Современная геополитическая ситуация на северном кавказе: проблемы региональной геостратегии россии Отв редактор И. П. Добаев Ростов-на-Дону Издательство скнц вш 2007

Курс российского руководства, по крайней мере, в начале 90-х гг., приведший к радикальным изменениям на мировой политической карте и отбросивший Россию к границам XVII в., имел идеологическое обоснование в виде западнической геополитической школы. Русское западничество имеет глубокие корни. Его основы были заложены русскими общественными деятелями еще в XVIII-XIX вв. К концу XX в. западничество почти никак не обосновывалось теоретически и подавалось его проводниками как нечто само собой разумеющееся. Оно базировалось на двух принципах. Во-первых, на уступках Западу в обмен на его предполагаемую гуманность и помощь, которая по Российским предположениям, имела бы рациональный характер, поскольку отвечала интересам не только России, но и самого Запада. Россия практически без всяких условий и безвозмездно ушла из Центральной и Восточной Европы. Во-вторых, на заимствовании и идеализации западной модели либеральной демократии и свободной рыночной экономики, рассматривавшейся в качестве универсальной и единственно возможной. Все это должно было привести к экономическому возрождению страны и притоку иностранных инвестиций. Содействие Запада российским реформам ограничивалось главным образом предоставлением займов, а к середине 90-х гг. там стали откровенно выражать раздражение претензиями Москвы на самостоятельную политическую линию.

Во внешнеполитической сфере эти тенденции привели к отказу от инициативной политики, восприятию интересов Запада как своих собственных и в результате привели к сдаче позиций в традиционных зонах интересов (Центральная и Восточная Европа, Балканы, Прибалтика, Закавказье, Центральная Азия, Дальний Восток).

Менее радикальная и более «научная» геополитика складывалась с большим трудом. Мало кто из теоретиков в первой половине 90-х гг. предлагал сбалансированные геополитические модели. К числу наиболее интересных и оригинальных относится геополитическая концепция «острова Россия», предложенная В.Цымбурским. Для В.Цымбурского «геополитика начинается там, где налицо – пусть в замысле или в умственной модели, - волевой политический акт, отталкивающийся от потенций, усмотренных в конкретном пространстве»71. По мнению В. Цымбурского, после распада СССР Россия оказалась окруженной «территориями-проливами» - зонами геополитической нестабильности, и главной ее задачей считается интенсивное саморазвитие на «острове» и освоение восточных (зауральских) регионов. Поэтому В. Цымбурский выступает за признание ее нынешних границ, отказ от внешней экспансии и «глобальной миссии» России, а приоритет в решении внутренних геополитических проблем отдает освоению существующей территории72.

Другой российский исследователь геополитики К.С. Гаджиев призывает переосмыслить в слове «геополитика» элемент «гео-» так, чтобы обозначать этой частицей «не просто географический или пространственно-территориальный аспект в политике того или иного государства или группы государств, но и масштабы, параметры и измерения, правила и нормы поведения как мирового сообщества в целом, так и отдельных государств, союзов, блоков в общемировом контексте». Геополитика, по мнению К.С. Гаджиева, должна охватывать проблемы мирового сообщества в тех аспектах, которые касаются разработки, принятия и реализации политической стратегии основными действующими лицами, так называемыми акторами международной системы на глобальном, региональном и локальном уровнях73. При этом, по мнению В.Цымбурского «геополитика» становится синонимом «мировой политики» - и, соответственно, отождествляется либо вообще с изучением международных отношений, либо с обзором наиболее глобальных всемирных процессов в духе докладов Римского клуба, - для чего в наши дни часто используется специальный термин «глобалистика»74.

Интересна и другая точка зрения, согласно которой геополитика, как утверждает Н.Косолапов, не объясняет международных отношений. «В лучшем случае она помогает понять внешнюю политику империалистических держав, в худшем выступает ее апологетом. Разделяя ее подходы, надо четко признавать: империалистическая политика эффективна только при условии, что она проводится империалистическим же государством; для ведения и успешности ее государство должно быть империей…Геополитика требует соизмеримости главных игроков, заведомо исключает из игры легковесов. В лучшем случае им отводится роли объектов гегемонии и расходного материала в геополитической партии империй»75.

Важной особенностью начала ХХI в., согласно многим исследователям современности, стало то, что современное мировое развитие уже невозможно анализировать методами, разработанными в реальностях другой эпохи. В частности, Д.Н.Замятин пришел к выводу, что категории классической геополитики, традиционно физико-географические по своему генезису, экстенсивные по своей структуре и описывающие в основном внешние характеристики географического пространства, мало эффективны при анализе современного мирового развития. Прессовка мирового политического пространства, формирование транснационального мира, перетекание внутренней политики крупнейших держав во внешнюю, условность национальных рамок современного бизнеса делают не- или малоэффективным традиционный геополитический анализ с его сильной физико-географической фиксированностью и прижатостью к государственным территориям. Государства-территории в образно-географическом смысле исчезают. За счет образования масштабных переходных геокультурных зон происходит стирание государственных границ, достаточно важных прежде в геополитическом смысле76.

Вместе с тем, это не означает снижение роли географического фактора в геополитическом анализе современных процессов именуемых глобализацией. Как утверждает И.М.Бусыгина «анализ процессов глобализации, «освобожденный» от географической специфики, обернется абстрактным и отчужденным умствованием»77.

Глобализация не отменяет территорию, но трансформирует концепцию территориальности: контроль над потоками и сетями становится важнее прямого контроля над физической территорией…География, замечает И.М. Бусыгина, должна изучать не только «мир мест», но и «мир потоков» - поле, которое активно осваивается на Западе, но не постигнуто российской географией – ни методически, ни методологически78.

Геополитика сегодня значительно шире по смыслу и глубже по содержанию. Качественные трансформации геополитики идут сразу по нескольким направлениям. Предпринимаются попытки обогатить ее за счет включения в рамки геополитического анализа новых факторов. В частности, серьезно изменился подход к ее демографическим аспектам. Если в классических схемах акцент традиционно делался на количественные параметры (демографический потенциал как численность и темпы роста населения), то ныне предпринимаются попытки оценить культурно-образовательное и физическое качество, адаптивность человеческих ресурсов к высокой динамике социальных, политических и экономических процессов. Ибо от них не в последнюю очередь зависит развитие науки и экономики, способность к модернизации вооруженных сил и т.д. Под влиянием Хантингтона и набирающего силу «неоевразийства» геополитика ныне отводит заметное место в своих построениях культурно-цивилизационным и конфессиональным факторам79. В то же время, как утверждает Э.Г.Соловьев, хантингтоновская концепция «столкновения цивилизаций» неоднозначно оценивается геополитиками – прежде всего потому, что большинство современных конфликтов протекают внутри отдельных цивилизаций, а всевозможные «дуги нестабильности» выстраиваются не столько на спорной, «лимитрофной» по отношению к нескольким цивилизациям территории, сколько внутри соответствующих социокультурных ареалов80.

Важно отметить, что стирание государственных границ происходит не только за счет образования переходных геокультурных зон. В современном мире, в условиях становления нового геополитического миропорядка на месте биполярного, экономические составляющие становятся важнее военных и политических. Так, по мнению С.Иванова, «…экономические интересы государства становятся приоритетными по сравнению с интересами военно-политическими. Возникает все более сложное сочетание экономических интересов отдельных государств и интересов крупных транснациональных компаний. В результате, если раньше основанием для принятия решения об использовании военных средств, как правило, служило наличие прямой угрозы безопасности, то сейчас военная сила все чаще применяется и для обеспечения экономических интересов»81. Другими словами лидирующее место в рамках геополитического анализа отводится геоэкономике.

Геоэкономика рассматривается как наука о государственной стратегии развития, достижения мирового или регионального «могущества» преимущественно экономическим путем. Дергачев В.А. геоэкономику рассматривает как современную геополитику, определяющую мирохозяйственную интеграцию государств и создание конкурентоспособных региональных условий под воздействием факторов глобализации и регионализации82. В современной России отмечается повышенный интерес к геоэкономике, различные аспекты которой нашли отражение в исследованиях многих ученых, среди которых можно выделить таких как Кочетов Э.Г., Неклесса А.И. и др.

Так, Кочетов Э.Г. выступает за преодоление инерции геополитического мышления, основанного на военной мощи и на представлениях об экономической автаркии. Он подчеркивает единство мировой экономической системы, формирующееся на основе процессов интернационализации (взаимодействие национальных хозяйств через мировой рынок), мондиализации (интеграционно-воспроизводственных связей, составляющих целостность мировой экономики) и глобализации (взаимодействие глобальной экономики с геоэкологией)83.

Геоэкономическое соперничество – это, по сути, состязание в целях улучшения «турнирного положения» своей страны на мировом рынке и создания условий для ее динамичного хозяйственного роста. Геоэкономическая стратегия, как правило, сопряжена с попытками завоевать «промышленную территорию будущего», стимулировать исследовательскую деятельность, перспективные наукоемкие производства и развитие торговли, усилить финансовую мощь государства84.

Проблемам геоэкономики в глобальных масштабах уделяется важное место и в трудах А.И. Неклессы. Александр Неклесса выделяет следующие проблемы, связанные с происходящей трансформацией мирового контекста: перераспределение властных полномочий с национального уровня на глобальный; появление таких новых субъектов власти, как глобальная держава, международные регулирующие органы, неформальные центры влияния чрезвычайно высокого уровня компетенции; деформализация власти, снижение роли публичной политики и представительных органов, тенденция к расширению зоны неформальных процедур принятия решений, заключения вместо полноценных договоров устных консенсусных «договоренностей»; слияние политических и экономических функций, формирование на этой основе системы стратегических взаимодействий и основ глобального управления; пространственная локализация (географическая и трансгеографическая) различных видов хозяйственной деятельности, появление новой формы мирового разделения труда, перераспределение мирового дохода и взимание «глобальной ренты», формирование геоэкономического универсума; развитие транснациональных сетей сотрудничества и сетевой культуры в целом.

Подводя предварительный итог вышеизложенным изменениям А.Неклесса заключает: «В мире складывается динамичная и иерархичная система международных связей, а международные отношения, как их понимали десять лет назад, де-факто уже не существуют»85.

Еще более определенно высказывается Д. Сорос: «Отличительная особенность нынешнего положения дел состоит в том, что ее нельзя назвать порядком… До краха советской империи можно было говорить о некоем порядке в международных делах. Этот порядок именовался холодной войной и отличался замечательной стабильностью… Равновесие сил, которое существовало во время холодной войны, считается одним из способов сохранения мира и стабильности во всем мире; другой способ – это гегемония имперской державы; третьим могла бы стать международная организация, способная к активному миротворчеству. В настоящее время какой-либо из названных вариантов отсутствует»86. В данном контексте можно согласиться с российским исследователем Э.Я.Баталовым, который сегодняшнюю ситуацию определяет как «переход человечества от старого, ялтинско-подстдамского, к новому, пока еще не имеющему общепринятого обозначения порядку»87.

Геополитика рассматривается ныне как непосредственный инструмент решения многочисленных проблем, постоянно возникающих в практике взаимоотношений, как между государствами, так и внутри Российской Федерации. В центре внимания современной геополитики находятся такие вопросы как: глобальные и территориальные социально-экономические, национально-исторические, культурные факторы и закономерности, определяющие характер и формы международной жизни, в планетарном масштабе или в рамках конкретных регионов либо стран; место и роль конкретных национально-государственных интересов в формировании мировой политики; проблемы государственного суверенитета и национальной безопасности; источники и формы международных конфликтов и войн, пути и формы их разрешения и предотвращения и др.88

  1. Учебное пособие для студентов высших учебных заведений Махачкала 2008

    Учебное пособие
    Вагабов М.В. – руководитель Центра исламских исследований при Дагестанском государственном университете, доктор философских наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской Федерации и Республики Дагестан.
  2. Программа курса для студентов вузов Махачкала 2009

    Программа курса
    Религиозно-политический экстремизм представляет собой такой вид противозаконной политической деятельности, которая мотивируется или камуфлируется религиозными постулатами или лозунгами.
  3. М. В. Джеваков республика калмыкия

    Документ
    Джеваков М.В. Республика Калмыкия во внутренней региональной геополитике России / Отв. ред. И.П. Добаев. – Ростов-на-Дону: Издательство СКНЦ ВШ ЮФУ, 2010.
  4. Законы о вере и веротерпимости (Составил Я. А. Канторович). Спб.,1899

    Закон
    – 1 . - № 39. Главнейшие узаконения и распоряжения за 189 -1893 гг. – СПб.,1894. Дедюлин С.А. Недостатки порядка отчуждения земель на государственные и общественные надобности (Приложение к Сборнику Узаконений по отчуждению земель).
  5. Библиографический указатель декабрь 2010 г декабрь 2011 г

    Библиографический указатель
    Рекомендательный указатель «Международные отношения» издается один раз в год научной библиотекой имени И.Г. Тюлина МГИМО (У) МИД России. Он содержит библиографическое описание законодательных материалов, статей из журналов и сборников

Другие похожие документы..