Плутишкина сказка

Знаете, недавно мы перехватили по радио сообщение одного из ваших информационных агентств. Оказывается, Джамал, правая рука Бороды, за поим-ку которого вы обещали двадцать пять миллионов, полгода назад попал в ваши руки, но через неделю был отпущен, так как его «не опознали». Это надо суметь – не опознать человека, портреты которого развешаны на всех углах и украшены восьмизначной суммой вознаграждения! Более того, сообщило агентство, однаж-ды машину Джамала выследил беспилотный самолет-разведчик, и на ее пути ваши военные устроили несколько засад. Но перед самыми засадами Джамал развернул машину и был таков! А еще его весною обложили со всех сторон в доме, где он засел с пятнадцатью боевиками, но перед самым штурмом он со своими людьми «ушел через оцепление». Наверное, шел на цыпочках или бо-сиком! И после этого я должен думать, что это не ваш человек?

Сэр Гордон поморщился, но ничего не сказал.

- Сэр Гордон, вас втравили в очень скверную игру. Черный Орден имел хо-рошие связи с Исламом и активно использовал его против вас в годы Великой Войны. Эти связи никуда не исчезли, как не исчез сам Черный Орден. И этот ваш пан Кшепшецюльский, выдвинувший идею использовать Ислам против нас, а по-том против Срединной Империи – он на кого, в конечном счете, работает? Его трудами Ислам вздыблен и накален, он окрылен разгромом нашего Королевства и тем, что ваши «легионы» увязли и несут потери от его воинов в Междуречье. Если завтра он заключит союз со Срединной Империей, вы понимаете, что вас ожидает? Вас, второго «хищника-победителя»? Будь я главой вашего Дома, я предал бы этого Кшепшецюльского суду за государственную измену!

Ислам сегодня накален, как никогда, а в Великих Битвах побеждают не тот, у кого просто больше танков и самолетов, побеждает тот, чей Дух более накален, в ком горит Пламя. В Исламе это Пламя горит, но его нет у вас, у народов ваших Метрополий. Именно поэтому ваши подданные миллионами переходят в Ислам. Люди тянутся к Силе.

Угасая сами, вы разбудили и наполнили огнем союзника и оружие Черного Ордена. Вы сломали Печати, удерживавшие Зверя. Но ведь за это всегда приходится платить.

Во время Великой Войны, когда мы с вами были союзниками, сэр Томас, советник тогдашнего главы вашего Дома, сказал, что вы и мы можем найти общий язык – напочве общей воли к улучшению человечества.

Вдумайтесь в эти слова, сэр Гордон. Тогда в вашем Доме еще было немало тех, кто понимал правоту этих слов, и стремился к улучшению человечества, пусть даже понимая это иначе, чем понимали мы. Потом их просто начали уби-вать, как убили сэра Эйре, а потом его брата…

И что в Итоге? Сломанные Печати и ваши собственные страны пред лицом наползающей Катастрофы. Вместо воли к улучшению человечества стремление превратить его в чернь у ног кучки избранных.

У вас есть те, кто объявляет Метрополию державой упомянутых в Библии утерянных «колен Израилевых». И доказывают это тем, что сегодня мир принад-лежит вам, как это предрекала Библия тем утерянным коленам. Но в той же Книге есть и другие слова. О том, что будут унижены возжелавшие возвыситься. О Четырех Всадниках Апокалипсиса. О том, что «измерено, сочтено, взвешено».

Сэр Гордон! Поверьте, я вовсе не желаю гибели вашей стране, хотя вы и причинили страшные беды нашему народу. Нам не нужен Хаос, который неиз-бежно последует за вашей гибелью, ибо за Хаосом следует Ад. И об этом сле-довало бы помнить тем вашим людям, которые полагают, что если ваши «леги-оны» не могут выстроить Новый Мировой Порядок, то можно выстроить Мировой Хаос и править миром через него.

Править миром… Один очень неглупый человек сказал, что стремление к власти есть проявление страха, и стремление к абсолютной власти – проявление страха абсолютного.

- Избавление от страха перед всеми через подчинение всех себе… -

промолвил сэр Гордон. – Да, это сказал умный человек… Так чего вы

хотите, Ломас? Для чего вы пришли?..

- Чтобы напомнить о том, что мы с вами живем на одной планете и должны вместе изменить этот мир, если не хотим погубить его и погибнуть вместе с ним, перестав быть людьми. Чтобы напомнить о том, что было время, когда мы могли находить общий язык на общей почве, и призвать вас к новой совместной работе по выходу из того тупика, в который завели человечество тупость, жадность, властолюбие тех, кто считает себя вершителями судеб Земли.

Наш мир сегодня не в кризисе, сэр Гордон, он в стратегическом тупике. Вопрос стоит не о направлении финансовых потоков, и не о власти, а о самом Смысле Жизни, о Сути Человека и его Предназначении в этом мире.

В стратегическом тупике можно либо сдохнуть, либо вырваться огромным усилием Воли. Нужно невиданное усилие для обновления мысли. Нужен взрыв творческой энергии. Нужно выйти за пределы сущего, то есть, нужна транс-цедентация, выход всего человечества на новый уровень Понимания Сути, иначе – смерть.

Я понимаю, что это безумно трудно и даже опасно. Я помню, как у вас был раз-давлен сэр Уильям, попытавшийся сделать этот шаг в одиночку. Но поймите, сэр Гордон, у всех нас нет иного пути. Даже если есть лишь ничтожный, в какую-то долю процента, шанс достичь цели, мы должны бороться за этот шанс до конца. У нас просто нет другого выбора. Потому что Хаос, Ад и Смерть – это не Выбор для Человека. И я здесь, чтобы предложить вам сражаться вместе в этой Битве.

Какие Имена подарила миру история ваших стран! Сократ и Платон, Гомер и Вергилий, Шекспир и Данте, Кампанелла и Свифт, Моцарт и Бетховен – этот ряд можно продолжать так долго! Так неужели все это было для того, чтобы закон-читься пошлостью «шоппинга», возрождением гладиаторских боев, парадами ге-ев и трансвеститов, и воцарением Черного Ордена в качестве апофеоза всего этого тлена? Сэр Гордон! Это не «конец истории», это предательство Её! Это предательство жертвы Христа и всех, кто шел за ним! Предательство солдат, павших в битве с Черным Орденом!

Не может быть, чтобы в ваших землях не осталось светлых голов, которые не предали все это и готовы искать Путь к новому Возрождению. Их не может не быть, потому что не зря было сказано, что когда есть множество людей, лишен-ных достоинства, то всегда найдутся другие, пусть немногие, но с достоинством многих людей. Их надо найти и собрать, востребовать для великой Битвы за Историю и за Человека. «В последний раз – на светлый братский пир сзывает варварская лира!»

Нет, не на пир. На Бой и на Труд…

13.

Печь в доме Лесничего была жарко натоплена, а пельмени, приготов-ленные хозяином дома вместе с Герцогом и Кузей, просто великолепны. В соче-тании с разгулявшейся к вечеру метелью за окном все это создавало приятное ощущение уюта. Но с этим ощущением не вязались разговоры за столом. Они были о войне, на которой находились все собравшиеся.

Ломас рассказывал о своих встречах в Срединной Империи и странах Дома.

- Знаете, - сказал он, - нам сейчас даже в чем-то легче, чем им. «Все сме-

тено могучим ураганом», в том числе и многие былые стереотипы в голо-

вах. И элиту старую нам не надо «пропалывать», она просто рассыпалась.

Эх, если бы мы могли «прополоть» ее лет двадцать тому назад! Вся исто-

рия учит, что такие «прополки» время от времени необходимы, иначе эли-

та гниет сама и губит страну. В Срединной Империи ее Великий Кормчий

такую прополку провел под лозунгом «Огонь по штабам». Несмотря на все

крайности и издержки, он сумел разгромить сплачивавшиеся элитные кла-

ны прежде, чем они смогли разорвать страну на удельные княжества.

А во Франции такую «прополку» в свое время провели с помощью гильо-

тины на Пляс де ля Конкорд. Да, это было «негуманно» и «не эстетично»,

но зато эффективно, потому что память о тех днях надолго засела в голо-

вах французской элиты. Жаль только, что не засела она в головах наших

«элитариев».

Забыли вы, что помнили когда-то,

Забыли вы о Пляс де ля Конкорд,

Забыли вы про галстук из каната,

О том забыли, как булыжник тверд!

У нас, к сожалению, оказалось некому им об этом напомнить. Однажды, когда сам я сказал им о «галстуке из каната», они даже не поняли, о чем речь, и спросили, «почему галстук именно из Канады».

И вот теперь они сгинули, утянув с собою страну. Ну что ж, по крайней мере, это позволяет нам обходиться без гильотины.

Но в Срединной Империи и Доме Де Маликорнов обстановка совершенно иная. У них катастрофы, подобной нашей, нет, и головы их элит заняты совер-шенно другими мыслями. Они готовятся к Великой Битве за власть над миром, за право быть Первым на планете.

В Доме считают, что начинать Битву следует не позднее, чем через десять лет, иначе мощь Красного Дракона станет несокрушимой. А Красный Дракон планирует закончить перевооружение армии самое позднее через шесть лет. В этой их Битве нам, к сожалению, не придется быть Царем Обезьян, наблюдаю-щим с горы за дракой двух Тигров в долине. Потому что сражаться они будут, скорее всего, на земле Гросланда.

Будь у нас сегодня единое Королевство со всей его мощью, ситуация была бы иной, вряд ли они готовились бы сегодня к этой Битве, имея нас в качестве третьей стороны. И мы могли бы извлечь немало пользы для страны из их противостояния. Но Королевства нет, Битва почти неминуема и тот, кто не сра-жается сам, рискует просто быть растоптанным или погибнуть под обломками. Все это еще один повод для того, чтобы приложить все наши силы, чтобы головы тех, от кого зависят судьбы мира, стали работать в другом направлении.

С представителями Дома иметь дело отчасти проще. Мы все же две ветви одной и той же цивилизации, и говорим на схожих языках. Мешает же, более всего, их спесь и презрение к нам, «варварам».

Со Срединной Империей говорить сложнее, они иные, и цивилизация их очень закрытая. И в разговоре с ними нередко трудно понять, что они думают, как оценивают сказанное вами. Вежливый кивок означает не одобрение, а всего лишь то, что ваши слова приняты к сведению. Но говорить с ними необходимо. Да, они иные, но у них есть отточенная веками Мудрость. И они, слава богу, не черные гностики…

- Это еще что за публика? – поинтересовался Герцог, не слишком иску-

шенный в тонкостях философских школ.

- Гностицизм – смесь из элементов христианства, греческой философии и

восточных религий. Эзотерики, претендующие, как и многие другие, на то,

что именно им удалось постичь подлинную суть Бога и Мироздания. В

Третьем веке это стало одной из основ манихейства, учения о борьбе

добра и зла, света и тьмы, как исходных и равноправных принципах

Бытия. Так вот черные гностики полагают, что наш мир зачат во грехе и

поэтому изначально порочен, а потому он должен быть уничтожен, сож-

жен, а борьба света и тьмы продолжится, как они говорят, где-то за ор-

битой Сатурна.

- Вот бы их самих куда-нибудь за орбиту Сатурна, и пусть они там реализуют

свои идеи, - вздохнула Плутишка. – А мы уж как-нибудь в этом мире за

добро и свет поборемся…

- Между прочим, - заметил Альтерэго, - в Срединной Империи есть один

очень важный аспект бытия. У них нет богов, но нет и столь нам знакомого

«Раз Бога нет, то все дозволено!» Они сумели выработать механизмы

блокирования вседозволенности без Страха Божия. Этикет и традиция.

Полагаю, тут нам есть чему у них поучиться…

Каспар, слушая капитана, подумал о том, что его самого от черных поступков тоже всегда удерживал, отнюдь, не страх угодить в геенну огненную. Важнее были честь и совесть, эти две грани Достоинства человека. Потерять это Достоинство в чужих, а также в собственных глазах – вот чего он действительно боялся. Это то-же можно было назвать этикетом и традицией, которых он считал своим долгом придерживаться…

- Да, - кивнул, выслушав капитана, Ломас, - это так. Думаю, нам также сле-дует подключить к нашей работе людей из Индии. Там многое знают о Человеке. И они, в отличие от Срединной Империи, куда более открыты, мысль, в том числе философская, там просто кипит. Мне довелось у них бывать, и это кипе- ние доставляло мне настоящее наслаждение. Полагаю, они не откажутся от воз-можности сказать свое Слово.

- Но вот как быть с Исламом… - продолжил Ломас. – Разговор с ними сегодня намного трудней, если только вообще возможен. Они окрылены победами, их Дух накален и они рвутся в бой. Их сила во многом зиждется на их концепции Джиха-да. Мир разделен для них на Дом мира, Дар аль-ислам, где Ислам уже правит, и Дом войны, Дар аль-харб, где он еще не правит. Вся вселенная должна быть пре-вращена в Дар аль-ислам, и каждый истинно правоверный должен делать все возможное для этого. То, что считает джихадом большинство из нас, открытая война с «неверными» - для них всего лишь Малый Джихад, проявление главного, внутреннего Большого Джихада, вечной битвы Добра и Зла, которую каждый пра-воверный должен постоянно вести в своей душе. Постоянно!

Внешняя, обычная война – лишь продолжение войны метафизической, ве-дущейся в сердце воина. Если нет этой внутренней Битвы, – нет Войны по боль-шому счету.

Кстати, это есть не только в Исламе. У Нибелунгов, которых весьма почитали в Черном Ордене Хельмгарда, в Последней Битве Света против Тьмы, где мертвые будут сражаться рядом с живыми, а люди рядом с богами, нет предопределен-ности исхода этой Битвы. Все может решить последний удар последнего воина. И потому каждый воин должен постоянно вести эту битву Добра и Зла в своем сердце.

Мы же, победив в Великой Войне, выиграли «внешний джихад», но проиг-рали «джихад внутренний», захотев не только внешнего, но и внутреннего мира. А между тем, Ад – он вовсе не исчез, он рядом. Вспомните Полет Валькирий в «Апокалипсисе наших дней»!

Черный Орден был нами разбит, и мы успокоились. Но он возродился и креп день ото дня. Он создал свой Интернационал – Всемирную Лигу борьбы с Крас-ным Проектом. Между прочим, первый герцогский столичный мэр, тот самый, что призывал узаконить взятки, был легатом этой Лиги в Гросланде. Легатом Черного Ордена!

Да, Ад сохранился, а настроя на вечнуюбитву с ним у нас не осталось.

В Красном Проекте была необходимая для этого метафизика, но Второй король ее изрядно демонтировал, не вернувшись, однако, при этом к метафизике Православия. Мы зависли где-то в промежутке между ними. Получился «вечный бой не ради славы, ради жизни на земле», а не ради метафизической победы Добра над Злом. «Жизнь, ты помнишь солдат, что погибли, тебя защищая». А они, между тем, погибали, защищая неизмеримо большее, чем просто жизнь. И закончилось все это блеянием «Лишь бы не было войны». И это блеяли, находясь на поле боя, под огнем, которого не желали замечать. Так что мы проиграли впол-не закономерно.

Да, с Исламом сегодня трудно говорить. Он появился, как развитие Христи-анства, но не прошел через Возрождение. В Исламе его попытка была сорвана самым беспощадным образом. Зато все жестокое и непримиримое в нем тщатель-но раздувалось, особенно в последние десятилетия, людьми из Дома Де Мали-корнов, полагавшими, что они нашли для себя в Исламе оружие против всех, кто не угоден Дому. В том числе и тех в самом Исламе, кто мечтал о Модернизации, а не о «возврате к истинным ценностям» времен Средневековья.

Но и тут все же в определенном смысле нет худа без добра. Потому что Дом расколот и обе его половины стараются использовать Ислам друг против друга, а не только против нас и Срединной Империи.

Кто разрушил башни ТЦМ? Если разбираться по принципу «Кому это выгод-но?», то Ислам, который в этом обвинен, стоит далеко не на первом месте. На первом – те, кому надо стравить страны Дома с Исламом. А заинтересованных в этом немало. Например, то крыло Дома, которое мечтает о Новом Риме, выстро-енном мечом его легионов, – враг должен явить себя Врагом.

Срединная Империя, на которую Дом желает натравить Ислам, и которой, следовательно, выгодно столкнуть Дом с Исламом лбами. Черный Орден, кото-рому хочется уничтожить руками Ислама второго «хищника-победителя»…

То же самое с недавними взрывами в метро столицы Старой Метрополии Дома. Как только в Доме стало набирать силу крыло, стремящееся замириться с Исламом, прекратив «крестовый поход» против него, и использовать его против нас и Срединной Империи, подданным Дома при помощи бомб показали, сколь этот Ислам ужасен и отвратителен в своей извечной кровожадности. «Кому это выгодно?» Тем же лицам.

И нам с вами - тоже. Потому что, пока все они грызутся друг с другом, мы получаем драгоценное время для работы мысли и для накопления сил.

И тут самое важное – выработать наш Проект для Гросланда и мира. За всемирный «карточный стол» допускают лишь тех, кто может предъявить свой Проект. Без него с нами всерьез говорить не станет никто. Если у тебя за спиной хоть целый лес ядерных ракет, но нет своего Проекта, то твое место не за этим столом, а под ним. Что и произошло с Королевством и Гросландом. И теперь надо расхлебывать. Иначе – смерть…

14.

Лучник готовился к очередному сеансу радиосвязи с командованием Корпуса. Теперь для работы рации уже не надо было крутить педали, вырабатывая ток. Плотина на речке рядом с селом была построена, и три гирлянды турбин, при-водящих в действие генераторы, были установлены в закрытых, утепленных водоводах, позволявших гидроэлектростанции работать и после того, как река покрылась льдом. Турбины сделали из кровельного железа и жестяных ведер. Такие же небольшие электростанции были созданы с помощью Лучника и в тех соседних селах, где были хоть какие-то речушки.

С получением электроэнергии удалось восстановить, пусть и в минимальном объеме, телефонную связь между селами. Положение облегчалось тем, что теперь, в отличие от бывшей «экономики свободного рынка» никто не крал про-вода, чтобы сдать их скупщикам металла, - скупщиков больше не было. Лучник также изготовил несколько новых раций - для других сел. И еще в районе снова ходила почта.

Восстановление связи облегчило взаимодействие между селами района по самым разным вопросам. Легче стала и борьба с бандитизмом, теперь любое атакованное бандитами село могло не только отбиваться само силами своей народной милиции, но и рассчитывать на помощь соседей.

Заново воссозданный в районе Совет занимался вопросами продовольст- вия и энергетики, связи и образования, охраны общественного порядка и меди- цины, координируя усилия на местах.

Еще не хватало продовольствия и медикаментов, обуви и одежды, тетрадей и ручек, и еще целый ворох вопросов надо было решать и решать, но у людей уже появилась Надежда…

…Время. Лучник щелкнул тумблером рации.

- Лучник вызывает штаб Корпуса! Лучник вызывает штаб Корпуса!

- Штаб Первого округа Корпуса на связи. Доложите обстановку…

Доложив, Лучник получил распоряжение приготовить комплект чертежей гирляндной электростанции.

- Через три дня за ними прибудут люди из Третьего округа Корпуса. Округ

создается к северу от вас…

В этот же день и час, в четырех тысячах километров восточнее, один из разведывательных бронепоездов Второго округа Корпуса Спасателей направлял-ся в очередной рейд в Дикое Поле, как в память о старинных временах называли территории, которые пока еще не контролировал Корпус. Путь бронепоезда лежал на юго-запад.

На разъезде, служившем заставой на краю Дикого Поля, поезд остановился. Следовало узнать обстановку у командира заставы.

Каспар протирал ветошью спаренную скорострельную пушку на головной платформе, когда его отвлек от этого занятия голос Черного Рыцаря.

- Интересно, кто бы это мог быть… - сказал Альтерэго, глядя в бинокль вдоль уходящего к горизонту железнодорожного полотна.

Каспар выпрямился и взглянул туда, куда смотрел капитан. Вдали он увидел темнеющие на снегу точки, движущиеся к разъезду вдоль путей.

- Взгляни… - протянул ему бинокль Альтерэго.

Каспар взял бинокль и навел его на эти точки…

Это были четверо в военной форме, за плечами их виднелись автоматные стволы. Они шли колонной, и шаг, которым они шли…

- Профессиональные военные, - сказал Каспар.

- Именно так. Интересно, кто это и откуда.

- Через несколько минут узнаем, - сказал Каспар, не отрываясь от бинокля.

Когда четверо дошли до разъезда, их уже ждали. Альтерэго и Каспар стояли рядом с командиром бронепоезда. Тут же был и командир заставы с несколькими бойцами.

Трое пришедших выстроились перед ними в шеренгу, а четвертый, который, судя по всему, был их командиром, скомандовал им «Смирно!» и повернулся, чтобы подойти с рапортом.

Каспар вглядывался в его лицо, пытаясь понять, почему у него такое ощу-щение, словно он знает этого человека. Но узнать его было нелегко. Лицо ко-мандира, как и его бойцов, заросло тронутой сединою щетиной, кожа была в темных пятнах и струпьях от обморожений, а одежда их была грязна и местами прожжена, видимо, у костров, у которых они ночевали. И по обуви их было видно, что пришли они издалека…

На их лицах лежала печать усталости, но выправка бойцов была безупречна и автоматы их были тщательно вычищены. И командир их… Каспар готов был поклясться, что уже видел эти глаза. Но где?..

Приблизившись, этот человек остановился в трех шагах и отточенным дви-жением вскинул руку к форменной шапке с офицерской кокардой армии Коро-левства.

- Капитан Корпуса пограничной стражи Черо с тремя бойцами прибыл для

дальнейшего несения службы!

3.01.06 – 14.02.06

 

Поиск не дал результатов..