Взаимодействие и сотрудничество

В. И. Догалакова

Е. Шварц: «Простые стихи для себя и для Бога»

Яркий представитель «петербургской спиритуальной лирики»
(В. Кривулин), Елена Шварц, классик «с далеко не классичной поэтической системой» [2, с. 285], относится к числу лириков, в поэзии которых воплотился «феномен нерасчлененно-спиритуальной религиозности»
[3, с. 105]. В спиритуальной лирике Шварц, воспроизводящей «опасный опыт игрового Богоискательства» [3, с. 99], органичен сюжетный архетип молитвы: «Ах, по канату молитвы / Мой черёд залезать» [1, с. 310]; «Молитва мечется летучей мышью» [1, с. 181]. Конституирующие особенности молитвенного слова сохраняют в поэзии Шварц онтологическую значимость. Апелляция к божественному началу служит завязкой ситуации, «распахивающей лирическое событие в иносферу», устанавливая контакт с адресатом «почты в один конец» (И. Бродский). Молитвенная проблематика представлена в поэзии Шварц в двух вариантах: произведения
о молитве и непосредственно стихотворные «молитвы». В первом случае объектом «лирической концентрации» становится восприятие воздействия сакрального слова, рефлексия по поводу прототипичной ситуации: «Молитва / Прорастает сквозь череп / Рогами / И сходится в выси / Сводами острого храма, / И тихо струится оттуда / Просящая молния вверх,
И — наконец — / Молящее щупальце / Шарит в пространствах нездешних. / И вдруг, / Не выдержав напряжения, / Рушится всё — / По плечам
и макушке бьёт, / И надо заново строить зданье, / Пока покаянье / Горло / Живою слезою дерёт» [1, с. 291]. Здесь текст молитвы лишь подразумевается, лирический сюжет концентрируется вокруг вопроса о необходимости богообщения.

Второй случай: лирическое «Я» включено в контекст богообщения, надличностного диалога, ориентированного на архетипный сюжет молитвословия.

Все три разновидности молитв, выделяемых в христианской традиции, — просительные, славословные и благодарственные, — наличествуют и в «требнике» Шварц, сосуществуя порой в пределах одного молитвенного текста («Простые стихи для себя и для Бога»). Правда, поэт предпочитает называть их «жалобами»: «Жалоба птенца», «Жалоба спички» [1, с. 291—293]. «Молитвы» Шварц в основном воспроизводят жанровый канон: фиксация божественного имени, охранного сакрально-магического слова, молитвенные просьбы. Выбор адресата молитвенного послания определяется охранными свойствами покровителя в просительной части «молитв». Просьба, обращенная к «нададресату», имеет целью преображение реальности. В финальном слове обнажаются полюса смерти-бессмертия. В зависимости от художественной установки диалогическая ситуация у Шварц может получать самые разнообразные проявления: мистические, религиозные, эстетико-игровые. Последние очевидны в «Танцующем Давиде»: «О Господи, позволь / твою утишить боль. / Щекочущая кровь, хохочущие кости, / Меня к престолу Божию подбросьте». / Ощущение боли «преодолевается „смеховым началом“» [4, с. 129] через категорию телесности, природа которой не в сегодняшнем постмодернистском «телоцентризме» и «метаболе», а в метафоре фольклорного ветхозаветного источника: скорбь библейского персонажа в псалмах изображена так: «Я пролился как вода; все кости мои рассыпались» [Пс. 21, 15]. Для христиан молитва есть вознесение ума и сердца к Богу, то есть в основе таинства Богообщения — возможность преодоления телесности и духовного воссоединения с Божественным началом. Плоть, таким образом, — условие осуществления Богообщения. Именно плоть у Шварц обладает способностью напрямую связывать с Богом. Цель молитвы достигнута — произошло воссоединение с творцом в сораспятии.

Литературные молитвы генетически связаны с псалмом, древнейшим жанром религиозной лирики. Обращение Шварц к этой жанровой форме вполне закономерно: писатели переломных эпох сплошь и рядом оказываются под обаянием этого жанра — своеобразного кода в изображении души мятущейся, ищущей, но устремленной к идеалу, к Богу. «Память
о псалме» (1981 г.) не случайно посвящена О. Седаковой, чья поэзия — стремление «перед лицом ужаса обрести не черноту, а целение, не сарказмы, а псалом, не хулу, а хвалу» [5, с. 362]. Поэтическая форма псалмов основана на метрической организации и на синтаксическом параллелизме. Воспроизведя эти особенности пражанра, Шварц удалось передать личностный характер, проникновенно-интимные интонации ветхозаветных псалмов. Бог из объективной космической силы становится соучастником человеческих излияний. Контекстуальное пространство стихотворения — вся Псалтирь и псалом 136: «1. При реках Вавилона там сидели мы и плакали, когда вспоминали о Сионе». В духе канона («Хвалите Его по могуществу Его, хвалите Его по множеству величия Его… Все дышащее да хвалит Господа!» — Пс. 150) в «псалме» Щварц наличествует восхваление Его и просьба, обращенная к Нему. Но «хваление» это передано с помощью одного только эпитета «Бог мой простой», являющего всю глубину поэтической «Богодухновенности» автора. Инверсия добавляет эпитету художественной убедительности. Переход к просительной части совершается внутри одной фразы, и это делает просьбу Псалмопевицы, помнящей Псалом 60 («Возведи меня на скалу, для меня недосягаемую»), особенно пронзительной: «Возведи меня на гору, Бог мой простой!».

В Псалмах Хвалебное слово Отцу Всего соотносится с «ученическим кодом». Неофит раскрывает свои знания о божественной сути («Бог мой простой»). Семантика молитвы в этом контексте — вознесение ума
и сердца к Богу — обусловлена острым переживанием кризиса в жизни песнопевца, несоответствия Божьего замысла о человеке («Ты послал меня вниз, как солдата на битву»), страданием от собственной греховности («Я же сжился с вдовицей на долгий постой»), жаждой познания истины. В покаянной молитве воспроизводится нищенская модель существования: «С жизнью слепенькой сжился душой холостой» (псалом 60: «От конца земли взываю в унынии сердца моего»). Земная жизнь ощущается псалмопевцем не как дар, а как бремя (противоборство с жизнью, «вёрткой пиявкой, ухабистой девкой», ее онтологической субстанцией). Хронотоп псалма ориентирован вертикально: три зоны: небо (его знак — вершина горы), земля и подземный мир. Топика стихотворения восходит к центральной оппозиции псалмов: «мир дольний — мир горний». В мире дольнем корреспондируют два родственных душе пространства: реки вавилонские и Чёрная Невка (Финское море печали и жалобы). Локусы Ингерманландия и Чёрная Невка подключают к библейскому петербургский миф. Мотив вертикального прорыва пространства актуализирует семантику жанра. Горизонталь долины и рек, пересекаясь с вертикалью горы, дает крест, мировую ось. Крест — встреча времени и пространства, неба и земли, сердцевина христианского мира, символ Вечной жизни. Кресту праведников («чистых») противопоставлен круг грешников (нечистых). Императив вертикального движения может означать попытку разомкнуть замкнутый круг (символ «Себя» по Юнгу), избавившись от «бельма слепоты». В круге заключается также добровольная зависимость («сжился»). И, наконец, корабли здесь — средство отправления умерших в потусторонний мир, в вечность (?), ибо вода на языке символики может стать символом рождения. Лексическое поле отсылок к Давиду — псалмопевцу придает теме универсальный характер.

Литература

  1. Шварц Е. Стихотворения и поэмы. СПБ., 1999.

  2. Скидан А. Сумма поэтики // Новое литературное обозрение. 2003. № 63.
    С. 285—292.

  3. Кривулин В. Петербургская спиритуальная лирика вчера и сегодня // История ленинградской неподцензурной литературы: 1950—1980-е годы. СПб., 2000.

  4. Афанасьева Э. М. Молитва: архаические формы и поэтический эксперимент в «Антологии гнозиса» // Актуальные направления функциональной лингвистики. Томск, 2001.

  5. Аверинцев С. С. Горе, полное до дна // Ольга Седакова. Стихи. М., 1994.

И. Н. Дубовицкий

О проблемах военно-патриотического воспитания молодежи

В истории России патриотическому воспитанию молодежи всегда отводилась главенствующая роль, что позволяло воспитывать у воинов высокий моральный дух, героизм, мужество, инициативу и стойкость в бою. В настоящее время патриотизм востребован в стране пока недостаточно,
а еще не так давно подвергался даже серьезным нападкам. Это отрицательно сказалось на отношении молодежи к службе в Вооруженных Силах. По данным исследований, проведенных Российской Академией управления, слова «патриот», «патриотизм» в общественном сознании стали приобретать негативный оттенок. Если в 1987 г. патриотами своего Отечества считали себя 93 % опрошенных, то уже в 1991 г. этот показатель составил менее половины — 42 %. Среди молодежи призывного возраста он составляет сегодня не более 20 %.

Необходимо отметить, что при призыве граждан на военную службу эти настроения проявляются наиболее остро. Многие юноши призывного возраста любыми путями стараются уклониться от выполнения воинской обязанности. Проведенные Главным управлением воспитательной работы Вооруженных Сил Российской Федерации среди юношей призывного возраста социологические исследования наглядно демонстрируют, что только каждый третий из опрошенных призывников вполне откровенно выразил явное нежелание проходить военную службу.

С каждым годом снижаются показатели качественных характеристик молодого пополнения, поступающего на комплектование Вооруженных Сил. Снижается общеобразовательный уровень призывной молодежи. Если в 1988 г. 93 % призывников имели среднее и среднее техническое образование, в 1993 г. — 76 %, в 1999 — около 71 %, то в 2003 г. этот показатель опустился почти до 50 % [1].

Среди лиц призывного возраста каждый второй — педагогически запущен. У большинства военнослужащих данной категории отмечается полное безразличие к происходящему в мире и стране, низкий уровень культуры общения и поведения, знания отечественной истории и литературы, элементарных знаний из области географии, государственного устройства. В составе пополнения велика доля призывников, имеющих опыт асоциального поведения (употребления спиртных напитков, наркотиков, имеющих приводы в милицию) [2]. Значительную эволюцию претерпели ценностные ориентации молодых людей, призываемых на военную службу. Для большинства из них среди ценностей военной службы наиболее важными стали преимущественно прагматические: приобретение необходимых для жизни знаний, навыков; получение специальности, пользующейся спросом на рынке труда после увольнения; возможность физического совершенствования и др. На военную службу по контракту молодые люди поступают главным образом по соображениям безысходности, спасаясь от безработицы и других житейских неурядиц. Все это свидетельствует об отсутствии целостной системы военно-патриотического воспитания молодежи и подготовки ее к военной службе.

В сложившихся условиях возникла потребность в активизации работы по патриотическому воспитанию граждан, в том числе молодежи. Воспитание современной молодежи на примерах истории, приобщение ее
к опыту предшествующих поколений является основным условием того, что патриотизм должен стать нормой нашего общества, и традиционные понятия чести, воинского долга вновь возобладают среди большинства граждан. То, что это возможно и вполне реально, подтверждают многочисленные примеры мужества и отваги, проявленные военнослужащими Вооруженных Сил Российской Федерации при выполнении миротворческих задач (Босния и Герцеговина, Югославия, Приднестровье, Абхазия, Южная Осетия, Таджикистан), а также в ходе контртеррористической операции в Дагестане и Чеченской Республике.

У нашей страны есть богатый опыт решения проблем обучения и воспитания молодежи, подготовки ее к военной службе. Прежде армия
и школа имели тесные контакты, к воинским частям, кораблям, учреждениям прикреплялись подшефные школы. Солдаты, матросы, офицеры были нередкими гостями на школьных мероприятиях, а ребята — в воинских частях. Выпускники, уходя в армию, поступая в военные училища, не прекращали связи со своими классами, школами, вели с ними переписку. В школы приходили благодарственные письма и фотографии воинов
у развернутых знамен частей. Наряду с дворцами пионеров, детскими спортивными школами, станциями юных техников активно использовалась база воинских частей для развития творческих способностей школьников, их технических и военных знаний, навыков, умений, физического совершенства. Важное значение в деле военно-патриотического воспитания школьников имела начальная военная подготовка. Она включала
в себя изучение основ военного дела и военной службы, получение медицинских знаний, приобретение практических навыков по гражданской обороне и действий в экстремальных ситуациях. Проводимая в школах работа по привитию молодежи элементов допризывной подготовки, несмотря на определенные недостатки, оправдывала затрачиваемые на нее средства и была нацелена на гармоническое развитие у учащихся физических, нравственных, гражданских качеств, позволяла юношам в течение двух лет подготовить себя не только к военной службе, но и к дальнейшей трудовой деятельности. К сожалению, взаимодействие школы и армии ныне значительно ослабло.

В программы курса «Основы безопасности жизнедеятельности» для учащихся 10—11 классов введен раздел «Основы военной службы».

Содержание учебных программ курса включает: получение начальных знаний в области обороны государства, правовые основы военной службы, военно-патриотическое воспитание; основы медицинских знаний
и др. Кроме теоретических занятий Программа предусматривает проведение пятидневных учебных сборов в период летних каникул на базе воинских частей, определенных военными комиссариатами или учебными подразделениями РОСТО. В ряде субъектов Российской Федерации практические навыки армейской жизни юноши получают в период летних военно-спортивных сборов, учебно-полевых слетов в оборонно-спортив-ных оздоровительных лагерях. Вместе с тем, следует отметить, что проводимая всеми институтами государства работа по патриотическому воспитанию граждан осуществляется еще недостаточно целенаправленно, системно и комплексно.

Подготовка учебно-методического обеспечения патриотического
воспитания в первую очередь для всех уровней системы современного образования должна основываться на всестороннем анализе приобретенного опыта, особенно в решении конкретных проблем работы с различными категориями молодежи, новейших научных достижений и методиках в этой области, а также системном подходе к разработке данного направления в целом с учетом всех сложностей, связанных со спецификой города и перспектив максимального использования его огромного научно-педагогического потенциала.

Литература

1. Яшманов Б. Негодный // Российская газета. № 66 (3443). 1 апр. 2004.

2. Барбаш Д. В армию сирот идут не по призыву // Красная Звезда. 22 мая 2004.

  1. Вотчетный период был разработан и реализован комплекс мероприятий, направленных на поддержание тесного взаимодействия и сотрудничества с федеральными структурами и,

    Содержательный отчет
    Деятельность Ассоциации сибирских и дальневосточных городов в 2004 г. основывалась на «Основных направлениях работы и задачах АСДГ на 2004 г.», принятых на XX Общем Собрании АСДГ 14 мая 2004 г.
  2. Взаимодействие малого предпринимательства и научных организаций в развитии экономики инновационного типа

    Документ
    В развитых странах в последние годы предпринимаются попытки установления более тесных взаимосвязей между наукой и бизнесом (6). Предпринимательская деятельность является результатом совместного действия сил: целенаправленной политики
  3. «Иудаизм в Российской Федерации. Взаимодействие и сотрудничество на благо России»

    Доклад
    18.45 – 18.55 Выступление Председателя Тибетского Центра культур и информации в Москве Господина Таши «О роли Его Святейшества Далай Ламы XIV в сохранении и распространения Учения Будды Шакьямуни»
  4. Взаимодействие госдумы с федеральными органами 11 тв 11

    Документ
    1 . 008, 3:30 14 " 4" - ИНФОРМАЦИОННАЯ ПРОГРАММА 14 Ren TV, 1 .1 . 008, 3:30 14 " 4" - ИНФОРМАЦИОННАЯ ПРОГРАММА 15 Ren TV, 1 .
  5. Взаимодействие госдумы с федеральными органами 11

    Документ
    1 . 008, 3:30 15 " 4" - ИНФОРМАЦИОННАЯ ПРОГРАММА 15 Ren TV, 1 .1 . 008, 3:30 15 " 4" - ИНФОРМАЦИОННАЯ ПРОГРАММА 1 Ren TV, 1 .
  6. «Взаимодействие классного руководителя с родителями, как одно из направлений воспитательной системы»

    Документ
    Основными проявлениями, характеристиками взаимодействия являются: взаимопознание, взаимопонимание, взаимоотношения, взаимовлияние. Вступая в контакт, педагоги и родители, дети осознанно или неосознанно познают друг друга.
  7. «Взаимодействие власти, образовательного сообщества и бизнеса в организации образовательной деятельности в области дополнительного образования научно-технического направления в рамках частно-государственного партнерства»

    Доклад
    на секции «Взаимодействие власти, образовательного сообщества и бизнеса в организации образовательной деятельности в области дополнительного образования научно-технического направления в рамках частно-государственного партнерства»
  8. Положение о Совете по сотрудничеству в области образования государств-участников Содружества Независимых Государств (Москва, 17 января 1997 г.)

    Документ
    СОГЛАШЕНИЕ о сотрудничестве в подготовке и повышении квалификации военных кадров для пограничных войск государств - участников Содружества Независимых Государств (Москва,
  9. Статья 5 Сотрудничество 69

    Статья
    В приложении к решению VI/9 Конференция Сторон приняла Глобальную стратегию сохранения растений. Сторонам и правительствам предлагается разработать свои собственные целевые задачи с помощью данной гибкой системы.

Другие похожие документы..