Осетия конца XVIII начала XX в.: Опыт исторического взаимодействия традиционного и государственно-административного управления

Основные положения, выносимые на защиту.

1. Особенности социально-экономического и политического развития Осетии конца XVIII в. – первой трети XIX вв. были предопределены сложным комплексом природно-географических, хозяйственно-экономических и социокультурных факторов, обусловивших пережиточность существования и особую роль в общественной жизни осетин родственных и территориально-соседских объединений. И фамильно-патронимические связи, и соседско-общинные отношения несли значимую социально-идеологическую нагрузку, дополняя друг друга в той мере, какую предполагал конкретный социальный контекст.

2. Специфика и сущностные особенности социальной организации и сословной структуры осетинского общества являлись основой складывания властных отношений потестарно-политического характера. По ряду признаков осетинские общества конца XVIII – начала XIX в. представляли собой традиционные политические системы, функции власти в которых реализовывались разветвленной сетью патриархальных властно-управленческих институтов. Их наличие делало осетинскую сельскую общину самоуправляющейся хозяйственно-территориальной социальной единицей. В институтах самоуправления – народных собраниях, институте старейшин и посредническом суде – реализовывались базовые функции общественной власти (исполнительные, нормотворческие и судебные), ориентированной на поддержание баланса гражданско-правовых статусов членов коллектива как залога целостности и устойчивости социальной системы и ее отдельных элементов.

3. Общие механизмы и институты регулирования социально-правовых аспектов жизнедеятельности объединяли разные осетинские общества в едином политико-правовом пространстве. Универсальные принципы самоуправления, на которых базировалась деятельность патриархальных властно-управленческих институтов (коллегиальность, демократизм, внесословность) имели социоорганизующий характер, а принцип старшинства выступал в качестве основы всей системы социальных связей и отношений у осетин в исследуемый период.

4. Объем и степень внутренней организованности структурных единиц осетинского социума коррелировал с иерархией властных отношений, по-разному проявляющихся на каждом уровне социальной системы. Функциональная амбивалентность власти являлась следствием институциональной неоформленности ее структурных аспектов, при которой исполнительные, нормотворческие и судебные функции зачастую выполнялись одним и тем же институтом. В целом же пространство общественной власти было очерчено позициями дихотомии «единоначалие – коллективное управление». Другим универсальным социальным свойством традиционной власти был ее неформализованный, «иррациональный» характер, обусловивший персонификацию ее отдельных аспектов. Сама же власть как авторитетно-властное полномочие трактовалась в терминах межличностных отношений, построенных на признании авторитета старшего.

5. Утверждение российского государственно-административного аппарата в Осетии отвечало генеральной линии внутренней политики государства на Кавказе в целом, подразумевавшей включение его территории в состав империи в качестве административной единицы и в главных своих тенденциях ориентированной на постепенное нивелирование этнокультурных и социально-политических различий в едином имперском социальном и культурном пространстве. Стремление к этой цели определяло и конкретные методы ее достижения, укладывавшиеся в рамки чередующихся регионалистских и централистских стратегий, обусловленных региональной и общероссийской внутриполитической конъюнктурой. Мероприятия по организации управления Осетией соотносились с основными этапами становления государственно-административного аппарата в крае.

6. Начавшись с верхних этажей управленческой иерархии, становление в регионе административного аппарата завершилось созданием низовых управленческих структур на уровне села. Формирование их как части государственно-административной системы отвечало логике развития всякой формальной организации и строилось на унифицированных принципах рационализации и бюрократизации управления с выстраиванием отношений надличностной зависимости и приоритетом в общественной практике казенных, надобщинных интересов.

7. Взаимодействие традиционного и государственно-административного управления в Осетии в течение исследуемого периода шло в широком диапазоне: от эпизодических контактов, имевших место на первых этапах внедрения в Осетии российской судебно-административной системы, до реорганизации по общегосударственному административному образцу традиционного жизнеустройства осетин, оформившегося в общих чертах уже к 80-м гг. XIX в. Однако обезличенность, рационализм, формализм, на которых основывалось государственное управление, неизбежно вступали в открытое противоречие с патримониальными традициями местного самоуправления, обусловливая неравноправное взаимодействие различных по своей социальной природе управленческих систем, в результате которого на местную почву были перенесены административные принципы, свойственные государственной политической культуре.

8. Одновременно с «навязыванием» доминирующей модели социальных отношений на уровне сельской общины происходила легализация некоторых внешних элементов традиционного самоуправления, избирательно используемых властью для повышения уровня собственной легитимности.

Апробация работы. Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на совместном заседании кафедры истории и кафедры культурологии Центра социально-гуманитарного образования Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова. Результаты работы представлялись на научных конференциях различного уровня: международных (Пятигорск, 2007; Тбилиси, 2007; Москва, 2009; Владикавказ, 2009), всероссийских и межрегиональных (Омск, 2003; Махачкала, 2003; Санкт-Петербург, 2003; Саранск, 2007; Владикавказ, 2006, 2008, 2009; Адлер, 2008; Ростов-на-Дону, 2009; Оренбург, 2009).

Основные положения диссертации отражены в монографиях и серии статей (общим объемом около 70 п.л.), семь из которых опубликованы в рецензируемых научных изданиях, рекомендованных ВАК РФ.

СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ

Структура диссертации определена конкретными задачами исследования. Работа состоит из введения, двух частей, включающих по две главы, каждая из которых разбита на параграфы, заключения, снабжена списком использованных источников и литературы и списком сокращений.

Во введении аргументируется актуальность исследуемой проблемы, характеризуются объект и предмет исследования. На основании анализа степени разработанности темы в отечественной историографии формулируются основные цели и задачи диссертационного исследования, определяются его территориальные и хронологические границы. Здесь же охарактеризована источниковая база исследования, представлена его методологическая основа и научно-методический инструментарий, а также научная новизна и практическая значимость.

В первой части диссертации «Традиционное осетинское общество в дореформенный период: социальная организация и опыт самоуправления» показана социальная структура и сословная стратификация дореформенного осетинского общества, рассмотрена целостная система патриархальных институтов общественной власти, показаны их роль и значение в общественном быту, дан анализ обычно-правовой организации социальной жизни осетинской сельской общины. Особое внимание уделяется системе традиционной власти у осетин и обосновывается обусловленность ее организационных форм социальным контекстом.

Первая глава «Социальная структура и сословно-статусная стратификация осетинского общества» посвящена изучению структурных единиц традиционного осетинского социума, представленных семейно-родственными и территориально-соседскими объединениями, и анализу иерархической системы сословий и гражданско-правовых статусов, определяющих групповые и индивидуальные позиции в социальном взаимодействии.

Осетинское общество дореформенного периода отличала пережиточность патриархальных форм социальной организации, которая объяснялась как хозяйственно-экономической целесообразностью, так и устойчивостью внутренних связей и отношений на межличностном и межгрупповом уровнях. Основными акторами социального действия выступали родственные и территориально-родственные союзы, составлявшие сложную многоуровневую систему. Высокая степень значимости в общественной практике горских обществ Центрального Кавказа семейно-родственных объединений и то обстоятельство, что функционировавшие в семейной общине основные механизмы регулирования процесса производства-потребления экстраполировались на более сложные уровни общественной системы, потребовали отдельного рассмотрения соответствующего историографического дискурса. Его анализ свидетельствует о неоднозначности типологических оценок минимальных родственных союзов, что, очевидно, следует понимать как отражение реального разнообразия форм семейной организации, с одной стороны, и изменяющихся в течение всего XIX в. социально-исторических условий их бытования – с другой. В диссертации высказывается мнение в поддержку взгляда на семейную общину как доминирующую форму семейно-родственной организации у осетин, существующую в течение всего XIX в. в силу действия прежде всего хозяйственно-экономических факторов.

Семейные общины как минимальные экономически единые родственные коллективы представляли низовую ступень в иерархии родственных союзов, входя в более широкие объединения патронимического типа, в свою очередь участвовавшие в формировании фамилий. Кроме того, существовали и крупные фамильные союзы. Разрастание и усложнение структуры родственных коллективов вело к повышению роли и социальной значимости представлений об общности происхождения как мощного объединяющего начала, замещавшего минимизируемые либо вовсе отсутствовавшие хозяйственно-экономические связи.

Сложившаяся структура осетинского общества была детерминирована не только кровнородственными отношениями, но обусловливалась также экономическими и территориально-географическими факторами, которые имели различную степень значимости на разных уровнях социальной организации. Линии родственных и общинных связей развивались здесь относительно самостоятельно, хотя и в тесном взаимопроникновении. Ярким выражением территориально-родственного принципа в организации хозяйственно-экономического и общественного быта у осетин являлась сельская (территориально-соседская) община48. Она представляла собой сложное социальное образование, состоявшее из кровнородственных и территориально-соседских объединений, которые различались по количеству членов и по отношению к собственности. При этом принцип коллективного землепользования, по которому община выступала верховным собственником пастбищных земель как основы жизнеобеспечения всего коллектива, существенно ограничивал в правах собственности различные единицы, составлявшие общину.

Несколько сельских общин, объединявшихся в интересах землепользования или обороны, входили в более широкие территориальные союзы, которые, в отличие от отдельных сельских общин, отличались отсутствием экономического единства.

Физико-географические условия во многом предопределили появление в Осетии крупных территориальных образований – обществ: Алагирского, Куртатинского, Тагаурского и Дигорского. Сплочению составлявших их союзов сельских общин способствовала общность хозяйственно-политических интересов, а отсутствие экономической основы единения повышало консолидирующую роль факторов духовно-практического свойства. Осетинские общества представляли собой самодостаточные территориально-политические объединения гражданских общин и различались по уровню социально-экономического развития, что обусловливало различную степень значимости общинной земельной собственности, которая к середине XIX в. в ряде случаев уступила доминирующее положение в иерархии общесельских, фамильных и семейных прав на землю подворной форме землевладения.

Сложность сословной структуры осетинского социума определялась разнообразием в формах и степени зависимости крестьян-общинников от местной социальной элиты. Но общие особенности феодализации, выразившиеся в отсутствии полного аллода и крупного поместного хозяйства, личной свободе экономически зависимого крестьянства и наличии многочисленного слоя свободных общинников, владевших наследственными землями49, обусловили в целом довольно слабую степень имущественной и социально-правовой дифференциации в каждом из обществ Осетии, обозначившуюся в обязательности гражданско-правовых норм для каждого члена общины и «демократическом» равноправии большинства ее представителей. Способствовало этому также и одновременное функционирование различных форм земельной собственности, определяемой в зависимости от назначения участков, когда земельными собственниками могли выступать как знатные фамилии, так и родственные объединения экономически зависимых арендаторов-фарсаглагов и владевших наследственными участками свободных общинников.

В целом сословно-статусная иерархия в разных осетинских обществах прямо соотносилась со степенью развития феодальных отношений в каждом из них: чем интенсивнее шли процессы «реформирования» традиционной системы регулирования общественно-экономических отношений, тем ярче были обозначены сословные ограничения и четче выражались экономические критерии для определения социального статуса индивида; с другой стороны, замедленные темпы феодализации оставляли место для функционирования в социуме архаических традиционных норм, определявших сословно-статусные границы. Социальная стратификация основывалась, скорее, на гражданско-правовых статусах и степени личной свободы, а мощным социальным ресурсом, обеспечивающим высокое общественное положение, являлось авторитетно-властное полномочие.

Во второй главе «Система самоуправления и правовые основы социальной жизни осетин» реконструируется целостная система общественной власти и анализируются социальные функции патриархальных институтов самоуправления.

Уже к концу XVIII в. (времени активизации политики России на Центральном Кавказе) здесь сформировались достаточно зрелые формы политической самоорганизации социальных единиц, что выразилось в своеобразных формах общественного устройства и управления. Собственная система руководящих и контролирующих органов, в которых осуществлялись основные функции общественной власти − нормотворческие, исполнительные и судебные, − делала осетинскую сельскую общину самоуправляемой хозяйственно-территориальной единицей социума. Основными регуляторами жизнедеятельности общины являлись народное собрание (ныхас), институт старейшин и посреднический суд. Каждый из этих институтов отличала иерархическая преемственность властных функций, однако характер и объем закрепленных за ними полномочий не были строго регламентированы и варьировали соответственно сложности социальных единиц.

Главная роль в организации всех сторон жизнедеятельности осетинской сельской общины принадлежала народному собранию (ныхасу), который исполнял важнейшие функции общественной власти: хозяйственно-распорядительные, регулятивные, контролирующие. Система народных собраний была многоуровневая – от квартально-фамильных и общесельских до верховного ныхаса, представлявшего интересы целого общества. Различные уровни народных собраний отличались кругом решаемых на них проблем и степенью влияния на жизнь общины в целом50. В компетенцию ныхаса входили разнообразные вопросы внутренней жизни общины и ее взаимоотношений с соседями: хозяйственно-административные и правовые, судебные (если они касались экономических интересов всего коллектива как единого хозяйственного организма51), политические, в решении которых община выступала как отдельная социально-политическая общность.

  1. Осетия конца XVIII начала XX в.: Опыт исторического взаимодействия традиционного и государственно-административного управления (1)

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена на кафедре культурологии Центра социально-гуманитарного образования Северо-Осетинского государственного университета им. К.Л. Хетагурова
  2. Социокультурные аспекты развития просветительства на Северном Кавказе (вторая половина XVIII начало XX вв.) (1)

    Автореферат диссертации
    На правах рукописи Блейх Надежда Оскаровна Социокультурные аспекты развития просветительства на Северном Кавказе (вторая половина XVIII – начало XX вв.
  3. Социокультурные аспекты развития просветительства на Северном Кавказе (вторая половина XVIII начало XX вв.) (2)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится «20» февраля 2008 г. в 12 часов на заседании диссертационного совета Д 21244801 в ГОУ ВПО «Северо-Осетинский государственный университет имени К.
  4. Абакарова Надежда Магомедгаджиевна Средства выражения побудительной модальности в лакском языке : : диссертация кандидата филологических наук : 10. 02. 02

    Диссертация
    Абакарова Надежда Магомедгаджиевна Средства выражения побудительной модальности в лакском языке : : диссертация кандидата филологических наук : 10.02.
  5. Социальные и культурные факторы российско-кавказского взаимодействия (вторая половина XIX века первая треть XX века)

    Автореферат диссертации
    Работа выполнена в отделе истории Учреждения Российской академии наук Северо-Осетинском институте гуманитарных и социальных исследований им. В.И. Абаева Владикавказского научного Центра РАН и Правительства РСО-А.
  6. А. З. Одомашнем суде между государственными крестьянами // жмги. 1846. Ч. 18. №1/3

    Документ
    200 лет Тамбовской губернии и 60 лет Тамбовской области: Историко-статистический обзор. / Администрация Тамбовской обл.; Тамбовский обл. ком. гос. статистики; Тамбовский гос.
  7. Становление властных полномочий местного самоуправления в Российской Федерации (на примере Республики Северная Осетия-Алания)

    Автореферат диссертации
    Защита состоится « 24 »мая 2007 года в 14.00 часов на заседании диссертационного совета Д.502.006.14. при Российской академии государственной службы при Президенте Российской Федерации по адресу: 117606, г.
  8. Научно-просветительская и педагогическая деятельность российской интеллигенции в северо-кавказском регионе в конце XVIII xix ВВ

    Автореферат диссертации
    Защита состоится 15 апреля 2011 г. в часов на заседании диссертационного совета Д 212.248.03 при Северо-Осетинском государственном университете им. К.
  9. Система городского самоуправления Владикавказа (последняя треть XIX конец XX вв.)

    Автореферат диссертации
    Ведущая организация - Северо-Кавказский институт-филиал федерального бюджетного ГОУ ВПО «Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ»

Другие похожие документы..