Scientific Council of the Russian Academy of Sciences for the Study and Preservation of Cultural and Natural Heritage

Две модели модернизации

I

Феномен модернизации

Проблема модернизации является одной из наиболее болезненных для отечественного сознания, как научного, так и общественного, поскольку связана она с выработкой как среднесрочной, так и долгосрочной стратегии развития страны. Само слово модернизация, выйдя за пределы строго понимаемого научного термина, стало употребляться чрезвычайно широко и размыто, зачастую включая в себя трудносовместимые значения. Чтобы придать нашему исследованию необходимую корректность, следует соотнести термин модернизация с родственными ему понятиями.

Это, прежде всего, понятие модерности. Так называемая «Большая модерность» в предельно широкой ретроспективе соотносится с возникновением христианства1) Само слово «modern» впервые используется в Европе в конце V века в целях разграничения получившего официальный статус христианского настоящего и языческого римского прошлого. В последующие эпохи содержание этого понятия менялось, но лишь эпоха Просвещения и затем романтизма наполнила его смыслом, соотносимым с современным. Модерным, современным с тех пор считается то, что способствует объективному выражению спонтанно обновляющейся актуальности духа времени2).

1) См., например: Неклесса А. И. Конец цивилизации, или Зигзаг истории // Глобальное сообщество: Картография постсовременного мира / Ред. А. И. Неклесса и др. M.: Вост. лит., 2002. С. 109-142.

2)Хабермас Ю. Модерн – незавершенный проект / Пер. с нем. А. Б. Григорьева // Вопросы философии. M., 1992. №4. С.40-41.

I. Феномен модернизации

11

В современных культурологических и цивилизационных исследованиях под Модерном или Большим Модерном понимается эпоха Нового времени, начавшаяся Ренессансом и Реформацией и завершившаяся (более или менее окончательно) с утверждением постмодернистской мировоззренческой парадигмы в последней четверти XX века.

Нам представляется, что нет особой необходимости специально останавливаться на содержательном разведении используемых терминов «модернизация», «модерн» и «модернити» с искусствоведческими терминами «модерн» (в значении художественного стиля конца XIX – начала XX веков) и «модернизм» (в значении мэйнстрима художественного сознания XX века). Так, известный славист, итальянский философ Витторио Страда, отмечает, что в русском языке есть производные от слова «модерность», в том числе модернизация, художественный стиль модерн, но нет самого базового термина «модерность», который заменен категорией современности. Между тем категория модерность представляет собой более емкое понятие, чем категория современности. В частности, можно говорить о современном периоде модерности, акцентируя ее «сегодняшний», наблюдаемый нами период.

Если под модерностью мы подразумеваем период, наступивший после европейских буржуазных революций (особо хотелось бы выделить английскую революцию 1640-1642 годов) и продолжающийся в течение всего Нового времени вплоть до перехода наиболее развитых государств к постиндустриальному обществу, то конец XX - начало XXI веков и, по крайней мере, ближайшая историческая перспектива рассматриваются нами как поздняя модерность. Мы также полагаем, солидаризируясь в этом отношении с позицией сенегальского социолога С. Амина, что «Современность (modernity) незавершена, она открывает двери в неизведанное. Современность незавершаема по своей сути, но она предполагает последовательность форм, которые очень разнообразно преодолевают противоречия общества в каждый

12

Глава 1. Две модели модернизации

момент его истории» 3). Наша оценка этого периода в значительной мере коррелирует также с позицией Э. Гидденса 4), Ю.Хабермаса5) которые рассматривают проект модерна как достаточно актуальный, сохраняющий определенную творческую потенцию. В то же время нельзя не признать, что возражения против такой точки зрения небезосновательны. Так, А. Гелен полагает, что «предпосылки Просвещения мертвы, продолжают действовать только его последствия» 6).

Анализ таких исторически значимых феноменов как модерность и модернизация может проводиться на различных уровнях. За внешними эмпирическими явлениями, классифицируемыми в рамках предметных областей политики, экономики, социологии, истории технологий, права проявляются изменения на уровне как индивидуальной, так и коллективной ментальности европейских народов. Обращение к этим глубинным изменениям заставляет исследовательскую мысль искать ответ не только на вопрос как это произошло, но, прежде всего, почему. В этой связи возникает потребность не столько в предметно-эмпирическом, сколько в теоретико-культурном подходе, в рамках которого ментальность и цивилизация выступают нерасторжимыми элементами единой культурной системы.

Мы достаточно хорошо представляем себе то, как Европа стала Европой в смысле общемирового источника модернизационных воздействий. Но когда мы пытаемся понять, почему это произошло, ответ уже не представляется столь ясным, предполагая обращение к философской и теоретико-культурной областям научного дискурса. Когда мы

3)Амин С. Экономический глобализм и политический универсализм: Конфликтующие результаты? (Реф. обзор А. Б. Рахманов) // Социология: РЖ / РАН ИНИОН. M., 2003. № 1. С.49-56.

4)GiddensA. The consequences of Modernity Cambridge Polity Press, 1990.

5) См.: Хабермас Ю. Модерн – незавершенный проект // Вопросы философии. M., 1992. № 4. С. 40-52; Фарман И. П. Социально-культурные проекты Юргена Хабермаса. M.: ИФРАН, 1999. С. 18-22.

6) Цит. по: Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне / Пер. с нем. M. M. Беляева, К. В. Костина, E. Л. Петренко и др. M.: Весь Мир, 2003. С. 9.

I. Феномен модернизации

13

пытаемся ответить на него, основываясь преимущественно на внешних эмпирических данных, многое оказывается недоступно для нашего понимания. Так, на уровне историко-эмпирического анализа практически невозможно объяснить, почему технологический прорыв XV века произошел в Европе, а не на Востоке, в частности в Китае, где для этого были достаточные внешние (материальные) предпосылки. Пытаясь ответить на вопрос, почему именно Европа первой вошла в эпоху модерности7) мы обращаемся к области глубинных характеристик европейской культурно-цивилиза-ционной системы, определяющих направленность вектора ее исторического развития.

Известный российский культуролог А. А. Пелипенко полагает, что Античность явилась прообразом западного утилитаристского общества 8) ее культурно-цивилизационная среда была ориентирована на более высокий уровень социокультурной динамики, чем в Древнем мире. Экзистенциальный кризис Древнего Востока, связанный с закономерным распадом традиционной мифо-ритуальной системы, был компенсирован в античности посредством укоренения человека на экзистенциальном уровне, что выражалось в развитии института частной собственности, неотчуждаемых гражданских прав9).

Следует отметить, что эти тенденции не получили дальнейшего развития вследствие замедления исторической и со-

7) См., напр.: Гидденс Э. Последствия модернити // Новая постиндустриальная волна на Западе. Антология / Под редакцией В. Л. Иноземцева. М.: Academia, 1999. С. 119.

8) Так, А. Ф. Лосев, обобщая свой взгляд на античность, заметил, что «...вся античность, как я доказываю в своих семи томах, основана на интуициях телесного, вещественного характера. И для нее абсолют – видимое небо, небесный свод, звезды, солнце, луна; вот этот видимый, осязаемый, слышимый, как они считали, космос, материальное чувство – это для нее абсолют. Античность исходит из интуиции вещи. Собрание всех вещей – это есть чувственный космос». См.: Лосев А. Ф. В поисках смысла // Вопросы литературы. 1985. № 10. С. 228.

9) Более подробно см.: Пелипенко А. А., Яковенко И. Г. Культура как система. М.: Языки русской культуры, 1998. С. 339-342.

14

Глава 1. Две модели модернизации

циокультурной динамики, стремления к воспроизводству жизни в рамках традиции. Римская империя периода упадка испытывала стагнацию в различных областях жизни, в том числе и в столь важной для ускорения динамических процессов области технологий. Сами технологии к моменту гибели Западной Римской империи не развивались уже в течение столетий, и «нет никаких оснований считать, что Римский мир сохранял способность к технологическому прогрессу... в число общественно признанных социальных и интеллектуальных приоритетов никогда не включались успехи на ниве технологии» 10)

Истощение и постепенный упадок, а затем и гибель империи на западе потянули за собой и варварские народы Европы, пережившие глубокий социокультурный шок в течение нескольких столетий так называемых «темных веков», когда «развал системы коммуникаций и связей античного мира вернул большую часть Запада к примитивному состоянию, которое характерно для традиционных сельских цивилизаций почти доисторических времен» 11)Что-то из античного наследия варварские народы запада Европы усвоить смогли, но большая его часть стала неактуальным прошлым, переместившись в область воспоминаний. «В этом обществе все еще почитались римские традиции. Но эти традиции, существовавшие только в христианской форме, уже не были живым опытом, а сохранились лишь как прекрасные воспоминания» 12).

Через столетия после цивилизационной катастрофы, которой стало для Европы падение Западной Римской империи, из унаследованных элементов античности и все более распространявшегося христианского вероучения, религиозной

10)Кенигсбергер Г. Г. Средневековая Европа, 400-1500 годы / Пер. с англ. А. А. Столярова; Предисл. Д. Э. Харитоновича. М.: Весь Мир, 2001. С. 35-36.

11)Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада: Пер. с фр. / Общ. ред. Ю. Л. Бессмертного; Послесл. А. Я. Гуревича. М.: Прогресс, Прогресс-Академия, 1992. С. 113.

12)Кенигсбергер Г.Г. Средневековая Европа, 400-1500 годы / Пер. с англ. А. А. Столярова; Предисл. Д. Э. Харитоновича. М.: Весь Мир, 2001. С. 80.

I. Феномен модернизации

15

практики и витальной энергии варварских этноплеменных образований стал формироваться новый культурно-цивилизационный ландшафт новой христианской Европы.

Это была уже совсем другая, обладавшая собственными характеристиками культурно-цивилизационная система. Отличительной чертой сформировавшейся в эпоху Средневековья западноевропейской культурно-цивилизационной системы стало формирование трехзонной модели мира, где между системообразующими полюсами Бога и Дьявола, Добра и Зла помещается область естественного, человеческого. Это трехчастное деление мира с выделением области естественного, собственно человеческого, во многом определило как направление, так и ускоряющуюся интенсивность динамических процессов в историии и социокультуре этой системы, стимулируя последовавшее в дальнейшем взрывное развитие обустроенного человеком материального мира.

«Расставшись с чистым августинизмом во времена Аквината, католическое мировоззрение делит бытие не надвое („свет" и „тьма") – а натрое: между горней областью сверхъестественного, благодатного и преисподней областью противоестественного до поры до времени живет по своим законам, хотя и под властью Бога, область естественного» 13). Кроме того, «...католичество было как бы конкордатом между... духом и материей, что тем самым провозглашалось единодержавие духа в теории, но материи предоставлена была возможность пользоваться на практике всеми ее аннулированными правами»14) (курсив наш. – С. Г.).

На протяжении всего Средневековья в Западной Европе происходил непростой и временами мучительный процесс расставания с духом августинизма, менялось содержательное наполнение иноположенного трансцендентного божественного Абсолюта. Так, уже при рассмотрении Пьером Абеляром

13) Аверинцев С. С. Византия и Русь: два типа духовности. Ст. вторая. Закон и милость // Новый мир. М., 1988. № 9. С. 234-235.

14)Гейне Г. К истории религии и философии в Германии / Пер. с нем. А. Горенфельда: Сочинения: В 10 т. Т. 6 / Под ред. Н. Я. Берковского, В.М.Жирмунского, Я.М.Металлова. М: Госиздат, 1958. С.36.

16 Глава 1. Две модели модернизации

догмата о троичности Божества заметно «отсутствие всякого чувства субстанциальной реальности идеального» 15) Вследствие развития этого процесса «небесные ценностные идеалы как бы низводятся на землю. Отступает мысль о том, что всякое новшество запретно, ибо вдохновлено дьяволом. Инновация, технический прогресс не отождествляются более с грехом. Радости и красоты рая могут теперь реализовываться на земле» 16) .

В период позднего Средневековья постепенно меняется юрисдикция метафизической проблематики, вопросы из этой сферы начинают переходить в ведение человека, их решение зависит теперь только от него, а отнюдь не от помыслов и действий неких сверхъестестественных сил. Заметим, что в логику этого достаточно длительного, часто латентного по своим формам процесса укладывается победа номиналистов над реалистами, рост городов и создание университетов, сопровождавшееся все более выраженным стремлением европейского разума к бесконечным аналитическим процедурам. Этот процесс практически завершился в Европе в эпоху Нового времени: «Эпоха, которую мы называем Новым временем... определяется тем, что человек является масштабом и центром существующего. Человек – это существующее всегда и везде, т. е. то, что лежит в основе любой опредмеченности, всего, что можно представить, это subiectum»17) .

Но если в центре мироздания находится сам человек, то он может рефлексировать в отношении различных сфер жизни, меняя ее в рациональном духе, постепенно все меньше и меньше принимая в расчет освящающее социокультурную

15)Лосев А. Ф. Средневековая диалектика // Имя: Сочинения и переводы / Сост. и общ. ред. А.А.Тахо-Годи. СПб.: Алетейя, 1997. C.281.

16)Ле Гофф Ж. С небес на землю (Перемены в системе ценностных ориентации на христианском Западе XII-XIII вв.) / Пер. с франц. С. H. Голубева // Одиссей. Человек в Истории. M.: Наука, 1991. C.30.

17)Хабермас Ю. Философский дискурс о модерне / Пер. с нем. M. M. Беляева, К. В. Костина, E. Л. Петренко и др. M,: Весь Мир, 2003. С. 145.

I. Феномен модернизации

  1. Anonymous (leach w. E. ?)

    Документ
    -Anonymous, 1917. " Results of the South Australian Museum expedition to Strzelecki and Cooper Creeks. September and October 1916". p 490. Trans.
  2. An Interdisciplinary Overview of Canadian Research on Identity

    Документ
    “Identity” may be defined as the distinctive character belonging to any given individual, or shared by all members of a particular social category or group.
  3. The nature of matter : physical theory from Thales to Fermi / Ginestra

    Документ
    AY 59 .U55 195 1953 The Unicorn book of 195 / prepared under the editorial direction of Joseph Laffan Morse.
  4. Natural heritage values of the lake eyre basin in south australia

    Документ
    At that time the possibility of pursuing World Heritage Listing for the Lake Eyre region was being considered, but this did not proceed. There are no current plans to progress a WH nomination for the Lake Eyre region.
  5. Table of Organization

    Документ
    01.01.09. . OTHER GOLF 1.01.01.10. . TOURNAMENT HISTORIES 1.01.01.11. . PUTTING HISTORY / HISTORY OF PUTTING 1.
  6. Books on history of mathematics, science and technology

    Документ
    I started this in 1 in order to record books received. I have extracted relevant books from other lists, from lists of references in my papers and from Sections 1-3 of my Sources.
  7. Per public call for the period 2008-2009

    Документ
    The publication "The Fourth Scientific and Research Conference InterRegioSci 2009" contains short reports pertaining to implementation of scientific and research projects co-financed by the Provincial Secretariat for Science
  8. W. Y. Evans-Wentz, M. A., D. Litt., D. Sc

    Документ
    India s Great Scientist and Inventor, Jagadis Chandra Bose 9. The Blissful Devotee and his Cosmic Romance (Master Mahasaya) 10.
  9. Creating and Sustaining International Connections: exploring the learning opportunities for Studying Creative Understandings about Teaching and Research for Equity and Access

    Документ
    Creating and Sustaining International Connections: exploring the learning opportunities for Studying Creative Understandings about Teaching and Research for Equity and Access
  10. Curriculum for the Sholem School

    Документ
    Sholem Sunday School is dedicated to helping American Jewish children ‑‑ and their families ‑‑ to achieve a positive understanding of their identity as Jews and as Americans.

Другие похожие документы..