Книга снабжена всем необходимым справочным ма­териалом

СУД НАД СОКРАТОМ

СБОРНИК ИСТОРИЧЕСКИХ СВИДЕТЕЛЬСТВ

Суд над Сократом. Сборник исторических сви­детельств / Составитель А. В. Кургатников. — СПб.; Алетейя, 2000. — 272 с. — (Античная библиотека).

Основатель и руководитель серии О. Л. Абышко

Образ Сократа вот уже третье тысячелетие остает­ся одним из самых притягательных в истории мировой философии. В настоящем издании под одной облож­кой собраны все исторические свидетельства древних о знаменитом процессе над афинским мудрецом, преж­де разбросанные в разных книгах и разных изданиях. Данный подход, учитывая исключительность взятого исторического события, бесконечно интереснее для чи­тателя. Да и по сути, описание любого судебного про­цесса требует, чтобы все относящиеся к нему докумен­ты были собраны вместе. В книгу включены сочинения Платона, Ксенофонта, Диогена Лаэрция, Плутарха, а также специально переведенная для данного сборни­ка «Апология» ритора Либания. Его речь (написанная специально для чтения), помимо собственных несом­ненных достоинств, обладает еще одним существенным плюсом — в ней сохранились реминисценции утерян­ных сочинений современников Сократа: «Обвинения» Поликрата и «Защиты» Лисия.

Книга снабжена всем необходимым справочным ма­териалом.

Для всех интересующихся античностью.

СОДЕРЖАНИЕ


К читателю ................... 5

Предисловие. Суд современников ........ 8

Платон. Апология Сократа. Перевод М. С. Соловь­ева ..................... 45

Ксенофонт. Апология (защита) Сократа на суде. Перевод С. И. Соболевского ........ 90

Ксенофонт. Воспоминания о Сократе. Кн. 1. Гл. 1—4. Перевод С. И. Соболевского ........ 101

Апология Сократа ритора Либания. Перевод М. А Райциной ................... 138

Диоген Лаэрций. Сократ. Перевод М. Л. Гаспарова ….. 219

Плутарх. О демоне Сократа. Перевод Я. М. Боров­ского .................... 235

Послесловие. Суд потомков ........... 246

Об авторах .................... 256

Основная литература ............... 261

К ЧИТАТЕЛЮ

Вероятно, не найдется человека, который не слы­шал бы о Сократе, не накопил каких-то сведений о его жизни, осуждении и смерти!? Суд и «высшая мера» наказания, чаша с цикутой, прощальные бе­седы Сократа с учениками, мужественное спокой­ствие в ожидании конца, об этом написано немало; имя мыслителя — на слуху у каждого, а характерное лобастое, простонародное и курносое лицо — на сет­чатке. Можно ли рассказать нечто новое?

Ответ на заданный вопрос связан с одной су­щественной особенностью, суть которой в том, что многочисленные сочинения о суде над Сократом всегда опираются на весьма ограниченное число исторических документов; их можно пересчитать по пальцам: «Апология Сократа» Платона, «Апология Сократа» Ксенофонта и записи Диогена Лаэрция — вот первоосновные. От них не уйдешь, если, конеч­но, не выдумывать небылицы. Эти документы (или документированные рассказы), принадлежащие раз­ным авторам, как и принято, входят составной ча­стью в издания их произведений — вполне логичная форма, удобная во многих отношениях; только не

5

в отношении читателя... Читателю куда интереснее было бы иметь под рукой все подлинные материалы о судебном процессе над философом в одной книге; сопоставлять, замечать различия, учитывать столь значимые иногда нюансы оценок; короче, видеть полную картину, а не фрагменты. Замысел предла­гаемой работы как раз и состоит в том, что мы пошли навстречу этому, быть может, неосознанно­му, подспудному, но верному желанию и поместили все подлинные исторические свидетельства под од­ной обложкой.

В составе, подборе и подаче исторических сви­детельств и заключается новизна данного издания, но не только в этом. К трем перечисленным про­изведениям прибавлены относящиеся к суду, точнее, непосредственно к пунктам обвинения, главы из «Воспоминаний» того же Ксенофонта и отрывок из диалога Плутарха «О демоне Сократа»; но самым существенным является то, что в книгу включена «Апология Сократа», написанная исследователем и ритором Либанием (314—393 нашей эры). Это ин­тереснейшее сочинение непонятно почему никогда не переводилось, и так и осталось неизвестным русскоязычному читателю, а между тем оно вносит немало нового в общую картину и суть судебного процесса над Сократом. При этом написана эта «Апология» хорошо осведомленным и талантливым человеком, другом Юлиана Отступника, располагав­шим всеми документами судебного дела, большая часть которых впоследствии погибла (например, речь оратора Лисия в защиту Сократа или, напротив, антисократовский памфлет Поликрата Афинского).

Перевод «Апологии» Либания на русский язык осуществлен с немецкого издания Otto Appelt, «Velag

6

der philosophischen Bibliothek», Leipzig, 1922, текс­тологически строго выверенного, тщательно откомментированного в лучших традициях немецкой фи­лологической школы.

Предисловие, послесловие и комментарии, как мы надеемся, помогут читателю лучше ориентиро­ваться в мире исчезнувшей древнегреческой циви­лизации, во взаимоотношениях исторических пер­сонажей, разобраться в достаточно своеобразной и любопытной системе афинского судопроизводства; в общем, присутствовать на суде не сторонним на­блюдателем, а лицом глубоко сопереживающим...

7

СУД СОВРЕМЕННИКОВ

Год 399 до нашей эры, древние Афины, весна, восьмой месяц по афинскому календарю — анфестерион. Месяц праздников, распускающихся цветов (в честь первоцветов и само название — анфестерион) и опробования вина предыдущей жатвы. Тор­жественные маскарадные дионисийские шествия, театральные представления, ярмарки. Пробуждение от зимнего сна ознаменовывалось и другим тради­ционным ритуалом: снаряжением корабля на остров Делос, родину бога Аполлона. На Делос отправля­лось священное посольство — феория, а старинное тридцативесельное судно ежегодно обновлялось и украшалось. Этот второй праздник станет важным моментом в жизненном эпилоге Сократа, отодвинув исполнение смертного приговора на целый месяц. Но это случится позже, пока приговор не вынесен, суд только предстоит.

Мы не знаем точного числа, когда было пред­ставлено обвинение, но поскольку в демократичес­ких Афинах ничто не могло происходить вне правил, установлений и традиций, то можно довольно точно воссоздать суть и последовательность событий. Обвинителей

8

было трое, главный — Мелет, сообвинители (синегоры) — Ликон и Анит. О двух первых известно немного, зато лица характерные: Мелет — сочинитель трагедий, неудачливый стихотворец, ни­когда не удостаивавшийся победного венка на со­стязаниях драматургов, опасно обозленный молодой человек; Ликон — оратор или ритор (возможно, один из многочисленных в тот период демагогов) примерно того же калибра, что Мелет, так же ал­чущий славы и так же обделенный ею. Эти типы — вечные, их встретишь в интеллектуально-общест­венной сутолоке во все времена, хотя лучше с ними не сталкиваться. Но, наверное, никто в Афинах не сомневался, что оба они, Мелет и Ликон, нужны лишь для «затравки», для числа и шума, а подлинный инициатор обвинения — Анит. О нем сохранились документальные свидетельства, он вошел в историю, но не в ироническом контексте, а вполне серьезном. Ксенофонт, ученик и преданный почитатель Со­крата, упоминает имя Анита в своей «Греческой истории»; наверняка Ксенофонт не испытывал к Аниту теплых чувств, однако истина — прежде всего, и не сказать о роли Анита в освобождении Афин от власти «Тридцати тиранов» он не мог; было это совсем незадолго до суда, в 403 году.1 Анит — не только влиятельная общественная фигура, он — бо­гач, владелец кожевенных мастерских, а самое су­щественное, у него есть, как бы теперь сказали, определенная идейная позиция, он — «государствен­ник», апостол демократии того типа, что установи­лась после диктатуры Тридцати. Обо всем этом нам

____________________________________

1 Все даты, кроме оговоренных, — до нашей эры (до Рождества Христова).

9

еще придется говорить, пока же отметим, что имен­но противоборство Сократа и Анита, их подхода к жизни и индивидуальной свободе в условиях кризиса Афинского общества и развала Афинского морского союза, когда гражданам пришлось приспосабливать­ся к новообретенной демократии после крушения — это противоборство явится лейтмотивом сократов­ского процесса.1

Итак, в некий прекрасный весенний день месяца анфестериона на Агоре, в самом людном месте древ­них Афин, появился молодой человек по имени Ме­лет и вручил архонту-басилевсу восковую дощечку собвинительным заявлением против Сократа; текст
обвинения читатель найдет во всех почти по­следующих материалах — у Лаэрция, Платона, Ксенофонта; смысл: Сократ не чтит истинных богов, вво­дит собственных, развращает молодежь, наказание —смертная казнь. В Афинах не существовало института обвинения, в качестве обвинителя мог выступать лю­бой полноправный афинянин; что касается архонта-
басилевса, то именно он из девяти архонтов (высших государственных должностных лиц) ведал делами орелигиозном нечестии, преступлениями против мо­ральных устоев.2 Жестокая игра начата была в соответствии с установленными правилами

_____________________

1 Автор приносит извинения за неизбежные аллюзии с нынешней российской действительностью, увы, что есть — то есть. Впрочем, все великие сюжеты мировой истории какими-то сторонами соприкасаются с любым временем, потому они и великие.

2 Всего архонтов выбиралось (по жребию) девять: архонт-эпоним (председатель), архонт-басилевс, архонт-полемарх и шесть архонтов-фесмофетов. По имени архонта-эпонима назывался год, и 399 год был годом архонта Аристократа. На архонта-полемарха возлагались военные дела; коллегия фесмофетов занималась судебно-юридическими вопросами, поэтому некоторые исследователи считают, что Мелет мог обратиться с жалобой непосред­ственно к ним.

10

Далъше несущественный пробел. По закону ар­хонт-басилевс должен был вызвать и ознакомить с обвинением Сократа; надо предположить — так и происходило, но письменных документов не оста­лось. Архонт-басилевс «принимал посетителей» в знаменитом Царском портике (он располагался на той же Агоре), перед ним находилась статуя Зевса и были выставлены своды законов, пересмотренные после свержения Тридцати тиранов. В обычные дни здесь любили прогуливаться, вести возвышенные беседы, философствовать; несомненно, часто бывал здесь и Сократ; на сей раз ему пришлось прийти, чтобы прочесть обвинение. Еще один незначитель­ный пробел — мы не знаем через сколько дней, — но, по всей вероятности, скоро глашатаи или ге­рольды объявляли о том, что состоится суд над Сократом, сыном Софроникса из дема Алопеки.1

Косвенно читатель получит представление о том, как выглядело судебное заседание из «Апологии» Платона и отчасти Ксенофонта, но кое-что необ­ходимо пояснить заранее. Также, как хотя бы ко­ротко рассказать о системе древнегреческого, точ­нее, афинского, судопроизводства. Оно вырабатывалось

_________________________

1 Афинское государство делилось по сложным родо­вым и историко-топографическим признакам на филы (количеством десять), филы состояли из фратий, а самыми мелкими единицами были демы.

11

веками и к началу четвертого было по тем временам невиданно открытым, демократическим и... сложно-прихотливым. Сразу же добавим: слож­но-прихотливым не из дурных намерений, а из по­пытки создать условия абсолютной беспристраст­ности; и так бывает. Впервые в истории судопро­изводство в Афинах осуществлял суд присяжных, так называемая гелиэя, члены суда именовались гелиастами. Общее число гелиастов — 6000; этот со­став формировался путем выборов (по жребию!) из всех десяти фил, по 500 от каждой, плюс 1000 запас­ных. В каждом конкретном заседании участвовало обычно 500 человек, точнее 501 для того, чтобы не случилось «патовой» ситуации при голосовании. Со­став гелиастов, который будет слушать дело, опре­делялся только в день суда опять же по жребию, что должно было предотвращать возможность под­купа и, как бы мы сказали, предварительной аги­тации. Гелиастом мог стать гражданин старше 30 лет — ничем не запятнанный, а в случае, если таковое подозрение возникает, проводилась докимасия — особая проверка с вопросами и свидетеля­ми. Участники судебного заседания получали пла­ту — 3 обола, сумма не бог весть какая, но для людей небогатых она являлась и подспорьем и ман­ком. Даже по этому конспективному описанию вид­но, насколько тщательно, казалось бы, продумана форма судопроизводства; однако и тут уже можно заметить слабины. Ну, прежде всего, слишком рас­ширенный состав (а иногда собирали и 1001, и 1501 гелиастов!), совершенно очевидно, что подсудимому придется оправдываться перед толпой или, если не обижать древних — большим собранием. Позже мы увидим, что это весьма опасная «деталь». Вторая

12

тонкость — из разряда тех, что определяются афо­ризмом «недостатки суть продолжение достоинств»: то, что присяжные выбирались перед самым про­цессом, затрудняло, как и предусматривалось, под­куп; вот только никто из этих, часто и в основном, простых людей не успевал подготовиться к процессу, изучить материалы, что ли. Обстоятельство, про­граммирующее импровизационность, силу эмоцио­нальных толчков и, конечно, значение слова, умения тронуть сердца, короче, столь прославленного в Гре­ции, ораторского искусства.

Итак, глашатаи оповестили о предстоящем суде, и потек по узким улочкам древних Афин люд, тот, что составит многочисленную публику на этом про­цессе. Мы сказали «по узким улочкам» — так оно и было: южный город, бегущие вверх, извивающиеся дороги между домами, расположенными окнами во дворики (перистили). Впрочем, на Агору (Рыночная площадь — греч.) вели и широкие дороги, например, улица Процессий от порта Пирей, или Панафинейская улица, или улица Скульпторов, поднимающаяся от квартала ремесленников.

Точных доказательств того, что публики на про­цессе собралось множество, у нас нет, но подобное предположение обосновано: не было афиняна, ко­торый бы не знал Сократа, не было и такого, кто не знал бы Анита. Можно даже предположить, что суд стал своего рода сенсацией, будоражил населе­ние: второй по влиянию (после Фрасибула) человек полиса (города-государства) требует смерти прослав­ленного мудреца, софиста, говоруна (как для кого); есть что послушать и на что поглазеть.

  1. Книга снабжена всем необходимым справочным ма­териалом (1)

    Книга
    Образ Сократа вот уже третье тысячелетие остает­ся одним из самых притягательных в истории мировой философии. В настоящем издании под одной облож­кой собраны все исторические свидетельства древних о знаменитом процессе над афинским
  2. Пособие снабжено материалами источников для семинарс­ких занятий, картами и развернутым методическим аппаратом. Рекомендовано к изданию Министерством образования Рос­сийской Федерации и включено в Федеральный перечень учеб­ников

    Документ
    ХАЧАТУРЯН В. М. ИСТОРИЯ МИРОВЫХ ЦИВИЛИЗАЦИЙ С ДРЕВНЕЙШИХ ВРЕМЕН ДО КОНЦА XX ВЕКА. 10—11 кл.: Пособие для общеобразоват. учеб, заведений / Под ред. В. И.
  3. Книга в таком объеме, посвященная вепосипеду и отдельному виду туризма, в нашей стране выпускается впервые

    Книга
    Авторский коллектив: А.А.Булгаков, Е.М.Бухвапьд, М.Г.Гаврилов, Г.Ф.Гончаров, А.С.Добровольский, С.П.За-мойский, В. В. Казанцев, А. Р. Каминский, С. А.
  4. Книга 1932 1934

    Книга
    Документы и материалы. В 4-х т. / Т. 3. 1930—1934 гг. Кн. 2. 1932—1934 гг. / Под ред. А. Береловича,[В. Данилова]. — М.: «Рос­сийская политическая энциклопедия» (РОССПЭН), 2005.
  5. Книга представляет собой научно-практический сборник. Авторы, работы которых здесь представлены, оперативники, отдавшие практике уголовного сыска немало лет,

    Книга
    Книга представляет собой научно-практический сборник. Авторы, работы которых здесь представлены, оперативники, отдавшие практике уголовного сыска немало лет, ныне — уважаемые ученые-правоведы, стремятся сосредоточить внимание читателей
  6. Книга адресована научным работникам, преподавателям, аспирантам, студентам гуманитарных спе­циальностей, а также всем, кто интересуется современной философией. Isbn 985-6656-05-2

    Книга
    Исключительное право публикации энциклопедии "Постмодернизм" принадлежит издательству "Интерпрессервис". Выпуск произведения, а также использование его отдельных частей без разрешения издательства является противоправным
  7. Книга первая Москва · «Логос»

    Книга
    Излагаются основные идеи и предварительные результаты исследований по философии истории, теоретической истории и макросоциологии. Прово­дится философское обоснование теоретической истории как самостоятель­ной и перспективной дисциплины,
  8. Книга представляет собой хорошо структурированное пособие-справочник для пользователей пк и ремонтни­ков. Материал излагается в виде полезных советов.

    Книга
    Книга представляет собой хорошо структурированное пособие-справочник для пользователей ПК и ремонтни­ков. Материал излагается в виде полезных советов.
  9. Книга предназначена для руководящего и летного состава авиации, методистов летного обучения, авиационных психологов, для летчиков-инструкторов, инструкторов тренажерного обучения,

    Книга
    В книге показана роль авиационной психологии в разработке мето­дов летного обучения, сформулировано понятие профессиональной пси­хологической педагогики в авиации, ее методолого-теоретические осно­вы, исторические аспекты.

Другие похожие документы..