая многочисленных негативных замечаний о молодежи, автор все же выделяет ее положительные черты: открытость, стремление жить не по шаблону, стремление к самореализации, достижению мечты. В отличие от предшествующих поколений, которые были «как все», современные молодые люди отличаются индивидуальностью и творческим началом, что позволяет им быть не пассивными наблюдателями, а активными творцами своей жизни18. Исследователь указывает на множество проблем, существующих в среде молодежи – проблемы издевательств в школе, непосещения школы, нежелание молодежи работать, – и связывает их со сложностями переходного периода японского общества.

Специалистами в области изучения особой категории японской молодежи отаку, то есть молодежи, чрезмерно увлекающейся мультипликационными фильмами и комиксами, являются Ооцука Эйдзи, Уэно Тидзуко, Адзума Хироки. В частности, в работе «Постмодерн с признаками животного»19 Х.Адзума подробно рассматривает культуру отаку, ее характерные черты, причины и истоки возникновения. Э.Ооцука и Т.Уэно, наоборот, уделяют больше внимания описанию атрибутики отаку, подробно рассматривают психологию данной категории людей20.

Крупным исследователем важной для японской молодежи и японского общества вообще проблемы социальных затворников является Х.Сэкигути. В работе «Проблемы затворничества и непосещения школы…»21 он исследует причины отказа молодых японцев от участия в жизни общества, ищет пути выхода из создавшейся ситуации. По мнению Х.Сэкигути и ряда других авторитетных японских специалистов22, середина 1970-х гг. явилась переломной эпохой в плане переосмысления молодежных вопросов и системы послевоенного воспитания в Японии. Именно с этого периода обнаружились проблемы, о которых ранее не было известно, например, начались массовые прогулы школьных занятий, в учебных заведениях стали отмечаться регулярные случаи применения насилия среди учеников.

Проблемой школьных прогулов в Японии занимались и другие ученые. Например, в 1970-е гг. психотерапевт Оконоги Кэйго образовал от термина Эриксона «мораторий» выражение «человек-мораторий» – «мораториуму нингэн»23. К таким людям он причислял молодых японцев, не желающих взрослеть и выходить в общество. Выражение было подхвачено СМИ и стало очень модным.

Следует отметить, что подобное явление еще в 1961 г. зафиксировал американец П.Уолтерз; он назвал его «студенческой апатией»24 и связал с потерей интереса к учебе. В Японии проблема «отстраненной» молодежи проявилась двумя десятилетиями позднее, в 1980-е гг., как одно из типичных явлений общества, достигшего пика экономического процветания. В богатом обществе государственные проблемы начинают уступать место проблемам частного характера. В этом отношении не явилась исключением и Япония.

Вопросами молодежи занимались и другие авторы – Морикава Каитиро25, Накано Осаму26, Окада Тосио27, Фудзивара Кадзухиро28, а также целые газетные издательства и информационные органы29. Основываясь на опросах молодежи и данных социологических исследований, они изучали культуру, ценности, предпочтения современной молодежи, выясняли причины возникновения новых слоев молодежи – «нового человека», отаку, «социальных затворников», «паразитирующего поколения».

  1. Трансформация пространства религиозной культуры Байкальского региона в трансазиатском контексте ( XX xxi вв.) 24. 00. 01 теория и история культуры

    Автореферат диссертации
    На правах рукописи Арзуманов Игорь Ашотович Трансформация пространства религиозной культуры Байкальского региона в трансазиатском контексте (XX-XXI вв.
  2. Российские немцы в инонациональном окружении: проблемы адаптации, взаимовлияния, толерантности

    Международная научная конференция
    Проведена в Саратов, 14-19 сентября 2004 г. совместно с Международной ассоциацией исследователей истории и культуры российских немцев, Международным союзом немецкой культуры.
  3. Л. С. Васильев Теоретические проблемы исторического процесса

    Лекция
    Современный мир и история. Сложности современных мировых проблем. Ускорение темпов, шагов истории. Современное состояние планеты и вызовы человечеству.
  4. Библиографический указатель декабря 2007 г декабрь 2008 г

    Библиографический указатель
    Библиографический указатель снабжен справочным аппаратом, включающим: указатель авторов, указатель географических названий и список источников, в которых применяется система номерных отсылок.
  5. Программа курса и тематическое планирование (базовый уровень) к учебнику Н. В. Загладина, С. И. Козленко, > С. Т. Минакова, Ю. А. Петрова «История России. XX начало XXI века» Для 11 класса

    Программа курса
    Характеристика территории и населения страны. Влияние их особенностей на развитие России на рубеже XIX—XX вв. Россия — многонациональное и поликонфессиональное государство.
  6. Отчет о научно-исследовательской работе по теме: «Развитие России в условиях глобализации»

    Содержательный отчет
    Объектом исследования является: процесс нового мирового развития, который будет доминировать в обществах грядущего, анализ места России в период глобализации.
  7. Хх в представляет собой новую веху в развитии человеческой цивилизации и культуры. Названное Новейшим, время XX в и начала XXI в., отражает радикальные сдвиги

    Документ
    ХХ в. представляет собой новую веху в развитии человеческой цивилизации и культуры. Названное Новейшим, время XX в. и начала XXI в., отражает радикальные сдвиги в восприятии и понимания мира и личности.
  8. Культурно-языковое многообразие Приднестровья в зеркале этноязыковых процессов современности

    Документ
    к.ф.н А.Г. Хропотинский, к.п.н. О.В. Щукина, к.ф.н. Дружинец М.Л., ст. преподаватель Беляева Ж.Д., ст. преподаватель Г.Г. Аземко, ст. преподаватель Б.
  9. Программа учебной дисциплины история россии 050401 История, история с дополнительной специальностью

    Программа
    1.2. Квалификация выпускника – учитель истории, учитель истории и права. Нормативный срок освоения основной образовательной программы подготовки учителя истории, учителя истории и права по специальности 050401 История, история с дополнительной

Другие похожие документы..