Доклад Р. С. Гринберга, А. Я. Рубинштейна

Переход к рыночной экономике привел к принципиальным экономическим изменениям в бывших социалистических странах. Экономический спад имел отрицательное влияние на социальное благосостояние - выросла безработица, снизились доходы, повысился уровень бедности. Последнее является одним из важнейших изменений, произошедших в распределении доходов, и, по нашему мнению, может быть более важной проблемой, чем рост неравенства.

Численность населения, живущего в бедности, резко выросла во всем регионе. Ситуация особенно серьезная в странах бывшего СССР. В Молдове, Киргизии, Таджикистане и Грузии более половины населения считаются абсолютно бедными в соответствии с национальными стандартами. В России около 40 процентов населения живет ниже черты бедности. При этом бедность может быть еще глубже, так как пороги бедности (минимальная потребительская корзина), используемые для определения этого показателя, достаточно низкие.

Бедность в регионе имеет очень сильную психологическую окраску - многие люди пережили коллапс своих ценностей и убеждений, они потеряли ориентиры и страдают от социальной и экономической незащищенности, им трудно приспособится к новым реалиям. Особенной чертой бедности в регионе стала слабая корреляция между уровнем бедности и образования.

Следует отметить, что неравенство доходов тесно связано с определенными социальными показателями. Например, исследования Мирового Банка показывают, что более 75 процентов различий в уровне младенческой смертности между странами связаны с различиями в доходах. Одной из существенных тенденций в состоянии мирового здоровья в ХХ веке стало снижение продолжительности жизни в рассматриваемых странах. Эта ситуация не имеет прецедента в мировой истории: нигде в развитых странах состояние здоровья не ухудшалось так существенно в мирное время.

Бывшие социалистические страны обычно разделяют на две больших группы - страны Центральной и Восточной Европы и страны бывшего СССР. Последние, в свою очередь, подразделяются на западную группу (Россия, Украина, Молдова и Беларусь), среднеазиатские страны (Казахстан, Киргизия, Узбекистан, Туркмения, Таджикистан), республики Закавказья (Армения, Грузия и Азербайджан) и прибалтийские страны (Латвия, Литва и Эстония). Лидером, демонстрирующим лучшие показатели, является Центральная Европа, включающая такие государства как Чехия, Польша, Венгрия, Словакия и Словения.

Хотя все страны в регионе столкнулись с серьезными проблемами в переходный период, между ними есть существенные различия. В то время как такие страны ЦВЕ как Польша и Венгрия по-прежнему могут удовлетворять базовые потребности населения, в большинстве стран бывшего СССР стандарты питания, здоровья и обеспечения жильем остаются низкими даже по сравнению с первоначальным уровнем системной трансформации.

Почему степень неравенства различается между бывшими социалистическими странами? Но основе статистических данных и анализе имеющейся литературы можно сделать несколько предположений.

1. Первоначальные условия. Группировка бывших социалистических страна по критерию неравенства и другим социальным индикаторам совпадает с уровнем их экономического и социального развития до начала реформ. В среднем уровень ВВП на душу населения в бывших социалистических странах был низкий, но основные потребности в основном удовлетворялись на хорошем уровне, особенно если учесть уровень жизни, младенческую смертность, стандарты питания, безопасность питьевой воды. Однако общее благосостояние в регионе было весьма неравномерно распределено по странам. В то время как уровень благосостояния в ЦВЕ, таких странах как Чехословакия, Венгрия, Польша был достаточно высоким, он был гораздо ниже в республиках Средней Азии и Южной Европы, которые оставались экономически и социально менее развитыми. В дополнение существовали различия в уровне благосостояния между различными доходными группами внутри стран.

2. Неравномерный экономический рост – он возобновился практически во всех 27 странах, начиная с 1998 г. после продолжительного периода спада и стагнации в течение 90-х годов. Однако, уровень 1989 г. достигнут только в Чехии, Польше, Венгрии, Словакии и Словении. В 90-е гг. экономический спад в странах бывшего СССР был гораздо более значительным, чем в странах ЦВЕ.

3. Доля заработной платы в доходах– так как существует негативная связь между уровнем неравенства и долей заработной платы в доходах, то более высокая доля зарплаты и социальных выплат в доходах населения стран ЦВЕ делает их более эгалитарными обществами.

4. Государственный долгстал еще одной проблемой, с которой сталкиваются страны при необходимости обеспечить непрерывное оказание качественных общественных услуг населению. Некоторые государства в регионе (Армения, Грузия, Молдова, Киргизия и Таджикистан) могут столкнуться с кризисом погашения внешнего долга с самыми серьезными последствиями для социальных расходов.

5 .Государственная политика, находящая свое отражение в государственных расходах. Даже если личные доходы не изменяются, благосостояние граждане может расти, если государство увеличивает расходы на здравоохранение, образование и другие общественные услуги. Государственные расходы как процент от ВВП снизились в большинстве стран к концу рассматриваемого периода, причем в некоторых достаточно существенно.

6. Уровень суверенитета- также обычно упоминается при обсуждении проблемы неравенства. В ЦВЕ реформы были инициированы снизу и поэтому эти государства демонстрируют большую приверженность равенству, чем страны бывшего СССР, где реформ были начаты элитой сверху.

7. Высокий уровень коррупциисоотносится с высоким уровнем неравенством. Согласно экспертным оценкам, коррупция особенно распространена в странах бывшего СССР.

Перечисленные обстоятельства, как бы важны они ни были, не дают удовлетворительного и исчерпывающего ответа на проблему неравенства в бывших социалистических странах. Мы полагаем, что в целях получения такого ответа надо не только соотносить неравенство в рассматриваемых странах со степенью их демократизации, но и найти ее более специфические аспекты, которые могли бы влиять на неравенство. Поэтому в поисках адекватного объяснения растущего неравенства в регионе следует обратиться к ценностям, характерным для общественного сознания нарождающихся государств.

Как бы то ни было, проблема неравенства в современном обществе неотделима от проблемы социальной справедливости, то есть от того, какую степень неравенства общество признает как справедливую. Измерение неравенства, таким образом, включает и его моральную оценку. В современном цивилизованном мире практически общепризнанно, что необходимо обеспечить всем гражданам определенный минимальный стандарт жизни. И в этой связи решающее значение приобретает социальная составляющая проводимой публичной политики.

1.2. Проблемы теории. Приведенные результаты анализа наглядно демонстрируют неравенство в его практических формах. Теперь имеет смысл задаться теоретическим вопросом, в какой степени неравенство доходов является допустимым и даже желательным? Да именно желательным. Потому как, если мы попытаемся добиться совершенного равенства, у людей пропадут всякие стимулы работать, инвестировать, рисковать, или делать что-нибудь иное ради заработка, ибо вознаграждения за эти усилия не будет, или будет одинаковым для всех.

Желательным - да, но до какой степени? Где проходит граница между «хорошим» и «плохим» неравенством. Надо сказать, что теория не обошла эти вопросы. Начиная от выпуклой вниз «кривой Лоренца», отражающей фактическое распределение доходов по «процентным группам», и, кончая описанием различных механизмов, обеспечивающих снижение уровня неравенства, - эти проблемы широко обсуждаются не только в научной литературе, они вошли, практически, во все стандартные учебники7. Здесь обнаруживается несколько сюжетных линий.

Во-первых, наиболее обсуждаемой является проблема бедности: абсолютной и относительной. «Мы можем определить бедность двумя способами. Более оптимистическое определение использует абсолютную концепцию бедности: если вы недотягиваете до минимальных стандартов жизни, то вы бедный; если вы вышли на уровень этого стандарта, вы больше бедным не считаетесь. Более пессимистическое определение полагается на относительную концепцию бедности: бедные те, чей доход гораздо ниже среднего»8. Здесь можно согласиться с тем, что основной недостаток концепции абсолютной бедности – ее произвольность. Ибо нет никаких объективных способов задания границы бедности. Использование же концепции относительной бедности размывает границы между бедными и небедными9. Лучше всего иллюстрирует эту ситуацию следующий изящный тезис: «По крайней мере, частично бедные настолько бедны, потому что богатые настолько богаты»10. Такое положение дел приводит к пониманию невозможности позитивного определения уровня бедности, переводя эту проблему в плоскость нормативных решений.

Во-вторых, теоретиков и практиков интересуют стандартные причины неравенства. К ним большинство авторов относит существующие различия людей в их «способностях, уровне образования и профессиональной подготовки, профессиональном вкусе, способности к риску, владении собственностью»11, а также различия «в готовности к интенсивной работе, опыте работы, унаследованном богатстве, удаче, связях»12 и т.п. При этом считается признанным тот факт, что рыночное равновесие, и связанное с ним распределение дохода непременно порождает некоторое неравенство.

В-третьих, в этом слове «некоторое» и заключена самая важная тема неравенства с ее главными проблемами. Как измерить уровень неравенства доходов, где проходит допустимая граница неравенства и можно ли связать эту границу с объективными различиями людей? Если первая проблема получила вполне удовлетворительное решение13, то, похоже, что вторая задача в силу очень большого числа неквантифицируемых отличий людей, вообще не имеет научного решения, а ответ на третий вопрос, как и в случае с категорией бедности, сопряжен с ценностными суждениями.

В-четвертых, безусловный интерес для экономистов представляет неравенство доходов в условиях конкурентного равновесия. И здесь существует ясная потребность разделить на графике «кривой Лоренца» область неравенства на две части, установив границу оптимального неравенства. Однако и, не зная этой границы, актуальными остаются попытки снизить уровень неравенства, даже в ситуации Парето оптимального распределения доходов Решение этой задачи позволило бы вполне целенаправленно использовать инструментарий перераспределительных механизмов, разработанный теорией государственных финансов14.

В-пятых, следует отметить особую роль перераспределительных механизмов, которую подчеркивают следующие два вывода: «1) Существуют хорошие и плохие способы добиваться равенства. Стараясь получить равенство доходов (или борясь с бедностью), следует всегда выбирать приемы, в наименьшей степени подавляющие мотивацию. 2) За равенство надо платить. Поэтому, как и в отношении любого товара, общество должно рационально для себя решить, сколько равенства ему следует «купить»15.

Последний вывод особенно близок нашим представлениям о неравенстве. Мы так же считаем, что за равенство, как и за реализацию любых иных интересов общества как такового, не выявляемых рыночными механизмами, надо платить. Именно этот обмен ресурсов общества на полезность «равенства» и определяет экономическую оценку компромисса между эффективностью и справедливостью. В данном выводе заключен и наш собственный взгляд на проблему неравенства.

Завершая этот краткий обзор, следует остановиться на том понимании экономического неравенства, которое есть у наших коллег16. С точки зрения теории, центральной идеей их исследования является разделение неравенства на нормальное и избыточное. «Наша теоретическая находка, - пишет А.Ю.Шевяков, - состояла в том, что при разложении неравенства на две составляющие – нормальную и избыточную, которая определяется бедностью, …выясняются очень интересные (статистические – Р.Г. и А.Я.) зависимости»17. Мы специально дали (в скобках) поясняющее слово, отражающее не только контекст данной цитаты, но и саму суть подхода А.Ю. Шевякова. В соответствии с авторским замыслом нормальное неравенство определяется через уровень бедности, который они определяют как статическую категорию.

Вот здесь хочется возразить. В нашем понимании уровень бедности – это социальное, а не статистическое понятие. Учитывая это, мы хотели бы предложить иную интерпретацию категории нормального неравенства. Нам кажется, в частности, что уровень нормального неравенства – это исключительно ценностное суждение, вырабатываемое политической системой, выявляющей на каждом отрезке времени соответствующие социальные интересы и приоритеты, включающей в себя этическую (по Самуэльсону) оценку приемлемого соотношения между эффективностью и справедливостью. Подобную трактовку никак не следует противопоставлять статистическому анализу. Напротив, мы полагаем, что любые нормативные решения должны быть подкреплены соответствующим статистическими выкладками. Но и не более того: даже устойчивые статистические закономерности не могут заменить нормативных суждений. Нормальное неравенство – это та ценностная норма, которая должна быть результатом публичной политики.

При таком понимании категории нормального неравенства все становится с головы на ноги. И если вернуться к теориям благосостояния и государственных финансов, то схема выглядит достаточно ясной. Возникающее конкурентное равновесие приводит к определенному распределению богатства, порождающее соответствующий уровень неравенства. Сравнение этого фактического неравенства с той этической нормой, которую общество установило для данного временного (уровень нормального неравенства), приводит в действие перераспределительные механизмы (трансферты, налоги и т.п.), направленные на обеспечение нормативного уровня неравенства. Далее вновь запускается рыночный механизм со всеми последующим итерациями.

И в такой постановке, безусловно, есть свои проблемы. Они связаны как с механизмами выявления общественных интересов и формулировкой ценностных суждений об уровне нормального неравенства, так и с перераспределительными механизмами, направленными на сокращение фактического уровня неравенства. Кстати, в этом контексте, и уровень бедности должен быть производной характеристикой от принятой нормы неравенства, а не наоборот. Очевидно, что особая роль в такой постановке проблемы принадлежит публичной политике и соответствующим ей механизмам выявления интересов общества как такового.

Очерк второй

  1. Доклад посвящен некоторым аспектам теории «опекаемых благ»

    Доклад
    Настоящий доклад посвящен некоторым аспектам теории «опекаемых благ» в контексте эффективного и неэффективного равновесия. В работе представлены особенности опекаемых благ, их связь с рыночными провалами, сформулирована гипотеза об
  2. Доклад подготовлен коллективом сотрудников ран в составе

    Доклад
    Накануне обновления высших институтов государственной власти, как правило, везде и всегда появляются сценарии, концепции, программы будущего социально-экономического развития страны.
  3. Доклад Общественной палаты Российской Федерации по вопросу: «Культура и будущее России. Новый взгляд»

    Доклад
    Цель этого доклада не в том, чтобы равномерно описать сферу культуры России, отметить достижения и выявить недостатки. Наверное настанет время, когда люди культуры и искусства, думая о своем деле, будут испытывать только гордость и
  4. Аналитические доклады победителей конкурса «Россия в условиях мирового кризиса». М.: Российский гуманитарный научный фонд, Языки славянских культур, 2009. 3

    Доклад
    Аналитические доклады победителей конкурса «Россия в условиях мирового кризиса». – М.: Российский гуманитарный научный фонд, Языки славянских культур, 2009.
  5. Культура и будущее России. Новый взгляд. Доклад председателя Комиссии Общественной палаты по вопросам развития культуры А. А. Калягина (1)

    Доклад
    Вопросы библиотечного дела в докладе на рассматриваются. Публикуемый материал представляет интерес в плане формирования идеологии культуры в целом (от.
  6. Культура и будущее России. Новый взгляд. Доклад председателя Комиссии Общественной палаты по вопросам развития культуры А. А. Калягина (2)

    Доклад
    Цель этого доклада не в том, чтобы равномерно описать сферу культуры России, отметить достижения и выявить недостатки. Наверное настанет время, когда люди культуры и искусства, думая о своем деле, будут испытывать только гордость и
  7. Доклад Д. Е. Сорокина

    Доклад
    Семинар проводился 28 ноября 2005 г. в рамках проекта «Социальное неравенство и публичная политика», выполняемого в Горбачев-Фонде (руководитель проекта – член-корр.
  8. Доклад «Социальное неравенство в политическом измерении» 4

    Доклад
    Семинар проводился 26 октября 2005 г. в рамках проекта «Социальное неравенство и публичная политика», выполняемого в Горбачев-Фонде (руководитель проекта – член-корр.
  9. Доклад А. Ю. Шевякова

    Доклад
    Семинар проводился 26 декабря 2005 г. в рамках проекта «Социальное неравенство и публичная политика», выполняемого в Горбачев-Фонде (руководитель проекта – член-корр.

Другие похожие документы..