Yoram gorlizki, oleg khlevniuk

Несмотря на отсутствие прямой критики системы принуди­тельного труда, что, впрочем, наивно было бы ожидать от ведом­ства, руководившего этой системой, документы показывают, что руководство МВД все больше тяготили не только нараставшие хо­зяйственные планы и постоянные требования выделить рабочих- заключенных, но и сами заключенные в качестве рабочей силы. По этой причине в действиях МВД в этот период прослеживаются две взаимосвязанные линии. С одной стороны, постоянные жалобы на недостаток рабочих рук и отказы выделять заключенных по запро­сам ведомств и региональных руководителей. С другой — многочис­ленные инициативы об изменении порядка стимулирования труда в лагерях.

В предвоенные годы по предложению назначенного в конце 1938 года наркомом внутренних дел СССР Берии в лагерях была ликвидирована система так называемых «зачетов рабочих дней», которая позволяла заключенным, выполнявшим производственные нормы, досрочно выходить на свободу443. Это решение, существенным образом менявшее ситуацию в ГУЛАГе, позволяло увеличить коли­чество заключенных за счет снижения их оборота, но одновременно лишало заключенных последних стимулов к труду. В экстремаль­ных условиях войны проблемы стимулирования заключенных утра­тили свою актуальность, однако после завершения войны возникли вновь. Несмотря на то, что существовал строгий законодательный запрет на применение зачетов, руководство МВД, поддержанное на этот раз Берией, утверждало, что зачеты являются самым эффек­тивным способом поощрения труда заключенных, и добивалось восстановления этой системы на отдельных объектах. В результате к сентябрю 1950 года зачеты рабочих дней применялись в лагерях, где находилось более 27 % всех заключенных444, и процесс этот имел тенденцию к росту. Хотя распространение зачетов вело к дефициту рабочих рук из-за досрочного освобождения заключенных, руковод­ство МВД считало этот путь более предпочтительным. Фактически это было признание неэффективности принудительного труда.

О готовности к сознательному, хотя и вяло текущему, демон­тажу ГУЛАГа свидетельствовала также активная поддержка руко­водством МВД кампаний досрочного освобождения заключенных и прикрепление их к определенным предприятиям в качестве воль­нонаемных рабочих. В августе 1950 года на основе соответствую­щего постановления правительства был издан приказ министра внутренних дел СССР о досрочном освобождении и направлении на строительство железных дорог 8 тыс. заключенных445. В январе 1951 года министр внутренних дел Круглов обратился к Берии с просьбой разрешить досрочное освобождение 6 тыс. заключенных и передать их для использования по вольному найму на строитель­ство Куйбышевской и Сталинградской гидроэлектростанций. Кру­глов обосновывал эту просьбу тем, что на этих стройках недостает квалифицированных кадров, способных управлять механизмами446. В феврале 1951 года Совет министров утвердил предложения МВД о досрочном освобождении группы заключенных и использовании их «в целях увеличения постоянных рабочих кадров» в Печорском угольном бассейне447. Таким образом, несмотря на кажущиеся преи­мущества бесконтрольного распоряжения заключенными, власти все чаще предпочитали иметь дело с относительно свободными ра­ботниками, дающими более высокую производительность труда и не требующими изощренной системы охраны и надзора.

С целью повышения производительности труда заключенных ру­ководство МВД с конца 1940-х годов добивалось введения в отдель­ных лагерях заработной платы. Хотя это было нарушением одного из ключевых принципов экономики принудительного труда — его полной бесплатности, МВД настаивало на выплате зарплаты заклю­ченных повсеместно. 13 марта 1950 года, уступая этим требовани­ям, правительство приняло постановление о введении оплаты труда заключенных во всех исправительно-трудовых лагерях и колони­ях МВД, за исключением особых лагерей, в которых содержались особо опасные (с точки зрения режима) уголовные и политические преступники448. Однако вскоре зарплату ввели и в особых лагерях.

О явном приоритете экономической целесообразности над ин­тересами соблюдения лагерного режима свидетельствовало также широкое распространение так называемого расконвоирования за­ключенных, выведения их из-под охраны. Не имея возможности обеспечить охрану в процессе производства, администрация лаге­рей либо добивалась официальных разрешений на расконвоирова­ние, либо при молчаливом согласии центра вводила его явочным порядком449.

Все эти факты, взятые в совокупности, свидетельствовали о том, что в ГУЛАГе в послевоенный период наметилась тенденция превращения значительного числа заключенных в частично воль­нонаемных работников, своеобразный перевод рабов в категорию крепостных крестьян. Логика этого процесса неизбежно вела к за­ключительному шагу — замене заключенных вольнонаемными ра­ботниками и демонтажу экономики ГУЛАГа.

Учитывая реальности функционирования советской государ­ственной машины, трудно предположить, что руководство МВД, добиваясь правительственных решений о досрочном освобождении заключенных или переводе их на заработную плату, действовало во­преки мнению Берии, курировавшего министерство. Судя по неко­торым документам, сам Берия интересовался не только текущими рутинными вопросами функционирования экономики МВД, но бо­лее общими проблемами ее эффективности. Так, по запросу Берии, 9 октября 1950 года Круглов представил ему записку о стоимости строительств МВД по сравнению со строительствами других ве­домств. Из этой записки Берия мог узнать, в частности, что расходы на содержание лагерей значительно удорожают рабочую силу из за­ключенных и что стоимость содержания заключенного выше средне­го заработка вольнонаемного рабочего. Например, на строительстве Волго-Донского канала в 1949 году содержание одного заключенно­го обходилось в 470 руб. в месяц, а его зарплата (которую начисляли по тем же расценкам, что и свободным рабочим) составляла 388 руб. Самоокупаемость лагерей, докладывал Круглов, достигалась при помощи удлинения рабочего дня и увеличения норм выработки для заключенных450.

Косвенно о настроениях Берии могут свидетельствовать ини­циативы одного из его близких помощников С. С. Мамулова. Мамулов долгие годы работал под руководством Берии в Грузии. По­сле перевода Берии в конце 1938 года на пост наркома внутренних дел в Москву, Мамулов занял пост начальника его секретариата, а в 1946 году был назначен заместителем министра внутренних дел. После смерти Сталина Берия сначала назначил Мамулова началь­ником своего секретариата в новом Министерстве внутренних дел СССР, а затем направил его на ключевой пост заведующего отделом партийных, профсоюзных и комсомольских органов в ЦК компар­тии Грузии. Сразу же после ареста Берии в июне 1953 года Мамулов был также арестован и приговорен к 15 годам тюремного заключе­ния. Вся биография Мамулова свидетельствовала о том, что этот человек должен был хорошо знать и чувствовать настроения свое­го патрона Берии. Тем показательнее были идеи реформирования ГУЛАГа, которые Мамулов выдвигал в послевоенные годы.

Начиная с 1946 года Мамулов несколько раз предлагал руковод­ству МВД инициировать в правительстве вопрос о замене для ряда категорий осужденных заключения в лагеря высылкой в отдален­ные районы451. Фактически предложения Мамулова означали пре­вращение части заключенных в спецпоселенцев, закрепленных за определенными лагерями и отбывающих трудовую повинность на хозяйственных объектах этих лагерей. В записке на имя министра внутренних дел С. Н. Круглова в июне 1951 года Мамулов пред­лагал распространить эти меры на более чем половину всех заклю­ченных — осужденных за расхищения собственности (в том числе по указам от 4 июня 1947 года), спекуляцию, хулиганство, долж­ностные и хозяйственные преступления и т. п. Мамулов объяснял в своей записке, что такая мера позволит значительно снизить рас­ходы государства на содержание лагерей, лучше использовать за­ключенных на производстве, будет способствовать уменьшению побегов и улучшению охраны тех заключенных, которые останут­ся в лагерях452.

Важно подчеркнуть, что Круглов не положил записку Маму­лова под сукно, а поручил всем своим заместителям и начальнику Главного управления лагерей ознакомиться с ней и доложить свои предложения. Мнения руководителей МВД разделились. Некото­рые из них полностью поддержали Мамулова, другие, поддержав в принципе, посчитали эту меру преждевременной. Третьи выдвину­ли собственные предложения, отличающиеся от инициатив Маму­лова по форме, но схожие по существу453. Ход обсуждения инициатив Мамулова, хотя они и не вышли за рамки МВД и не были приняты, свидетельствовал, по крайней мере, о том, что высшие руководите­ли МВД вполне спокойно воспринимали идеи кардинальной реор­ганизации ГУЛАГа и были готовы избавиться от необходимости держать под охраной в лагерях 2,5 млн заключенных. Другое дело, что инициировать подобные реформы перед руководством страны Круглов и его заместители пока не решались. Сразу же после смер­ти Сталина уже имеющиеся проекты реформ были немедленно пу­щены в ход454.

Судя по тем материалам, которые поступали в адрес Сталина455, руководство МВД предпочитало не обременять вождя какими-либо проблемами, требующими принципиальных решений. Сталину из МВД поступала достаточно общая информация о выполнении хозяйственных планов, о положении в лагерях военнопленных, о различных происшествиях в стране (пожары, аварии, крупные хи­щения), которые расследовало МВД, ходатайства о награждениях и т. п. Скорее всего, такой характер информации отражал незначи­тельный интерес к проблемам ГУЛАГа и со стороны самого Сталин. В гораздо большей мере, судя по документам, был вовлечен в гулаговские проблемы Г. М. Маленков. После Берии именно его можно считать наиболее осведомленным в этих вопросах членом сталин­ского Политбюро. В качестве секретаря ЦК ВКП(б), председатель­ствовавшего на заседаниях Оргбюро и Секретариата, и заместителя председателя Совмина, Маленков разбирался с разного рода сигна­лами, поступавшими в Москву из лагерей, занимался спорами МВД и других ведомств в связи с распределением рабочих-заключенных и т. д. Нередко при решении этих вопросов Маленков взаимодей­ствовал с Берией.

Свидетельства такого взаимодействия сохранились в материа­лах проверок лагерей. Так, 10 мая 1950 года секретарь Сахалинского обкома ВКП(б) Д. Н. Мельник направил министру внутренних дел Круглову и Маленкову письмо, в котором сообщал о многочислен­ных злоупотреблениях в Сахалинском лагере — избиениях и убий­ствах заключенных охраной, бандитизме, побегах заключенных, пьянстве и злоупотреблениях администрации лагеря. Маленков переслал копию этого письма Берии с резолюцией: «Прошу ознако­миться». По поручению Берии на Сахалин была послана комиссия во главе с заместителем министра внутренних дел И. А. Серовым. Сообщение Круглова о принятых мерах Берия распорядился пере­слать Маленкову456. Подобный порядок взаимодействия Берии и Маленкова, видимо, был типичным, так как он повторился некоторое время спустя при проверке следующего сигнала — письма прокуро­ра Карагандинского лагеря от 24 августа 1950 года. Прокурор сооб­щал о массовых хищениях, бандитизме, произволе администрации и убийствах в лагере. В январе 1951 года о результатах проведенной проверки Круглов сообщил Берии. Берия, в свою очередь, поставил на письме резолюцию: «Ознакомить т. Маленкова Г. М.»457.

Сразу же после смерти Сталина Берия, назначенный министром внутренних дел, выступил с кардинальными инициативами, по су­ществу начинавшими демонтаж сталинского ГУЛАГа. 26 марта 1953 года Берия направил в Президиум ЦК КПСС на имя Мален­кова записку, в которой информировал, что в лагерях, тюрьмах и колониях содержится более 2,5 млн человек, значительная часть которых не представляет «серьезной опасности для общества». Бе­рия предложил провести широкую амнистию и освободить около 1 млн человек, а также одновременно смягчить уголовное законодательство. «Пересмотр уголовного законодательства необходим потому, — говорилось в записке, — что ежегодно осуждается свыше 1,5 млн человек, в том числе до 650 тыс. на различные сроки лише­ния свободы, из которых большая часть осуждается за преступле­ния, не представляющие особой опасности для государства. Если этого не сделать, через 1-2 года общее количество заключенных опять достигнет 2,5-3 млн человек»458. Предложения Берии об ам­нистировании 1 млн заключенных были приняты, хотя пересмотр уголовного законодательства и смягчение карательного курса про­исходили постепенно в течение нескольких лет.

Следующим логическим шагом была реорганизация значительно сокращенного ГУЛАГа, которая велась параллельно с подготовкой и проведением амнистии. Еще 17 марта 1953 года Берия предста­вил Маленкову записку, на основе которой 18 марта было принято постановление правительства о передаче из МВД в ведение хозяй­ственных министерств всех строительных и промышленных пред­приятий (решение о передаче сельскохозяйственных предприятий ГУЛАГа было принято в мае)459. Одновременно по поручению Берии в аппарате МВД были подготовлены предложения о существенном сокращении строительной программы МВД. Если по планам, при­нятым еще при Сталине, МВД предстояло строить объекты общей сметной стоимостью 105 млрд руб., то теперь речь шла о сокраще­нии программы почти вполовину, на 49 млрд руб. 21 марта Берия направил соответствующий проект решения в Совет министров и вскоре он был принят460. Завершало всю эту реорганизацию поста­новление Совета Министров СССР от 28 марта 1953 года о передаче лагерей и колоний (кроме особых лагерей) из МВД в Министерство юстиции СССР461.

Инициативы Берии и Маленкова о реорганизации карательной системы весной 1953 года выглядят логичным продолжением их во­влеченности в дела МВД при жизни Сталина. Обладая достаточно полной информацией о реальной ситуации, Берия и Маленков луч­ше других советских лидеров осознавали необходимость изменений карательной политики и реформирования лагерей. Однако судя по известным документам, ставить подобные вопросы перед Сталиным они не решались. Слишком хорошо известна была приверженность Сталина к репрессиям и амбициозным «стройкам коммунизма», осуществляемым силами ГУЛАГа.

Бюджетный перегрев. Гонка вооружений и «стройки коммунизма»

Характерной чертой сталинской модели было преимуществен­ное развитие тяжелой промышленности и форсированное наращи­вание капитальных вложений, периодически выходящее за пределы экономической целесообразности. Такая политика вела к многочис­ленным диспропорциям в социально-экономическом развитии и истощению ресурсов страны. В значительной мере это было связано с наращиванием военного потенциала, огромными затратами на со­держание армии и ее постоянную модернизацию. Хотя всемерное развитие военно-промышленного комплекса для советского руко­водства всегда было безусловным приоритетом, в последние годы жизни Сталина военные приготовления вновь приобрели форси­рованный характер. По официальным данным, численность армии, снизившись после демобилизации к 1949 году до 2,9 млн человек, выросла к 1953 году вдвое, до 5,8 млн человек462. В феврале 1950 года было принято решение об увеличении срока службы в сухопутных частях с 2 до 3 лет. В воздушных силах служили 4 года, на флоте — 5 лет.

  1. Aar: the old term for Ger. Adler (adel ar) and means ‘eagle’: Frid dictus [called] Ar, near Konstanz 1258. See Ahr. Aaron

    Документ
    Aa: von der Aa: formerly name of a house of knights, both in Westph. and Switz., Aa, Ahe (SGer. Ach) is a very old term for running water, a stream (Goth.
  2. Arquivo 35 de pesquisas genealógicas

    Документ
    Quando pesquisar em nossos arquivos, ao digitar o sobrenome procurado, faça-o, sempre que julgar necessário, COM E SEM os acentos agudo, grave, circunflexo, crase, til e trema.
  3. A spa project of Peace Corps Turkmenistan

    Документ
    This dictionary is, to our knowledge, the first comprehensive Turkmen/English dictionary to be printed. It consists of over 10, words and definitions and is intended as a general-purpose dictionary.
  4. 1. Verifikacija zapisnika 11. sjednice Fakultetskog vijeća održane 14. rujna 2005. A. Izbori

    Документ
    Na osnovi članka 37. Statuta sazivam 1. sjednicu Fakultetskog vijeća Filozofskog fakulteta u Zagrebu, koja će se održati u ponedjeljak 24. listopada 2005.
  5. A tangled web (1)

    Документ
    The notion that Poles were endemically hostile towards Jews and simply attacked Jews because of racial or religious motives has little basis in fact. By and large, relations between Jews and Poles in the countryside had traditionally
  6. Recherche bei Umlauten ggf. über ae, oe, ue suchen! Dasselbe gilt: Wenn mit „ß“ kein Ergebnis vorliegt, ggf mit „ss“ suchen! Bei den

    Документ
    Recherche bei Umlauten ggf. über ae, oe, ue suchen! Dasselbe gilt: Wenn mit „ß“ kein Ergebnis vorliegt, ggf. mit „ss“ suchen! Bei den Signaturnummern gibt das letzte Kürzel (z.
  7. A tangled web (2)

    Документ
    The notion that endemically hostile Poles, whether villagers or partisans, simply attacked Jews for racial or religious motives has little basis in fact.
  8. Preface to the catalogue

    Документ
    This is the revised and enlarged edition of the “Catalogue of Lenfilm Studio Feature Films 1918 — 1989”, published in 1991. It contains description of feature films made at the Lenfilm Studio in the period of 1918 — 1997.
  9. บรรณานุกรมรายงานวิจัยและวิทยานิพนธ์ 2546 เล่ม 29

    Документ
    Thitinai Gaewdang. Cristallochimie et luminescence de quelques oxydes et fluorures de l indium. France : L Universite Bordeaux I, 1993. 181 p. (T E6075)

Другие похожие документы..