Вкниге публикуется комплекс основных постановлений Полит- бюро ЦК ркп(б)-вкп(б) под грифом высшей формы секретности «особая папка» по вопросам европейской политики за 1923-1939 гг

Федеральная архивная служба России

Российский государственный архив
социально-политической истории

Фонд Джанджакомо Фельтринелли

Институт всеобщей истории РАН

ПОЛИТБЮРО ЦК РКП(б) - ВКП(б)

и
ЕВРОПА

РЕШЕНИЯ «ОСОБОЙ ПАПКИ»
1
923 - 1939

Москва

РОССПЭН

2001

ББК 63.3(0)61
П 50

Редколлегия

Г. Адибеков, А. Ди Бьяджо, Ф. Гори, Е. Дундович,

К. Конти, Л. Кошелева, М. Наринский, С. Понс,

Л. Роговая, А. Филитов, О. Хлевнюк

П50 ПолитбюроЦКРКП(б)—ВКП(б) иЕвропа. Решения«осо-
бойпапки». 19231939. М.: «Российская политическая эн-
циклопедия» (РОССПЭН), 2001. - 400 с.

В книге публикуется комплекс основных постановлений Полит-
бюро ЦК РКП(б)—ВКП(б) под грифом высшей формы секретности
«особая папка» по вопросам европейской политики за 1923—1939 гг.
Документы отражают не только развитие двусторонних отношений
СССР с ведущими государствами Европы, но также общие тенден-
ции советской внешней политики, механизмы принятия важнейших
внешнеполитических решений в предвоенный период.

© Российский государственный архив
социально-политической истории
2001.

© Институт всеобщей истории РАН
2001.

© Вступительные статьи к разделам -
А.М. Филитов, Г.М АдибекоЕ
О.В. Хлевнюк, М.М Наринский,
2001.

© «Российская политическая энцик-
ISBN 5 - 8243 - 0255 - 3лопедия», 2001.

Введение

Предлагаемое читателю издание секретных документов
Политбюро по вопросам европейской политики Советского го-
сударства поможет понять ее основные направления и эволюцию
в 20—30-е годы.

Исходная веха публикации связана с особенностями исполь-
зованного источника, ибо «особые папки» стали формироваться
с 1923 г. Поэтому первый период внешней политики молодой
Советской России представлен неполно. Следует учитывать, что
после Октябрьской революции В.И.Ленин и большевистские ли-
деры стремились придать политике нового российского режима
исключительно революционный характер и отказывались от его
включения в систему международных отношений. Основная
ставка делалась на быстрое распространение революции в Евро-
пе, способной обеспечить выживание Советской России.

Этот период представлен в сборнике документами 1923—
1925 гг. Советская Россия выступала как революционное государ-
ство, стремившееся резко изменить статус-кво либо всяческим
подталкиванием революционного движения, либо даже примене-
нием военной силы. Советская Россия существовала как база для
развития европейской и мировой революции. В этой связи нор-
мальные отношения с другими европейскими странами рассмат-
ривались как некая передышка, как временное явление. Сейчас
можно документально подтвердить, что советские дипломаты хо-
рошо понимали глубокие противоречия между революционной
активностью Коминтерна и попытками нормализации отноше-
ний СССР со странами Европы. Так, известный советский дип-
ломат В.В.Воровский в феврале 1923 г. предупреждал Москву о воз-
можности разрыва переговоров о торговом договоре с правитель-
ством Муссолини из-за действий Коминтерна в Италии. Боров-
ский писал М.М.Литвинову, что прекращение переговоров
«может толкнуть такого честолюбивого и неугомонного человека,
как Муссолини, к принятию на себя инициативы борьбы против
коммунизма и большевизма. Судьба этого вопроса сейчас в
наших руках. От Политбюро зависит выбрать ту или другую так-
тику... Во всяком случае, как бы там ни решили, настаивайте на

3

одном: чтобы решение было ясно и точно»*. Эта двойственность и
противоречивость советской внешней политики отражены в пер-
вой части сборника.

Важный поворот советской внешней политики к отказу от
ставки на мировую революцию связан с торжеством сталинской
концепции «строительства социализма в одной отдельно взятой
стране». Этому периоду посвящена вторая часть нашего издания
(1926—1929 гг.). Отныне не СССР должен был способствовать
мировой революции, а коммунистическое революционное дви-
жение было призвано всячески помогать Советскому Союзу. В
этом контексте основная цель советской внешней политики со-
стояла в создании благоприятных международных условий для
строительства социализма в СССР. Отсюда и возможность согла-
шений с зарубежными государствами.

Первоочередной целью внешней политики СССР, как и на
предшествующих этапах, оставалось предотвращение формиро-
вания антисоветской коалиции и развязывания войны против
страны Советов — эта задача становится особенно актуальной в
условиях мирового экономического кризиса. Следующему пе-
риоду советской политики и посвящена третья часть сборника:
1930—1933 гг. Важное место в представлениях советского руко-
водства занимала непосредственная угроза новой войны. Так,
5 января 1932 г. лидер Профинтерна А.Лозовский писал членам
делегации ВКП(б) в Коминтерне: «Ряд фактов свидетельствует о
том, что война приближается»**. Эту угрозу необходимо было
отодвинуть. Линия внешней политики СССР становится более
гибкой: использование пактов о ненападении, соглашений о не-
применении военной силы с лимитрофами и т.п.

Следующий период советской внешней политики, отражен-
ный в нашем издании: 1934—1939 гг. В СССР утверждается ста-
линская диктатура. Страна отказывается (фактически) от курса
на мировую революцию. Сталин проводит линию на маневриро-
вание на международной арене: с одной стороны — осторожная
поддержка идеи коллективной безопасности и договоры с Фран-
цией и Чехословакией; с другой стороны, сохранение контактов
с фашистской Италией и нацистской Германией. Советская
внешняя политика была осторожной и прагматичной, она стре-
милась добиться максимально выгодных международных усло-
вий для СССР.

Советская внешняя политика в решающей мере определялась
Политбюро, которое было в этот период фактически высшим ор-

* Российский государственный архив социально-политической истории.
Далее: РГАСПИ. Ф. 359. Оп. 1. Д. 4. Л. 46.

"Там же. Ф. 82. Оп. 2. Д. 228. Л. 34.

4

ганом власти в СССР, постановления которого носили обяза-
тельный характер для всех ее «ветвей» — законодательной, ис-
полнительной и судебной, а также для советских и международ-
ных политических и общественных организаций, расположен-
ных на территории Советского Союза. Политбюро не только
формировало и формулировало внешнеполитические и внешне-
экономические цели и интересы страны, но и жестко руководи-
ло, направляло и контролировало, вплоть до мелочной опеки,
международную деятельность соответствующих наркоматов и ве-
домств, учреждений и организаций (иностранных дел, внешней
торговли, финансов, ВСНХ, Госбанка, ВЦСПС, Исполкома Ко-
минтерна и других). Многие подготавливаемые в недрах аппара-
тов наркоматов и ведомств документы открытого и конфиденци-
ального характера (международные договоры, ноты и заявления
зарубежным правительствам, торговые соглашения, директивы
советским полпредам и торгпредам, а также другим представите-
лям, выезжавшим в зарубежные командировки) должны были,
после прохождения через коллегии соответствующих государст-
венных и негосударственных организаций и учреждений, утверж-
даться Политбюро как «последней инстанцией». Только в этих
случаях подобные документы обретали «окончательную закон-
ную силу» и получали тем самым «право на жизнь».

Для постановки, обсуждения и принятия постановления
Политбюро по определенному вопросу создавались специальные
комиссии, наделенные соответствующими полномочиями. В них
входили, как правило, руководители заинтересованных ведомств,
специалисты-эксперты. На базе подготовительных материалов
составлялись докладные записки и обобщенные справки, кото-
рые представлялись в Политбюро за подписью председателя ко-
миссии (возможно, также всех ее членов). При этом прилагались
протоколы заседаний комиссий.

Полномочия Политбюро распространялись практически на
все стороны международной деятельности упомянутых выше ве-
домств, в том числе на решение кадровых вопросов. Так, по
представлению НКИД назначались, переводились в другие стра-
ны и увольнялись полномочные представители СССР за рубе-
жом. Политбюро настолько плотно и систематически «опекало»
полпредов, что ни один из них не мог сделать даже небольшой
самостоятельный шаг или реализовать инициативу без разреше-
ний «инстанции». Ожидание полпредом постановления Полит-
бюро, особенно в период переговоров, порой в ущерб делу ис-
кусственно затягивало эти переговоры, так как советские пред-
ставители не имели полномочий для принятия самостоятельных
решений, выходивших за рамки директив Политбюро. Правда,
происходило и другое: члены Политбюро опросом, в случае не-

5

обходимости, вспешномпорядкепринималирешениятрижды
в
одинденьпоодномуитомужевопросу. Такилииначе,
Политбюронеотступалоотзаведенногоимстрогогозапретапо-
сламиинымсоветскимофициальнымпредставителямзарубе-
жом, находившимсявсфереподчиненияПолитбюро, допускать
хотябымалейшееотклонениеотинструкцииилидирективы.
Еслижекакой-либовопросмогиметьнескольковариантовре-
шений
, тоэтооговаривалосьвинструкции (илидирективе).
Отсюдафеноменальнаянапористостьикажущиесяудивитель-
нымипрямолинейностьицелеустремленностьсоветскихдипло-
матов, действовавшихотимениправительстваСССР, анаделе
выполнявших
волювысшегопартийногоруководстваи, следо-
вательно, обязанныхнеукоснительнособлюдатьпартийнуюдис-
циплину.

ВзависимостиотпериодапостановленияПолитбюробыли
либодействительноколлективнымирешениямичленовПолит-
бюро, либоединоличнымирешениямиСталина. В 1:920-егодыв
условияхборьбызалидерствовпартиивнешнеполитическиево-
просывомногихслучаяхявлялисьпредметомострыхразногла-
сий
испоров. Постепенно, помереразгромаоппозиции, в
Политбюроутверждаласьединаялиниявовнешнейполитике,
которуювсевбольшеймереопределялСталин. Разныеподходы
котдельнымрешениямнекотороевремяещесохранялись. Вна-
чале 1930-хгодовнаблюдалисьэпизодическиетрениямеждуру-
ководителямиНКИДипартии. Однакопомереукреплениялич-
нойвластиСталинаподобные, дажесамыемягкиеразногласия
становились
всеболеередкими. Вовсякомслучае, науровнере-
шенийПолитбюроониуженепрослеживаются.

Нараставшаятенденцияограничениякругаруководителей,
принимавшихучастиеввыработкерешений, выражаласьворга-
низационнойперестройкеработыПолитбюро. С 1927 г. была
введена
практикасозывазакрытыхзаседанийПолитбюро, нако-
торыхнаиболееважныерешения, втомчислевнешнеполитичес-
кие, рассматривалисьвузкомкругуруководителейпартии. 30 де-
кабря 1930 г. попредложениюСталинабылоприняторешение:
«НазаседанияхПолитбюропо 10-м, 20-ми 30-мчисламзаслу-
шивать
тольковопросыГПУ, НКИД, обороны, валютные (сек-
ретные) инекоторыевнутрипартийныевопросы, переносярас-
смотрениеостальныхвопросовнаочередныезаседанияПолит-
бюро (5, 15 и 25 каждогомесяца)»*. Указанныезаседания 10, 20 и
30 числакаждогомесяцабылизакрытыми, иихрешениявос-
новном
оформлялисьвособомпротоколе.

* РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 9. Л. 112.
6

14 апреля 1937 г. Политбюропостановило: «Вцеляхподготов-
ки
дляПолитбюро, авслучаеособойсрочностиидляразре-
шениявопросовсекретногохарактера, втомчислеивопросов
внешнейполитики, создатьприПолитбюроЦКВКП(б) посто-
янную
комиссиювсоставетт. Сталина, Молотова, Ворошилова,
КагановичаЛ. иЕжова»*. Этопостановлениезакреплялопоря-
докотсеченияотпроцессапринятиярешенийбольшинствачле-
новПолитбюро, чтоотразилосьнаоформлениипротоколов. С
середины
1937 г. редкимистановятсязаписиосоставеучастни-
ков
заседаний, всепостановленияПолитбюрооформляютсяв
протоколахподобщейрубрикой«решенияПолитбюро». Важ-
нейшиевнешнеполитическиеакциивконце 30-хгодовпредоп-
ределялись
единоличноСталиным (присовещательномголосе
наиболееприближенныхсоратников) иврядеслучаеввообщене
фиксировалисьвпротоколахзаседанийПолитбюро. Наиболее
яркимпримеромэтогоможетслужитьсоветско-германскийпакт
1939 г., решениеозаключениикоторогоПолитбюродажефор-
мально
непринимало.

БольшинстворешенийПолитбюроповнешнеполитическим
вопросам
оформлялисьвособыхпротоколахзаседанийПолит-
бюро, имевшихгрифвысшейформысекретности«особаяпапка»
(поэтойпричиневлитературепонятие«особаяпапка»и«осо-
бый
протокол»употребляютсякакэквивалентные).

Практикавыделенияизпротоколовособосекретныхреше-
ний
восходиткпервымгодамдеятельностиПолитбюро. Так,
8
ноября 1919 г. былопринятопостановлениеПолитбюро: «Ре-
шений
понаиболеесерьезнымвопросамнезаноситьвофици-
альный
протокол, атоварищуКрестинскомуотмечатьихсебе
для
памятиидляличногоисполнения»**.

1 февраля 1922 г. прирассмотрениивопросаобулучшении
работы
СекретариатаиПолитбюробылоотмечено, что«для
особо
секретныхпредложенийирешенийПБведетсяспециаль-
ный
протоколПБ (отдельноотобычныхпротоколовПБ), нерас-
сылаемый
членамЦК»***. Однаконапрактикевьщелениеособо
секретных
решенийвысшихпартийныхинстанцийвособый
протокол
началосьсмая 1923 г.

Особыепротоколы, такжекакиобычные, былидвухвидов
подлинныеиподписные. Подписнойвариантособыхпротоко-
лов
за 19231952 гг. былполученРГАСПИв 1995 г. изАрхива

ПрезидентаРФипредставляетсобоймашинописныекопии, за-
веренные
печатьюЦКифаксимилеподписисекретаряЦК. По

* РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 3. Д. 986. Л. 16-17.
** Там же. Оп. 3. Д. 37. Л. 1 —2.
'"Тамже.Оп. 112. Д. 283. Л. 18.

7

сравнениюсподлинникамиэтотэкземплярможносчитатьне-
полным, таккаквнемотсутствуютформулировкинекоторыхпо-
становлений. Вграфе«Слушали»и«Постановили»имеютместо
записи: «См. подлинныйпротокол»или«См. папкусов. секрет-
ныхдокументов»*.

ОсобыепротоколыXII созыва (май 1923 г. май 1924 г.) не
имелинумерации. ДвойнуюнумерациюимелипротоколыXIII
XV созывов (июнь 1924 г. июнь 1930 г.). Посколькуониявля-
лисьчастьюобычногопротокола, первыйихномерсовпадалс
номеромобычногопротокола. Всвязистем, чторешениясгри-
фом«особаяпапка»принималисьненакаждомзаседании, осо-
быепротоколыимелисвойсобственныйномер. Оформлялось
этотак: «Протокол101 (особыйпротокол 79) заседания
ПолитбюроЦКВКП(б) от 12 мая 1927 года»". Сиюля 1930 г. по
март 1939 г. (XVIXVII созывы) номерособогопротоколасоот-
ветствовалномеруобычногопротокола. Начинаясмарта 1939 г.
(XVIII созыв), особыепротоколывновьприобретаютсвоюнуме-
рацию***.

Далееводнуилидвеколонкирасполагалсятекстподзаго-
ловками«Слушали»и«Постановили». Каждыйрассмотренный
вопрософормлялсяподсвоимномером (которыйсоответство-
валномеруобычногопротокола) ирасполагалсяподатеегооб-
суждения.

Вследзаформулировкойвопросавкруглыхскобкахуказы-
валсяпереченьлиц, принимавшихучастиевегоподготовке, и
делаласьотсылкакпредьщущемурешениюПолитбюро, Оргбюро
илиСекретариатаЦКпоэтомувопросусуказаниемномера
протокола, егодатыиномерапункта.

Оформлениеособыхпротоколовменялосьвразныегоды.

Особыепротоколынерассылались, подобнообычнымпрото-
колам; рассылкеподлежалитольковыпискиизособыхпротоко-
лов, вкоторыхфиксировалосьлишьоднопостановлениеили
чащевсеготолькочастьпостановления. Такиевыпискипосыла-
лисьисключительнотемдолжностнымлицам, которымнепо-
средственнопоручалосьвыполнятьданноеконкретноерешение.
Впротоколеподкаждымпунктомделаласьотметка, комуив
какомобъемепосланывыписки.

Большиедокументы, утверждавшиесяПолитбюро (ноты, за-
явления, письма, многостраничныерешения) помещалисьввиде
приложенийвконцеособогопротокола.

* РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 162. Д. 25. Л. 121; Д. 39. Л. 7.
**Тамже Д 5 Л. 1.
*** Там же. Д. 25. Л. I.

8

ОсобыепротоколызаседанийПолитбюроза 19231939 гг.,
наосновекоторыхподготовленданныйсборник, составляют 25
дел. Значительнаячастьпостановлений, отложившихсявэтих
делах, касаетсявнешнеполитическихвопросов. Впоследние
годыэтидокументышироковводятсявнаучныйоборот. Вчаст-
ности, опубликованывсерешенияПолитбюро, касающиеся
Польшиисоветско-польскихотношений*, чрезвычайноважный
итщательноподготовленныйтрудпосвященвзаимоотношениям
СССРиприграничныхгосударств". Даннаякнигаформирова-
ласьсучетомэтихпубликаций. Внеевключенынаиболееваж-
ныепостановленияповнешнеполитическимвопросам, касаю-
щиесякакдвустороннихотношенийСССРсевропейскими
странами, такиболееобщихпроблеммеждународнойжизнив

1923-1939 гг.

* Материалы «особой папки» Политбюро ЦК РКП(б)—ВКП(б) по вопросу
советско-польских отношений. 1923—1944 гг./ Ред. И.И.Костюшко. М., 1997.

** Кен О., Рупасов А. Политбюро ЦК ВКП(б) и отношения СССР с западны-
ми соседними государствами (конец 1920—1930-х гг.): Проблемы. Документы.
Опыт комментария / Часть 1. Декабрь 1928 — июнь 1934 г. Санкт-Петербург,
2000.

9

1923-1925 гг.

Самыйповерхностныйвзгляднасодержание«особыхпрото-
колов»заседанийПолитбюроЦКРКП(б)—ВКП(б) за 1923
1925 гг. позволяетобнаружитьявнуютенденцию: внихвсемень-
шефигурируютвопросы, относящиесякмеждународномурабо-
чемудвижению, всебольшимстановитсяудельныйвеспроблем,
связанныхсразвитиемотношенийсправительствамиидажеот-
дельнымифирмамикапиталистическихстран. Этатенденция
была
обусловленаочевиднымиобъективнымифакторами.

Преждевсего, окончательновыявиласьнеудачапопытокор-
ганизации
широкогореволюционногодвиженияпороссийскому
образцудажевстранах, гдевнутриполитическаянапряженность
достигаламаксимума (Германия, Болгария). Сдругойстороны, и
правительства
западноевропейскихстранизменилисвоюполи-
тику
вотношениисоветскогогосударства, пошлинанормализа-
цию
отношенийсним (1924 г. получилназвание«годапризна-
ний»
); дляСоветскогоСоюзавыявилисьвозможностииспользо-
вать
западнуютехнологию, кредиты, рынки.

Впрочем, советскаяпропагандавэтотпериодещепродолжа-
лавещатьо«мировойреволюции», аПолитбюропоройрассмат-
риваловопросыопомощикомпартиямворганизациинасильст-
венных
акцийпротивсуществовавшихвихстранахрежимов. Од-
нако
взначительноймереэтодиктовалосьинерциейилипопро-
стусоображениямимежфракционнойборьбывруководстве
РКП
(б)—ВКП(б). Соответственно, речьшланестолькообобъ-
ективнойоценкеситуацииинеовыборенаиболееэффективных
путейиформ«революционизирования»внешнегомира, сколько
отом, чтобыскомпрометироватьсоперниковпоправящейвер-
хушкеинабратьочкивборьбезаленинскоенаследие.

Кстати, западныеправительстванеплохонаучилиськтому
времениотделять«шум»от«сигнала»всоветскойвнешнеполи-
тической
деятельностиипропаганде. Вэтойсвязиможнопри-
вестилюбопытноесуждение, содержавшеесявписьмесоветского
полпредавАнглииХ.Г.Раковскогозаместителюнаркомаино-
странных
делМ.М.Литвинову. Письмонедатировано, номожно
заключить, чтоонобылонаписановконцеоктябряначалено-
ября 1923 г., когда, казалось, вот-вотнаступит«германскийОк-
тябрь»
, абританские«социал-предатели»влицелидералейбо-
ристской
партииМакдональда, какбынезамечая«краснойугро-

11

зы», великурснанормализациюотношенийсСоветскойстра-
ной
«сеятелемсмуты». Раковскийписал: «Васозадачивает, что
попытки
кпереговорамделаютсявтакойобстановке, когда
можно
ожидатькаждыйденьсоветскойвластивГермании. Если
судить
потому, чтоимеетсяванглийскойпечати, эту«опас-
ность»здесьнедостаточносчитаютсерьезной. Характерно, что
единственныесообщенияопредстоящейреволюциивГермании
даютсяваршавскимиирижскимикорреспондентаминаоснова-
нии
того, чтоговоритсяунас»*.

Вобщем, иввопросахотношенийс«классовымпротивни-
ком»теилииныепозиции, инициативыиреакциивсоветской
правящейэлитеопределялисьвнемалойстепенинеидеологичес-
кимиидаженегосударственнымиинтересами, асоображениями
всетойжефракционной (апоройиличной) враждыисоперниче-
ства. Притомвсфере«нормальнойдипломатии»намежгосудар-
ственномуровнеможнобылолегчезаработатьполитическийка-
питал, чемпутемконспиративныхкомбинаций, которыенеслиза
собойшлейфпроваловисудебныхпроцессовпротивнеудачли-
вых
заговорщиков (одинизсамыхяркихималоизвестныхунас
примеров
такназываемое«делоЧека»вГермании).

Сдругойстороны, ипроцесснормализацииотношенийс
«буржуазныммиром»оказалсяотягощеннымгрузомнелегких
проблем. Самойбольшойизнихбылипретензиидержателей
российскихфинансовыхобязательствивладельцевнационали-
зированныхпредприятий. Другойпроблемой, котораяпортила
отношениянетолькосправительствами, ноисширокимикру-
гамизападнойобщественности, былиполитическиепреследова-
ниявСССР. Была, наконец, проблемадеятельностиКоминтер-
на
, зарубежныхкоммунистовиеесоотношениесполитикойсо-
ветского
государства. Этитемыширокоэксплуатировалисьэкс-
тремистскими
силаминаЗападе, которыенеостанавливались
передпрямымиподлогамиипровокациями, чтобысорватьнала-
живавшеесямирноесотрудничестводвухсистем. Примеры
инцидент
ссоветскимторгпредствомвБерлиневмае 1924 г. или
история
с«письмомЗиновьева»вВеликобританиивоктябре-
ноябретогожегода.

Вответсоветскойсторонойприменялисьразныемеры.
Поройэтобылигрубыеакциивдухезаповеди«зубзазуб» (так, в
ответ
на«процессЧека»былоинсценированодело«немецких
студентов-фашистов», ставшеепрообразомпоследующихпоказа-
тельныхсудовнад«вредителями»). Поройответныеакцииноси-
ли
болееадекватныйхарактер (удалось, например, сопределен-
ным
моральнымвыигрышемурегулироватьинцидентсберлин-

  1. И. А. Булава прошел трудовой путь на Енисее от штурмана ледокола до генерального директора открытого акционерного общества “Енисейское речное пароходства”, посвятив флоту 45 лет своей жизни. Вкниге “Флотская судьб

    Книга
    Книга “Флотская судьба” написана Иваном Антоновичем Булавой к 70-летию Енисейского речного пароходства и является логическим продолжением двух ранее изданных книг: “Были великой реки” И.

Другие похожие документы..