Гражданского кодекса российской федерации

КОММЕНТАРИЙ К ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ

ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

(Постатейный)

Э.П. ГАВРИЛОВ, В.И. ЕРЕМЕНКО

Авторы:

Гаврилов Э.П. - доктор юридических наук, профессор, заведующий кафедрой гражданско-правовых дисциплин Института международной торговли и права, профессор кафедры гражданского права Государственного университета - Высшей школы экономики. Труды (книги, брошюры, статьи) по общим вопросам гражданского права, включая авторское право, смежные права, патентное право и право на товарные знаки. В настоящей книге им написаны комментарии к главам 69, 70, 71, 74 и к § 2 и 3 гл. 76 ГК РФ.

Еременко В.И. - доктор юридических наук, начальник Отдела права Евразийского патентного ведомства. Труды по общим вопросам гражданского права, включая конкурентное право, патентное право, право на фирменные наименования и товарные знаки. В настоящей книге им написаны введение, комментарии к Федеральному закону N 231-ФЗ, к главам 72, 73, 75, к § 1 и 4 гл. 76 и к гл. 77 ГК РФ.

Введение

В истории российского нормотворчества найдется немного случаев столь долгого (более 10 лет) дискуссионного и противоречивого рассмотрения многочисленных законопроектов, как в сфере кодификации законодательства об интеллектуальной собственности.

С принятием 18 декабря 2006 г. части четвертой ГК РФ, содержащей единственный раздел VII ("Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации"), которая введена в действие с 1 января 2008 г., завершена кодификация гражданского законодательства Российской Федерации.

Концепция кодификации норм об интеллектуальной собственности в значительной степени основана на историческом опыте развития гражданского законодательства в нашей стране.

Как известно, в советский период действовали Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г. и ГК РСФСР 1964 г., в которых содержались разделы об авторском праве, праве на изобретение, рационализаторское предложение, промышленный образец, а также о праве на открытие. Вместе с тем наряду с указанными кодификационными актами были приняты подзаконные акты в их развитие, например Положение об открытиях, изобретениях и рационализаторских предложениях 1973 г.

Уже на излете советского периода были приняты Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г., включающие нормы об авторском праве, праве на изобретения и другие объекты интеллектуальной собственности. В целях детализации упомянутых выше норм были разработаны специальные законы в сфере интеллектуальной собственности, в том числе Закон СССР "Об изобретениях в СССР", который вступил в действие с 1 июля 1991 г.

Следовательно, в нашей стране всегда признавалась многоуровневая система кодификации норм об интеллектуальной собственности, когда наряду с кодификационным актом существовали специальные законы, призванные его детализировать, а также подзаконные нормативные акты.

Как известно, российский законодатель с подачи разработчиков законопроекта отошел от апробированной временем многоуровневой системы кодификации и реализовал так называемую полную, или исчерпывающую схему, кодификации законодательства об интеллектуальной собственности, объединяющую в части четвертой ГК РФ все нормы об интеллектуальной собственности и одновременно исключающую самостоятельное существование всех специальных законов в сфере интеллектуальной собственности, кроме Федерального закона от 29 июля 2004 г. N 98-ФЗ "О коммерческой тайне", который в результате его изменения во многом потерял свою содержательную часть.

В свое время один из главных разработчиков законопроекта В.А. Дозорцев (Исследовательский центр частного права при Президенте РФ) аргументированно критиковал сторонников полной (исчерпывающей) схемы кодификации, указывая, что неправильно выстраивать один раздел ГК РФ по одной схеме, в то время как систематизация остальных разделов базируется на других принципах. По его мнению, это приведет только к разрушению единства гражданского права <1>.

--------------------------------

<1> Дозорцев В.А. Интеллектуальные права. Понятие. Система. Задачи кодификации. Сборник статей / Исслед. центр частного права. М.: Статут, 2005. С. 362.

Однако победила точка зрения сторонников полной (исчерпывающей) кодификации норм об интеллектуальной собственности, в результате чего часть четвертая ГК РФ представляет собой симбиоз норм гражданского, административного и трудового права.

С включением в ГК РФ большого количества норм административного права кодификация по сути подменена инкорпорацией, когда сравнительно небольшое количество общих положений дополнено по существу механическим переносом специальных законов в сфере интеллектуальной собственности. Если указанная тенденция в нормотворчестве возобладает и затронет другие институты гражданского права, то ГК РФ рискует превратиться в свод законов, что больше присуще англосаксонскому праву, чем праву континентальному.

В связи с вышеизложенным целесообразно рассмотреть международную практику правового регулирования отношений в сфере интеллектуальной собственности.

Обратимся сначала к опыту наших соседей по СНГ, гражданские кодексы которых содержат самостоятельные разделы или главы, посвященные интеллектуальной собственности.

В большинстве государств - участников СНГ задачи кодификации законодательства об интеллектуальной собственности были решены, с той или иной степенью полноты и детализации, в принципе на основе раздела V ("Интеллектуальная собственность") модели Рекомендательного законодательного акта для СНГ, принятого на седьмом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ 17 февраля 1996 г.

Гражданские кодексы ряда государств (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия, Узбекистан) в той или иной степени ориентированы на раздел V модели Рекомендательного законодательного акта для СНГ. Гражданский кодекс Украины построен по иному принципу: после книги третьей ("Право собственности и другие вещные права") следует книга четвертая ("Право интеллектуальной собственности"), содержащая 12 кратких глав (83 статьи) по различным объектам интеллектуальной собственности, включая научные открытия и рационализаторские предложения.

Гражданский кодекс Туркменистана содержит часть четвертую, в которой закреплены только нормы авторского права и смежных прав, заменяющую собой специальный закон в указанной сфере.

В раздел V ("Интеллектуальная собственность") Гражданского кодекса Таджикистана включены только общие положения об интеллектуальной собственности (13 статей).

Общим для законодательств всех вышеуказанных государств является то обстоятельство, что наряду с нормами об интеллектуальной собственности в гражданских кодексах существуют специальные законы в указанной сфере, кроме Туркменистана, в части специального закона об авторском праве и смежных правах.

В странах дальнего зарубежья примеры наличия в гражданских кодексах развернутых норм об интеллектуальной собственности являются редкими.

Можно отметить Гражданский кодекс Нидерландов от 31 мая 1843 г. в редакции 1995 г., содержащий нормы о наименованиях мест происхождения товаров, географических указаниях и об охране нераскрытой информации.

Более детальное регулирование отношений в сфере интеллектуальной собственности предусмотрено в Гражданском кодексе Италии от 13 марта 1942 г., в редакции 2000 г.: 32 статьи этого Кодекса посвящены общим вопросам фирменных наименований, товарных знаков, авторского права, изобретений, полезных моделей и промышленных образцов.

В этих государствах также приняты, наряду с общими нормами по интеллектуальной собственности в гражданских кодексах, специальные законы в указанной сфере правового регулирования.

Следует особо отметить, что определяющей тенденцией в мире в области систематизации норм об интеллектуальной собственности является инкорпорация норм об интеллектуальной собственности, т.е. сосредоточение таких норм в единых нормативных правовых актах, преимущественно в кодексах об интеллектуальной (промышленной) собственности, либо иных комплексных нормативных правовых актах.

Среди наиболее известных нормативных правовых актов указанного типа можно назвать следующие: Кодекс промышленной собственности Португалии 1940 г.; Кодекс промышленной собственности Бразилии 1971 г.; Кодекс интеллектуальной собственности Шри-Ланки 1979 г.; Кодекс интеллектуальной собственности Франции 1992 г.; Кодекс интеллектуальной собственности Филиппин 1997 г. (при этом в этой стране действует Гражданский кодекс 1949 г., девять статей которого посвящены правовой охране товарных знаков, наименований мест происхождения товаров, географических указаний, а также нераскрытой информации); Декрет-Закон Кубы N 68 1983 г. "Об изобретениях, научных открытиях, промышленных образцах, товарных знаках и наименованиях мест происхождения товаров" (кроме указанных в названии объектов под действие Декрета-Закона подпадают фирменные наименования, вывески, торговые девизы, указания происхождения).

В отдельных случаях комплексные нормативные правовые акты принимаются в рамках международных договоров. Так, например, Соглашение о создании Африканской организации интеллектуальной собственности 1977 г. имеет десять приложений, относящихся к различным объектам интеллектуальной собственности, которые непосредственно действуют в 16 государствах - участниках указанного Соглашения, замещая собой национальные законодательства в сфере интеллектуальной собственности.

Столь пространное обращение к международному опыту в сфере кодификации норм об интеллектуальной собственности призвано выявить тот непреложный факт, что Россия в этой сфере, впрочем, как и во многих других, выбрала свой уникальный путь. В результате был принят законопроект, вызывающий упреки с юридико-технической точки зрения, загромоздивший Гражданский кодекс многочисленными нормами административного и трудового права.

По существу кодификация норм об интеллектуальной собственности заменена инкорпорацией всех специальных законов в сфере интеллектуальной собственности в ГК РФ. Аналогов такого решения в мировой практике не существует. В России выбран самый худший вариант кодификации норм об интеллектуальной собственности из тех, которые были предложены для обсуждения.

Представляется целесообразным включить в настоящее издание постатейный Комментарий Федерального закона от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации", поскольку его положения также оказали существенное влияние на режим правовой охраны результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.

18 декабря 2006 года N 231-ФЗ


РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН

О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ

ЧАСТИ ЧЕТВЕРТОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА

РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

  1. Гражданский кодекс российской федерации (4)

    Кодекс
    товаров, работ, услуг и предприятий, которым предоставляется правовая охрана (интеллектуальной собственностью), являются: 1) произведения науки, литературы и искусства; ) программы
  2. Кодекс РФ от 30 ноября 1994 года "Гражданский кодекс Российской Федерации"

    Кодекс
    На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право,
  3. Гражданского кодекса российской федерации (1)

    Кодекс
  4. Гражданский кодекс российской федерации (1)

    Кодекс
    На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право,
  5. Гражданский кодекс российской федерации (2)

    Кодекс
    На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право,
  6. Гражданский кодекс российской федерации (5)

    Кодекс
    На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право,
  7. Гражданский кодекс российской федерации (6)

    Кодекс
    На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право,
  8. Гражданский кодекс российской федерации (7)

    Кодекс
    На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право,
  9. Гражданский кодекс российской федерации (9)

    Кодекс
    На результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации) признаются интеллектуальные права, которые включают исключительное право,

Другие похожие документы..